Зоогеографии



страница59/60
Дата10.05.2016
Размер6.68 Mb.
1   ...   52   53   54   55   56   57   58   59   60

АНТРОПИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ

НА ФАУНУ ЗЕМНОГО ШАРА

С конца ледникового периода к факторам, определяющим ус­ловия существования животных и формирования фауны, добави­лась деятельность человека. Начиная с каменного века люди на всем земном шаре не только ограничивают численность популя­ций отдельных видов — объектов охоты, но и полностью их унич­тожают. Д.Фишер (1976) в предисловии к Международной крас­ной книге приводит такие примеры.

Плейстоценовая фауна, существовавшая 10 тыс. лет назад, ха­рактеризовалась крупными и узкоспециализированными живот­ными, а поэтому была особенно уязвима. В Европе человек разум­ный появился около 250 тыс. лет назад. Люди развивали охотничье искусство, добывали огонь, овладевали орудиями труда, теснили своих главных соперников — пещерного льва, саблезубого тигра, пещерного медведя — и занимали их убежища. По мере приобре­тения опыта и совершенствования орудий охоты воздействие че­ловека на животных усиливалось. Примерно 100 тыс. лет назад ис­чезли лесные слоны и бегемоты, несколько позже ~ лесные носороги. Гигантский олень сохранился вплоть до железного века. Предки индейцев Северной Америки достигли этого материка не позже 15 тыс. лет назад, когда плейстоценовая фауна уже была сформирована, и есть доказательства, что они охотились прими­тивным оружием — дротиками — на американского мастодонта, гигантскую ламу, колумбийского мамонта. То же происходило и на других материках. В результате плейстоценовая фауна сохрани­лась только в Африке.

Люди каменного века сталкивались с последствиями собствен­ного «плейстоценового перепромысла» и вырабатывали различ­ные охотничьи законы, правила раздела добычи, системы запре­тов, т. е. учились жить в гармонии с природой.

Переход к скотоводству, а затем и земледелию не исключал охоты, но она уже не была главным средством к существованию. Новая деятельность человека (раскорчевка лесов, распашка зе­мель, выпас скота) вызывала изменение среды обитания. Воз­действие на животный мир планеты становилось все более раз­рушительным. Если первоначально оно было локальным, то после великих географических открытий и путешествий европейских мореплавателей (XV—XVI вв.) постепенно превращалось в гло­бальное.

Развитие капитализма, захват колоний и беспощадная эксплу­атация природных ресурсов распространили влияние оснащенно­го техникой человека на самые отдаленные уголки планеты. Мож­но сказать, что человек стал важнейшим фактором, действующим как прямо (истребляя одни виды и расселяя другие), так и опо­средованно — через изменение условий их обитания. Косвенно влияние по масштабам и результатам стало доминирующим. В це­лом антропическое воздействие носит двоякий характер — поло­жительный и отрицательный.

Прямое влияние человека на фауну земного шара привело к уничтожению ряда животных как видов. По данным Б. Гржимека (1977), за последние 400 лет уничтожено 130 видов млекопитаю­щих и птиц, из них 76 — уже после Первой мировой войны. Еще 550 видов находятся на грани полного истребления.

По данным Н.А.Гладкова, А.В.Михеева и В.М.Галушина (1975), до 1800 г. вымерло 33 вида млекопитающих и 30 видов птиц. С 1801 по 1850 г. вымерло соответственно 2 и 20 видов, с 1851 по 1890 г. — 31 и 50, а с 1901 по 1950 г. — 40 видов млекопи­тающих и 150 видов и подвидов птиц. Помимо полного исчезнове-

ния видов широкий размах приняло частичное вымирание, иначе говоря, исчезновение их в отдельных странах и регионах. С точки зрения зоогеографии это не что иное, как сокращение и фраг­ментация ареалов. Те же авторы приводят и конкретные примеры. Например, в Австралии исчезло 7 видов кенгуру, а в одном только австралийском штате Новый Южный Уэльс из 52 видов сумча­тых 11 вымерло под влиянием выпаса овец и прямого уничтоже­ния. В штате Алабама (США) исчезло 3 вида змей, а в штате Луизиана — 4 вида лягушек вследствие применения ядохимика­тов. На Кавказе под воздействием человека вымерло 9 видов зве­рей и среди них лев, дикий бык тур, гепард, бобр, лось, зубр и тигр.

Скорость вымирания видов животных пропорциональна ско­рости и глубине изменений, вносимых человеком в природу. При грубом вторжении людей природа претерпевает быстрые и глубо­кие изменения. Это видно на примере перемен в животном мире Австралии, Африки и Северной Америки. В то же время фауна Европы и Азии пострадала значительно меньше и именно из-за того, что процесс антропического воздействия начался давно, а вызванные им изменения природы происходили медленно. Жи­вотные, теснимые человеком, находили себе новые убежища и постепенно приспосабливались к новым условиям.

Что же касается островных фаун, то здесь дело обстояло со­всем иначе. Н.А. Гладков (1959) приводит следующие данные. На Гавайских островах вымерло 26 форм птиц, или 60 % всей их фа­уны. На островах Лусон и Мидуэй (Филиппины) из местных ви­дов исчезло 3, т. е. 60 %, на Маскаренских островах из 28 местных видов вымерло 34, или 86 %. Это наиболее высокий процент ис­чезнувших видов в мире.

В ряде случаев точная датировка исчезновения и его причины для многих видов устанавливаются с трудом. Но часто причины и время исчезновения известны. Приведем только наиболее харак­терные примеры.

Европейская степная дикая лошадь — тарпан — в прошлом была очень многочисленной в степях юго-восточной Европы. В оп­ределенной мере и сама степная растительность сформировалась под воздействием громадных стад диких копытных, в том числе и тарпана. Однако повсеместная охота на него из-за мяса, но глав­ным образом распашка степей привели к тому, что популяции этого вида неуклонно уменьшались по численности и в конце концов исчезли. В восточной Европе тарпан окончательно исчез в первые десятилетия XIX в., а в южнорусских степях табуны встре­чались еще в 30-х годах, отдельные же группы можно было видеть в 60-е годы, но к концу столетия и они исчезли. Последний тар­пан на территории нашей страны был убит в 1879 г.

Дикий бык тур, родоначальник европейского домашнего рога­того скота, в доисторические времена был обычным животным Европы, Сибири, Малой Азии и Северной Африки. В результате охоты на него, а также вырубки лесов и других перемен в ланд­шафтах тур постепенно вытеснялся из большей части своего аре­ала и к XV в. сохранился лишь в Польше и России. Но уже в начале XVI в. он стал редким видом и содержался только в загонах и лесных охраняемых участках в бассейнах Вислы и Буга. Точно из­вестно, что последний экземпляр тура погиб в 1627 г.

Зебра квагга, южный подвид одного из африканских видов зебр, в начале XIX в. была обычным животным Южной Африки. Она отличалась от остальных зебр наличием полос только на морде и шее. Когда началось освоение территории под сельскохозяйст­венные культуры, местные жители — европейские поселенцы (буры) — принялись истреблять крупных животных. Жертвой ста­ла и квагга. Ее в массе отстреливали, но использовали главным образом шкуры, которые шли на экспорт или на изготовление мешков под зерно. На большей части своего ареала квагга была уничтожена за какие-нибудь 50 лет, а последние экземпляры ис­чезли к 1880 г.

Не менее плачевна судьба и некоторых птиц, бывших ранее обычными, но в настоящее время от них остались только музей­ные чучела.

Бескрылая гагарка — крупная нелетающая птица, в прошлом населявшая скалистые побережья и острова Северной Атлантики. Как объект охоты гагарка была известна с доисторических времен. О численности популяций этой птицы можно судить по тому, что нередко целые суда загружались ее мясом и яйцами. В результате хищнической охоты численность бескрылой гагарки начала резко убывать к началу XVII в., а в 1844 г. у берегов Исландии была убита последняя пара.

Странствующий голубь еще в первой половине XIX в. был одной из самых массовых птиц Северной Америки. По данным американских орнитологов, в штате Висконсин на площади в 2200 км2 гнездилось около 136 млн птиц. В 1810 г. только одна из колоний насчитывала более 2 млн особей. Пока охотой на голубей ради пищи занимались индейцы, численность их не уменьшалась, так как изымалась только небольшая часть популяции. Положение резко изменилось после прибытия европейских переселенцев, имевших огнестрельное оружие. Голубей начали убивать не только ради мяса, но и как вредителей полей. Размах истребления виден из одного только факта, что в штате Мичиган (США) за один лишь сезон было убито 1,5 млн этих птиц. Таким образом, сокра­щение ареала странствующего голубя и уменьшение плотности его популяций — прямое следствие истребления. Уже в 80-х годах XIX в. отмечалось резкое уменьшение численности голубей, а к 90-м годам они встречались крайне редко. В настоящее время ни одного экземпляра странствующего голубя не осталось ни в при­роде, ни в зоопарках мира.

Вообще размах прямого уничтожения некоторых видов жи­вотных в Северной Америке в прошлом превосходит всякое во­ображение. Весьма показательна в этом отношении история би­зонов. В Северной Америке ко времени появления европейцев насчитывалось не менее 60 млн бизонов — ближайших родствен­ников европейского зубра. С ними было связано все существова­ние индейцев: мясо бизонов служило пищей, шкуры шли на одеж­ду и своеобразные палатки — вигвамы, бизоньи жилы служили нитками. У многих племен бизон был тотемом. В конце 30-х годов XIX в. началось истребление его переселенцами. Только в 1877 г. было убито 100 тыс. бизонов, а к 1889 г. южная популяция их пол­ностью исчезла. В США специальные отряды стрелков ежегодно убивали примерно 2,5 млн бизонов, главным образом для того, чтобы обречь на голодную смерть индейские племена и заставить их покинуть родные земли. В результате от многомиллионных стад в США и Канаде осталось меньше тысячи голов. Лишь в 1905 г. было организовано общество по спасению бизонов. Сейчас они охраняются, и количество их увеличилось до нескольких десятков тысяч голов.

В Азии полностью истреблена дикая популяция оленя милу (со­хранился пока только в зоопарках), сведены до минимального количества азиатский лев, островные виды носорогов, дикий дву­горбый верблюд, иранская лань. Из птиц исчезли аравийский стра­ус и некоторые виды фазанов, а многие другие представлены столь малым числом особей, что шансов на их выживание в природе крайне мало.

На Африканском материке особенно пострадали крупные пред­ставители копытных и хищных. Эти животные беспощадно унич­тожались приезжими охотниками. Ежегодно за границу увозили десятки тысяч шкур жирафов, зебр, буйволов и львов, не говоря уже о бивнях слонов. В 30-х годах XX столетия были уничтожены сотни тысяч (по 20-30 тыс. ежегодно) крупных зверей с целью ликвидации сонной болезни в Южной Африке. Однако, как и сле­довало ожидать, переносчики возбудителя этой болезни — мухи цеце — стали питаться кровью других животных (в том числе птиц и мелких зверьков), и варварская операция закончилась крахом. Массовое истребление животных в Африке производилось также для того, чтобы на освободившихся местах заложить плантации. После Второй мировой войны по этой причине погибли тысячи жирафов, буйволов, носорогов и антилоп. Много животных гиб­нет в настоящее время от рук браконьеров.

Фауна Южной Америки — одна из самых оригинальных и бо­гатых на земном шаре. Тем не менее и на этом материке хищни­ческое истребление животных привело к сокращению ареалов многих видов. Стала очень редкой шиншилла, обладающая цен­ным мехом. Уменьшилась численность кошек — ягуара, оцелота, онциллы, добываемых из-за капризной моды на дамские манто. За один только 1967 г. через таможни США прошло 115 458 шкур оцелота. Истребляется гигантская выдра, за шкуру которой платят огромные суммы. Если в 1940-х годах из Перу в США вывозилось до 2 тыс. шкур ежегодно, то в 1960-е годы это число снизилось до 500. Резко сократилось количество лам — викуньи и гуанако. Ис­требление коснулось очкового медведя, гривистого волка и дру­гих зверей. Исчезают южноамериканские кайманы, из кожи кото­рых делают обувь и сумки. Становятся редкими роскошные попугаи.

В Австралии обитают самые примитивные и архаичные млеко­питающие земного шара. Фауна этого материка является, в сущ­ности, островной и так же уязвима, как и любая островная фауна. Потери здесь невосполнимы. К началу колонизации Австралии целый ряд животных был уже истреблен. Наиболее известна исто­рия сумчатого волка. На материке он исчез до появления европей­цев, но на острове Тасмания всего лишь столетие назад животных было еще много. Так как сумчатому волку приписывали истребле­ние овец, его уничтожали любыми средствами. С 1888 по 1914 г. правительство выплачивало премии за каждого убитого зверя, что привело к гибели более 3 тыс. особей. Теперь же за его убийство взимается огромный штраф. Однако после 1961 г. сумчатый волк не регистрируется. Истреблено полностью 4 вида кенгуру; путем больших усилий спасли коалу, уничтожается также дикая собака динго, а из птиц — клинохвостый орел.

Крайне неблагоприятно сложилась судьба и многих животных на других островах. Полностью уничтожены громадные нелетаю­щие птицы моа в Новой Зеландии; дронт и отшельник (соли­тер) — на Маскаренских островах. Безжалостно истреблялись сло­новые черепахи Галапагосских островов. Съедобное мясо их вывозили десятками тонн. В настоящее время они сохранились в очень небольшом количестве и охраняются законом.

Значительно позже началась эксплуатация животных ресурсов Мирового океана. Китобойный промысел нанес океанской фауне трудновосполнимый ущерб. Некоторые виды китов практически уничтожены, популяции других стали настолько малочисленны­ми, что охота на них оказалась уже нерентабельной. Первые кито­бои выходили в прибрежные части океана на небольших лодках и охотились с помощью ручных гарпунов. В XVII в. не осталось ки­тов в гренландских водах, а в начале XVIII в. хищническая охота англичан, голландцев и датчан привела к исчезновению китов у Шпицбергена. После 1865 г. американцы на китобойных судах вели широкий промысел гладких китов и кашалотов ради китового жира и спермацета. Промысел велся круглый год без ограниче­ния. В 60-е годы XIX в. пушечный гарпун стали начинять взрыв­чаткой, что ознаменовало начало последнего века китобойного промысла. Под угрозой оказались такие гиганты, как синий кит и финвал, которых до сих пор спасала их величина. С 1904 г. ве­дется промысел китов в Антарктике.

С 1923 г. норвежцы стали строить плавучие фабрики — суда, которые принимали на борт и полностью перерабатывали туши, доставленные легкими судами-китобойцами. Уже в 60-е годы XX в. в мире было более 250 таких судов, что обеспечивало китобой­ным флотилиям возможность длительного автономного плавания. В результате только за 30 лет мировая популяция синих китов умень­шилась в 100 раз — до 1 тыс. голов. С 60-х годов началась интенсив­ная добыча полосатиков. В результате всего этого в северных водах Мирового океана синий кит, горбач, финвал и кашалот стали вымирающими видами. В настоящее время промысел китов запре­щен. Пример с китами показывает, что виды даже с космополитными ареалами и высокой численностью в прошлом при интен­сивном уничтожении могут исчезать. Но если киты еще имеют шансы сохраниться в Мировом океане как зоологические виды, то другие морские млекопитающие могут вообще исчезнуть без следа, как это произошло всего за 27 лет с морской, или стелле-ровой, коровой у Командорских островов.

Прямое воздействие человека на животный мир выражается в образовании искусственных ареалов путем случайного, неумыш­ленного или, наоборот, планомерного завоза животных в новые районы.

Случайный завоз возможен с морским и сухопутным транс­портом. К днищам кораблей прикрепляется и разносится масса морских животных. Таким образом в Черном море появился но­вый вид усоногих раков — американский морской желудь. Из дальневосточных вод в Балтику попал китайский мохнатый краб. Используя транспортные средства, переселяются сухопутные жи­вотные — спутники человека — тараканы, комары, москиты и др. С посадочным материалом неумышленно были развезены по свету многие насекомые-вредители — филлоксера, щитовки, жуки и т. д. Общеизвестны примеры широкого «ассортимента» случай­но завезенных животных в крупные морские порты. Неудивитель­но, что легко расселяющиеся с помощью человека животные не­редко имеют космополитное распространение. Они составляют наиболее молодой слой местных фаун.

Все большее значение приобретает сознательный завоз живот­ных в различные страны. Теперь уже трудно перечислить акклиматизированные виды зверей, птиц, рыб, моллюсков и насекомых. Из Южной Америки в Европу завезли нутрию. Сейчас она стала обычным видом в Средней Европе и у нас в России. Прекрасно прижился дикий европейский кролик в Австралии. В Новой Зелан­дии почти половину фауны составляют интродуцированные виды.

При описании островных фаун уже упоминалось о том, что они имеют дефектную структуру и во многих случаях открыты для вселения новых видов. Прекрасный пример роли человека как фак­тора, содействующего изменению фаун и расширению ареалов ряда видов, демонстрирует новозеландская биота. По данным Ч.Эл-тона (1960), на Новой Зеландии прижился 31 новый вид птиц и 34 вида млекопитающих, завезенных из Европы, Азии, Австра­лии, Америки и Полинезии. Остров, не имевший до колонизации сначала полинезийцами, а затем европейцами ни одного вида млекопитающих, получил их в большом количестве. Среди них еж, горностай, хорек, ласка, европейская собака, кошка, черная и серая крысы, мышь, кролик, заяц, серна — из Европы; тар, олени-аксис, замбар — из Азии; американский лось, вапити, вир-гинский олень и мазама — из Америки; опоссум и кенгуру — из Австралии. Кроме того, были завезены многие виды птиц. Так, из Европы завезли диких гусей, крякв, певчих дроздов, грача, зяб­лика, щегла и даже домового воробья; из Индии — павлина, из Австралии — белого какаду, черного лебедя, один вид попугаев, из Америки — виргинского перепела, калифорнийскую куропат­ку и канадскую казарку.

Согласно данным А-А.Насимовича (1961), всего было пересе­лено 150 видов зверей из 9 отрядов, главным образом парноко­пытных (48 видов), грызунов (36 видов) и хищных (34 вида).

Из беспозвоночных очень интенсивно завозили насекомых с целью борьбы с вредителями-сорняками. Так, в Канаду с 1910 по 1955 г. для борьбы с 68 видами вредных насекомых было переселе­но около 1 млрд особей хищных и паразитических насекомых, относящихся к 220 видам. В фауну видов европейской части Рос­сии совсем недавно вошел амброзиевый листоед — жук, завезен­ный из Канады для уничтожения карантинного сорняка амери­канского происхождения — амброзии.

Обогащается также морская и пресноводная фауна благодаря завозу ценных видов рыб, ракообразных и моллюсков. К примеру, в Европу завезли американскую радужную форель, а в реки Се­верной Америки — европейскую форель. Черноморская кефаль переселена в Каспийское море вместе со своими кормовыми объек­тами — червями и моллюсками. Дальневосточные лососи успешно прижились у берегов Европы, т. е. в Атлантике.

К сожалению, переселение животных не всегда проводилось с учетом их экологии. Это нередко оканчивалось вытеснением местных видов пришельцами, особенно на островах. Сильно пострада­ла оригинальная фауна Новой Зеландии, Австралии, островов Ка­рибского моря, где более конкурентоспособные обитатели Евро­пы и Северной Америки вытеснили примитивных аборигенов, имевших сходные экологические ниши.

Косвенное воздействие человека на фауну земного шара осо­бенно проявляется в наше время. Сводится оно к нарушению при­вычных, сложившихся в течение истории вида, экологических свя­зей со средой (пищевых, территориальных, биоценотических). Вырубка лесных массивов, распашка целинных земель, построй­ка населенных пунктов, введение в круговорот веществ на Земле отходов промышленного производства — основные факторы кос­венного антропического влияния.

Сплошная вырубка лесов практиковалась еще в доисториче­ские времена как в Европе, так и на Ближнем Востоке. В результа­те лесной фауне нанесен невосполнимый ущерб — многие виды исчезли навсегда, ареалы других фрагментировались, площадь, занимаемая животными, становилась меньше, что лишало их нор­мальных условий существования и приводило к вымиранию изо­лированных популяций. Из-за вырубки лесов в Европе и Север­ной Америке исчезли многие популяции медведей, оленей, белок, дятлов, огромного количества видов лесных беспозвоночных. Со­кращение лесных массивов в тропической зоне земного шара уг­рожает гибелью тысячам видов, которые не могут жить вне леса. В первую очередь это лемуры, лесные виды обезьян, азиатские фазаны, вест-индские попугаи, африканские турако, американ­ские туканы. По существу, речь идет о лесной фауне тропиков в целом. Распашка целинных степей в Европе и Азии, прерий в Северной Америке настолько изменила облик животного мира этих районов, что о существовании в наше время коренной степ­ной фауны говорить уже не приходится. Уменьшается площадь болот, а вместе с ними исчезают болотные и околоводные птицы. Сокращение ареала белого и черного аиста в Европе вызвано имен­но этой причиной.

Вторая половина XX в. принесла животному миру земного шара еще большую опасность. Имеется в виду загрязнение биосферы химическими веществами — отходами промышленного производ­ства, пестицидами, радиоактивными соединениями и др. Эти ве­щества особенно опасны для животных, так как они являются конечными звеньями пищевых цепей.

Особенно страдают от загрязнения обитатели рек, озер и мо­рей. К примеру, на американском побережье Атлантики в 1963 г. по этой причине в реке Потомак погибло 9 млн рыб. Участок оке­ана в 50 км2 около Нью-Йорка называют мертвым морем, потому что все живое в нем погибло. Нефтяное загрязнение Мирового океана достигло огромных размеров. Особенно страдают от него уникальные биоценозы коралловых рифов.

Подобных примеров, к сожалению, немало, и перечислять их нет необходимости, однако следует сказать, что нарушение эко­логических законов приводит к кризисным ситуациям в биосфе­ре, от которых в конечном счете страдает все человечество.

Число непрерывно исчезающих видов не уменьшается, о чем свидетельствует Международная красная книга. На 1 января 1979 г. в ней насчитывалось 321 вид зверей, 485 видов птиц, 181 вид амфибий и рептилий, многие виды рыб. Внесение вида в Крас­ную книгу — сигнал опасности и одновременно призыв к спасе­нию животных. В нашей стране также была создана Красная кни­га, где в 1984 г. числилось 94 вида и подвида млекопитающих, 80 видов птиц, 37 видов пресмыкающихся, 9 видов земноводных и 9 видов рыб.

Сохранение животного мира — неотложная проблема, которая должна решаться в глобальном масштабе. Пока она довольно ус­пешно разрешена лишь в отдельных странах. Животный мир мож­но сохранить только в его естественном окружении. С этой целью создаются заповедники. Первые охраняемые «парки» известны еще из глубокой древности. Л. К. Шапошников (1969) приводит сведе­ния о 720 заповедниках, национальных парках и других охраняе­мых участках, существовавших к началу 70-х годов XX в. Число их увеличивается.

1   ...   52   53   54   55   56   57   58   59   60


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница