Здравого смысла



страница2/16
Дата06.05.2016
Размер1.76 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Введение



Нация по-настоящему богата тогда, когда на пользование капиталом не уплачивается никакого процента, когда вместо 12 часов работает только 6 часов. Богатство есть такое время, которым можно свободно распоряжаться и ничего больше.

Аноним”, первая половина XIX века.


Всё, чем живо человечество, - это Земля и Солнце. Остальная деятельность - производная от этих даров Всевышнего. Задача людей – как можно бережнее относиться к природным богатствам Земли и эффективнее использовать энергию Солнца. Любая хозяйственная деятельность должна рассматриваться только с этих позиций. Доход, чистая прибыль, рентабельность, затраты, спрос, предложение, “теория распределения на основе предельной производительности” и иные категории современной “экономической науки” – лишь технократические ухищрения, необходимые для того, чтобы облегчить математическое описание процессов производства и обмена товарами в обществе. Как это ни удивительно, но даже некоторые из экономистов прекрасно осознавали это. Например, англичанин Филипп Уикстид4 – специалист по средневековой истории и математик – в своих работах по проблемам политической экономики высказывался в том смысле, что политическая экономика не предписывает какие-либо действия экономическому субъекту, а описывает происходящее или чаще всего происходившее в управлении хозяйством различных государств. Другими словами, политическая экономия – археология хозяйственной деятельности человечества и в этом плане ничем не отличается от остальных исторических наук.

Такие понятия как «предельная полезность», «закон убывающей полезности», «альтернативные издержки», «кривые безразличия» – все они понадобились сообществу «экономистов» для защиты своих клановых интересов от проникновения «непосвященных». Задайте любому руководителю крупного концерна или предприятия вопрос: «Что такое интенсивность неудовлетворенной потребности при отсутствии данного блага и почему она пропорциональна ценности блага»? Вряд ли вы сможете услышать от них хоть что-нибудь вразумительное. Постигая все эти «экономические премудрости», субъект полностью теряет связь с реальной хозяйственной деятельностью общества. За понятиями «кривых спроса и предложения», различными формулами эластичности, «дисконтами» и т. п. теряется, в конечном итоге, реальная сущность хозяйственной деятельности человека. Без постижения философии хозяйства вся «экономическая наука» - сплошная бессмыслица и наносит непоправимый вред человеческому сообществу.

Сам принцип современной экономики сведения так называемых «издержек производства» (в состав которых входят и заработная плата, и обеспечение безопасности труда, и защита окружающей среды от вредного воздействия и т. д.) к минимуму и получения максимума прибыли - порочен!

Прибыль - основа экономического материализма.

«И следует признать без оговорок, что, как бы ни относиться к содержанию этого учения, нельзя не прислушаться к его мотиву, который так интимно близок каждому человеку, назойливо безотвязен и неотразимо притягателен.

Экономический материализм, поэтому, не может быть просто отвергнут, он должен быть положительно превзойден, он не позволяет себя отбросить, но позволяет преодолеть. Он запечатлен особой исторической подлинностью и искренностью. Число фактических последователей экономического материализма гораздо больше, чем открытых и сознательных приверженцев, ибо, нельзя утаить, многие экономисты безотчетно отдаются этому воинствующему экономизму, который и зародился-то в этом смысле задолго до Маркса, по крайней мере, до дин Кенэ, Смита, Рикардо и всей классической школы»5.

Прибыль любой ценой – вот основа благополучия любого предпринимателя при существующем способе производства. Движущей же силой капитализма является так называемый «дух предпринимательства».

Чем порождается «дух предпринимательства»?

Немецкий учёный Вернер Зомбарт6 в своих работах «Буржуа»7 и «Евреи и хозяйственная жизнь»8 пришёл к выводу, что дух предпринимательства при капитализме порождается иудейским материализмом.



«Я утверждаю: то, что все формы проявления капиталистического духа, т.е. душевного строя буржуа, покоятся на унаследованных предрасположениях, не может подлежать сомнению. Это действительно в равной мере относительно явлений, носящих характер естественных побуждений, и относительно "инстинктивного" дарования, относительно мещанских добродетелей и относительно навыков; ко всему этому мы должны предполагать в качестве внутреннего основания душевную "склонность", причем может остаться нерешенным (ибо это не имеет значения для производящихся здесь исследований) вопрос, соответствуют ли и в какой мере и каким образом этим душевным "склонностям" телесные (соматические) особенности. Безразлично также для разбирающегося здесь вопроса, как проникли в человека эти "наклонности": "приобретены" ли они, и когда, и как; достаточно, что они в тот уже безусловно попадающий в свет истории момент времени, в который зарождается капиталистический дух, были присущи человеку. Важно только запомнить, что они в этот исторический момент были у него "в крови", т.е. сделались наследственным», – пишет он.

Корни же этого материализма лежат в священной книге иудеев Торе:



«(19) Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что [можно] отдавать в рост;

(20) иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост, чтобы Господь Бог твой благословил тебя во всем, что делается руками твоими, на земле, в которую ты идешь, чтобы овладеть ею»9.

«Религия должна была у евреев уже потому приобрести такое большое влияние на все жизненное устройство, что она у них не была делом только воскресных и праздничных дней, но проникала в повседневную жизнь вплоть до мельчайших ее проявлений. Все жизненные отношения получали свое религиозное освящение. При всяком действии и бездействии ставился вопрос: признается ли его совершением величие божие или отвергается? Не только отношения между человеком и богом нормирует еврейский "закон", не только метафизической потребности отвечают положения религии, но и для всех других мыслимых отношений между человеком и человеком или между человеком и природой религиозные книги содержат связывающую норму. Еврейское право составляет в такой же мере составную часть религиозной системы, как и еврейское нравственное учение. Право установлено богом, оно нравственно оправдано и угодно богу; нравственный закон и божественное предписание – совершенно неразрывные понятия для еврейства», – отмечал В. Зомбарт.

Подтверждая всё это, ещё Карл Маркс (1818–1883 гг.) в работе «К еврейскому вопросу» писал: «Какова светская основа еврейства? Материальные потребности, своекорыстие. Каков земной культ еврея? Торгашество. Кто их земной бог? Деньги… Деньги – вот ревностное божество Израиля. Эмпирическая суть еврейства – торгашество».

Причём, как это не удивительно для большинства наших современников, идеи и капитализма, и коммунизма, и социализма порождены иудейским материализмом. В их основе лежит построение материального «рая» на Земле. Именно отсюда вся та гламурная мерзость, захлестнувшая наше общество.

«Экономический рост состоит не в увеличении производства вещей, - отмечал Пол Хейне10, – а в увеличении богатства. А богатство это все то, что люди ценят. Неоправданное отождествление богатства с материальными предметами должно быть отвергнуто с порога. Оно бессмысленно»11.

Как видим, в умах экономистов лед тронулся, дело осталось за обществом.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница