Закон о запрете курения в общественных местах



Скачать 39.66 Kb.
Дата08.05.2016
Размер39.66 Kb.

Константин Кудряшов: Табак – комфорт или выгода?


  



Все материалы сюжета В России принят закон о запрете курения в общественных местах

Всемирный день отказа от курения. Принят соответствующий закон. Ваш покорный слуга с самого утра под перекрестным огнём. Проснулся, ...Вот настало лето,
Распахнулись оконные рамы.
На скамейках курят
Молодые мамы...
Михаил Башаков, Хокусай

На работе – того пуще. Некурящие коллеги злорадствуют: «Ну вот, наконец-то вас, курильщиков можно будет щемить по закону! Хватит уже нас травить своим зельем! Нанюхались!»

А я спокоен. Мне по барабану. На митинг я не пойду, поскольку понимаю, что глотки драть бессмысленно – хоть на улице, хоть в сети. Не буду я орать и требовать. Шиш я получу, а не права – доказано неоднократно, в том числе Навальным и Лимоновым. Но зато и новоблагословенный закон меня не касается. Вообще. Кстати, он никого не касается. И особенно тех, кто злорадствует и празднует победу надо всеми курильщиками России.

В



ы что это, всё всерьёз воспринимаете? Господи, такие большие, а всё ещё в сказки верите... От истерики, говорят, неплохо помогает оплеуха. А от вашей бурной радости – какая-нибудь лютая банальность. Например, следующее выражение, которое необоснованно приписывают Салтыкову-Щедрину: «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения».

Впрочем, ситуация на данный момент такова, что классика можно, и даже необходимо подправить.

Так уж вышло, что у нас не только церковь отделена от государства. Граждане от него тоже отделены. Соответственно, законы делятся на две категории. Одни призваны охранять покой и благосостояние государства, другие – покой, благосостояние и комфорт граждан. И вот как раз в отношении первых цитата из Салтыкова-Щедрина работает вхолостую. То есть не работает вообще.

Потому что эти законы одновременно и строги, и обязательны к исполнению. Если кто не верит, пусть попробует не платить за электричество, например. Или забить на счета какой-нибудь государственной компании. Или пусть не платит налоги. Или попробует замутить пикет на Красной Площади с лозунгом «Долой!» или «Позор!». На худой конец можно поставить эксперимент, уклоняясь от армии, либо дезертировав из части. Самое, впрочем, лучшее – покуситься на то, чтобы самому исполнить кое-какие возложенные на государство функции. Скажем, «защитить свою честь, имущество и достоинство» самостоятельно.

Вот тут у нас всё в порядке. Система работает штатно, что бы там ни говорил классик позапрошлого века.

А вот с законами, охраняющими покой, благосостояние и комфорт гражданина – тут да. Тут наш писатель прав на все сто.

Я не знаю, пробовал кто-нибудь взывать к исполнению закона о сохранении тишины с 23.00 до 6.00. Но думаю, что доводилось многим. И, уверен, с результатом, стремящимся к нулю. Пьяная ли компания голосит под окном про восьмиклассницу и владимирский централ, режут ли наши незваные гости раненько утром барана, грохочет ли асфальтоукладчик на пару с отбойным молотком, либо одышливо ревёт подъёмник мусоровозки... Короче, хоть обзвонись, хоть обпишись, ничего не произойдёт. По-прежнему будут резать, будут бить.

Или вот, скажем, есть у нас распоряжение, которое не позволяет разводить костры и жарить шашлык в неположенных местах. Призываю в свидетели всех, кто вместе со мной открывал месяц назад велосипедный сезон на специальной велодорожке в Парке 850-летия Москвы, что расположен вдоль набережной в Марьино. Гарантирую – нормальные граждане жалели только об одном. Конкретно – что вместо велосипедов у них не имперские бронеходы из «Звёздных Войн», а то было б тем шашлычникам.

Однако мы вели себя в рамках. Абсолютно по-европейски. То есть сигнализировали куда надо и ожидали: приезда экологической милиции – раз, просто милиции – два, и какой-нибудь силовой структуры из отдела по борьбе с нелегальной миграцией – три. Потому что шашлычники представляли собой полный и блестящий набор того, с чем призваны бороться вышеупомянутые организации.

Тщетно. Закон о защите граждан государство не исполнило. А сами граждане защитить себя боялись, потому что государство не велит.

Или вот, последний пример. Наверняка многим доводилось в метро слышать мантру: «О лицах в пачкающей одежде просьба сообщать машинисту или дежурному по станции». Ну и что, много кто сообщал о бомжах? А если даже и сообщал, то что, меньше их стало в метро?

Вот то-то же. Короче, думаю, разница очевидна, да? Теперь осталось только понять, к какой именно категории следует отнести свежепринятый антитабачный закон.

Поначалу кажется, что вроде как к первой. Ну, а что? Штрафы намерены брать драконовские, и, разумеется, в пользу государства. Если учесть, что курящих в России около 44 миллионов, то получается очевидная выгода, причём каких-то невероятных, конских размеров. А наше государство никогда и нипочём не упустит возможности, так сказать, поскрести по сусекам. Да и штрафы научились взимать туго – если вовремя не заплатил, то и за границу в случае чего не пустят, и будешь горько плакать. Ну и вообще.

А потом всё-таки кажется, что антитабачный закон направлен на защиту граждан и обеспечение их комфорта. Ну, там, смертность снизится – где-то на 100 тысяч в год, депутаты на сознательность граждан рассчитывают, да и штрафовать в первое время не собираются. То есть по всему этот закон относится ко второй категории.



А коли так, то мне на него по барабану. Я твёрдо знаю – даже если придётся закурить на детской площадке, около школы или в больнице, на каждого «сознательного», кто кинется звонить в полицию, придётся десять «нормальных», которые меня прикроют в случае чего. К тому же и «случая» не представится – вряд ли кто-то из почти двухмиллионной армии силовых ведомств заинтересуется кем-то, кто нарушает покой и комфорт граждан. Силовикам не до того. Они охраняют священный покой государства.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница