Задача, которая перед вами стоит, как уже говорилось, организуется в несколько тактов



Скачать 84.75 Kb.
Дата27.04.2016
Размер84.75 Kb.
Кейс. Логика исследовательской аргументации (Селиванов И.)
Задача, которая перед вами стоит, как уже говорилось, организуется в несколько тактов:

  1. Прочесть текст и осуществить его «научную» правку, приблизить к тем образцам научного дискурса, с которыми вы знакомы. Пожалуйста, не ограничивайтесь указаниями на то, что какое-то предложение сформулировано неправильно, а тезису не хватает легитимации – предлагайте свой вариант. Поэтому это задание лучше выполнять на компьютере, включив режим исправлений. Особое внимание стоит обращать на «микрологику» текста – откуда появляются новые мысли: не стоит ли обосновать их появление указанием на источник или ссылкой на литературу; в каком отношении новая мысль находится к предыдущей, не стоит ли заменить связку «благодаря тому, что» на связку «несмотря на» или наоборот.

  2. Зафиксировав некоторый план развития логики текста, понять, что должно быть сказано во Введении и Заключении к этому тексту так, чтобы именно этот отрезок про Лири (кстати, как этот отрезок стоило бы назвать?) казался бы нам вполне самодостаточным и сокрушительно необходимым в своей убедительности. Стоит продумать, в каких местах текста читателю надо напомнить о том, какую, собственно говоря, идею, ему пытаются внушить, чтобы он, гад, не думал, будто просто читает занимательный рассказ, ни к чему его не обязывающий.

Лири полностью соответствовал требованиям Эрика Хоффера для харизматического лидера культа: "смелость и радость в вызове; железная воля ... вера в свою судьбу и удачу; презрение к сиюминутному" (McGlothlin 1974b, p. 297).1 Он был способен к разговору "как тот, кто имел власть, и не как их книжники", но также, как всякий представитель истероидного психотипа, обладал и способностями к смирению и самоиронии. Не важно, расширили ли психоделические наркотики сознание Лири, но психоделическое движение очень расширило диапазон его действий, обеспечивая новые области для показа его интеллектуальных и судебных талантов, его обаяния, смелости, и небрежности к последствиям. Его нагло непослушное поведение и свободный образ жизни вызывали зависть и желание подражать даже у людей, которые не имели возможности следовать Лири. В веселом эссе “Начни свою религию” Лири призывал принимающих психоделики чувствовать себя духовными путешественниками, а не непослушными мальчиками, впрочем, создавалось впечатление, что он затеняет разницу между этими понятиями (ibid., pp. 223-236).2 Он говорил о борьбе веселых, влажных, чувственных сил жизни с черствыми, сухими силами антижизни. Он популяризировал фразу "Включайся, настраивайся, и выпадай". Лири говорил о молодом поколении, совершившем гигантский скачок, юношах, которые испытали больше, чем Будда и Эйнштейн, молодых людях, которые закончили неудачную поездку, начавшуюся четыреста лет назад с началом научной революции и индустриализацией общества (Leary; 1968 a, pp. 161-162)3, и так далее в этом экстравагантном стиле.

Неявной целью движения хиппи было сохранение возможности вести жизнь ребенка, другой целью был отказ от эгоцентризма и маниакальной направленности технического мировоззрения. Американское общество представлялось им дегуманизированным, коммерциализированным кошмаром с кондиционированным воздухом, конформистским лицемерием, преступной и убийственной политикой, лицемерной религией, обществом, в котором были запрещены психоделические вещества, несмотря на то, что само оно было откровенно порабощено никотином и алкоголем. По их мнению, LSD производило “очистку, вентиляцию души, персональное возрождение и шаг к новому обществу”. Путь к трансцендентальному ego лежал через «небеса в алмазах».

Когда Лири сказал: "не имеется такой вещи как персональная ответственность. Это - противоречие по определению " (Slack 1974, p. 171)4, другие могли бы называть его психопатом, но он заявлял философскую доктрину. Эта смесь социальной критики, прямого гедонизма, и традиционных восточных религий стала, главным образом, в перемешанных и вульгарных версиях, философским основанием движения хиппи. Лири не был его единственным сторонником, но он придавал своим аргументам наиболее блестящую и соблазнительную форму и воплощением своих убеждений в общественную практику создавал определенный пример. Разумеется, провокационное остроумие Лири вызывало как интерес, так и гнев; например, ответ его и вышеупоминавшегося Алперта на критическую статью в гарвардской Crimson: "Психоделические наркотики вызывают панику и временное безумие у лиц, которые их не принимали " (La Barre 1964 [19S8], p. 2S2).5 Хаксли в письме Осмонду в 1962 г. прибегает к различным способам выражения: поведение Лири было "реакцией вредного ирландского мальчика перед лицом директора его школы. На днях директор школы потеряет терпение. ... Я очень люблю Тима, но почему, почему, он должен быть такой задницей? " [Bedford 1974, p. 717].6

Но как бы не сетовал Хаксли, фактически Лири воплощал своим поведением идеал, предложенный уже известным нам Эрнстом Юнгером.

Юнгер был убеждён в том, что каждый, кто в состоянии осознать и бороться за свою индивидуальную свободу, осознав её ценность, способен выбрать для себя (пусть даже в полном одиночестве и изоляции) так называемый “путь через лес” (эссе Юнгера “Прогулка в лесу”). Человек, готовый в одиночку противостоять тоталитарному государству,– неизбежно, по Юнгеру, обречён на обретение встречи с подлинным самим собой. Вопрошание о подлинном бытии всегда требует непреклонного отречения от мирской суеты.

Когда встал вопрос о его уходе из Гарварда, Лири объявил с характерной смесью высокомерия, решительности и самоуничижительной иронии, что стал пророком и теперь сможет играть эту роль полную рабочую неделю. Председатель гарвардского отдела социальных отношений объявлял: "Они начали как хорошие, нормальные ученые и теперь они стали оккультистами" (Geller and Boas 1969, p. 166).7 Весной 1965 организация Лири IFIF основывает институт в Мексике для философского и религиозного изучения психоделических наркотиков; через месяц он был закрыт властями, что лишь создало новую волну рекламы. В имении Миллбрук организуется Касталия (мифическая страна в “Игре в бисер” Германа Гессе)8. Касталия создает другое объединение с акронимом L.S.D. (League for Spiritual Discovery).

На Миллбрук один за другим совершаются набеги полиции (однажды, в марте 1966, даже под руководством поверенного Дж. Гордон Лидди, позже ставшего известным благодаря Уотергейтскому скандалу). Лири был арестован за контрабанду таможенными должностными лицами на Мексиканской границе.

Бесконечные судебные слушания создали ему ауру по крайней мере потенциального мученика. Изначально его философия была аполитична или антиполитична; он говорил относительно революции в сознании, или, как он иногда называл это, нейрологической революции, за которой последуют сначала все простые политические и социальные изменения, а затем, в конечном счете, создадутся новые социальные формы. Лири пишет небольшое эссе “Гормональная политика”, где высказывает довольно интересную мысль, что вся политика сводится к тому, сколько часов на прошлой неделе вы занимались любовью (Leary 1968 b, p. 168).9 Он приходит к временному риторическому союзу с политическими радикалами в конце шестидесятых.

Лири порывает с Алпертом, обвинив его в том, что тот потерял контроль над происходящим в особняке.

Алперт становится духовным учителем и принимает имя “Баба Рам Дасс”. Он перешёл к более стандартному пути поисков тех лет – к формальной практике индуизма.

В конце концов, в 1968 Лири был заключен в тюрьму в Калифорнии по обвинению в хранении марихуаны (марихуану нашли у дочери Лири, но он взял вину на себя); позже, он бежит из тюрьмы с помощью хиппи и радикальных друзей, и проводит некоторое время в изгнании в Алжире и Швейцарии. Он знакомится с Альбертом Хофманном. Для обеих сторон знакомство очень интересно.

Он был очень интеллектуальным человеком, и весьма очаровательным. Я наслаждался нашими беседами. Однако, он также имел потребность в слишком большом внимании. Он наслаждался тем, что являлось провокационным, и это переместило центр от того, что должно быть существенно. Жаль, но на многие годы из-за этого наркотики стали табу. Хотелось бы надеяться, что те же самые проблемы, что и в шестидесятых, не будут повторены”.10
Лири интересуется у Хофманна относительно слухов о физическом вреде от принятия LSD. Хофманн говорит, что факты вредного воздействия LSD на организм не обнаружены.

Лири был выдан и долгое время провёл в тюрьме, затем был помилован и освобожден, теперь он читает лекции в колледжах, где он отказался от политики и обращения в наркотическую веру. Он говорит о перспективах колонизации космоса. Замечен ли он как творческий культурный импресарио или просто как интеллектуальный авантюрист и оппортунист, ясно, что Лири не считал себя основателем религии всерьёз. Религиозная трансгрессия Лири была ошеломительна даже для самых давних его приверженцев. Его харизматические качества не были связаны с любыми установленными верами. Обращение к очередной религиозной традиции – всего лишь способ дать под дых тотальному консьюмеризму. Даже его манеру пичкать свои книги оккультной информацией надо воспринимать с иронией: достаточно обратить внимание на структуру эволюции человека, показанную при помощи карт Таро и гексаграмм И-Цзин, или на типичные постмодернистские штучки а-ля Павич. В соответствии со своей игривой философией, Лири просто испытывал одну роль за другой. (Playboy Panel 1970, p. 201)11.

В 80-е годы Лири совершает лекционное турне по колледжам и рисует картины увлекательного будущего, которое принесут в мир компьютеры. “Это было настоящей эволюцией. В 60-е мы совершили великое открытие: оказывается, технология органической химии способна изменить наш разум. А теперь мы узнаём, что эти изменения могут вызываться не порошками и курительными смесями, а электронными пучками и экранами”. Он открывает свою собственную компанию “Футик” по разработке программного обеспечения, кодирующего аналоговую информацию, которая содержится в мыслеобразах, в цифровую. Он убеждён, что в 90-х годах Интернет станет чем-то вроде ЛСД в 60-х, обогащая– сознание людей на массовом уровне. В своей последней книге “Хаос и киберкультура” он написал, что компьютеры изменили характер межличностного общения. “Я принадлежу к старшему поколению. Мы пользуемся электронной почтой и думаем, что это “чертовски круто”. А молодёжь тем временем проводит всё свободное время в on-line Интернета. Какая там электронная почта, ведь они живут в глобальной сети! У каждого уважающего себя десятилетнего мальчика есть своя страничка в Интернете. Это же поразительно, а если учесть, что всё это ежемесячно изменяется…”

В 1995 году он узнаёт, что смертельно болен (рак предстательной железы на неоперабельной стадии). Утром 31 мая 1996 года он умер, его смерть транслировалась в Интернете.

В своём последнем интервью Дэвиду Джею Брауну незадолго до смерти Лири сказал: “Один из самых важных уроков, которые я извлёк, состоит в том, что, когда ты встречаешь на пути непреодолимую силу, не сдавайся! Продолжай двигаться вперёд. Всегда живи в самом лучшем месте, где только можешь жить. Выбор места для съёмок – места, где ты ставишь фильм своей жизни,– невероятно важен. Иди туда, где люди разделяют твои интересы, твои стремления и твой оптимизм. Разумеется, это место должно быть безопасным и защищённым”.

Когда просматриваешь книги Лири, сразу бросаются в глаза его сопоставления восточной философии и современной науки. Он как бы вставляет в священные строки технический каркас. С моей точки зрения будет интересно отметить следующий факт. Если принять гипотезу об архетипах Юнга, создаётся впечатление, что в 60-х не только в США, но и в совершенно изолированном от американских ценностей СССР в метафизических исканиях главенствовал некий тип, в точности повторяющий Лири. Судите сами, оплот советской метафизики, научная фантастика, даёт нам такого героя:

Цитата из Вайля и Гениса, пересказывающих Ефремова.


1 цит. по “Psychedelic Drugs Reconsidered” by Lester Grinspoon and James B. Bakalar Basic Books,

New York. 1979




2 цит. по “Psychedelic Drugs Reconsidered” by Lester Grinspoon and James B. Bakalar Basic Books,

New York. 1979



3 цит. по “Psychedelic Drugs Reconsidered” by Lester Grinspoon and James B. Bakalar Basic Books,

New York. 1979



4 Цит. по “Psychedelic Drugs Reconsidered” by Lester Grinspoon and James B. Bakalar Basic Books,

New York. 1979




5 Цит. по “Psychedelic Drugs Reconsidered” by Lester Grinspoon and James B. Bakalar Basic Books,

New York. 1979




6 Цит. по “Psychedelic Drugs Reconsidered” by Lester Grinspoon and James B. Bakalar Basic Books,

New York. 1979




7 цит. по “Psychedelic Drugs Reconsidered” by Lester Grinspoon and James B. Bakalar Basic Books,

New York. 1979



8 Лири считал Гессе предтече их поколения. Откуда взята эта точка зрения?

9 цит. по “Psychedelic Drugs Reconsidered” by Lester Grinspoon and James B. Bakalar Basic Books,

New York. 1979




10 A Conversation with Albert Hofmann From the Newsletter of the Multidisciplinary Association for Psychedelic Studies MAPS - Volume 8 Number 3 Autumn 1998 - pp. 30-33



11 цит. по “Psychedelic Drugs Reconsidered” by Lester Grinspoon and James B. Bakalar Basic Books,

New York. 1979





База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница