Yanie: вернулся все было не менее чем на порядок насыщеннее, чем в прошлом году



Скачать 100.81 Kb.
Дата03.05.2016
Размер100.81 Kb.
unh: ну как оно?

yanie: вернулся. все было не менее чем на порядок насыщеннее, чем в прошлом году.

unh: =))))) супер. ну ждем отчета тогда

yanie: ... напишу. пока даже слов нету =)) кстати, а счетчик кликов это кто на форум дописал?

unh: костя, видимо. я о нем не слышал

yanie: УНХ, это... Я тебе за сайт спасибо говорил? Вроде, еще нет. Так вот, Леша, спасибо тебе огромное за сайт ПВО!

unh: =)))))))))))) забей

unh: не мне, народу - спасибо

unh: без них бы точно нифига б не было

Картинки в моей голове - парад парадоксов,

И за каждой картинкой судьба…

"Мангуп умеет играть людьми. И вряд ли можно найти в Крыму еще одну гору, которая имеет столько приколов," - говорят местные обитатели.

Это в итоге оказалось правдой. Мангуп - действительно достаточно неплохое место для тех, кому свои собственные игры и приколы уже успели остоебенить..

"Осталось пять минут. Займите свои места" - авторитетно продекларировал проводник на одесском вокзале, чем вызвал бурю веселья. "А чем я последние хрен его знает сколько лет занимаюсь," - подумалось в тот момент, - "… как не пытаюсь занять свое место?".

По приезду в Симферополь у нас не оказалось ни чайника, ни чугунка. Заб[ы/и]л взять посуду с собой из Одессы, хотя и собирался. Разведав у местного таксиста "специальный базарчик, где можно купить чугунок и еще много всего такого", расположенный по дороге на аэропорт, направился туда. Увиденное по грандиозности поразило даже Яни, давно привыкшего по работе иметь дело с гостями из Молдавии и одесскими евреями. Весь базарчик представлял собой трех татар (или грузин?), торговавших на расстоянии одного метра друг от друга посудой на окраине города.

"Монополия" - подумал я в тот момент.

"Консорциум" - двумя днями позже подсказала Катя.

"Уясе" - подумали все остальные, узнав, что в этой глуши за чугунок продавцы содрали девять баксов за то, что можно было на шару одолжить прямо на горе или найти на ближайшей свалке.

Приехавшая из Одессы группа, отправилась на Мангуп из Симферополя утром, на ближайшей по времени электричке в 7.20 утра. Вторая группа должна была собраться прямо в Симфере, по мере прибытия остальных персонажей. И, значит, в 10 утра Яни уже со свежеприобретенным котелком и в новых кедах словил первый спасательный круг от достаточно нудного ожидания на вокзале. Гагарин!


( ребята, ну кто опять сказал, что я пишу накуренным! Это же просто ник; а вы что подумали? Что с неба опять снисходят космические лучи?! )

… бродишь по незнакомым улицам и легко беседуешь ни о чем. Вербальный пинг-понг на интерес, с гран-при в виде улыбки. Смотришь, слушаешь, увлекаешься, да и просто отдыхаешь от себя пока Гриндер и Бендлер удовлетворенно посмеиваются в дальних уголках памяти, наблюдая живую иллюстрацию отлично установившегося контакта. Отлавливаешь у себя десятки естественных попыток зеркалить собеседника, но совсем не сопротивляешься им. А хули, цени момент! (если вы поняли предыдущую фразу неправильно, то поясняю еще раз: я не призывал, оглядываясь на последнюю книгу Пелевина, менять кетамин на "Момент". Будьте проще. Это был всего лишь комплимент Гагарину).


Приколы, сопутствующие пути на Мангуп, начались немного позже, когда мы, собравшись уже полным составом (с Катей и Кристиной Ахуилерой), сели на электричку.

Купили билеты, пришли и сели. С вещами, с намерением успеть попасть на гору еще сегодня. Сели. И даже полчаса ехали, пока Катя не обломала всем кайф, а мне полудрему, наглядно показав по карте, что мы едем в противоположном направлении…


[здесь пропущено около 3468и печатных знаков с нецензурным самовыражением, а также описание внезапно пробивавшегося внутреннего ржача во время сидения х. его знает где в степи и ожидания обратной электрички до Симферополя в моменты осознания всей глупости ситуации].
На станцию "Сирень", от которой было около 18и километров до горы назначения, мы приехали последней электричкой около одиннадцати вечера. Пока ехали в электричке, внутренний диалог умудрился доторговаться с пяти до двадцати баксов с предполагаемым водителем за удовольствие добраться ночью без лишних приключений к Мангупу. Оптимисты, да.

Два ближайших к станции шоссе были расположены друг за другом на первый взгляд совсем рядом, но на самом деле - на расстоянии по одному ночному полю к каждому…

… через час мы вернулись обратно, преодолев расстояние в четыре ночных поля, не словив ни одной машины и с явным желанием заночевать где угодно, но только чтобы обязательно наступило завтра.
[тут можно бы описать как мы все-таки устроились на ночлег к добрым людям. Но этого делать не стоит, т.к. не хочется, чтобы эта информация попала в сеть ибо добрые люди, приютив нас, поступили совсем не по уставу. Но, все-таки, знайте, - хотя даже я в это не сильно верил – самыми простыми, наивными словами и формулировками можно, как оказалось, добиться гораздо большего чем логикой, опытом и прочей хренью. Всякое там дейлкарнежничество удаленно-провинциальному человеку абсолютно пох., а вот т.н. «общечеловеческие ценности» всегда близки. Прим: обязательно включить эту мысль в концепцию русской национальной идеи]
Утро 11го. Сплинтер намедни забрал сумку с сигаретами, а я шарю глазами вокруг в поисках магазина. Убогий придорожный магазин не работает: сломался кассовый аппарат. Несколько раз прошу продать пачку белых Мальборо просто за наличные, без чека, а мне упорно отказывают. Ну как они не понимают, что волосато-бородатому человеку нет места в налоговой инспекции точно так же, как и Гельман два года назад заметил, что человеку с серьгой в ушах нет места в политике. И вернулся в искусство.

В магазине из брэндовых напитков было только по одному двухлитровому экземпляру колы, фанты и спрайта. Причем колу какой-то умник уже успел купить раньше меня. Дикие местные устои... пришлось брать пять портвейнов.


А вот Мангуп! Величественная гора, совершенно неприступная на первый взгляд. Как прекрасная девушка, вожделеющий которую зеленый паренек мысленно коронует в принцессы, а сам – будучи простым рыцарем - боится лишний раз на нее посмотреть & прикоснуться. Очередная иллюзия, господа: надо всего лишь знать, как. Ну, в первый раз мне было простительно растеряться: эту гору я не знал.

В помощь был вызван Сплинтер со своим брательником Максом. И даже так мы еле попали наверх; да и то благодаря то ли фокусу, то ли чуду. Без большой охапки травы туда, на мангупский подъем, соваться и не стоит (надо будет учесть на будущее). А те, кто сейчас смеются, пусть сами попробуют залезть на километровую высоту с рюкзаком, в котором по весу так примерно лежит два-три сервера с pelevin.nov.ru и один хаб.

Левий порылся за пазухой и вынул свиток пергамента. Пилат взял его, развернул, расстелил между огнями и, щурясь, стал изучать малоразборчивые чернильные знаки. Трудно было понять эти корявые строчки, и Пилат морщился и склонялся к самому пергаменту, водил пальцем по строчкам. Ему удалось все-таки разобрать, что записанное представляет собой несвязную цепь каких-то изречений, каких-то дат, хозяйственных заметок и поэтических отрывков. Кое-что Пилат прочел: "Смерти нет... Вчера мы ели сладкие весенние баккуроты..."

Гримасничая от напряжения, Пилат щурился, читал: "Мы увидим чистую реку воды жизни... Человечество будет смотреть на солнце сквозь прозрачный кристалл..."

Тут Пилат вздрогнул. В последних строчках пергамента он разобрал слова: "...большего порока... трусость".

Даже не скажу сразу, почему вспомнился Булгаков. Скорее всего, причина была в том, что и наши мысли были достаточно хаотичны и дейчтвия на первый взгляд малопонятны. Все оставшиеся воспоминания легко стилизуются под пергаментную запись в руках Пилата: смесь полубытовых размышлений, открыточных картинок с видами природы, некоторых забавных диалогов, ох.енно умных мыслей(тм), квестов по плато и т.д.


yanie: давайте все-таки переедем в другую пещеру.

оrbit: ну и зачем?

yanie: дык лесник же три раза приходил, ругался.

оrbit: лесник - не аргумент!


Мангуп-Кале был некогда богатым столичным караимским городом, стоящим на вершине горы. Пещеры, вырубленные в скалах, служили надежным укрытием караимам точно так же, как и сейчас служат местом стоянки туристов, неформалов всех мастей и отшельников. Это доброе место. Как минимум потому, что мы все вернулись оттуда обратно живыми.
На краю обрыва, за которым вечность

Ты стоишь один во власти странных грез

И, простившись с миром, хочешь стать беспечным

Поиграть с огнем нездешних роз


Наконец ты счастлив как никто на свете

Ангельская пыль тебя уносит вверх

Только ей подвластны и восторг, и ветер

В "жидких небесах" звучит твой смех


Не раз хорошо подкуренные и бухие в сиську пелевинцы лазили после обеда по почти отвесным скалам в пещеры, а Яни думал нахрена привел сюда людей. После того как в сопровождении монументально звучащего саундтрека внутренний Кипелов исполнил на краю местной Цитадели «Ангельскую пыль», лишний раз лазить по пещерам не рисковал. При давно известном и вполне вероятном конце, который меня уже ничуть не удивляет и не напрягает, все должно было произойти не там и не тогда.

На краю обрыва песня неземная

Музыка богов и голоса богинь

Ты паришь над миром, но торговец раем

Вынет душу из тебя за героин
Ты устал быть птицей и сорвался камнем

Рухнул с высоты, спасаясь от судьбы

На краю обрыва вновь летят на пламя

Сотни мотыльков-самоубийц

yanie: Сплинтер, ' твою! Уводим отсюда людей!

Нэц (появляясь на горизонте, вылезая из пещеры): Яни, а ты куда делся? Ты должен просмотреть эту пещеру!

yanie: Нэц, потом посмотрю, я знаю свою норму. Сейчас просто не в состоянии.

spleanter: Вова, блин, я боюсь за Нэцке. Она же…

yanie: блядь, ну а я про что, по твоему, говорю?! Вконец ох.ели; хоть бы осторожно лазили, дык нет. Уводи!
Каким счастьем было направиться обратно на плато! …а внутри все продолжала прокручиваться Ария, затапливая организм остаточным адреналином. Нафиг, нафиг…
Откуда на километровой высоте всплыл пласт морской породы, отдаленно напоминающей одесский ракушечник, остается для меня очередной красивой загадкой местной природы. Тем не менее, этот пласт грузно нависал над нашей новой пещерой.

Надежность укрытия была достаточно относительной: вся земля была усыпана сорвавшимися обломками, на которых мы сидели, из которых собирали очаг для костра и которые нам сильно мешали ходить днем, а особенно ночью. Некоторые камни и глыбы были достаточно свежие, судя по их цвету. Легкий ненавязчивый экстрим, незримо добавляющий колорита. Все-таки, каменюкой по башке - это приятнее, нежели полет с обрыва. Впрочем, дело вкуса.


Говорят, внимание способно удерживать одновременно до семи объектов. Поэтому группа, например, из восьми людей обязательно разобьется на несколько подгрупп. Мы же были напичканы свежими впечатлениями, наряду со своими привычными тараканами в голове, практически под завязку. Год прошел, несколько.. а люди все те же. Кто-то что-то читал, видел и знает. Но никто из тех, кого я знал раньше (включая меня, - забавное открытие!) внутри не изменился ни на йоту. Много раз мы долго сидели на камнях и втыкали в картинку перед пещерой, размышляя каждый о своем: девять отдельных групп по числу людей и почти у каждого куча собственных клубков с мыслями, похожие на агломерации морских мидий. Индивидуальные тоннели реальности на Мангупе благодатно разбухали и ветвились, но пересекались достаточно редко. Может, это к лучшему…
Я ненавижу слово мы.
Я слышу в нем мычанье стада,
Безмолвье жуткое тюрьмы
И гром военного парада.

Так написал когда-то давно поэт Владимир Ковенацкий, но никто после него не высказал настроение лучше. Точно так же он непревзойденно описал и совершенно противоположное чувство:


Было все кошмарно и сурово.

Расплывался ядовитый свет.

Девушку без всякого покрова

Повстречал на улице поэт.


Падал снег на маленькие груди.

В голубых миндалинах очей

Отражались вывески и люди,

Облики блядей и стукачей.


След заката меркнул, угасая,

Трепетали флаги на ветру.

Шла она по слякоти босая,

Точно по персидскому ковру.


Рев моторов, призрачные тени,

Ядовитый, разноцветный свет...

В новых брюках

рухнул на колени

И заплакал радостно поэт.
Хорошо помню, как весело смеялся Никита, когда он около получаса пытался поднять эту тему, а я по памяти рассказал ему вышеприведенный стих Ковенацкого, после чего:

- нами было признано, что тема открыта на все сто.

- тема была свернута из-за полного консенсуса.
Воду на плато местные обитатели брали в двух источниках на плато: мужском и женском родниках. Женский родник представлял собой длинную металлическую ванну, в которой вода стекала с одного конца и выливалась с другого. Мужской родник был в виде выходящей со скалы трубы, из которой в любое время года непрекращающимся потоком текла ледяная вода. Там можно было и купаться, что было достаточно актуально в дневную жару после вечерних заседаний у костра и ночлега на земле. Аборигены легко освежались голышом, ну а для нас, заезжих индейцев, это оказалось еще одной малоподъемной задачей. Разве что только разок мы со Сплином, время от времени оглядываясь и прикрывая муде от иллюзорных зрителей, хорошо там отмылись… Ухмыляющийся и иногда вот так вот подъебывающий остаточный импринт цивилизации. Вильгельм Райх не просто бы ржал, он бы заливался хохотом, катался в приступах веселья по земле и подскакивал от удовольствия, наблюдая за нами.

И был бы абсолютно прав.


Да, и пару слов про цивилизацию. Турюганы, прибывшие на плато, хаотично бродили там стайками, пытаясь вобрать как можно больше впечатлений за раз. С ними связано одно из достаточно приятных воспоминаний.

Дело в том, что сигарет на плато было мало. То есть, они там конечно же были, но очень резво уничтожались и всегда досрочно заканчивались, сколько бы пачек не было взято снизу. На энный день запасы истощились и у нас, после чего начались целенаправленные вылазки для охоты на туристов дабы настрелять курева. Буквально за полчаса подобного экшна чувство собственной важности попускалось капитально, сжималось в небольшой комочек и терялось где-то на пыльных тропах плато. Ты нищ! Как приятно снова почувствовать себя студентом…

Вот такое вот полезное это дело - отстрел халявных сигарет.

* * *
Многое, очень многое здесь пропущено. Но ведь цель была в том, чтобы сделать серию малосвязанных между собой зарисовок про Мангуп, которые смогли бы дать общее представление о поездке. Но никак не вываливать на сайт компромат на всех нас.


Хотя, чего уж там: в прошлом году sorex уже судился с Антоном Носиком (dolboeb'ом) за нелестную реплику в ЖЖ последнего относительно истца. И проиграл дело, так что прецедент есть и он оптимичтичный: свое imho в рамках текущих зарисовок и реплик я могу высказывать без лишней опаски. Но зачем? Неужели лучше трындеть о прошлом, чем собраться нам всем еще раз и красиво сыграть себя…
… или не себя, какая к чертям собачьим разница! Я бы, например, с удовольствием сыграл бы Рауля Дюка из Хантера Томпсона "СНЛВ". Или Протта из Кэй-Пакса.
[ Здесь оканчивается первая часть текста. Можно было бы дописать еще, но это когда будет время и соответствующее настроение. Э-эх, раскрутить бы еще кого-то на подобный поток сознания относительно Крыма, но предполагаю, что большинству будет просто влом писать что-нибудь. ]


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница