Яблоков Максим "Пришельцы? Они уже здесь!!!"



страница2/21
Дата11.05.2016
Размер3.87 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
Первыми идут автоматы?

Однако какая бы скорость и способ передвижения ни были доступны пришельцам физически, они будут вынуждены снизить ее, подлетая к нашей звездной системе, сначала до третьей, затем до второй космической скорости и, наконец, если они захотят исследовать Венеру и Землю, — до первой, а если Меркурий и Марс — еще более ее снизить.

Таким образом, время пребывания инопланетян в нашей системе может составить примерно столько же, сколько и жизнь наших дальних космических автоматов — несколько лет. Использование для передвижения внутри Солнечной системы того же принципа, что и для путешествий между звезд, исключено по следующей причине: мы наблюдаем наше небо несколько тысячелетий, проникли в него достаточно глубоко, но не знаем, что происходит за орбитой Плутона, сколько там всего астероидов и так далее.

Так что если братья по разуму знают все о нашей системе, не покидая своей, то они вообще не прилетят. Прилетев же, вряд ли рискнут «нырять в подпространство», не зная, с какой ледяной глыбой, названной в честь одного из земных деятелей или еще даже не названной, столкнутся, выныривая из него. Значит, кроме самого корабля мы будем наблюдать и газовый или ионный «хвост» двигателей — маневровых, планетарных или каких-то еще.

А почему, собственно, сразу корабль, а не автоматическая" станция? Как мы исследуем планеты? Сначала совершаем облеты и ведем фотографирование, затем производим выброску посадочных блоков с аппаратурой и потом высадку роботов (луно-и марсоходов) и, наконец, людей.

Но и развитие космических автоматов имеет свою логику. Первые земные станции весом несколько сот килограммов имели, как правило, одно или два «задания» — сфотографировать, облететь. Для более сложных исследований создали автоматы весом в несколько тонн, но и их нацелили на одну-единственную планету — Луну или Марс. Для комплексного исследования нескольких тел потребовались бы «эскадрильи» космических станций типа «Вега» и «Фобос».

И дело тут не столько в ограничении веса каждого аппарата, сколько в необходимости дублирования многих систем, большой вероятности сбоев в управлении станциями на огромных расстояниях или гибели их из-за встречи с мелкими метеоритами. Так что на исследование Солнечной системы должен быть направлен не один агрегат, а целая «эскадра» зондов, связанных между собой если не конструктивно, то информационно — через управляющие сигналы с координационного центра, который может быть и обитаемым.

Тайное становится явным

Следующий вопрос: когда можно ждать появления всей этой эскадры? Не в смысле земного календаря, а в свете событий, происходящих в нашей звездной системе. «Их» зонд или зонды будут направлены именно для изучения всей нашей звездной системы, а не только нас, грешных, — жителей третьей планеты. Наиболее удобное время для такого визита — то, что мы называем «парадом планет». Он позволит пришельцам сэкономить время и топливо на маневрах внутри -Солнечной системы, «падая» к Солнцу по спирали, слегка отклоняясь от нее для исследования планет. '

Что при этом увидят наши астрономы в своих телескопах? В первую очередь — ионно-газовый «хвост» тормозных двигателей. Сие обстоятельство даст им возможность объявить об открытии новой кометы, начать рассчитывать ее траекторию. Далее будет замечено, что «комета» весьма неустойчива, отклоняется притяжением крупных планет, к примеру — Сатурна.

Пролетая мимо него, автоматика межзвездного комплекса или его мужественные пилоты пошлют к газовому гиганту исследовательский зонд. Как мы это воспримем? На Луну наши спуска-

емые аппараты садятся очень красиво: медленно, опираясь на огненный столб. А на Марс? В темном небе светящийся болид, тормозной кбнус раскален добела, грохот и вой, пыльная буря после посадки. А на Земле Тунгусский метеорит, который мы до сих пор толком не идентифицировали, повалил лес на десятки километров вокруг.

Охота на пришельцев

Итак, предположим, что инопланетяне действительно существуют. Какие задачи они поставят перед собой, попав в нашу планетную систему? По всей вероятности, начнут изучать гравитационные, магнитные, электрические поля планет Солнечной системы, измерят химический и электронно-ионный состав атмосфер, их влажность и плотность, температуры и ветры. Далее проанализируют радиоактивность пород, сейсмические колебания, попытаются обнаружить азотистые и метановые соединения, органику — словом, все то, что может указывать на организованное поведение части материи, выделенной из окружающей среды, то есть на признаки жизни.

Провести все это удобнее всего, как раз «взбаламутив» атмосферы исследуемых планет, подняв часть пород с поверхности. Итак, на Луне — облачко пыли, на Марсе — пыльная буря, на Земле — взрыв, сравнимый с нашими мегатоннами, а на Сатурне? Возмущения, которые будут заметны земным наблюдателям.

Вывод — «комета» на грани распада, от ее ядра отделяются части (планетарные блоки «эскадры») и падают на планеты. И все это — очень близко к Земле. Спасибо, не надо нам таких визитеров.

«Ну нет! — скажет читатель. — Неужели мы не отличим кусок льда или камня от изделия братьев по разуму?..»

Чтобы понять это, приведем два примера.

Земляне строят международную орбитальную станцию. Средства телеметрии недавно сообщили о том, что по близкой орбите движется «нечто». Орбиту строящейся станции скорректировали, объект пропустили, но что это было — отработавший свое спутник, ступень от носителя или другой какой, накиданный нами же космический мусор — определить не смогли.

Вот второй пример. Многие наши спутники сплошь покрыты солнечными батареями и выглядят как природные кристаллические образования. А что нам известно о технической эстетике братьев по разуму? Так что, скорее всего, идентифицировать визитера с уверенностью как искусственное сооружение мы не сможем. В особенности если инопланетяне предпримут хотя бы минимальные усилия по маскировке своих зондов, скажем, под метеориты или кометы.

Но вот, допустим, астрономы заметили на периферии нашей системы нечто — то ли зонд, то ли «комету». Какова наша реакция? То есть организованная реакция государств и правительств, которые, собственно, и задают тон на Земле. Опыт есть. Рассчитав метеоритный поток, официальные власти России подготовили экипаж станции «Мир» к эвакуации, а в США задержали на сутки начало очередной операции против Ирака.

Ну а если появится хотя бы малейшее подозрение, что комета или астероид могут атаковать нашу Землю, правительства многих стран, как ни странно, воспримут это известие с... восторгом! Ну как же, найден глобальный противник. Не надо больше мельчить, пугая самих себя и друг друга образами врага, — вот он враг, космический.

Остается выбросить лозунг: «Все на защиту матери-Геи!» — и мобилизовать ресурсы на нужды оборонно-промышленного комплекса. Наукограды Центральной России и Новой Англии, Сибири и Техаса получают невиданные заказы. В центрах управления в Хьюстоне и под Москвой, да и на орбите спешно подготовят план первой в истории космической боевой операции. Каков он? Быть может, реальные шериданы и Ивановы предложат хотя бы такой сценарий?

Удар по «комете» наносится серией боевых модулей. Первые — чисто разведывательные, груженные электроникой. Их задача — отработать систему выхода к цели на больших расстояниях. (Именно такие проблемы не дали довести до конца проекты «Вега» и «Фобос».) За время их разработки, изготовления и полета «комета» прошла уже мимо Юпитера. Пора ее атаковать и уничтожить!

В ход пойдет вторая серия модулей — с термоядерными зарядами большой мощности и станциями коррекции. После первого взрыва орбита «кометы» меняется, но не очень. Второй модуль корректирует курс третьего. Третий — снова с зарядом. Взрыв. Четвертый модуль корректирует движение пятого. Орбита «коме-

ты» изменена, но еще один зонд-«обломок» успевает достичь поверхности Марса. Там пыльная буря. Самый драматичный момент в нашем сюжете. Шестой модуль выдает результаты первой атаки. Ядро «кометы» дезорганизовано, но крупные осколки его пройдут все-таки в опасной близости от Земли. Международная комиссия принимает решение уничтожить и эти осколки.

Победа! Жители планеты Земля наблюдают красивое зрелише — «звездный дождь» сверху и фонтаны салютов навстречу ему. Шериданы и Ивановы получают звезды героев, чтобы носить их на пурпурных сердцах. На планете Земля введен второй, после Нового года, общий праздник для всего человечества.

Есть ли другой ответ?

Ну а что подумают «собратья по разуму», как они отреагируют на происшедшее? Это зависит от того, что успела передать их автоматика.

Если передающие антенны были разрушены первым же взрывом, то они довольствуются данными о химическом составе Сатурна и Юпитера и надолго забудут о нашей системе. Газовые гиганты есть и у других звезд, а вот информации о населенности нашей системы у братьев по разуму не окажется — мы сами сорвали ее передачу.

Если же уничтоженная нами «эскадра» успеет идентифицировать наши боевые и разведывательные станции, передать фотографии ночного полушария Земли с огнями ее городов, то они, возможно, не будут на нас в обиде за ее уничтожение — сами бы поступили таким же образом. Перед ними встанет вопрос: как с нами связаться?

Самый простой выход — выслать в окрестное,™ Солнечной системы этакий «галактический маяк», который бы своими сигналами привлек наше внимание, и мы бы точно осознали, что нам сигналят разумные существа. И начали готовиться теперь уже к мирной встрече и переговорам.

И наконец, вариант третий. При нашей атаке погибли не только автоматы, но и члены исследовательской экспедиции. Инопланетяне расценили этот акт как явно недружественный и...

Стоит только подумать о возможных последствиях такого конфликта, как сразу почему-то хочется покоя и одиночества. Может быть, именно такими соображениями руководствовались американские исследователи, написавшие научный бестселлер, который вызвал переполох в кругах уфологов и почитателей СЕТИ (SETI).

А что в SETI?

SETI (Search for Extra-terrestrial intelligence) — это Международная программа поиска внеземных цивилизаций. Более-менее серьезно ею начали заниматься в середине прошлого, XX века.

Как известно, слухи о первых НЛО восходят к 1947 году. С той поры прошло более чем полвека, однако — удивительное дело! — экипажи «летающих тарелок» до сих пор упорно не желают контактировать с учеными или представителями администрации, похищая почему-то исключительно фермеров, домохозяек и лиц без определенных занятий.

Почему так происходит? Гипотеза, дающая исчерпывающий ответ, начала вырисовываться в начале 60-х годов XX века и поначалу как будто никак не была связана с НЛО. Автором ее был тогда еще совсем молодой астроном Фрэнк Дрейк, работавший в федеральной обсерватории Западной Вирджинии.

Он первым из астрономов начал прочесывать небо в поисках слабых радиосигналов, посылаемых «братьями по разуму». Через год бесплодных поисков Дрейк выступил перед компанией таких же, как он, энтузиастов с расчетами, которые затем оформились в так называемое «уравнение Дрейка».

Астроном привел выкладки о темпах формирования звезды и планет, о количестве планет, на которых может возникнуть жизнь, о сроках существования технических цивилизаций. В итоге получилось, что только Млечный Путь может быть прибежищем не менее 10 000 цивилизаций, способных к межзвездным контактам.

Эту гипотезу с воодушевлением поддержал и Карл Саган — человек, сделавший несколько открытий в астрономии, но прославившийся в основном как популяризатор науки. По подсчетам Сагана получалось, что в нашей галактике может содержаться не менее миллиона цивилизаций! А общее количество обитаемых миров в видимой нами части Вселенной было оценено вообще сумасшедшим числом — 10 триллионов!

Как должна была радоваться такому обороту душа Джордано Бруно! Ведь неукротимого философа сожгли на костре 400 лет назад вовсе не за распространение взглядов Коперника, как принято полагать, а за учение о множественности миров. Причем он считал, что Вселенная бесконечна, а значит, и миров в ней видимо-невидимо...

Правда, в XX веке выяснилось, что Вселенная, видимо, все-таки имеет границы. Значит, не бесконечно и число миров в ней. Но все равно и 10 триллионов далеко не пустяк. Тем более что астрономы объявили: недавно ими открыты несколько планетных систем у далеких звезд.

Но почему же тогда нам никто не сигналит?

Вестники Вселенной

«Мы лелеем мечту о единой природе всех планет, — писал еще в 1686 году французский писатель Бернхард Фонтенель в своей книге «Диалоги о множестве миров». — Тем не менее у человека могла зародиться мысль о том, что эти миры необитаемы. Отсюда с неизбежностью следует, что одной лишь Земле выпала благосклонная судьба стать исключением. Пусть поверит в это всякий, кто пожелает. Я со своей стороны не могу высказать окончательного приговора».

И все-таки к концу XVII столетия вера в обитаемость соседних планет была почти общепризнанной. И в том, вообще-то говоря, не было ничего нового: за 2400 лет до этого греческий философ Метрофорос из Хеоса уже высказал подобную догадку, а в 1600 году доминиканский монах Джордано Бруно, как уже говорилось, был сожжен церковной инквизицией за то, что постулировал существование «столь многих миров, сколько видно на небе огней»...

Результаты последних исследований показывают, что космос куда более протяжен, чем предполагали еще недавно. Но если Земля не занимает исключительного положения во Вселенной, почему же жизнь должна существовать только на ней?

Как же завязать контакт с «братьями во Вселенной»? В свое время немецкий математик Карл Фридрих Гаусс предлагал с этой целью насадить в степях России огромный участок леса, иллюстрирующий теорему Пифагора. Инопланетяне, дескать, увидят этот сигнал и поймут, что на Земле живут разумные существа. С той же целью австрийский астроном Иоганн Лит-троф предлагал заполнить керосином огромные каналы в форме математических символов и поджечь их. Француз Шарль

Кро собирался с помощью гигантских солнечных зеркал посылать в космос световые сигналы, закодированные азбукой Морзе, а сербский физик Никола Тесла предлагал для той же цели использовать радиоволны (заметьте, что это было задолго до того, как был изобретен и построен первый мощный передатчик).

Кому же собирались сигнализировать наши соплеменники? В первую очередь — марсианам...

Об истории с марсианскими каналами читатель, наверное, наслышан уже достаточно. Но все же повторим ее вкратце. Уж больно она показательна для нашей истории.

Итак, в 1877 году итальянский астроном Джованни Скиапа-релли сообщил об открытии на Марсе неких загадочных «каналов». И хотя сам астроном полагал, что, возможно, они имеют какую-то природную первопричину, большинство землян тут же решило, что каналы эти искусственные. Дескать, марсиане таким образом борются с засухой на своей планете.

Другие астрономы тщетно пытались отыскать следы этой марсианской оросительной сети и в конце концов пришли к выводу, что наблюдение их коллег — всего лишь оптический обман. Однако идея, как говорится, уже овладела массами.

Откликаясь на злобу дня, уже упомянутый нами Герберт Уэллс пишет роман о том, как марсиане высаживают десант на нашу планету, богатую водой. В 1938 году американец Орсон Уэллес создал радиопостановку по этому роману и, когда ее стали передавать по радио, в США началась паника: многие подумали, что высадка марсиан состоялась на самом деле.

К этому остается добавить, что о марсианах не забывали до самого конца XX века. Так, в 1995 году Иоганесс Бутдер и другие исследователи интерпретировали игру света и тени на поверхности красной "планеты как лицо «марсианского сфинкса» и даже обнаружили по соседству с ним руины пирамид — в точности как на Земле. Все это, естественно, было подано как «неопровержимое свидетельство существования на поверхности Марса развитой цивилизации».

Мы радируем, нам радируют...

Однако с той поры прошло несколько лет, марсианские снимки перепроверены еще и еще раз. И доказано, что и марсианский сфинкс, как и каналы, — не более чем игра воображения.

Насколько нам сегодня известно, разумной жизни в пределах Солнечной системы никому пока обнаружить не удалось. Тут, как говорится, дай Бог хотя бы какие-нибудь иноземные бактерии отыскать...

Однако Солнечная система — лишь крошечная часть Вселенной. Не могла ли возникнуть жизнь где-нибудь под чужим солнцем? Появление сверхчувствительных радиотелескопов впервые в истории человеческой цивилизации дало возможность прослушивать радиосигналы, приходящие с неба, в надежде обнаружить среди них «телеграммы» с других звездных систем.

И надо сказать, что с 1930 года, когда американскому радиоинженеру Карлу Янскому впервые пришла в голову идея нацелить радиоантенну в звездное небо, специалисты наслушались немало странных радиосигналов. Было услышано, в частности, радиоэхо — отзвуки грохнувшего около 15 млрд лет назад со времен создания Вселенной Большого взрыва. Обнаружены также колоссальные облака темной материи в центре Вселенной, сверхмощные энергетические монстры на ее краю — таинственные квазары... И только одного пока мы не находим — признаков разумной жизни на других небесных телах.

И тогда, вместо того чтобы пассивно ждать телеграмм от неизвестных звездных собратьев, люди Земли приняли решение телеграфировать самим. После долгих споров пришли к выводу, что сигналы в форме кодированных чисел должны отличаться от естественных радиоисточников и быть поняты разумными существами. «Математика — эсперанто Вселенной», — выразился по этому поводу один из исследователей.

Правда, нашлись люди, которые высказывали4 (и высказывают) предостережения такого рода: «А стоит ли выдавать кому-то наше пребывание во Вселенной? Не приведет ли это к звездным войнам?..» Однако такие опасения явно запоздали. С момента изобретения радио вот уже свыше 100 лет во всех направлениях в космическом пространстве распространяются со скоростью света сигналы наших передатчиков. И ныне эта «предательская» радиосфера распространилась уже более чем на 100 световых лет, в ее пределах оказались миллиарду солнц с их планетными системами.

Послания к звездам

Итак, в 1974 году с Земли впервые было направлено специальное радиопослание во Вселенную. С помощью большого радиозеркала диаметром в 304 м, находящегося в кратере потухшего вулкана Аресибо на Гавайях, было отправлено послание, состоящее из 1679 знаков, в направлении звездного скопления М13 в созвездии Геркулеса.

Правда, до него 24 000 световых лет, так что послание это еще не дошло до адресата. Разве что его перехватит кто-то по дороге и попытается расшифровать.

Вообще-то 1679 — это произведение двух простых чисел — 23 и 73. Если принявший информацию догадается свести знаки в картинку размером в 23 строки на 73 столбца, то получит наглядное представление о положении нашей Земли в мировом пространстве, узнает принципиальные основы нашей биологии, а также форму и примерные размеры человеческого тела.

Пластинки с изображениями, сходными по своему содержанию, несут на своих бортах также американские космические зонды «Пионер» и «Вояджер», которые после выполнения своих программ продолжают свой полет в глубины Вселенной. И самое интересное, что один из этих посланников — «Пионер-6» — совсем недавно, уже в начале 2001 года, отозвался радиосигналом на запрос с Земли. Стало быть, он целехонек и аппаратура на его борту еще продолжает функционировать. А ведь с момента запуска прошло уже около двух десятков лет!

Однако опять-таки пройдут еще многие миллионы лет, прежде чем зонды попадут в зону притяжения неизвестного нам солнца в иной планетной системе...

Поможем Тортиле?           

Впрочем, ученые не отчаиваются. В настоящее время в работе находятся несколько проектов по изучению неба с помощью суперкомпьютеров и самых мощных радиотелескопов современности.

Так, скажем, в ходе проекта «МЕТА», осуществляющегося при участии сотрудников ПАСА, одновременно «прощупывается» 8 млн каналов. Причем исследователи стараются отыскать такие сигналы, которые, по идее, в природе просто не существуют, а стало быть, искусственного происхождения.

Первый такой многозональный анализатор сконструировал физик Пауль Горовец, а необходимые средства на его сооружение выделил кинорежиссер Стивен Спилберг, известный, в частности, своим фильмом «ЕТ», в котором рассказывается о симпатичном внеземном пришельце с физиономией черепахи Тортилы, который безуспешно старается дозвониться к себе домой.

Наши ученые тоже работают над приемом посланий из космоса, но с помощью не радио, а обычного оптического телескопа. По их мнению, свет, имеющий гораздо большую частоту, чем радиоволны, может передать в секунду несравненно большее количество информации. А мощный лазер способен дать узкий пучок излучения, который удается точно направить на какую-нибудь планетную систему. Таким образом, в течение одного дня можно с помощью компьютера прощупать лучом миллионы звезд.

Конечно, и наше Солнце, возможно, представляет собой объект облучения лазером. Поэтому группа отечественных астрономов под руководством Виктора Шварцмана на шестиметровом телескопе БТА, установленном на Кавказе, попыталась отследить подобные послания.

С этой целью был создан специальный прибор под названием МАНИЯ (многоканальный анализатор наносекундных изменений яркости). Данный прибор может, к примеру, зарегистрировать изменение яркости небесного объекта, которое длится всего одну десятимиллионную долю секунды! Тем самым можно отделить кратковременные световые импульсы лазера от непрерывного светового «шума», свечения Солнца и прочих светил.

МАНИЯ также способна с точностью до миллиардной доли секунды зарегистрировать момент прихода кванта света. И наконец, этот аппарат позволяет проанализировать сверхузкие спектральные линии приходящего излучения. Однако ничего похожего на световую «морзянку»_ из других галактик ученым зарегистрировать пока не удалось.

Есть ли шансы?

Впрочем, быть может, для передачи межзвездных телеграмм существуют и совсем другие, еще неизвестные нам каналы — скажем, нейтринное излучение, гравитационные волны или еще какие-то иные средства?

Известный американский исследователь, уже упоминавшийся нами Карл Саган, как-то сказал, что мы вполне можем напоминать обитателей уединенной деревни в Новой Гвинее, которые стремятся наладить связь с жителями других островов с помощью тамтамов — огромных барабанов, — не подозревая, что в мире давно уже существует радиосвязь и телевидение.

Однако может также оказаться, что никаких телеграмм из космоса и не придет. Некоторые исследователи оценивают шансы существования в нашей галактике технически развитых цивилизаций, способных посылать сигналы необходимой мощности, как ничтожные. Ведь должно выполняться множество условий, при которых может возникнуть разумная жизнь достаточно высокого уровня.

Вот хотя бы некоторые из них:

1. Хотя светил в нашей галактике более 100 млрд, среди них не так уж много таких, которые способны излучать свет и тепло ровно и стабильно, как это делает наше Солнце на протяжении 5 млрд лет, чтобы обеспечить нормальные условия для развития жизни;

2. Планеты, на которых достаточно воды, должны находиться на строго определенном расстоянии от своих светил. Если бы, скажем, наша Земля всего на пять процентов от существующего расстояния приблизилась к Солнцу, то вся вода с нее испарилась бы, а если бы ушла на процент дальше-, то покрылась бы сплошным ледяным панцирем;

3. Жизнь не только должна возникнуть, развиться в многоклеточные структуры, но и в конце концов перебраться из воды на сушу — обитатели воды не могут пользоваться огнем, обрабатывать металлы и т. д.;

4. Цивилизация не только должна освоить различные средства межзвездной связи, но и находиться в пределах досягаемости радиоприема как во времени, так и в пространстве. В течение 4 млрд лет было бесполезно вести радиопередачи на Землю: ведь представители рода «хомо сапиенс» появились на ней 40 000 лет тому назад, а первые радиотелескопы — всего лишь не более полувека. И кто знает, сколько времени вообще просуществует наша технократическая культура?

Вот поэтому-то так велик разброс мнений: одни эксперты полагают, что во Вселенной существует не менее 50 млн цивилизаций, другие считают, что всего одна — наша...

Доктор Томас Мак-Донауф, который координирует поиски внеземных цивилизаций в американском «Планетном обществе», как-то оброни'л такую фразу: «Жизнь — крайне редкое явление, а разумная жизнь — тем более»...

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница