Взрослый словарик



Скачать 430.81 Kb.
страница1/3
Дата12.11.2016
Размер430.81 Kb.
  1   2   3
Е.И.Рогов. Психология группы. – М.: Владос, 2005. – 430 с. - (Серия «Азбука психологии»)
Глава 1. Что такое группа? (Страницы 10- 39)
ВЗРОСЛЫЙ СЛОВАРИК
Аффилиация – стремление человека быть в обществе других людей.

Взаимодействие (в психологии) – процесс непосредственного или опосредованного воздействия объектов (субъектов) друг на друга, порождающих их взаимную обусловленность и связь.

Взаимодействие межличностное – 1) в широком смысле – «случайный или преднамеренный, частный или публичный, длительный или кратковременный, вербальный или невербальный личностный контакт двух или более человек, имеющий следствием взаимные изменения их поведения, деятельности, отношений, установок; 2) в узком смысле – система взаимно обусловленных индивидуальных действий, связанных циклической причинной зависимостью, при которой поведение каждого из участников выступает одновременно и стимулом, и реакцией на поведение остальных.

Групповая динамика – совокупность социально-психологических процессов и явлений, происходящих в группе на всем протяжении ее существования – от образования до распада. В более узком смысле термин часто используется как показатель благополучия отношений в группе и эффективности совместной работы.

Личность – 1) индивид как субъект социальных отношений и сознательной деятельности; 2) определяемое включенностью в общественные отношения системное качество индивида, формирующееся в совместной деятельности и общении.

Межгрупповые отношения (в психологии) – совокупность социально-психологических явлений, характеризующих субъективное отражение (восприятие) многообразных связей, возникающих между социальными группами, а также обусловленный ими способ взаимодействия групп.

Межличностные отношения – субъективно переживаемые взаимосвязи между людьми, объективно проявляющиеся в характере и способах взаимных влияний, оказываемых людьми друг на друга в процессе совместной деятельности и общения.

Мировоззрение – система взглядов на объективный мир и место в нем человека, на отношение человека к окружающей его действительности и самому себе, а также обусловленные этими взглядами основные жизненные позиции этих людей, их убеждения, идеалы, принципы познания и деятельности, ценностные ориентации.

Общение – сложный, многоплановый процесс установления и развития контактов между людьми, порождаемый потребностями в совместной деятельности и включающий в себя обмен информацией, выработку единой стратегии взаимодействия, восприятие и понимание другого человека.

Общественное мнение – состояние массового сознания, заключающее в себе скрытое или явное отношение различных социальных общностей к проблемам, событиям и фактам действительности.

Пространство социальное – социально освоенная часть природного пространства как среды обитания людей, пространственно-территориальный аспект жизнедеятельности общества и предметного мира человека, характеристика социальной структуры общества с точки зрения «расположения» социальных групп и слоев, «пространства» (условий, возможностей) их развития. [конец страницы10]
Прежде чем познакомиться с человеком,

узнай: приятно ли его знакомство другим?

Козъма Прутков
ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЛОВА «ГРУППА»

Понять особенности поведения другого человека, объяснить своеобразие сложнейших его жизненных проявлений невозможно без раскрытия того социального окружения, психологической среды, в которой он живет и развивается. Этим окружением, прежде всего, можно назвать малые группы, участниками которых мы являемся.

Мы постоянно находимся среди людей. Дома нас окружают члены семьи, в школе – одноклассники, на улице – друзья и знакомые. Производственная бригада, экипаж космонавтов, школьный класе, воинское подразделение, научная лаборатория, неформальное молодежное объединение, спортивная команда, комитет руководителей, принимающих ответственные решения, персонал больничного отделения – это та психологическая среда, которая выступает основой развития как отдельной личности, так и человеческого общества в целом.

По сути дела находиться в одиночестве для людей не характерно, это, скорее, исключение из правил. Таких людей называют отшельниками, нелюдимами. А вспомните муки одиночества Робинзона Крузо на необитаемом острове и его радость встречи с Пятницей. Все это говорит о том, что человек – существо общественное, стремящееся находиться среди себе подобных.

Несколько человек вместе образуют группу людей. Само понятие «группа» многим знакомо, и, казалось бы, здесь нет никаких секретов. [11]

Однако происхождение слова «группа» имеет интересную историю, которую проследил известный московский профессор психологии А. И. Донцов.

Вопреки тому, что можно было бы предположить, говорит ученый, слово «группа» в европейских языках возникло сравнительно недавно, не раньше второй половины XVII в. Именно в это время французскими художниками был «завезен» на родину из Италии термин из сферы изящных искусств groppo, или gruppo, обозначавший несколько симметрично скомпонованных фигур, составляющих сюжет живописного, графического или скульптурного произведения. Чтобы называться «группой», эти фигуры должны были производить целостное художественное впечатление. Классический пример – скульптурная группа «Лаокоон» родосских мастеров Агесандра, Атенодора и Полидора (ок. 50 г. до н. э.). По свидетельству одного из французских социальных психологов, предпринявшего специальные этимологические изыскания, первое письменное появление французского термина groupe, от которого произошли его английский и немецкий эквиваленты, датируется 1668 г. Благодаря Мольеру это слово проникает в литературную речь, пока еще сохраняя свой технический оттенок. Достаточно быстро распространившись в живой речи для указания на соединенность некоторых элементов, лишь с середины XVIII в. во Франции оно начинает употребляться для обозначения совокупности реальных людей. Кстати говоря, в математику, где, как известно, интенсивно разрабатывается собственная теория групп, этот термин был введен Э. Галуа только в 1830 г., т. е. почти столетием позже. Если верить французским авторам Д. Анзье и Ж. Мартэну, «древние языки не располагали никаким понятием для описания малочисленной ассоциации людей, преследующих совместные цели».

История проникновения слова «группа» в русский язык не менее интересна. Некоторые штрихи этой истории можно наметить, ознакомившись с русскими толковыми и энциклопедическими словарями разного времени. Согласно М. Фасмеру, автору фундаментального этимологического словаря русского языка, слово «группа» заимствовано из немецкого gruppe, пришедшего, в свою очередь, из французского и итальянского. На его немецкое происхождение указывают и толковые словари русского языка с тех пор, как это слово в них попало. Если пока невозможно ответить как, то хотя бы ответим, когда это произошло.

Первый словарь Академии Российской слова «группа» не содержит. Первое упоминание его в толковых словарях русского [12] языка датируется лишь 1847 г. Было, правда, одно любопытное исключение. Изданный в 1803 г. «Новый словотолкователь, расположенный по алфавиту, содержащий разные в российском языке встречающиеся иностранные речения и технические термины, значение которых не всякому известно», – своеобразный словарь иностранных слов начала прошлого века – среди прочих заморских «диковин» приводит и слово «группа», которое определяется как «речение живописцев и скульпторов, взятое с итальянского и значащее собрание многих фигур, целое составляющих, так приноровленных, что глаз разом их озирает». Яркости и лаконизму этого определения большинству последующих остается только позавидовать. Кроме того, оно позволяет предположить, что немецкий мог и не быть единственным иноязычным первоисточником возникновения слова «группа» в русском языке, а появилось оно в России, скорее всего, не ранее XVIII в. Во всяком случае, современный академический «Словарь русского языка XI–XVII вв.» его не включает.

В первой половине XIX в. еще «не всякому известное» слово «группа» попадает в состав общеупотребительной лексики и перестает восприниматься как сугубо иностранное. Словарь церковно-славянского и русского языка (1847) не только приводит его, но и дает целых три значения: 1) совокупность, система однородных предметов, имеющих взаимную связь, 2) две или многие фигуры, поставленные вместе, 3) несколько островов, лежащих вместе. Через полустолетие в изданном в 1895 г. первом томе Словаря русского языка, составленного вторым отделением Академии наук, это определение повторяется почти дословно: собрание, совокупность, иногда система однородных предметов. Сферы применения термина, судя по данным в словаре примерам, весьма разнообразны: группа фигур, скульптурная, фотографическая, деревьев, островов, гор, пластов одного происхождения и даже мышечная группа. Словом, почти всякая, но представленная исключительно предметной совокупностью. Никакого намека на возможность назвать группой «собрание» живых, а не изваянных людей. Даже возвратный глагол «группироваться» проиллюстрирован в словаре минералогическим примером: кристаллы, группирующиеся в друзу.

Энциклопедические словари начала нынешнего века также трактуют «группу» в предметно-неодушевленном плане. Ф. А. Брокгауз и И. А. Ефрон этого слова вообще не дают, хотя приводят термин «группировка»– прием в музыкальном письме. Энциклопедия под редакцией С. Н. Южакова (1905), [13] как и несколькими годами позже опубликованная Русская энциклопедия, на слове «группа» отсылает к искусству или минералогии.

С каких же пор в русском языке словом «группа» стала обозначаться совокупность реально существующих людей? Первым официальным свидетельством существования такого словоупотребления может, по-видимому, служить «Толковый словарь живого великорусского языка» В. И. Даля (1880). Словом «группа» там обозначены: чета, купа, кучка; связь, сноп, цепь; грезд, грезно; кружок, толпа. Ко времени составления словаря живой разговорный язык позволял, стало быть, назвать группой некоторые скопления людей. Но только ли разговорный? И только ли во второй половине XIX в.?

Так, заглянув в первый том «Словаря языка А. С. Пушкина», легко установить, что дважды использованное поэтом слово «группа» один раз было употреблено в искомом смысле. Записывая в дневнике весной 1821 г. впечатления о похоронах кишиневского митрополита, он отметил, что пришедшие поглазеть «наполняли тесные улицы, взбирались на кровли и составляли там живописные группы». Безусловно, эта цитата не дает оснований безоговорочно утверждать об искомом смысле слова «группа». Скорее всего, на А. С. Пушкина произвела впечатление именно картинность расположения скопившихся людей, и сам термин еще не утратил здесь собственно эстетической нагрузки. Тем более, что второй раз, спустя пятнадцать лет, поэт его употребит в исконно итальянском значении, делясь в письме к жене впечатлениями о картине К. Брюллова «Взятие Рима Гензериком». Так что в начале XIX в. в русском языке слово «группа» оставалось, по-видимому, достаточно редким специальным термином, к реальным социальным группам практически не относящимся.

Во второй половине XIX столетия положение существенно меняется. Слово «группа» все чаще появляется в литературной речи, а на страницах философских и политических произведений используется и как синоним реальной социальной общности. К этому значению термина, начиная с опубликованных в 1859 г. «Очерков вопросов практической философии», неоднократно прибегает один из идеологов революционного народничества П. Л. Лавров. Употребляется выражение «социальная группа» и другими авторами. Здесь, однако, необходимо учитывать два обстоятельства. Во-первых, это могло быть результатом знакомства с зарубежными философскими и социологическими произведениями (о чем свидетельствует, [14] в частности, посвящение «Очерков» П. Прудону, как и многочисленные цитаты из его работ, в которых фигурирует слово «группа»). Во-вторых, возможно, в силу заимствования объем понятия «социальная группа» оставался крайне аморфным.

Уже на этапе своей предыстории значение термина «группа» восходит к двум корням: «узел» и «круг». Что касается первого, то именно таким был первичный смысл итальянского дгорро и родственного ему древнепровансальского grop. Второй корень обязан влиянию на формирование слова «группа» германского kluрре, означающего «множество», «скопление», «масса», а в варианте германского; же kruppe – «округлая масса». Показательно, что изданный во Франции Большой универсальный словарь XIX в, трактует французское graupе как искаженное французское же croupe, на основании чего правомерно предположить, что оба слова имели в основе идею круга. Вспомним теперь синонимический ряд, который приводит к слову «группа» В. И. Даль: купа, кучка, связь, кружок, грезд (иначе – гроздь, кисть или, как он сам определяет, «срослый комок»). Не требуется специальных изысканий, чтобы констатировать: смысловое поле русского слова «группа» весьма сходно с таковым же его западноевропейских прародителей. И что характерно, именно эти идеи – целостности я внутреннего единства – пронизывают всю историю осмысления малой группы и коллектива как социально-психологического феномена.

Хотя слово «группа» могло быть адресовано некоторой совокупности людей уже с середины XVlII в. (во всяком случае, во Франции), потребовалось полтора столетия, чтобы явление, им обозначаемое, стало предметом интереса психологов.


ПОНЯТИЕ ГРУППЫ В ПСИХОЛОГИИ
Первым экспериментом, поставленным в малой группе, принято считать исследование эффективности индивидуального действия, выполненного в одиночку и в условиях группы, проведенное американским психологом Н. Триплетом (1887 г.). Прошло еще несколько десятилетий, прежде чем исследование групп получило дальнейшее развитие в зарубежной социальной психологии. Так, в 20-е годы XX в. усилилась тяга к эмпирическим исследованиям, начался эмпирический бум в социальных науках, особенно в психологии и социологии. В. М. Бехтерев и М. В. Ланге в России, В. Меде в Германии, [15] Ф. Олпорт в США на основе большого количества исследований сделали единый вывод, что в условиях непосредственного контакта существенно изменяются протекание психических процессов и результативность деятельности человека. Более того, совместная деятельность сопровождается возникновением новых психологических феноменов, свойственных только группе лиц как единому целому. В процессе накопления научных знаний и развития методов исследования изменялось и определение малой группы. Постепенно преобладающим стало представление о группе как некоторой социальной реальности, качественно отличающейся от составляющих ее индивидуумов.

Важным этапом в развитии психологии малых групп стали 30-е годы XX в., ознаменовавшиеся рядом оригинальных экспериментальных исследований в лабораторных и полевых условиях и серьезными попытками разработки теории группового поведения. В этот период М. Шериф проводит лабораторные эксперименты по изучению групповых норм; Т. Ньюком исследует аналогичную проблему, но в полевых условиях; В. Уайт, применяя метод включенного наблюдения, реализует программу изучения реальных групп в трущобах большого города, а Ч. Барнард выдвигает идею двухмерного рассмотрения Группового процесса (с точки зрения решения групповых задач и со стороны поддержания внутреннего равновесия и сплочения). Данные исследования также внесли свой вклад в уточнение определения группы.

Особая роль в развитии психологии теории малых групп принадлежит К. Левину, который явился основоположником крупного научного направления, широко известного под названием «групповая динамика». Под его руководством были проведены исследования по изучению групповой атмосферы и стилей руководства, изменения стандартов группового поведения в процессе дискуссии и др. К. Левин одним из первых изучал феномен социальной власти (влияния), внутригрупповые конфликты, динамику групповой жизни.

Вторая мировая война явилась переломным моментом в развитии психологии малых групп за рубежом – в этот период возникает практическая потребность изучения закономерностей группового Поведения и эффективных приемов управления группами.

Новейшая история социальной психологии также пестрит разнообразными определениями сущности «малой группы». Исследователи сформулировали огромное количество всевозможных, часто случайных, порой весьма различающихся между собой и даже противоречивых по смыслу понятий. [16] И это неудивительно: в своих попытках соответствующим образом определить малую группу авторы, как правило, шля от собственного ее понимания, обращая внимание на те или иные стороны группового процесса.

Например, Р. Бейлз понимает под малой группой любое количество лиц, находящихся во взаимодействии друг с другом в виде одной непосредственной встречи или ряда встреч. Р. Мертон считает, что группа – это совокупность людей, которые определенным образом взаимодействуют друг с другом, осознают свою принадлежность к ней и считаются ее членами с точки зрения других. Одной из главных черт группы является определенный способ взаимодействия. Другая важная черта – чувство принадлежности к группе. Третья – идентичность группы с точки зрения посторонних.

Дальнейшие исследования показали, что группа в своих проявлениях настолько сложный и неоднозначный феномен, что ему трудно дать точное определение. Поэтому большинство авторов называют не единственный его признак, а целый их перечень. Группа представляет собой собрание индивидов, которые:

• часто взаимодействуют друг с другом;

• определяют себя как члены одной группы;

• разделяют общие нормы по поводу того, что их интересует;

• участвует в единой системе разделения ролей;

• идентифицируют себя с одними и теми же объектами и идеалами;

• воспринимают группу как источник удовлетворения;

• находятся в кооперативной взаимозависимости;

• ощущают себя как некоторое единство;

• координируют действия по отношению к среде.

Можно привести еще одно определение группы, данное французскими психологами Д. Анзье и Ж. Мартэн, которые попытались как-то упорядочить перечень основных параметров малой группы. С их точки зрения, малая группа характеризуется:

• ограниченным числом членов, таким, чтобы каждый был способен выработать свое представление обо всех остальных и аналогичным образом быть воспринятым каждым из них;

• совместным активным достижением общей цели, которая оценивается именно как цель группы и отвечает различным персональным интересам;

• эмоциональными взаимоотношениями между членами группы, возможностью возникновения подгрупп на основе выраженной симпатии или антипатии; [17]

• сильной взаимозависимостью образующих группу лиц, связанных чувством солидарности и морального единства даже вне совместных действий;

• распределением ролей между членами группы;

• выработкой общих норм и специфической групповой культуры.

Однако подобные подходы, несмотря на подробный учет всех параметров, рассматривают малую группу как изолированную от остального мира и функционирующую по особым, только ей присущим законам. Здесь забывается, что речь идет о малой социальной группе, входящей в более широкую структуру социальных отношений. В этом аспекте особое значение приобретает высказывание известного отечественного психолога Г. М. Андреевой, что «малая группа – это группа, в которой общественные отношения выступают в форме непосредственных личных контактов». Действительно, малые группы – не просто микросистемы. Они могут рассматриваться как микрокосмы больших обществ. Отсюда следует выводотом, что изучение малых групп – это источник эффективных умозаключений о социальных системах вообще. Более того, выявление закономерностей функционирования малых групп способствует лучшему пониманию процессов, протекающих в больших группах, гораздо менее доступных непосредственному эмпирическому изучению. Давая определение группе, Г. М. Андреева отмечает также, что это реально существующее образование, в котором люди собраны вместе, объединены каким-либо общим признаком, разновидностью совместной деятельности или помещены в какие-либо идентичные условия, обстоятельства и определенным образом осознают свою принадлежность к этому образованию. Если рассмотреть данное определение более подробно, можно отметить:

• реальность существования социальной группы связана с общественным разделением труда;

• общим объединяющим признаком могут быть национальная и классовая принадлежность, общие интересы и многое другое;

• выполнение совместной деятельности, например производственной, обязательно приводит к появлению группы;

• идентичные условия, например территориальная близость, могут быть одним из источников формирования социальных групп;

• человек обязательно должен осознавать свою принадлежность к группе, которая на уровне житейского языка проявляется в делении людей на «они» и «мы». [18]

Рассмотрев ряд определений малой группы, М. Шоу сформулировал основные моменты групповой жизни, которые выступают для разных авторов как признак группы. В результате обобщения он распределил их по шести основным категориям, отражающим общность:

• восприятие участниками группы отдельных партнеров и группы в целом;

• мотивации членов группы;

• групповые цели;

• организационные (структурные) характеристики группы;

• взаимозависимость;

• взаимодействия участников группы. Наверное, этот список можно продолжить.


ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ МАЛОЙ ГРУППЫ
Лучшему пониманию сущности малой группы способствует знакомство с реализуемыми ею функциями. Анализ групповой деятельности через функциональное строение позволяет интегрировать разнообразные точки зрения и продвинуться в решении вопроса о ее специфике. Рассмотрение явления с разных позиций является одним из требований системного подхода, которое, как указывает В. И. Гинецинский, предполагает, что для каждой из выделенных подсистем должен быть свой набор показателей. Подобный подход также соответствует основным требованиям и системного изучения группы. Обычно под функцией понимается преобразование чего-либо одного во что-то другое в зависимости от изменения другого явления или определенный вид активности, работы, обязанности, круг деятельности. В любом случае на передний план выдвигается сознательное и целесообразное изменение окружающего мира, формирование самого человека. Функциональная структура группы является чрезвычайно информативной для определения ее сущности и феноменологии. Функция организует направленность действий, опредмечивается в материале и средствах труда, становится, таким образом, одним из актуальных мотивов деятельности группы, осмысливается в виде конкретных целей, предвидимых и получаемых апостериорно результатов, наконец, контролируется и оценивается с точки зрения достигнутых результатов как реализованная или нет. [19]

К основным функциям малой группы относятся социализация, инструментальные функции, экспрессивные, психологической поддержки, упорядочения взаимодействия.



Функция социализации проявляется в том, что именно в малой группе индивид знакомится с нормами, традициями, ритуалами и прочими законами жизни, принятыми в обществе. В такой малой группе как семья человек целенаправленно готовится к будущей жизни, познает окружающий мир, овладевает первичными навыками коллективного труда и проч. Именно окружающие взрослые научили нас говорить, читать, писать, правильно есть, пить, одеваться, вести себя в обществе других людей. Общение ребенка и взрослого – это не только передача первому суммы умений, навыков и знаний, которые он механически должен усвоить. Здесь необходимо отметить сложные процессы взаимных влияний, обогащений и изменений. Мы зачастую активно и критично принимаем предлагаемые нам чужими людьми слова, сравниваем их с тем, что мы уже знаем, слышали от других.

В процессе социализации ребенок становится личностью. В этом отношении группа выступает как «трамплин», запускающий человека в дальнейшую жизнь. Конечно, из правил бывают исключения, и не всегда «приземление» бывает удачным, так же как не все группы одобряемы обществом. В этих противоправных группах человек тоже социализируется, но эта социализация носит антигуманный характер.

  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница