Взаимоотношения США и бразилии в контексте становления современного мирового порядка



страница1/2
Дата09.05.2016
Размер0.59 Mb.
  1   2
УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИНСТИТУТ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ И КАНАДЫ



На правах рукописи

ОРЛОВА Анна Сергеевна

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ США И БРАЗИЛИИ В КОНТЕКСТЕ СТАНОВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОГО МИРОВОГО ПОРЯДКА

Специальность 23.00.02 – Политические институты,

процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Москва

2011


Работа выполнена в Институте Соединенных Штатов Америки
и Канады РАН

Научный руководитель – доктор исторических наук, профессор

Кременюк Виктор Александрович
Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

Косов Юрий Васильевич;

доктор исторических наук

Батюк Владимир Игоревич
Ведущая организация – Учреждение Российской академии наук

Институт Латинской Америки РАН

Защита состоится __________ 2011 г. в ___ часов на заседании

Диссертационного совета Д 002.244.02

при Учреждении Российской академии наук

Институте Соединенных Штатов Америки и Канады РАН

по адресу:

123995, Москва, Хлебный пер., 2/3, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке
Института США и Канады РАН

Автореферат разослан ______________ 2011 г.


Учёный секретарь

Диссертационного совета,

кандидат политических наук Н.А. Гегелашвили


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы диссертационного исследования. Процесс формирования нового мирового порядка на рубеже XX–XXI веков требует фундаментального теоретического и прикладного исследования. Окончание «холодной войны» и эры биполярности поставило перед исследователями ряд новых проблем. История международных отношений до середины 1980-х – начала 1990-х годов представляется развитием определенных политических систем мироустройства – Вестфальская, Версальско-Вашингтонская, Ялтинско-Потсдамская, имевших в своей основе идею национального государства и суверенитета. Соответственно, и теоретико-методологические разработки – реализм, либерализм, марксизм, тесным образом были связаны с реалиями мировой политики. Однако ее развитие в конце XX столетия продемонстрировало явную деформацию данных схем существования и взаимодействия государств в международной системе. Такое изменение связано с тем, что степень определенности развития современных международных отношений весьма низкая, а возможность реализации непредвиденных сценариев, наоборот, высока.

Интерес к теме продиктован текущими процессами в мировой политике и экономике. Что же представляют собой современные международные отношения? Какова конфигурация глобального политического порядка? Актуальность исследования обусловлена в первую очередь перспективами получения ответов на данные вопросы, имеющие как теоретическое, так и прикладное значение.

Безусловно, изучая специфику современных международных отношений, можно сделать вывод о том, что в переживающем период глубокой трансформации мироустройстве существует разделение государств на группы. Одной из них является объединение развитых (и в политическом и в социально-экономическом смысле) государств во главе с Соединенными Штатами Америки, которые, осуществляя свою внешнюю политику в разных точках мира, значительно влияют на глобальную политическую повестку дня. Классическим примером, подтверждающим наличие объединения богатых развитых государств, является политико-экономический форум стран «Большой восьмерки».

Вторая группа представляет собой ряд быстроразвивающихся государств, претендующих на повышение международного статуса и расстановку сил в свою пользу, а, соответственно, на изменение правил взаимодействия на мировой политической сцене. Речь в первую очередь идет о так называемых государствах БРИК1 – Бразилия, Россия, Индия и Китай, – объединенных по общему критерию бурного экономического роста. Среди этих государств Бразилия представляет собой наиболее интересный исследовательский случай. Сегодня это одна из самых быстроразвивающихся стран не только в Южной Америке, но и во всем мире – занимает пятое место по размеру территории и численности населения (192 млн.чел.), входит в десятку самых богатых государств по объемам ВВП (по данным МВФ и Всемирного банка). Помимо того, что Бразилия является членом ВТО, южноамериканской организации Меркосур, она приглашается на саммиты «Большой восьмерки» и претендует на место постоянного члена Совета Безопасности ООН. В совокупности все эти факты свидетельствуют о стремлении Бразилии добиться политически более весомого положения в мире, что не может не повлиять на ее отношения со странами первой группы, в том числе с одним из центральных игроков на мировой арене – США, а, следовательно, и на изменение международного политического равновесия.

Актуальность исследования в первую очередь связана с тем, что Соединенные Штаты, занимая лидерские позиции в современной системе международных отношений, безусловно, вынуждены реагировать на появление новых сильных игроков на мировой политической сцене, особенно если последние являются еще и влиятельными соседями по региону и в целом по полушарию. В свою очередь некий установленный международный баланс тем самым подвергается значительным изменениям в силу оспаривания лидерства в мировой политической системе.

Безусловно, современные международные отношения характеризуются отнюдь не только наличием группы развитых стран во главе с США, имеющих своей целью укрепить лидирующие позиции, и группы БРИК, стремящихся изменить правила игры, в первую очередь в силу комплексности и многоуровневости взаимосвязей и взаимодействий на мировой арене. Однако международная обстановка указывает на тот факт, что в мировой политической и экономической повестке дня проблема устойчивости мирового порядка в период первого десятилетия XXI века, когда ресурсы Соединенных Штатов вызывают у исследователей и политиков все больше вопросов, а перспективы вхождения государств БРИК в глобальные структуры все более очевидны, играет значительную роль и влияет на конфигурацию политико-экономических связей субъектов мировой политики.

Проблема диссертационного исследования. Каким образом и по каким принципам формируется современный глобальный политический порядок в условиях наличия сильных мировых держав (как США) и появлении новых быстроразвивающихся государств на мировой сцене? В диссертации указанная проблема рассматривается через призму взаимоотношений США (как сложившегося лидера в системе международных отношений) и Бразилии (как субъекта регионального уровня, претендующего на вхождение в структуры мирового политико-экономического порядка).

Степень научной разработанности проблемы. Проблема принципов формирования международных отношений и построения политического порядка на глобальном уровне является одной из классических тем науки о международных отношениях, которая также исследуется в рамках исторической, политологической, экономической науки и в рамках геополитики как отечественными, так и зарубежными авторами.

Сложившиеся направления и школы по изучению структур мировой политики включают в себя ставшие классическими работы Г. Моргентау (в рамках реализма), Р. Кеохейна и Дж. Ная (в рамках либерализма и неолиберализма), Ф. Рацеля и К. Хаусхофера (в рамках геополитики), И. Валлерстайна и Ф. Броделя (в рамках неомарксизма и мир-системных теорий), С. Хантингтона (в рамках социокультурного подхода), А. Вендта (в рамках конструктивистского подхода). Несмотря на безусловную ценность данных трудов, в которых заложены основные теоретико-методологические рамки исследования международных отношений, стоит отметить, что процессы глобализации приводят к необходимости уточнения и корректировки применения этих теоретических концепций к анализу современной ситуации на мировой сцене. Политические процессы конца 1980-х – 1990-х годов привели к распространению в науке о международных отношениях постмодернистского подхода к пониманию мировых процессов (Дж. Дер-Дериан, Р. Кокс). Сложность мировой структуры и взаимоотношений разных субъектов, являющаяся следствием трансформаций политических систем в конце 1980-х годов, представляется в рамках данного подхода ключевым элементом для осмысления мирового порядка.

1990-е годы поставили перед исследователями проблему осмысления новой конфигурации взаимоотношений на мировой сцене после окончания «холодной войны». Ученые начали активно разрабатывать и предлагать миру теории о новой системе мироустройства, пришедшей на смену эпохи биполярности. Вопрос о новом полюсе (полюсах) мирового политического и экономического развития стал центральным в политической науке. Классическими концепциями стали теория Ф. Фукуямы о победе западной цивилизации и противоположная теория С. Хантингтона о столкновении цивилизаций. Однако политическое развитие отношений субъектов мировой политики и экономики начала XXI века привело к новому этапу переосмысления логики мирового порядка. В отечественной науке наиболее полно проблема формирования структур мирового политического порядка отражена в работах профессора В.М. Сергеева.

Огромное количество новых данных, имеющих большую степень актуальности для диссертационного исследования, а также изучение собственно современного периода объясняют специфику историографического раздела исследования. В рамках изучения указанной темы все большее значение приобретают оригинальные источники и их непосредственный анализ.

В контексте диссертационного исследования важно отметить, что основную часть историографии можно условно разделить на несколько смысловых разделов.

Первый раздел, посвященный исследованию истории и политики Бразилии, включает в себя работы как отечественных авторов, так и зарубежных. Анализ историко-политических и социокультурных особенностей бразильского государства позволяет сделать принципиально важные выводы о современном состоянии бразильского общества. Большая часть монографий в отечественной науке принадлежит исследователям Института Латинской Америки РАН и включает в себя как сборники по истории Латинской Америки2, так и работы отдельных авторов – Окуневой Л.С., Глинкина А.Н., Коваля Б.И., Ермолаева В.И., Слезкина Л.Ю., Константиновой Н.С., Мартынова Б.Ф.3.

Следующая группа монографий и научных статей включает в себя работы зарубежных исследователей, посвященные историческому процессу освоения территорий южноамериканского континента, в частности открытию и колонизации Бразилии. Особенно интересно исследование Д. Бушнелла, раскрывающее истоки формирования государственности в странах Латинской Америки4. Весомый вклад в изучение проблематики отношений метрополии и колоний в рамках таких морских держав, как Португальская и Голландская империи, внесли работы английского историка Ч.Р. Боксера5. Формирование, устройство и политика внутри Португальской империи являются серьезным фактором понимания специфики современных государств – бывших колоний, в том числе и Бразилии. Важной группой являются работы зарубежных авторов, посвященные формированию государства и нации Бразилии в период ее нахождения под властью португальской короны, а также историко-политическим, экономическим и культурным особенностям независимого бразильского государства (Ж. Абреу, Д. Алден, Р. Бармен, Л. Бэтчелл, Ф. Дутра, Д. Рассел-Вуд). Некоторые труды бразильских авторов, которые посвящены анализу истории и политики Бразилии, переведены на русский язык (Р. Фако, Р. Помбу, Н. Содре, С. Буарке де Оланда).

Литература по анализу взаимоотношений государств в Западном полушарии интересна в первую очередь с точки зрения выявления специфических черт политики США в Латинской Америке. Это как исследования отечественных авторов (Л. Клочковский, В. Сударев6), так и зарубежных7. Следует отметить, что интеграционные процессы в Латинской Америке и попытки воздействия Соединенных Штатов на регион8 в целом и на государства по отдельности в значительной степени повлияли на американо-бразильские отношения.

Современным американо-бразильским отношениям в рамках двустороннего взаимодействия, а также стратегии США по отношению к Бразилии посвящен ряд работ как американских, так и бразильских исследователей. Особый интерес вызывают труды президента центра Межамериканский диалог, члена Совета по международным отношениям Питера Хакима9, занимающегося анализом стратегий Вашингтона в странах Латинской Америки. Одним из основных тезисов автора является утверждение, что растущая экономическая и политическая роль Бразилии приводит к принципиальному изменению конфигурации взаимодействия субъектов в межамериканской политике, несмотря на ограниченное влияние Бразилии в регионе, в частности, в Центральной Америке.

Необходимо отметить, что американо-бразильские отношения в рамках региональной и мировой политики вызывают в научно-экспертной среде большой интерес. Латинской Америке и ключевым субъектам региона, таким как Бразилия, во внешнеполитической стратегии президента Б. Обамы уделяется явно больше внимания, что приводит к появлению значительного количества исследований и аналитических докладов ведущих научно-исследовательских центров и аналитических институтов. Особенное значение в рамках исследования имеют доклады-исследования и доклады-рекомендации, подготовленные Институтом Брукингс10 и Советом по международным отношениям11.

Отдельным блоком необходимо выделить работы, связанные с изменениями системы международных отношений в начале XXI века, вызванными, с одной стороны, глобальными претензиями Бразилии на вхождение в число мировых лидеров, с другой – формированием новых международных форумов, оспаривающих безусловное до этого лидерство США (В. Давыдов, Б. Мартынов)12. В западной историографии существует огромное количество исследований и монографий, посвященных изменениям в мировой политике, в том числе формированию группы БРИК и влияния, которое она оказывает на изменение международного политического и экономического баланса сил. В том числе роль бразильской составляющей в БРИК и взаимодействие Бразилии и США в рамках этого контекста широко изучается директором Института Бразилии в Международном центре Вудро Вилсона и активным участником слушаний в Конгрессе США П. Сотеро13.

Объект исследования – взаимоотношения США и Бразилии в контексте становления современного мирового порядка.

Предмет исследования – генезис отношений Соединенных Штатов как субъекта политики, имеющего глобальный статус, и Бразилии как субъекта политики, претендующего на получение глобального статуса.

Цель исследования – анализ эволюции взаимоотношений между США и Бразилией в процессе формирования нового мирового порядка, в котором США являются политическим субъектом мирового уровня и одним из безусловных лидеров в процессе принятия глобальных политико-экономических решений, а Бразилия претендует не только на роль регионального лидера, но и крупной державы глобального масштаба.

Для достижения цели необходимо решение ряда задач.



  1. Анализ внутренней специфики Бразилии как регионального лидера и потенциального глобального субъекта в формирующемся мировом политическом порядке.

Как только мы начинаем говорить о растущей роли современной Бразилии, возникает принципиально важный вопрос: почему именно Бразилия из всех латиноамериканских и карибских стран претендует на одну из ведущих ролей на мировой арене? Какие и откуда у этой страны ресурсы для реализации своих политических устремлений на мировой арене? С этой точки зрения представляется актуальным и важным исследование специфики Бразилии в ее не только и не столько внешнеполитическом, а скорее внутриполитическом, историческом и социокультурном измерениях. Анализ исторической и политической традиций Бразилии позволит ответить на вопрос, почему именно Бразилия претендует на региональное лидерство и активное участие в мировой политике и в чем ее специфика на современном этапе развития.

  1. Исследование взаимоотношений США и Бразилии в контексте эволюции интеграционных процессов в Западном полушарии. В том числе анализ роли бразильского и американского государств в латиноамериканской политике и интеграции.

  2. Анализ вариантов формирования нового глобального политического порядка с учетом глобальных претензий Бразилии и соответствующей реакции Соединенных Штатов. В решении этой задачи особое значение имеет рассмотрение феномена БРИК и его роли в мировой политике.

  3. Выявление возможных перспектив дальнейшего взаимодействия Соединенных Штатов и Бразилии путем анализа стратегий американского правительства по отношению к Бразилии и бразильского руководства по отношению к США.

Теоретической и методологической базой исследования является междисциплинарный подход, представляющий собой совокупность теоретико-методологических идей и инструментов политологической, исторической и экономической науки, применяемых для анализа международных отношений. Междисциплинарный подход позволяет рассмотреть проблему взаимоотношений США и Бразилии под разными углами зрения – и в рамках двусторонних отношений, и в региональном и глобальном политико-экономическом контексте.

В качестве основных методов исследования были использованы проблемно-хронологический (позволивший оценить эволюцию бразильского государства, а также генезис американо-бразильских отношений) и сравнительный (позволивший провести анализ специфики роли Бразилии и Соединенных Штатов в регионе, полушарии и мире) методы, также широко использовались методы анализа и синтеза.

Анализируя процесс формирования современного мирового порядка, необходимо определить понятие «мировой политический порядок». Наиболее подходящим содержанию диссертационного исследования является определение, предложенное В. Сергеевым и А. Казанцевым, основанное на коммуникационной модели социума Ю. Хабермаса. Структуры мирового политического порядка – это «регулярные коммуникационные взаимодействия различных политий или политических систем»14. Причем под политическими системами не обязательно понимается только государство, это могут быть и другие общественные объединения. Политический порядок, по концепции В. Сергеева и А. Казанцева, состоит из структур трех уровней – структуры локального порядка, структуры регионального порядка и структуры мирового порядка. Любая из них должна характеризоваться регулярными коммуникационными взаимодействиями и устойчивыми структурами власти внутри политий. В результате усложнения и взаимодействия структуры локального порядка (к которым относятся не только государства, но и другие формы общественных объединений), могут эволюционировать в структуры регионального порядка, а последние – в структуры мирового порядка. Изучение мирового порядка и глобальных структур представляется возможным авторам этой концепции через анализ международных организаций, главной из которых является ООН и в частности СБ ООН. Взаимодействие США и Бразилии представляется в данном теоретическом контексте весьма интересным исследовательским случаем. США занимают лидирующие позиции практически во всех основных международных организациях, Бразилия же претендует на постоянное членство в таких организациях (форумах), как СБ ООН или «Большая восьмерка». Таким образом, взаимодействие этих двух субъектов по данному вопросу может привести к изменению международных структур, а значит к трансформации содержания отношений на мировой сцене. А появление новых глобальных организаций и форумов, например, БРИК, ведет к еще большему усложнению системы мирового порядка.

Источниковая база исследования. Источниковую базу исследования можно поделить на следующие группы:



  • выступления, интервью, доклады и публикации высших лиц Бразилии – президентов Бразилии Фернандо Энрике Кардозо и Луиса Инасио Лула да Силва15, министров иностранных дел Луис Фелипе Лампрейа, Селсо Лафера, Селсо Аморима16, а также совместные заявления глав государств БРИК17;

  • выступления, интервью, доклады и публикации политической элиты США, опубликованные на сайте Белого дома США и сайте Государственного департамента США, в частности, президентов Дж. Буша-мл., Б. Обамы18, государственного секретаря Х. Клинтон19, советника государственного секретаря по Западному полушарию А. Валенсуэлы20;

  • документы, отражающие ключевые области сотрудничества Бразилии и США21;

  • особенное значение в рамках исследования имеют доклады-исследования и доклады-рекомендации, подготовленные американским инвестиционным банком ГолдманСакс22;

  • тексты слушаний Конгресса США23;

  • материалы печатных средств массовой информации США и Бразилии – газеты Нью-Йорк таймс, Вашингтон пост, Фолья джи Сан Паулу, У Глобу и др., журналы Тайм и др., британские газеты и журналы – Файненшиал таймс, Экономист и др., отечественные печатные СМИ – Российская газета и др.;

  • новостные материалы официальных электронных ресурсов, в том числе общенациональных телекомпаний (Си-эн-эн), опубликованные на соответствующих сайтах.

Научная новизна исследования определяется актуальной постановкой научной проблемы и объектом исследования: эволюция американо-бразильских отношений в условиях трансформирующегося мирового порядка. В исследовании выявлены особенности не только и не столько двусторонних взаимоотношений США и Бразилии, сколько специфика взаимодействия государства, имеющего статус мировой державы, и государства, обладающего значительным региональным влиянием и стремящимся повысить свой статус в мировой политике. Также были определены факторы, влияющие на американо-бразильские отношения в условиях трансформирующейся системы международных отношений. Была определена роль БРИК в американо-бразильском взаимодействии и его значение в процессе включения Бразилии в систему глобального порядка.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Теоретическая значимость исследования состоит в том, что на основе большого количества проанализированного материала и сделанных выводов можно разрабатывать и совершенствовать теоретические положения, касающиеся формирования мирового порядка, его принципов и конфигураций эволюции. Практическая значимость исследования заключается в том, что выводы и рекомендации, полученные в процессе работы, полезны для государственных структур Российской Федерации, занимающихся выработкой внешней политики, т.к. понимание специфики взаимоотношений в Западном полушарии полезно для формирования адекватной оценки российских намерений и стратегий в отношении региона и его отдельных субъектов.

Апробация результатов исследования. Основные положения и ряд выводов были отражены в публикациях автора (общим объемом около 5 а.л.), а также в выступлениях на научно-практических конференциях – выступления автора на V Конвенте РАМИ 26–27 сен­тября 2008 г. «Мировая политика: взгляд из будущего» на тему «Бразилия в системе современного мирового порядка» и на VI Конвенте РАМИ 24–25 сентября 2010 г. «Россия и мир после мирового кризиса: новые вызовы, новые возможности» на тему «Новая стратегия США в отношении Латинской Америки: реальность или декларация».

Автор принимал участие в двух проектах (исследовательской группы в составе В.М. Сергеева, Е.С. Алексеенковой, К.Е. Коктыша, К.Е. Петрова, А.С. Орловой, Е.С. Чимирис) по заказу Аналитического центра при Правительстве РФ. В рамках проектов были подготовлены доклады «Методология создания когнитивной карты мировой политики» и «Прототип системы когнитивного картирования сценариев развития международной экономической ситуации в среднесрочной перспективе». Исследование в первом проекте было связано с анализом бразильской составляющей феномена БРИК и составлением когнитивной карты дискурса бразильской политической элиты и экспертного сообщества вокруг БРИК. Во втором проекте исследование автора было посвящено анализу стратегий администрации Б. Обамы в отношении Латинской Америки в период после мирового финансово-экономического кризиса.

Структура исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников и литературы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
В первой главе – «Эволюция становления Бразилии в межамериканской системе» – содержится анализ процесса становления бразильского государства в рамках межамериканской системы (в данном случае имеется ввиду государства обеих Америк, то есть Западное полушарие) и специфики той роли, которую Бразилия играет в качестве регионального лидера в Латинской Америке.

Первый параграф главы «Политико-исторические и социокультурные предпосылки современного положения Бразилии» посвящен детальному анализу предпосылок становления Бразилии в качестве современного, наиболее близкого по уровню политического и экономического развития к странам Запада, государства и, соответственно, формированию политической традиции бразильского государства и общества (по этой причине анализ охватывает период до начала XX века, историко-политические особенности Бразилии в XX веке затрагиваются в последующих главах диссертации). В данном параграфе рассматриваются ключевые специфические черты политической истории Бразилии, обусловившие ее современные положение в регионе и полушарии. К указанным особенностям можно отнести следующее.

Во-первых, открытие и первые поселения европейцев на побережье Бразилии. После путешествия португальских мореплавателей к атлантическим берегам Южной Америки сами португальцы не спешили осваивать новые земли, не найдя на них ничего полезного на первый взгляд, а их европейские соседи – французы были заинтересованы в освоении новых территорий, а значит в получении новых ресурсов. Поэтому первые десятилетия XVI века характеризуются влиятельным присутствием представителей Французской колониальной империи в Бразилии. Можно предположить, что первые десятилетия после открытия Бразилии – это возможность альтернативного развития истории страны, когда вполне реальным было утверждение французов на этих территориях.

Во-вторых, ввоз рабов как основной рабочей силы из Африки на территорию Бразилии, начиная с XVI века. Использование африканских рабов для работы на плантациях сахарного тростника и кофе, а впоследствии на золотых приисках, стало отличительной чертой португало-бразильских отношений, которая сформировала особенную структуру экономики и политики колонии. Ни одна из колоний Испанской короны не использовала в таком количестве рабский труд африканского населения. Сопоставимая ситуация наблюдалась, видимо, лишь во французской колонии Гаити, куда в XVII веке были ввезены африканские рабы. Таким образом, рабовладение и работорговля стали отличительными признаками Бразилии, которые выделяли ее среди стран Латинской Америки, и, с другой стороны, сближали с островными странами Карибского бассейна.

В-третьих, построение отношений Бразилии и Португалии в рамках имперско-колониальной системы. Изначально имеющая довольно свободные связи с Португалией (только торговые отношения через сеть торговых портов), позже разделенная на наследственные капитании, попавшая в зависимость в экономическом и финансовом плане, Бразилия в начале XIX века приобрела статус, равный по значению с метрополией, и стала практически центром огромной империи (в данном случае имеется ввиду переезд королевского двора Португалии в Рио-де-Жанейро).

В-четвертых, политические преобразования в Бразилии – будь то получение независимости или отмена рабства посредством принятия «Золотого закона» – носили относительно мирный и бескровный характер. В отличие от стран, зависимых от Испанской империи, особенно Мексики, боровшейся против власти креолов десятилетиями, Бразилию не сотрясали в таком количестве революции и бунты.

Итак, представляется возможным сделать вывод о том, что указанные выше черты являются основой политической истории Бразилии, определившей ее современное положение в регионе и мире.

Во втором параграфе главы «Базовые характеристики бразильского общества» речь идет о том, что Бразилия в современном мире является одним из самых ярких примеров сложного многокультурного общества, наряду с такими странами, как Соединенные Штаты Америки, Швейцария, Канада, Австралия и другие. Существование и взаимодействие представителей различных культур в Бразилии – это не результат современных политических трансформаций (здесь имеется в виду изменение национального состава населения той или иной страны под воздействием иммиграционных потоков), а результат ее длительного исторического развития. В параграфе указаны и проанализированы основные источники формирования бразильского общества: европейцы, индейцы и африканцы.

Анализ социокультурных особенностей имеет принципиальное значение для понимания основ сегодняшних намерений политического руководства страны, которые выражены в заявлениях о региональном статусе лидера Бразилии.

Для становления структур регионального порядка, по мнению В. Сергеева и А. Казанцева, возможны два пути. Первый путь – через наследие «мировой» империи с универсалистской идеологией. Второй – через торговые и культурные обмены. С одной стороны, Бразилия, являясь колонией Португальской империи и одно время даже центром (метрополией), переняла очень многие характерные имперско-колониальные традиции и связи с другими зависимыми территориями. С другой стороны, бразильская нация сама по себе является результатом культурного «обмена», которому способствовали, кстати говоря, весьма тесные торговые связи. Таким образом, Бразилия оказывается в двойственной ситуации. С одной стороны, это страна, имеющая общие историко-политические традиции и связи с испанской Латинской Америкой и, соответственно, с католической Европой, а, с другой стороны, безусловно, имеющая лидерство в современном португалоговорящем сообществе. Таким образом, Бразилия является неотъемлемой частью, по сути, двух регионов, а значит, обладает большими возможностями для вхождения в структуры мирового порядка.

В третьем параграфе «Бразилия как региональный лидер: отличительные черты современного положения Бразилии в Западном полушарии» путем проведения сравнительного исследования делается общий вывод о «современности» бразильского государства и обоснованности ее претензий на роль регионального лидера.

Претензии Бразилии на изменение процесса формирования современного мирового порядка, в частности желание вступить в такие глобальные институты, как Совет Безопасности ООН и «Большая восьмерка», явно обусловлены рядом причин не только внешнеполитического, но, скорее, носящих внутриполитический, внутриэкономический и внутрисоциальный характер. Основная гипотеза данного параграфа диссертационного исследования состоит в том, что Бразилия как государство и социум сама по себе имеет ярко выраженную специфику и те особенности, которые выделяют ее среди стран Латинской Америки и Карибского бассейна. Однако главной проблемой является понимание того, в чем состоит бразильское отличие от соседних стран, помимо португальского языка как первого специфического отличительного признака бразильского общества.

Для того, чтобы понять положение Бразилии в регионе, представляется возможным провести небольшое сравнительное исследование: современную ситуацию в Бразилии и ее статус на мировой арене можно сравнить со следующими латиноамериканскими государствами – Мексика, Аргентина и Венесуэла. Во-первых, Бразилия, Мексика, Аргентина и отчасти Венесуэла, хоть и в меньшей степени, являются сопоставимыми исследовательскими случаями. Эти государства можно сравнивать как по формальным показателям (территория, численность населения и т.п. – хотя именно следуя этим критериям, достаточно трудно сопоставить данные Бразилии и Венесуэлы), так и по политическому, экономическому, социальному и внешнеполитическому векторам развития, в том числе и особенностям «левого поворота» в этих странах. Во-вторых, помимо сопоставимости, выбранные государства представляют собой наиболее активных игроков в регионе и в мире на протяжении всего своего исторического развития, которых отличает своеобразная внешняя политика, в том числе отношения с «большим» соседом США. И последнее, что необходимо отметить: эти государства являются «представителями» разных субрегионов Латинской Америки. Принято считать, что вся территория Латинской Америки делится на следующие субрегионы: Месоамерика, или страны Карибского бассейна (Мексика, Центральная Америка, часть побережья Южной Америки, острова Вест-Индии), Андские страны (Венесуэла, Колумбия, Перу, Боливия, Эквадор, Чили) и страны Ла-Платы (Аргентина, Бразилия, Уругвай, Парагвай).

Итак, для сравнительного исследования были взяты четыре государства – Бразилия, Аргентина, Венесуэла, Мексика. Критерии сравнения представляется возможным объединить в несколько больших групп.

Первая группа включает разного рода экономические и социально-экономические показатели: формальные данные об объемах ВВП, ВВП на душу населения, динамика экономического роста и др. Однако основное внимание будет сосредоточено на наличии/отсутствии инновационного сектора экономики и, соответственно, на развитии образования и науки.

Вторая группа включает в себя критерии политического характера. Это и базовые традиции политической истории стран во времена имперско-колониальных отношений, и стабильность / нестабильность политического развития после обретения независимости, и соотношение с тенденциями «левого поворота» сегодня и др.

Следующую группу критериев можно определить как включенность в мировую политику (членство в международных организациях, например) и отношения с основными игроками на мировой арене.

Проведенный сравнительный анализ позволил сделать предположение о том, что из всех латиноамериканских стран Бразилия наиболее близка к развитым странам Запада по уровню, в первую очередь, экономического и политического развития. Современная Бразилия, играя роль лидера южноамериканского континента, сочетает, с одной стороны, способность отвечать на разнообразные современные вызовы не только в регионе, но и на глобальном уровне, а с другой – специфические историко-политические и социокультурные черты, позволившие ей добиться положения в мире как «современного», наиболее близкого к развитым странам государства.

Во второй главе – «Взаимоотношения США и Бразилии на современном этапе» – анализируются эволюция взаимоотношений Соединенных Штатов Америки и Бразилии и генезис американо-бразильских взаимоотношений в контексте трансформации баланса власти в регионе, полушарии, мире.

В первом параграфе «Истоки межамериканского сотрудничества и проблемы региональных взаимоотношений» содержится анализ эволюции идеи межамериканского сотрудничества и генезис роли США и латиноамериканских государств в этом процессе.

Исторические события в Западном полушарии в конце позапрошлого – начале прошлого века сложились таким образом, что США оказались одним из самых развитых государств и в политическом, и в экономическом плане. Глобальные амбиции в широком масштабе у молодого государства еще не проявлялись, а лидерство в регионе двух Америк представлялось весьма удачной и выгодной перспективой. Поэтому изначально идея межамериканского сотрудничества (сотрудничество американских государств в рамках Западного полушария) и создание панамериканского объединения принадлежала именно Соединенным Штатам, намеревавшимся играть роль локомотива. До некоторого времени североамериканское государство, не всегда используя легальные и легитимные методы, справлялось с этой ролью на обоих континентах. Однако уже в середине века оказалось, что, если с северным соседом (Канадой) отношения складываются более или менее в позитивном русле, то с южными государствами напряженность, вместе с возможностью превращения потенциальных конфликтов в реальные, наоборот увеличивалась. Южная и Центральная Америка постепенно вытесняли своего «большого соседа» из дел внутренней политики и собственной интеграции. В итоге, в конце XX века США оказались перед фактом практически невозможности воплощения в политическую реальность единого межамериканского объединения.

Таким образом, государства Западного полушария прошли путь от идеи общей межамериканской к отдельным североамериканской и южноамериканской интеграции. Тем не менее, США, не желая терять собственного влияния и позиций в Южной и Центральной Америке, стремились сохранить роль лидера в регионе, что им, как показала практика, не удалось. Ввиду собственных интеграционных тенденций неприятия и непринятия США в качестве направляющего и руководящего лидера, южноамериканские государства встали перед проблемой поиска нового лидера.

Большинством историков и политологов, изучавших и продолжающих заниматься проблематикой межамериканского взаимодействия, признан исторический факт несоизмеримости отношений между США и их южными соседями. «Асимметрия мощи и влияния, экономического потенциала и политического веса – это та данность, которая изначально была заложена в систему отношений между Соединенными Штатами и государствами Латинской Америки и Карибского бассейна»24. Анализируя политическую историю двух континентов на протяжении конца XIX – конца XX века, вряд ли найдутся убедительные аргументы для опровержения этого тезиса. Однако политические и экономические тенденции начала нашего столетия позволяют исследователям несколько скорректировать выводы относительно непропорциональности в отношениях между Южной и Центральной Америкой и их «большим соседом». Все чаще специалисты говорят о том, что США потеряли былое влияние на южноамериканском континенте, где все большую и большую роль, накапливая экономическую мощь и политическую силу, начинают играть такие быстроразвивающиеся государства, как Бразилия.

Однако не всем экспертам свойственно такое пессимистическое отношение по поводу места и роли Соединенных Штатов в современной латиноамериканской политике и особенно экономике.

Истоки идеи о межамериканском сотрудничестве, принадлежащей изначально США, предоставляют возможность понять специфику современного положения Соединенных Штатов в Латинской Америке и их взаимоотношений с государствами в регионе. В данном параграфе основное внимание сосредоточено на узловых моментах развития межамериканского сотрудничества, в частности, роли Организации американских государств (ОАГ) как основного интегрирующего механизма в Западном полушарии, а также на специфических чертах современного состояния этой идеи. В рамках исследования наиболее важным представляется рассмотрение и анализ проекта АЛКА – общей зоны свободной торговли, на которую США возлагали основные надежды в процессе воплощения межамериканской интеграции. Представляется важным обратить внимание на то, что попытка реализации проекта АЛКА и действия Соединенных Штатов в рамках данного проекта являются ярким примером использования идеи как главного инструмента интеграции и консолидации американских государств в понимании США. Однако, с другой стороны, АЛКА обнаруживает большое количество противоречий и «асимметрию» выгод от реализации для предполагаемых стран – участниц Западного полушария, что обуславливает невозможность воплощения в реальность проекта на данном этапе.

Во втором параграфе второй главы «Южноамериканская интеграция: США и Бразилия» анализируется роль Соединенных Штатов и Бразилии в латиноамериканской интеграции. Как отмечалось, идея межамериканского сотрудничества на ранних этапах представлялась ее инициаторами и участниками как реализация проекта панамериканского объединения во главе с США. Однако к концу XX столетия эта идея претерпела значительные видоизменения. Можно разделить современные межамериканские отношения на два компонента: североамериканская интеграция с безусловным лидером США в виде НАФТА, которые, ввиду исторических и экономических связей, перетянули часть Южной Америки – Мексику, и южноамериканская интеграция в виде Меркосура и Южноамериканского сообщества наций, где Соединенные Штаты в 1990-е – 2000-е годы оказались вытеснены. В 1990-х годах в Западном полушарии сложилась тупиковая ситуация: политическая интеграция и создание единого и сильного блока стран во главе с США потерпели фиаско. Основной причиной послужило то, что латиноамериканские государства в силу политических и культурных особенностей не воспринимали изначально США как лидера Южной и Центральной Америки, как представителя и выразителя их интересов. Поэтому все попытки наладить политическое сотрудничество заканчивались не столь удачно, как того желали Соединенные Штаты.

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать предположение, что в деле южноамериканской интеграции в 90-х годах XX века – начале XXI века Соединенные Штаты оказались вытеснены, их традиционную роль локомотива в регионе переняли сильные игроки собственно Латинской Америки, точнее один южноамериканский быстроразвивающийся гигант, имеющий не только региональные, но и глобальные амбиции, – Бразилия. Логично возникает вопрос – почему? Обладая значительным экономическим потенциалом (неотъемлемая часть мировой экономической сети в составе БРИК, один из основных «кредиторов» и финансовых «помощников» латиноамериканских стран), внутренней политической стабильностью (в отличие от Мексики), внешним влиянием на континенте и глобальными амбициями (претензии на постоянное членство в Совете Безопасности ООН и «Большой восьмерке»), Бразилия является, по сути, катализатором и основной движущей силой объединения на континенте. Отношения с государствами Латинской Америки и Карибского региона для Бразилии традиционно являлись ключевыми в деле формирования внешнеполитической повестки дня. Не только географическая и историческая близость региона способствовала такому положению, но и бразильские политические стратегии по включению в мировое сообщество. Как отмечал один из дипломатов, Латинская Америка является «главным плацдармом для включения Бразилии в мировое сообщество»25. Таким образом, для того чтобы стать политически сильным игроком на мировой арене, имеющим вес в международной политике, для Бразилии весьма важно укрепить отношения с государствами на континенте. Для достижения статуса мировой державы необходимо изначально обладать не только внутриполитическими и экономическими предпосылками, но и добиться признания ближайшего окружения. В данном случае имеется в виду наличие легитимного статуса региональной державы.

В процессе южноамериканской интеграции отношения США и Бразилии никогда не носили открыто враждебный характер, оба государства избегали острых конфликтов. Такая политическая позиция сохранилась и по сей день, только если несколько десятилетий назад Соединенными Штатами Бразилия воспринималась как государство, которое можно прямо использовать в собственных целях – найти поддержку и тем самым восстановить влияние в Латинской Америке, то на современном этапе американскому руководству приходится и налаживать более тесное сотрудничество в таких областях, как энергетика, инвестиции и телекоммуникации, и считаться с всевозрастающей ролью южноамериканского государства не только в регионе, но и в мире.

Подводя итог эволюции межамериканского сотрудничества, можно смело сказать, что межамериканский проект с начала его создания до современного этапа претерпел значительные изменения, особенно его латиноамериканский компонент. Если изначально безусловным гегемоном и направляющим политики в Центральной и Южной Америке были Соединенные Штаты, то сегодня лидер, по крайней мере в Южной Америке, сменился, им стала Бразилия, а идея создания общего межамериканского объединения потерпела крах и в политическом, и в экономическом плане, и, рассматривая взаимодействие государств сегодня, видимо, уместнее говорить о сотрудничестве в рамках различных интеграционных объединениях северной и южной Америк и о двусторонних отношениях в Западном полушарии.

Третий параграф второй главы «Эволюция политики Соединенных Штатов Америки в отношении Бразилии в начале XXI века». Американо-бразильские отношения в области внешней политики и экономики в первом десятилетии XXI века представляется возможным анализировать, учитывая как внутриполитический контекст развития обоих государств, так и находящуюся в процессе трансформации глобальную повестку дня.

На 2000-е годы приходится в США два внутриполитических цикла, которые связаны со сроками президентства Дж. Буша-мл. (с января 2001 г. по январь 2009 г.) и Б. Обамы (с 2009 г. по настоящее время). В Бразилии же XXI век начался с продолжавшегося с 1990-х годов президентства Ф.Э. Кардозу, а с 2003 г. началась эпоха «левого» президента Л.И. Лула да Силва. Таким образом, внешнеполитическая повестка в основном формировалась в период президентства Дж. Буша – Лулы да Силва, что представляется весьма важным фактором по нескольким причинам. В период нахождения у власти Дж. Буша-мл. регион Латинской Америки, а, следовательно, и состоящей в нем Бразилии, стал регионом «потерянных возможностей» для США. В этих условиях современному президенту Б. Обаме приходится пересматривать американские позиции в отношении своих южных соседей, в частности, не только по причине «упущенных» возможностей, но и по причине меняющегося глобального порядка. Всевозрастающая активность Бразилии как в процессах мировой экономики, чему свидетельство сотрудничество в рамках БРИК, так и в международных политических институтах и процессах, ставит перед американским правительством и дипломатией нетривиальную задачу поиска новой стратегии в отношении «просыпающегося гиганта», как стали называть Бразилию в прессе и среди политической элиты. Таким образом, американо-бразильские отношения на современном этапе находятся в процессе трансформации.

«Потерянный» континент для администрации США – так стали называть Южную и Центральную Америку и Карибский бассейн в период нахождения у власти Дж. Буша-мл. «Латинская Америка стала Атлантидой – потерянным континентом. Она быстро исчезла с карт инвесторов, дипломатов и журналистов»26. Для внешнеполитических целей и задач США целый регион стал периферийным по причине отсутствия явных угроз национальной безопасности27, таких как терроризм и оружие массового поражения, со стороны южных соседей. Безусловно, основным фактором игнорирования важности латиноамериканского континента стала концентрация Вашингтона на борьбе с международным терроризмом и отношениях со странами Ближнего Востока, в первую очередь. Поэтому латиноамериканская тематика не была напрямую включена в реальные внешнеполитические стратегии Соединенных Штатов. Американская администрация именно в этот сложный для нее внешнеполитический период совершила своего рода промах, по сути, упустив Латинскую Америку, когда США как раз нужны были союзники, и, соответственно, перспективы налаживания прочных дружественных отношений со странами региона в целях возможного получения поддержки внешнеполитических интенций США в будущем. Тем не менее, стратегия в отношении Бразилии в начале 2000-х годов у Соединенных Шатов присутствовала. Дж. Буш-мл., занимаясь проблемами на Ближнем Востоке и не уделяя большое внимание региону Латинской Америки, рассматривал Бразилию как то государство, которое сможет поддержать стабильность и демократию в регионе, то есть как важного партнера (stakeholder)28. Таким образом, Бразилии были делегированы часть прав на поддержание политического развития и стабильности в регионе, в то время как Соединенные Штаты занимались более важными для них в тот период ближневосточными проблемами. Бразилия была выбрана явно не случайно американской администрацией. Наиболее демократически стабильное и экономически быстроразвивающееся государство с огромной территорией и населением вызывало больше доверия у американского правительства, чем другие страны латиноамериканского региона.

Важно отметить, что интенсификация диалога США – Латинская Америка началась примерно с 2007 г., когда, осознав упущенные возможности и их последствия, американская администрация начала возвращать южных соседей в свою внешнеполитическую стратегию. Основными направлениями внешней политики США по отношению к региону стала борьба со следующими вызовами:


  • бедностью,

  • организованной преступностью,

  • коррупцией,

  • изготовлением и распространением наркотиков,

  • неконтролируемой и возрастающей миграцией испаноговорящего населения в штаты Северной Америки,

  • антидемократическими движениями29.

С точки зрения развития внешнеэкономических связей Латинской Америки и США представляется возможным сделать вывод о том, что отношения с Бразилией составляют центральную часть данного вопроса. Американо-бразильские отношения в области внешней экономики и торговли стали интенсивнее развиваться во второй половине 2000-х годов Госсекретарь в период срока Дж. Буша-мл. К. Райс в этот период называет Бразилию «региональным лидером и нашим глобальным партнером», что явно свидетельствует о повышении статуса бразильской составляющей в североамериканских внешнеполитических приоритетах. Представители высших политических кругов США не скрывали в этот период, что Бразилии уделялось небольшое внимание. Однако это не помешало им зачислить бразильцев в число «ближайших» друзей, разделяющих похожие ценности демократии, рыночной экономики, прав человека. Анализируя выступления представителей политической элиты Вашингтона на слушаниях в Конгрессе США, можно сделать вывод о признании Соединенными Штатами за Бразилией важной роли в мировой экономике, в первую очередь, в сфере биотоплива.

Безусловно, основные внешнеэкономические и торговые связи США и Бразилии находятся в плоскости производства и торговли биотопливом. По производству этанола, главного источника биотоплива, США и Бразилия в мире занимают лидирующие позиции, что объясняет тесную кооперацию в этой области. Энергетическое сотрудничество было подкреплено в марте 2007 г. подписанием меморандума в сфере производства этанола, которое журналисты назвали «этаноловый ОПЕК». В ходе встречи Дж. Буша-мл. и Луда да Силвы было подписано важнейшее соглашение о развитии альтернативных источников топлива, в том числе биотоплива30, основанного на этаноле. Необходимо отметить, что 70 % мирового производства этанола приходится на США и Бразилию, что дает еще один повод говорить о серьезном сотрудничестве этих стран в области развития альтернативных топливных источников.

Анализируя официальный дискурс американской администрации, можно сделать вывод о том, что Соединенные Штаты на самом высоком политическом уровне признали Бразилию в качестве лидера в области биотоплива31. Б. Обама поддерживает обмен идеями и технологиями в целях снижения напряженности между странами в области биотоплива, производства и торговли этанола 32.

Необходимо отметить, что в формирующейся новой американской администрацией повестке дня и стратегии в отношении Латинской Америки бразильской составляющей уделяется значительное внимание именно в рамках сотрудничества в сфере энергетики. Один из главных спикеров по проблемам Западного полушария А. Валенсуэла неоднократно заявлял о том, что на современном этапе Соединенные Штаты и Бразилия строят «стратегический диалог», направленный на совместное решение международных проблем, а также на укрепление сотрудничества в энергетике33. Энергетические вызовы и изменение климата являются одними из ключевых факторов, влияющих не только на двусторонние отношения США и Бразилии; эти проблемы также имеют региональное и глобальное значение.

В региональной повестке дня Вашингтона зафиксированы следующие проблемы, влияющие на взаимоотношения в полушарии:


  • обеспечение необходимых для жизнедеятельности энергетических запасов (в том числе биотопливо);

  • проблемы изменения климата;

  • борьба с организованной преступностью и наркотрафиком34.

В этом перечне Бразилия практически по каждому узлу проблем может быть партнером США, так как указанные вызовы непосредственно затрагивают повестку дня двусторонних отношений. В данном случае предоставляется возможность обратиться к идее формирования «особенных взаимоотношений». Стратегия США по отношению к Бразилии на протяжении прошлого века время от времени базировалась на идее построения «особенных взаимоотношений» и признания Соединенными Штатами бразильского влияния и в регионе, и в глобальной повестке дня. Данная идея в большей степени согласуется с политикой, проводимой Соединенными Штатами во второй половине XX в. – «выборочного фаворитизма» или «предпочтительного союзника». Как отмечают некоторые исследователи, в то время как Соединенные Штаты рассматривают Бразилию в качестве стабилизирующей силы в полушарии, способной совместно действовать в решении общих проблем (борьба с преступностью и пр.), Бразилии в большей степени характерна стратегия двустороннего сотрудничества с США по некоторым вопросам, а не всеобъемлющее и всеохватывающее взаимодействие35.

Выбрав Бразилию в качестве стабильно сильного и влиятельного игрока в регионе и пытаясь построить прочное сотрудничество, Соединенные Штаты стремятся заручиться необходимой поддержкой в регионе в условиях достаточно напряженных отношений с такими странами, как Венесуэла. Однако перспективы построения подобной конфигурации взаимоотношений зависят не только от политической воли и намерений Вашингтона, но и от понимания таких возможностей бразильской элитой. По всей видимости, у Бразилии политика американского правительства может вызвать две реакции. Первая перспектива для бразильского правительства состоит в укреплении сотрудничества и партнерства между двумя государствами на основе признания Бразилией американских интенций в регионе и следовании в фарватере политики США. Вторая перспектива также может быть основана на сотрудничестве, но уже в рамках выхода Бразилии на глобальный уровень, а значит, на появлении абсолютно независимой, самостоятельной позиции по поводу американской политики.

Итак, исходя из всего вышесказанного, представляется возможным сделать некоторые выводы об особенностях и динамике американо-бразильских отношений на современном этапе. Бразилия как одно из самых современных и развитых государств Латинской Америки признано Соединенными Штатами в качестве одного из ключевых игроков в Западном полушарии. В то же время Соединенные Штаты осознают всевозрастающую роль бразильской экономики и увеличивающийся политико-экономический вес этого государства в мировой политике, что становится одним из главных факторов трансформации взаимоотношений.

Третья глава – «Роль отношений между США и Бразилией в формировании нового мирового политического порядка» – содержит анализ особенностей процесса формирования мирового порядка и перспектив взаимодействия Бразилии и США в условиях перемен.

В первом параграфе «Особенности процесса формирования современного мирового порядка: от кризиса к новой конфигурации взаимоотношений» содержится анализ моделей развития политического и экономического мироустройства.

Процесс формирования нового мирового порядка в современной науке представляется весьма актуальным и интересным предметом для исследования. В 1990-е годы после окончания периода «холодной войны» и эры биполярности был поставлен вопрос о будущем развитии мировой политики и экономики, а также предложены несколько вариантов конфигурации взаимоотношений государственных и негосударственных субъектов на мировой арене. Можно выделить две наиболее разработанные модели. В основе первой модели лежит идея об однополярности мирового порядка. Ключевым тезисом является то, что после окончания «холодной войны» и распада СССР Соединенные Штаты Америки остались единственной супердержавой, обладающей наибольшими политическими, экономическими и военными ресурсами для того, чтобы быть центром мирового развития и ключевым субъектом процесса принятия решений не только на государственном и региональном уровнях, но и на глобальном. В рамках данной модели США считаются единственным полюсом, имеющим глобальный статус и влияние на всю систему мирового порядка. Понимание мирового порядка как однополярного получило широкое распространение в западной науке и политической риторике. Одним из самых известных научных трудов начала 1990-х годов стала книга Ф. Фукуямы «Конец истории и последний человек»36, в которой речь идет о победе демократии и ценностей рыночной экономики, оплотом которых является западная цивилизация, в частности, Соединенные Штаты. Идея о Соединенных Штатах Америки как гегемоне мировой политики является ключевой и в концепции Зб. Бжезинского37, который возлагает на США роль единственной супердержавы, несущей ответственность за равновесие мировой системы.

Вторая модель опирается на идею многополярности мирового порядка в постбиполярный период. Несмотря на распад Советского Союза, Соединенные Штаты в рамках этой модели не являются единственным полюсом власти и влияния. Наряду с США, государства Европейского Союза, Россия, некоторые азиатские страны представляются исследователям, придерживающимся этой точки зрения, влиятельными политическими и экономическими центрами многополюсного мира.

Таким образом, научные дискуссии о настоящем и будущем мировой системы в 1990-е годы формировались вокруг проблемы однополярности/многополярности. Однако не только в науке, но и в политической практике стали проявляться проблемы сложностей трансформации биполярной системы в новую систему мировой политики. В качестве иллюстрирующего примера в параграфе рассмотрена проблема перспектив реформирования Совета Безопасности ООН в рамках трансформации международного баланса сил.

В рамках процесса трансформации мирового порядка важно проанализировать современное отношение администрации Б. Обамы к государствам Латинской Америки, т.к. Бразилия является неотъемлемой частью этого процесса.

Очевидно, что основной метафорой политического руководства США является представление о «новой эре» взаимоотношений Соединенных Штатов и государств Латинской Америки. Б. Обама38 и А. Валенсуэла используют словосочетание «новая эра», Х. Клинтон наряду с этой метафорой широко использует метафору «новой архитектуры сотрудничества»39, что в данном случае можно считать синонимичным. Официальная точка зрения американского руководства сводится к переходу на качественно новый этап взаимодействия со странами региона. По всей видимости, это не только отражает специфику современной ситуации в мире и последствия глобального кризиса, но и подчеркивает изменение политики США по отношению к странам Латинской Америки по сравнению с предыдущей стратегией Дж. Буша-мл.

Одна из ключевых фраз Б. Обамы, подчеркивающая содержание сотрудничества США и государств региона Латинской Америки – «нет старших партнеров, нет младших партнеров», повторяется в текстах представителей политической элиты США. В контексте «совместного решения общих проблем» широко используются метафоры «взаимных интересов», «взаимной ответственности» и «взаимного уважения», которые влекут за собой отношения сотрудничества и партнерства в Западном полушарии. Соединенные Штаты оставляют за собой роль принципиально значимого игрока в Западном полушарии, лидирующего в процессе принятия важнейших решений, однако в то же время пытаются создать условия партнерства40, тем самым улучшив свой имидж в регионе. Самой растиражированной фразой среди официальных представителей американской администрации стало выражение Б. Обамы «мы хотим слушать, а не только говорить» (Б. Обама41; Х. Клинтон42; А. Валенсуэла43).

Современные отношения Соединенных Штатов и Латинской Америки и понимание взаимодействия этих субъектов в администрации США иллюстрируют процесс трансформации не только региональных отношений, но и в рамках полушария, и в некотором смысле на глобальном уровне, на котором взаимозависимость государств и сотрудничество являются одним из принципиальных факторов.

Делая общий вывод, необходимо отметить, что главной особенностью процесса формирования нового мирового порядка является его условное разделение на два ключевых этапа на сегодняшний день. Первый этап охватывает 1990-е годы и включает в себя дискуссии о возможных моделях трансформации биполярного мира в однополярную или в многополярную систему мирового порядка. Причем реальное политическое, экономическое и военное развитие в этот период указывает на то, что Соединенные Штаты Америки являются центральным субъектом системы международных отношений, обладающим глобальным политическим и финансово-экономи­ческим влиянием. На втором этапе, начавшемся в 2000-х годах, происходят кардинальные изменения в структурах, как на уровне государств, так и на глобальном уровне. На мировой арене появляются государства с высокими экономическими показателями роста, претендующие на перераспределение сил и власти на глобальном уровне, а значит, на пересмотр отношений с Соединенными Штатами. В этих условиях авторитет США как неизменно стабильного лидера международных отношений ставится под сомнение, США оказывается в ситуации, которую можно назвать ситуацией кризиса лидерства, что, безусловно, приводит к очередным принципиально важным изменениям всей системы мирового порядка.

Отношения Соединенных Штатов с новыми быстроразвивающимися гигантами, таким образом, становятся ключевыми в определении формирующегося мирового порядка. По этой причине следующий параграф диссертационного исследования посвящен отношениям США и группы БРИК как основного элемента процесса изменения мирового порядка, а также американо-бразильской составляющей этого процесса.

Второй параграф третьей главы «Отношения США и группы БРИК как элемент формирующегося мирового порядка». Термин-акроним БРИК был предложен исследовательской структурой инвестиционного банка ГолдманСакс еще в 2001 году. Авторство термина обычно приписывается Джиму О'Нилу. Основные идеи были изложены в документе 2001 г.44. В 2003 г. ГолдманСакс опубликовал второй масштабный документ45, авторами которого стали Д. Уилсон и Р. Пурушотхаман. Основной смысл исследования сводился к прогнозу утраты странами «Большой семерки» экономического лидерства к 2050 году и увеличению роли в глобальной экономике и политике стран БРИК за счет высоких темпов роста.

Бразилия, по всей видимости, видит БРИК как инструмент для достижения собственных глобальных внешнеполитических целей – повысить свой международный авторитет, добившись усиления влияния в таких международных структурах, как «Большая восьмерка», МВФ, ООН. Складывается впечатление, что для бразильского руководства БРИК – это некий политический проект, с помощью которого Бразилия добьется реализации своих внешнеполитических амбиций – постоянного места в СБ ООН как регионального представителя и лидера латиноамериканских стран. Обладая довольно развитым внутренним рынком и производством, будучи практически энергетически независимой, Бразилия, используя концепт БРИК, надеется прежде всего на извлечение политических дивидендов в формировании нового «справедливого» мирового порядка, в котором бразильское руководство видит свою страну в качестве одного из полюсов экономической и политической силы.

Представляется возможным сделать важное предположение о том, что концепция БРИК используется каждым государством в собственных целях повышения своей роли на глобальном уровне политики и экономики, а сотрудничество воспринимается не как цель, а только как инструмент достижения поставленных целей. Перед бразильским и российским руководством в этих условиях встает весьма важная и нетривиальная проблема выбора, которая их объединяет. В случае России государству необходимо решить вопрос «идентичности»: к какой группе стран изначально причисляет себя Россия – к группе развитых стран во главе с Соединенными Штатами и европейскими западными державами или к группе развивающихся стран. В первом варианте России необходимо ориентироваться на «Большую восьмерку», а во втором – на БРИК и «Большую двадцатку». В случае Бразилии правящей политической элите необходимо также выработать четкую внешнеполитическую стратегию: сотрудничать с Соединенными Штатами и разделить сферы влияния в Западном полушарии или совершить стратегический поворот к бурно развивающимся государствам, прежде всего к Китаю, Индии и Южной Африке, и вырабатывать независимые позиции с целью выхода на глобальный уровень. В первом варианте необходимо сотрудничество в рамках полушария (стоит отметить, что одна из попыток – АЛКА – не имела успеха), во втором – БРИК и «Большая двадцатка» становятся для бразильского руководства главными инструментами.

Новый мировой порядок лидерам государств БРИК представляется следующим образом: «Мы заявляем о своей поддержке многополярного, справедливого и демократического миропорядка, основанного на международном праве, равенстве, взаимном уважении, сотрудничестве, скоординированных действиях всех государств и коллективном принятии ими решений»46. Безусловно, в системе многополярности государства БРИК видят себя важным центром принятия глобальных политических и экономических решений. Однако стоит отметить, что стратегии достижения такой структуры мира, кроме как использование механизма «Большой двадцатки», ни у российского, ни у бразильского руководства по сути нет, что является основным ограничителем. Причем вопрос – каким образом в таких условиях строить отношения с Соединенными Штатами, остается открытым.

Так что представляет собой БРИК? Является ли он международной организацией или неформальным форумом политических лидеров государств? Большинство исследователей не причисляют БРИК к классическим международным организациям по причине отсутствия соответствующих признаков, интегрирующих государства в подобные объединения, а также в силу разности этих стран; чаще БРИК сравнивают по формату сотрудничества с «Большой восьмеркой»47. Действительно, на современном этапе БРИК в большей степени представляет собой переговорную площадку для представителей политических элит Бразилии, России, Индии и Китая с целью согласования и принятия ключевых политико-экономических решений и координации принципиально значимых в глобальном масштабе для этих государств действий.

Специфика развития стран группы БРИК оказывает значительное влияние на изменение современного мирового порядка. С одной стороны, центром политической и экономической системы мира до сих пор остаются страны Запада, среди которых Соединенные Штаты, безусловно, играют одну из принципиально важных ролей. С другой стороны, бурный рост стран БРИК обнаруживает перспективы смещения центра силы и власти с Запада на Восток и Юг, а доминирование европейского начала в мировой политике вызывает все больше сомнений. Данный процесс в рамках общей трансформации системы мировой политики и экономики связан, безусловно, с развитием мироустройства после окончания «холодной войны» и поиском модели мироустройства на рубеже тысячелетий.

В заключении диссертационного исследования изложены основные выводы.

Одной из ключевых особенностей процесса формирования нового мирового порядка является трансформация взаимоотношений самых развитых стран мира, традиционных лидеров, играющих центральные роли на мировой арене в процессе принятия ключевых политико-экономических решений, и государств, стремящихся достичь статуса мировых держав за счет использования всевозможных ресурсов (бурный экономический рост, региональное политическое и экономическое влияние, активное участие в дискуссиях на мировом уровне). В данном контексте как перед политиками, так и перед исследователями возникает проблема определения логики развития мирового политического и экономического процесса. С одной стороны, современный мировой политический процесс указывает на трансформацию и эволюцию мирового порядка, то есть встраивание новых элементов в ставшие уже традиционными структуры глобального уровня в рамках мироустройства, сложившегося в начале 1990-х годов после окончания «холодной войны». С другой стороны, эти «новые элементы», в частности имеются ввиду быстроразвивающиеся государства Азии, Африки (Южной) и Латинской Америки с их претензиями на включение в глобальный политический и финансово-экономический порядок, ставят под сомнение собственно постепенную эволюцию мирового порядка, а их действия на национальном, региональном и глобальном уровнях дают возможность сформировать принципиально новую конфигурацию сил и власти на мировой арене. Таким образом, главной проблемой является определение сущности современного мирового процесса, и, соответственно, принципиально важным сегодня становится поиск ответа на вопрос, а происходит ли постепенная эволюция мирового политического порядка посредством встраивания новых субъектов в глобальные структуры или сегодня мировая политическая и экономическая реальность стоит на пороге смены системы мироустройства, находится в процессе вытеснения традиционных лидеров мировой политики и экономики и образования совершенно иной и принципиально отличной системы многополярного мира, где страны Западной Европы и Соединенные Штаты Америки уже не представляют собой ключевые центры (полюса) процесса принятия решений.

Логика развития взаимоотношений государств Западной Европы и США и быстроразвивающихся экономик мира позволяет говорить о том, что именно этот тип взаимодействия определяет структуру формирующегося мирового порядка, и от вектора развития отношений этих субъектов политики зависит по большому счету, изменится ли мировой политический порядок или будет построен принципиально новый мировой политический порядок. Представляется принципиально важным в рамках выводов диссертационного исследования отметить то, что современные отношения в рамках мировой политики и экономики обусловлены взаимозависимостью субъектов. Сложнее становится говорить о классических формах взаимодействия, таких как партнерство – сотрудничество или соперничество, все чаще возникают идеи о сложной взаимозависимости субъектов политики и экономики, в том числе государств на международной арене. Взаимозависимость таким образом является важной чертой современного процесса трансформации мирового порядка, обуславливающей его отличия от предыдущих систем мироустройства.

Американо-бразильские отношения в данном контексте – весьма интересный случай как для прикладного, так и для теоретического исследования.

Анализируя современное состояние американо-бразильских отношений, можно, безусловно, сделать вывод о том, что центральной сферой сотрудничества сегодня является энергетическая политика, в частности, разработки, связанные с нетрадиционными источниками энергии. Энергетика затрагивает и двусторонние торговые взаимоотношения, и сотрудничество в области финансов и инвестиций, а также область обмена научно-техническими идеями. Однако необходимо отметить, что сотрудничество в сфере энергетической политики и безопасности не ограничивает взаимодействие США и Бразилии рамками региона и полушария. Американо-бразильское сотрудничество выходит на глобальный уровень за счет таких сфер, как мировая энергетическая политика, глобальное изменение климата, борьба с организованной преступностью и терроризмом. Процессы глобализации и глобальные проблемы вывели отношения двух государств на новый уровень.

Однако, если Соединенные Штаты достаточно длительный период являются включенными в мировую политику, то Бразилия как достигшее уровня, наиболее близкого к современному развитому государству, лишь начинает процесс включения в глобальную повестку дня. Основным инструментом для достижения своих внешнеполитических целей Бразилия использует участие в группе БРИК, активно лоббируя идею тесного сотрудничества этих быстроразвивающихся государств мира и предоставления им права принятия решений в мировой политике.

В этих условиях представляется возможность предложить несколько перспектив для развития американо-бразильских отношений.

Первая основана на идее развития Бразилии не только как регионального лидера, но и государства, имеющего глобальный статус и влияние в ключевых сферах мировой политики за счет использования политических выгод от участия в группе БРИК. В этих условиях сотрудничество Соединенных Штатов и Бразилии приобретет статус взаимоотношений двух сильных и имеющих политический вес государств в рамках глобального порядка. Указанная гипотетическая конфигурация может приобрести как форму партнерства, основанного на достижении консенсуса, так и возможен вариант более напряженных отношений, не всегда основанный на согласии двух сторон. Реализация взаимоотношений будет зависеть от конкретной сферы: изменение климата, политика внутри ВТО или отношения с Ираном, например. Собственно двусторонние отношения, в большей степени сконцентрированные в области энергетики, также представляются в таких условиях неоднозначными. Характер сотрудничества на двустороннем уровне явно в таких условиях будет детерминирован, во-первых, происходящими глобальными процессами, а, во вторых, степенью согласованности по проблемам региона, полушария и мира. Данная перспектива развития американо-бразиль­ских взаимоотношений основана на идее развития Бразилии как государства, имеющего влияние в мировой политике посредством участия в БРИК, и, соответственно, на идее радикального пересмотра отношений с США.

Вторая перспектива развития взаимоотношений Бразилии и Соединенных Штатов основана на идее усиления бразильского государства в рамках региона и полушария, выступающего в роли стабилизирующего фактора в Центральной и Южной Америке. В таких условиях американо-бразильские отношения в большей степени могут быть построены на консенсусе двух государств по поводу развития региона. Бразилия может стать опорой развития североамериканских концепций построения политики в регионе и основным союзником, способствующим продвижению позиций США. Соединенные Штаты в рамках данной перспективы, занимаясь по большей части или глобальными проблемами, или развитием взаимоотношений с такими государствами, как Афганистан, Иран или Китай, возможно, оставят за Бразилией право принимать ключевые решения в регионе, которые по понятным причинам будут согласованы с американской администрацией.

Обе перспективы и их реализация зависят от мировых политических и экономических условий и от принятия той или иной точки зрения на развитие взаимоотношений – что в дискуссиях американского правительства, что в среде политической элиты Бразилии.

Исходя из всего вышесказанного, представляется возможным сделать вывод о том, что американо-бразильские отношения на современном этапе являются одним из ключевых элементов формирования нового мирового политического и экономического порядка.

ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ



  1. Современный мировой политический и экономический порядок переживает период глубокой трансформации. Появление новых национальных и региональных субъектов с претензиями на включение в глобальные структуры и реакции уже существующих глобальных лидеров являются одним из ключевых факторов процесса формирования нового мирового политического порядка. В рамках этой идеи в процессе эволюции взаимоотношений США и Бразилии, по всей видимости, возможен вариант использования Бразилией новых ресурсов (таких как БРИК) для достижения цели встраивания в структуры мирового порядка и формирования в таком случае принципиально новых отношений с США.

  2. Современное развитие Бразилии указывает на эволюцию этой страны от зависимой колонии Португальской морской империи до современного государства, наиболее быстро из всех латиноамериканских стран приближающегося по уровню политического и экономического развития к развитым странам Запада.

  3. Обладая специфическими чертами политико-экономического и социально-культурного развития, современная Бразилия имеет статус региональной державы с глобальными амбициями, что является ключевым фактором, влияющим на взаимоотношения с Соединенными Штатами в рамках политики в Западном полушарии, а также на глобальном уровне.

  4. Историю развития взаимоотношений Соединенных Штатов и Бразилии представляется возможным рассматривать как процесс постоянных попыток построить «особенные взаимоотношения» (special relationships48). Одной из основных целей Соединенных Штатов в отношении Бразилии в историческом процессе было построение такого партнерства, при котором американское правительство могло бы рассчитывать на бразильскую поддержку в регионе Латинской Америки.

  5. Перспективы развития американо-бразильских отношений в среднесрочной перспективе могут быть реализованы в нескольких сценариях в зависимости от того, какая из точек зрения на сотрудничество в рамках региона и глобального уровня будет доминировать, и будут ли пересмотрены американо-бразильские взаимоотношения.

  6. Представляется возможным предложить несколько перспектив. Первая состоит в том, что, обладая статусом региональной дер-

жавы и лидера в Латинской Америке, Бразилия получит мандат на управление в регионе от Соединенных Штатов, тем самым следуя в фарватере североамериканской политики. Вторая перспектива включает в себя выход Бразилии в реальную мировую политику, используя сотрудничество в рамках БРИК как инструмент встраивания в структуры глобального уровня. В случае реализации этого сценария, во-первых, американо-бразильские отношения будут пересмотрены радикальным образом с учетом мирового статуса обоих государств, а, во-вторых, встанет принципиально важный вопрос о европейском доминировании в мировой политике и экономике с учетом того, что большая часть БРИК – это азиатские державы и латиноамериканский гигант.

  1. Современные отношения субъектов мировой политики и экономики обусловлены взаимозависимостью, что затрудняет исследование мирового порядка сквозь призму классических форм взаимодействия – сотрудничества и соперничества.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ИЗЛОЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:



  1. Орлова А.С. Положение Бразилии в системе современного мирового порядка: истоки и традиции // Космополис. Осень 2008. № 3 (22). (0,97 а.л.).

  2. Орлова А.С. Южноамериканская интеграция: от США к Бразилии // США  Канада: экономика, политика, культура. 2010. № 1. (0,87 а.л.).

  3. Орлова А.С. Национальное государство в наднациональных структурах: опыт Франции // Космополис. Зима 2007–2008. № 3 (19). (1,11 а.л.).

  4. Орлова А.С. Когнитивный анализ стратегии США в отношении Латинской Америки // Вестник МГИМО. 2011. № 2. (0,67 а.л.).

  5. Сергеев В.М., Алексеенкова Е.С., Коктыш К.Е., Петров К.Е., Чимирис Е.С., Орлова А.С. БРИК – политическая реальность посткризисного мира? Новые возможности для России // Аналитические доклады МГИМО (У) МИД России. Декабрь 2010. Вып. 1 (24). (6,5 а.л./0,97 а.л.).

Общий объем публикаций – 5 а.л.

УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИНСТИТУТ СОЕДИНЁННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ И КАНАДЫ
На правах рукописи

Орлова А.С.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ США И БРАЗИЛИИ
В КОНТЕКСТЕ СТАНОВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОГО МИРОВОГО ПОРЯДКА
(Автореферат диссертации на соискание учёной степени

кандидата политических наук)
Подписано в печать 14.03.2011 Объём 2 п.л. Формат 90 х 60 1/16.

Тираж 100 экз. Гарнитура Schoolbook, Textbook

Отдел научной информации ИСКРАН

Москва, Хлебный пер., 2/3. Телефон 697-0403.



1 Термин БРИК был предложен исследовательской группой инвестиционного банка ГолдманСакс в 2001 г. Авторство термина обычно приписывается Дж. О'Нилу (См. подробнее: Building Better Global Economic BRICs Global Economics. Paper № 66 (http://www2.goldmansachs.com/ideas/brics/building-better-doc.pdf)).

2 История Латинской Америки: доколумбова эпоха – 70-е гг. XIX в. М., 1991.

3 Бразилия: перемены и постоянство / Под ред. Б.Ф. Мартынова. М., 2004; Мартынов Б.Ф. Бразилия – гигант в глобализирующемся мире. М., 2008; Глинкин А.Н. Новейшая история Бразилии. М., 1961; Бразилия: реформы и прогресс (структурные преобразования переходного периода в государствах-гигантах: опыт Бразилии и возможности его использования в России) / Под ред. А.Н. Глинкина. М., 1997; Коваль Б.И. Бразилия вчера и сегодня. М., 1973; Трагическая героика XX века: судьба Луиса Карлоса Престеса. М., 2005; Константинова Н.С. Страна карнавала. М., 2003; Окунева Л.С. Политическая мысль современной Бразилии: теория развития, модернизации, демократии. М., 1994; Бразилия: особенности демократического проекта. М., 2008; Очерки истории Бразилии / Под ред. В.И. Ермолаева. М., 1962; Слезкин Л.Ю. Земля Святого Креста. Открытие и завоевание Бразилии. М., 1970.

4 Bushnell D., Neill M. The Emergence of Latin America in the Nineteenth Century. Oxford, 1994.

5 Boxer C.R. Portuguese Society in the Tropics. The Municipal Councils of Goa, Macao, Bahia and Luanda, 15101800. Madison & London: Wisconsin University Press, 1965; Boxer C.R. Fidalgos in the Far East, 15501770. Oxford: Oxford University Press, 1968; Boxer C.R. The Portuguese Seaborne Empire, 14151825. New York: Alfred A. Knopf, 1969; Boxer C.R. The Dutch in Brazil, 16241654. Oxford: Oxford Clarendon Press, 1957; Boxer C.R. Race Relations in the Portuguese Empire, 14151825. Oxford: Oxford Clarendon Press, 1963; Boxer C.R. Brazilian Gold and British Traders in the First Half of the Eighteenth Century // Hispanic American Historical Review. 1969. Vol. 49. P. 454–472; Boxer C.R. The Golden Age of Brazil, 1695–1750. Berkeley, Cal.: University of California Press, 1969.

6 Клочковский Л.Л. Экономический гегемонизм США и Латинская Америка // Латинская Америка. 2005. № 11; Сударев В.П. Взаимосвязь и конфликт интересов: США и Латинская Америка. М., 2000; Сударев В.П. Межамериканская система: генезис и эволюция. М., 2008; Сударев В.П. США после выборов: перспективы нового латиноамериканского курса // Латинская Америка. 2009. № 7.

7 Бандейра М. Проникновение США в Бразилию. М., 1962; Bandeira L.A.M. Brazil as a Regional Power and Its Relations with the United States // Latin American Perspectives. 2006. Vol. 33. 12 (http://lap.sagepub.com/cgi/content/abstract/33/3/12); Fonta­ine R. The Foreign Policy-Making Process in Brazil. The Johns Hopkins Univ. Press, 1987; McCann F. Brazilian Foreign Relations in the XX Century // Brazil in the International System: the Rise of a Middle Power. Westview, 1981; Schoultz L. National Security and U.S. Policy toward Latin America. Princeton, 1987; Smith J. The U.S. and Latin America: A History of American Diplomacy, 1776–2000. L., 2005; Szumski B. Latin America and U.S. Foreign Policy. Opposing Viewpoints. 1998; Wiarda H.J. The Iberian – Latin American Connection. Implication for U.S. Foreign Policy. L., 1986; Wiarda H.J. Politics and Social Change in Latin America. The Distinct Tradition. Massachusetts, 1974.

8 Farer T. The Grand Strategy of the United States in Latin America, N. Bruswich, 1988; Lowenthal A. Partners in Conflict. The United States and Latin America in the 1990. Baltimor, 1999.

9
  1   2


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница