Взаимодействие и сотрудничество



страница14/33
Дата06.05.2016
Размер1.99 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   33

Е. А. Крухмалев

Образ жизни молодежи — залог духовного здоровья


Устав Всемирной организации здравоохранения трактует понятие «здоровье» как состояние полного социального и духовного благополучия. Такое благополучие достигается правильным воспитанием, которое ведет молодого человека к нравственному образу жизни, включающему заботу и о своем здоровье.

Современная школа и реальная действительность, готовя ребенка


к самостоятельной жизни, учат его действовать наступательно: добиваться, отстаивать, приобретать и т. д.

То есть, желая сделать учащегося успешным в условиях рыночных отношений, мы насильно подгоняем его под определенную жизненную схему, не обращая должного внимания на его душу, внутренний мир.

Мы убеждены, что подростков с определенного возраста (5—7 классы), надо учить духовному здоровью, чтобы они осознанно могли избавиться от зависти, лживости, гордыни, агрессивности, властных амбиций, неприязни к людям.

Для возвращения подростка к духовному началу важно научить его видеть прекрасное вокруг, дать понятие духовности, знать, ценить, преумножать традиции и обычаи русской культуры, изучать историю, традиции своей малой Родины, заботиться о ближнем, любить и охранять природу и т. д.

Возвращение молодежи к духовности — условие ее безопасности. Чаще всего духовная пустота делает молодых людей удобным объектом для вовлечения в секты, экстремистские группировки, заставляет обращаться к магам, колдунам. В этой же бездуховной пустоте следует искать корни различного рода зависимостей, таких как наркомания и алкоголизм, игровые автоматы, компьютерная игромания.

Мы убеждены, что истоки семейных и демографических проблем, оторванности детей от родителей, рост беспризорности в стране нужно искать в духовном состоянии отдельных людей и общества в целом.

На наш взгляд, в образовательных программах современной школы
не достаточно уделяется внимания обучению духовному здоровью школьников. А бездуховность есть угроза безопасности жизнедеятельности каждого человека, т. к. внутренне опустошенный человек, лишенный нравственных качеств, любви, умения ценить прекрасное по своей сути опасен.

В разработанной нами программе «Культура моего здоровья» для общеобразовательных учреждений раздел 7 так и называется «Духовное здоровье».

Примерный тематический план изучения раздела «Духовное здоровье» по классам может выглядеть так:

5 класс

Раздел «Духовное здоровье» (3 часа)

Кол-во часов

1.

2.

3.



Что такое здоровье?

Понятие духовности.

Духовность и здоровье. Духовность и здоровый образ жизни.


1

1

1



6 класс

Раздел «Духовное здоровье» (6 часов)




1.
2.

3.


Русские национальные праздники и традиции

Изобразительное искусство и здоровье.

Позитивное влияние ИЗО на здоровье людей.

Музыка и здоровье


2

2



2

7 класс

Раздел «Духовное здоровье» (8 часов)




1.
2.
3.


Этикет — что это такое? Его значение для здоровья человека.

Краеведение. Что я знаю об истории и культуре моей малой Родины.

Природа и здоровье человека. Домашние растения и животные, их влияние на здоровье человека.

1
3


4

После изучения раздела учащиеся:



  • обладают представлением о духовном здоровье и здоровом образе жизни;

  • знают особенности русского национального образа здоровья и условиях его формирования;

  • умеют получать заряд здоровья от встречи с прекрасным в природе и искусстве;

  • понимают необходимость охраны природы как условия полноценной жизни и здоровья человека;

  • начинают интересоваться краеведением, понимать и ценить культурные обычаи, традиции жителей малой Родины;

  • осознают необходимость соблюдения этикета в общении с людьми, норм и правил поведения в обществе.

Цель включения данного раздела в программу «Культура моего здоровья» — пропаганда здорового образа жизни, воспитание нравственной, высококультурной личности для современного общества.

Литература

  1. Борисов Э. И. Современное представление о здоровье: кн. для преподавателей / под ред. Н. Г. Багдасарян. М.: Изд-во МГТУ, 2007.

  2. Вайнер Э. Н. Валеология и здоровье человека // ОБЖ. № 12. 2008. С. 39—45.

  3. Волченко В. Н. Миропонимание XX века: науч. ст. М.: Изд-во МГТУ, 2001.

  4. Зубов В. Н. Здоровье нации и будущее России // ОБЖ. № 6. 2008. С. 40—45.

Е. П. Кудинова

А. П. Чехов и религия


В последние годы проблеме связи русской литературы с христианством уделяется особое внимание. Но в отличие от многих, у Чехова нет прямых религиозно-философских высказываний, поэтому проблема религиозности Чехова — одна из наиболее сложных при изучении его биографии и творчества. При ее освещении неизбежны вопросы: был ли Чехов верующим человеком и каким образом восприятие религии, ее мировоззренческих, этических и эстетических основ отразилось в созданных им произведениях?

Антон Павлович с ранних лет был знаком с Церковью, с православным богослужением, погружен в атмосферу бытового православия. В одном из писем он писал: «Я получил в детстве религиозное образование


и такое же воспитание: с церковным пением, с чтением Апостола и кафизм в церкви, с исправным посещением утрени, с обязанностью помогать в алтаре и звонить на колокольне…» [1, с. 20].

Писатель действительно близко знал весь церковный и духовный строй православия и поэтому никогда не допускал ошибок в названии церковных служб, молитв, песнопений, церковной утвари и очень хорошо знал иерархическую подчиненность. На отношение Чехова к религии сильно повлияло естественнонаучное образование, полученное на медицинском факультете Московского университета: культурному сознанию эпохи было свойственно противопоставление веры и знания.

Однако Чехова нельзя назвать безучастным к религиозным вопросам или равнодушным к вере писателем. Как художник он понимал, что Бога нельзя обойти молчанием. Герои Чехова участвуют в религиозных разговорах, высказывают свои верования и сомнения, цитируют Библию, рассуждают на евангельские темы, часто исполняют церковные обряды
и, наконец, переживают глубокие религиозные волнения, ощущение Бога Живого и радости, сильной, восторженной, неземной.

Чехов нередко обращался к формам популярных во второй половине XIX в. святочного и пасхального рассказов, художественное время которых приурочено к церковному календарю. В их числе такие шедевры чеховской прозы, как «Ванька», «Бабье царство», «Святою ночью», «Студент», «Архиерей».

В рассказе «Студент» Чехов обращается к содержанию Страстных Евангелий, это единственное произведение, где Чехов прямо говорит
о Христе. Студент Духовной академии Великопольский возвращается весной, в Великую Пятницу, домой и подходит к огородам, где у костра две женщины, мать и дочь, после ужина моют посуду. Студент смотрит кругом, и эта ночь напоминает ему ту холодную ночь и тот костер, у которого грелся апостол Петр. И он начинает пересказывать им Евангелие.

«Если помнишь, во время Тайной вечери Петр сказал Иисусу: „С Тобою я готов и в темницу и на смерть“. А Господь ему на это: „Говорю тебе, Петр, не пропоет сегодня петел, то есть петух, как ты трижды отречешься, что не знаешь Меня“» [2, с. 307].

Далее студент продолжает свое повествование: «После вечери Иисус смертельно тосковал в саду и молился, а бедный Петр истомился душой, ослабел, веки у него отяжелели, и он никак не мог побороть сна. Спал. Потом Иуда в ту же ночь поцеловал Иисуса и предал Его мучителям. Его связанного вели к первосвященнику и били, а Петр, изнеможенный, замученный тоской и тревогой, не выспавшийся, предчувствуя, что вот-вот на земле произойдет что-то ужасное, шел вслед… Он страстно, без памяти любил Иисуса и теперь видел издали, как его били… Пришли к первосвященнику, ‹…› Иисуса стали допрашивать, а работники тем временем развели среди двора огонь, потому что было холодно, и грелись. С ними около костра стоял Петр и тоже грелся…» [2, с. 308].

Писатель не захотел здесь дословно передать цитату из Евангелия, он вкладывает ее в уста своему герою.

Из отрывка видно, что Чехов постоянно следил только за художественной стороной рассказа, поэтому нарушал порядок евангельских событий, сокращал цитаты или добавлял в них свои слова, но все это делал аккуратно, с благоговением.

В большинстве же случаев в рассказе «Студент» указываются точные цитаты из Евангелия, они вкраплены в свободное изложение событий Священной Истории. В повествовании студента Духовной академии органически сочетаются формы разговорной речи и евангельского рассказа. В этом сказалось не только знание Чеховым текстов Священного Писания, но и восприятие лексики Библии, ее фразеологии.

По этому поводу Мережковский писал: «В рассказе „Студент“, в глухой деревне у пылающего костра, в ночь на Страстную Пятницу простые люди тронуты до слез рассказом студента о том, что происходило девятнадцать веков назад, в точно такую же ночь, у такого же костра, во дворе первосвященника Кайафы» [3, с. 708].

В рождественских рассказах Чехова нет типичного для этого жанра мотива состоявшегося и обещавшего некую стабильность «рождественского чуда» («На пути», «Ванька», «Бабье царство»), в рассказе «Страх» (1892) переосмыслен типичный для святочной литературы мотив страха: реальная жизнь не менее непонятна (и потому страшна), чем «привидения» и «выходцы с того света». Церковь как залог преодоления тяжелого душевного состояния (обычная ситуация в святочной и рождественской литературе) для героев рассказа «закрыта», и автор не настаивает на приобщении к религиозной вере как решающему и возможному для всех пути выхода из кризиса. Свойственное рождественской литературе понятие веры в рассказе «На пути» приобретает более широкое, не замкнутое на христианском смысле значение. Земные желания неявно сопоставленной с Богородицей героини рассказа «Бабье царство» — пожалуй, наиболее наглядное выражение того, что владеет чеховским человеком. Драматическая разобщенность людей, тяготы их повседневного существования или же неспособность понимать и чувствовать радость «обывательской», «домашней» жизни (присущая Лихареву из рассказа «На пути») — в центре рождественских и святочных историй Чехова. Это показатель кризисного мироощущения писателя, его «усталого» от несовершенства мира


и человека гуманизма, не находящего, однако, ценностей вне человека
и его земной жизни.

Таким образом, мы видим, что Чехов весьма сдержан, говоря о своей позиции в вопросах веры. Все это дает основание для полярных трактовок Чехова — от направленно православных до подчеркнуто атеистических.

Сохранились сделанные на отдельных листах записи Чехова: «До тех пор человек будет сбиваться с направления, искать цель, быть недовольным, пока [поймет] не отыщет своего бога. Жить во имя детей или человечества нельзя. А если нет бога, то жить не для чего, надо погибнуть»
[4, с. 215—216].

Литература

1. Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: в 30 т. Письма: в 12 т.


Т. 4. Письма, март 1892—1894 / тексты подгот. и примеч. сост. Л. М. Долотова
[и др.]; ред. А. И. Ревякин. М.: Наука, 1976. 679 с.

2.Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: в 30 т. Сочинения: в 18 т. Т. 8. Рассказы. Повести, 1892—1894 / Текст подгот. и примеч. сост. Л. М. Долотова [и др.]; ред. К. Н. Ломунов. М.: Наука, 1977. 528 с.

3. Мережковский Д. С. Чехов и Горький // А. П. Чехов: pro et contra. Творчество А. П. Чехова в русской мысли конца XIX — нач. XX вв.: антология. СПб.: РХГИ, 2002. С. 692—722.

4. Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: в 30 т. Сочинения: в 18 т. Т. 17. Записные книжки. Записи на отдельных листах. Дневники / текст подгот.


и примеч. сост. А. Л. Гришунин [и др.]; ред. Г. А. Бялый. М.: Наука, 1980. 528 с.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   33


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница