«Все наши поступки основы­ваются на двух побуждениях: на влечении полов и стремле­нии стать великими»



страница1/13
Дата27.04.2016
Размер2.69 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


ИСТОРИИ

ЛЕРЯСТРОЛ^А

БАКУ ЯЗЫЧЫ 1990

С(Аз)2 М 23

Редактор Бахыш Бабаев

«Все наши поступки основы­ваются на двух побуждениях: на влечении полов и стремле­нии стать великими».

Фрейд

«Заблуждение подобно фаль­шивой монете: изготовляют их преступники, но распространя­ют и честные люди».



Эмерсон
ГЛАВА I

ОБРАЩЕНИЕ К НЕИНФОРМИРОВАННОМУ ЧИТАТЕЛЮ

15 сентября 1919 г. В. И. Ленин в своем письме А. М. Горькому, рассуждая о некоторой части русской интеллигенции, писал:

«...это лишь интеллигентный, лакеи капитала, мнящие себя мозгом нации, на деле это не мозг, а г...»

(В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 51., стр. 48)

Слова В. И. Ленина с полным основанием можно отнести и к определенной части интеллигенции, которая своими гнусными проделками и историческими инсинуа­циями снискала печальную славу своему народу.

На протяжении последнего столетия у нас в Закав­казье, и особенно последние 35 лет, идет откровенный, безнаказанный, более того, по-моему, весьма и весьма поощряемый исторический разбой и самый постыдный шабаш определенной части ученых, историков, публи­цистов и нанятых ими адвокатов, посягнувших на свя­тые чувства, историческую принадлежность других на­родов Закавказья, в том числе грузин и азербайджан­цев.

Самым удивительным является то, что мерзкая и гнуснейшая возня в корне не пресекается, тем самым как бы невольно дается возможность разрастаться по< геометрической прогрессии этой злокачественной опухо­ли на теле Союза Советских Социалистических Респуб­лик.

Заигрывание, успокоительно-утешительные обраще­ния к воинствующим национал-шовинистам, исторически не давая сколь-нибудь реальных результатов с точки зрения ленинской национальной политики, развязывает руки все возрастающей разнорегионной клике доморо­щенных борцов за идеалы коммунизма. Опасное заиг­рывание! Здесь мы должны быть по-ленински архиприн­ципиальными, архитвердыми и архибезжалостными к отпетым врагам нашего народовластия во имя благопо­лучия большинства населения страны. Промедление здесь смерти подобно! Ибо, если к нам обращается Генеральный секретарь нашей партии, Президиумы Верховных Советов всех республик, XIX Всесоюзная партийная конференция, участники специального засе­дания Президиума Верховного Совета СССР, и все это безрезультатно! Наконец, на I съезде народных депу­татов СССР, Председатель Верховного Совета СССР М. С. Горбачев, выражая волю народных депутатов Союза, вновь подтверждает недопустимость националь­но-территориального размежевания и — опять тот же результат! С кем, с какой еще распоясавшейся и раз­нузданной группой экстремистов было бы столь обходи­тельно-предупредительное обращение? Становится обид­но за державу, как бы пасующую перед пусть могуще­ственной, пусть влиятельной, пусть широко разветвлен­ной организацией национал-шовинистов и экстремистов, как в стране, так и за ее пределами.

Время — самый честный человек —говорят в народа Но простят ли нам потомки столь постыдное заигрыва­ние с потерявшими человеческий облик «элитарными» представителями самой древней народности мира, судя по их заявлениям, и вселенной.

Невиданная в истории человечества депортация и геноцид азербайджанцев на 70-м году Советской власти, когда свыше 200 тысяч человек избито, насильно изгна­но со своей исторической родины, ныне именуемой Ар­менией, — молчи, народ!

Убийство азербайджанцев в Аскеране, Ханкенды (ны­не Степанакерт — А. Э.) и в Баку — молчи, народ!

Трагическая и замалчиваемая гибель самолета с 76 азербайджанскими парнями, по зову сердца спешащи­ми на помощь пострадавшим от землетрясения, — мол­чи, народ!

Аннексирование земель в Казахе, Нахичевани и дру­гих регионах Азербайджана — молчи, народ!

Трагический Сумгаит, с заблаговременно засланны­ми убийцами из Степанакерта и Еревана, — молчи, на­род!

Переголосование на I съезде народных депутатов СССР из-за наглых притязаний и желания протащить в Верховный Совет отъявленного шовиниста 3. Балая­на— терпи, народ! Так, мол, надо! Хотя по Марийской АССР аналогичная ситуация по конституции оказывает* ся прерогативой депутатов РСФСР!

Конечно, можно заставить молчать и униженно со­зерцать эти и другие прямые оскорбления многострадаль­ный азербайджанский народ! Благо, он к этому привык, смири ~ся. Так же, как смирился с тем, что его с по­дачи Сталина и Микояна искусственно разделили китай­ской стеной друг от друга. Сталин не желал иметь силь­ный и мощный Азербайджан на южных рубежах соз­данной им тюрьмы народов. Ко всему привык народ. К грабежу своей истории, нападкам на язык и алфа­вит, репрессиям по отношению к лучшим своим сы­новьям. Началось это с Н. Нариманова, который первым посмел выступить в защиту азербайджанского языка, школы и литературы, который первым посмел отстаи­вать подлинный суверенитет и свободу республик Кав­каза. Чем все это кончилось? Н. Нариманов был «выд­винут» в Москву и в течение года-полтора затравлен и умерщвлен Сталиным и злым гением азербайджанского народа Анастасом Ованесовичем Микояном. Так народ был лишен своего великого сына, патриота, истинного революционера и соратника В. И. Ленина!!!

И в течение 28 лет (целое поколение!!!) Сталин по наущению Микояна выхолащивал, уничтожал все луч­шее в Азербайджане и его народе, прививая рабскую покорность, рабскую психологию и рабский страх перед насилием. Не без содрогания вспоминаются кровавые дела палачей Григоряна и Маркарьяна, заместителей министра НКВД и МГБ, Емельянова — министра МГБ, десятков и сотен следователей армянской национально­сти в республиканских административных органах Азер­байджана, которые в условиях полной бесконтрольности расправлялись в застенках сталинщины с лучшими представителями наших отцов и матерей, подобно Гдля­ну и Иванову в Узбекистане в наши дни.

Народ и передовая его часть были, по существу, раз­давлены, любая малейшая попытка сказать что-либо в защиту истории, литературы или языка немедленно пре­секалась и объявлялась «пантюркизмом», «пантураниз-мом» или другими «измами».

Но в то же время втихомолку и умело обогащалась почва для процветания в будущем идей дашнакистов, гнчакистов и рамкаваров. Печатались вовсю национал-шовинистические бредни М. Шагннян, С. Ханзадяна, Раффи, последний, правда, иногда запрещался, но дело-то уже было сделано!

Губительная химия в Сумгаите—да здравствует ми­нистр Констандян! КИРАЗ в Кировабаде, превращение Ленкорани во всесоюзный, никому не нужный огород, цементный завод в Баку и Таузе — спасибо Микояну! Даешь миллионный хлопок любой ценой, зальем страну суррогатным вином — слава их выученикам!

Подумать страшно, столетиями Каспий, Кура и Араке кормили рыбой и икрой народ, всего лишь 40 лет тому назад бакинцы могли наслаждаться городской купаль­ней! Даешь морскую нефть, фабрику первичной обра­ботки шерсти в Евлахе с сибирской язвой и прочими неизлечимыми болезнями, десятки вредных производств на своей территории — вот итог нашей дремучей эко­логической и экономической безграмотности. Не доволь­но ли уничтожать народ по долгосрочно выписанным рецептам Микоянов, констандянов, ситарянов, аганбе-гянов и других невидимых кабинетных стратегов, око­павшихся в аппаратах ЦК КПСС, Совета Министров СССР, Госплана, Госкомстата, Минторговли, ВЦСПС, КГБ, 'МВД, Прокуратуры СССР и других ведомств.

Впрочем, если так пойдет и дальше, то не только народы Закавказья, но и Ставрополья, Краснодара, Северного Кавказа, Москвы и других регионов в скором будущем поймут, с кем они имеют дело.

Нужно быть бесконечно благодарным политике пере­стройки и гласности, ибо только она смогла выявить внутреннюю сущность определенной части бациллоно­сителей национал-шовинизма и их покровителей. Но чтобы в полной мере осознать и оценить вероломные, раскольные действия этой паразитирующей группы, не­обходимо тебя, читатель, ознакомить с наиболее харак­терными и поучительными примерами.

Гордость азербайджанского народа — Муса Гала-кяндли, известный в исторической науке как Моисей Галанкатуйский, написал «Историю Албании», хде обри­совал жизнь, быт и культуру древнего азербайджанско­го народа. Надо же было, чтобы эта летопись попала в руки армянских книжников. Начисто переписав эту жемчужину истории на свой лад и уничтожив подлинник, они сегодня бравируют новоявленным автором МОВСЕ-СОМ КАЛАНКАТУАЦИ и его трудом «История страны Алуанк» (?!). К сожалению, разоблачительные статьи по этой неслыханной компиляции армянских историков со стороны видного ученого Ворошила Левоновича Гу-касяна остались на полках Академии наук Азербайджан­ской ССР. Но к воровству мы еще вернемся. Грубое искажение великого Пушкина, написавшего в 1Й28 г. стихотворение «Тацит», утаивание мыслей Некрасова, Жемчужникова (Козьмы Пруткова) и многих других русских писателей и поэтов стало системой в их дейст­виях. Какие только не предпринимались попытки со стороны печально известных Патканяна и его ученика Марра, чтобы бросить тень на замечательного Руста­вели, его бессмертное творение «Витязь в барсовой (тигровой. — Л. Э.) шкуре». В 1912 г. Марр, достойный ученик Патканяна, в очередной лекции в Баку догово­рился до того, что-де Руставели был не грузином, а иной национальности. Это факт, дорогой читатель! И ты об этом узнаешь позже.

А тем временем в 1968 году в Ереване вышла книга (вначале на армянском, а затем и русском языках. А. Э.) потомственного дашнака Вермишева (читай, Вермишьяна. — А. Э.) под названием «Амирспасалар». Лейтмотивом романа служила мысль о том, что гру­зины, дескать, никогда не имели свою самостоятельность, а если и имели, то благодаря им—армянам. Гордость грузинского народа — царица Тамар обрисована как беспросветная блудница, которую использовали армяне и, пользуясь постельным правом самцов, правили и спа­сали Грузию от врагов.

Выходу этого пасквиля на историю грузин предшест­вовала статья Микаэля Шатиряна в газете «Гракан Терт» под названием «Ценный роман о дружбе наро­дов». Возмущение всей грузинской общественности бы­ло выражено в статье Реваза Джапаридзе «Что разру­шает дружбу народов», где автор, основываясь на исто­рических фактах, разоблачил всю фальшь очередной уловки армянских писателей. Причем, это было не про­сто ответом клеветникам, а отражало ПОЗИЦИЮ ГРУ­ЗИНСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ, ВСЕГО ГРУЗИНСКО­ГО НАРОДА.

Говоря о коварстве и клеветничестве автора и его сподручных, Реваз Джапаридзе писал:

«До сих пор было известно, что человек у человека может украсть вещь, предмет, но нагло красть у целого народа его историю и присваивать ее себе, неслыханное дело! И где это происходит?! У нас на глазах — в Сою­зе Советских Социалистических Республик».

(«Литературная Грузия» 1970 г., № 2).

Пока возмущенная общественность Грузии и Азер­байджана обсуждала столь очевидную бесцеремонность, Анастас Ованесович Микоян завершал отделку мону-ментальнейшего здания, именуемого «армянское лобби» Москвы. Одновременно для него большой группой фаль­сификаторов истории была написана очередная истори­ческая фальшивка, именуемая «Дорогой борьбы» и из­данная в Москве в 1970 г., где авторы всячески выгора­живали его, бывшего дашнака, маузериста, активного помощника кровавых четников Амазаспа, Дро, Андра-ника и Нждэ.

Правда, с обелением его гапоновской роли в трагиче­ской гибели 26-ти бакинских комиссаров вышла осечка. Но главное было сделано. Остальное доделывает его сын, Серго Микоян, который словоблудием из кожи вон лезет, чтобы реабилитировать своего отца — сообщника Сталина и Берия. Что ж, действия Серго можно по­нять. А оправдать? Думается, что время и только время расставит все на свои места.

В целях духовного обнищания азербайджанского народа еще в 20-х годах предпринимались шаги нацио­налистического толка со стороны определенных кругов. Впоследствии, в 30-х—50-х годах эти шаги превратились в успешно проводимую широкомасштабную политику. Утеря алфавита, национальных традиций, языка и ис­тории азербайджанского народа было основной задачей советских националистов-хамелеонов с тем, чтобы на этом фронте возвеличить свои националистические ам­биции.

История сохранила для потомства позицию в этом вопросе соратника Ленина, большевика и патриота На-римана Нариманова:

«Последнее время некоторые ответственные товари­щи в Азербайджане выступают в прессе по вопросу о сокращении числа уроков азербайджанского языка в школах или сокращении числа спектаклей в азербай­джанском театре и т. д. Если в основу всех этих пред­ложений берется марксистская точка зрения, то она го­ворит следующее: чем пролетарий бессознательней, не­вежественней, тем труднее его заставить сплоченнее выступать против своих поработителей.

Но могут сказать: теперь рабочие работают не для хозяев-капиталистов, а для себя, а потому нет и речи о поработителях. На это мы должны ответить опять с точки зрения Маркса: «Чем сознательнее рабочий класс, тем продуктивнее его работа, тем прочнее власть, которую он захватил в свои руки». Если это так, что нам говорит действительность Азербайджана? В чьих руках находится власть в Азербайджане? В руках ра­бочих и беднейших крестьян. Две трети беднейших крестьян и рабочих — азербайджанцы — безграмотные, забитые, несознательные, невежественные, одна треть— другие национальности: русские, евреи, которые куда выше стоят в отношении грамотности и вообще в отно­шении культуры.

При таких соотношениях живых сил, составляющих основу государства при нашем строительстве, каждый разумный , убежденный марксист должен рассуждать так: до тех пор, пока есть такая разница в подготовлен­ности к государственной деятельности между азербай­джанскими трудящимися и другими трудящимися раз­ных национальностей, мы не можем отвечать за проч­ность власти этих трудящихся.

«Пролетарии всех стран, соединяйтесь» — то не есть пустой звук, то не есть призыв к объединению только из-за личных материальных выгод. Эти слова имеют глубокий смысл, они призывают и к духовному объеди­нению. ОНИ ЗАКЛЮЧАЮТ В СЕБЕ И РАЗРЕШАЮТ ТОТ ПРОКЛЯТЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС, КО­ТОРЫЙ ПРИ ДРУГОЙ ПОСТАНОВКЕ НЕРАЗРЕ­ШИМ.

И тот, кто не хочет понимать так, тот не хочет дей­ствовать по Марксу. Он просто говорит: ты несчастный, забитый, темный азербайджанский крестьянин и рабо­чий, оставайтесь все в таком положении потому, что мне от этого хорошо живется.

Точно так же рассуждал Николай со своими чинов­никами. Необходимо театр предоставить три раза в не­делю в распоряжение русской драмы и три раза — азер­байджанской .драмы, говорят они. Но кто больше всех нуждается в этом театре? За 30 лет существования азер­байджанской драмы последняя только теперь за два года советской власти в Азербайджане имеет трех ар­тисток-азербайджанок. За 30 лет только теперь видишь в театре женщин, сидящих в партере рядом с мужчи­нами.

И после этого для красного словца осмеливаетесь писать о свободе порабощенных женщин.

Другой предлагает сократить число уроков азербай­джанского языка в школах. На каком языке вы хотите сблизить детей рабочих и крестьян тюрок с детьми дру­гих национальностей?

Маркс не был бы Марксом, если бы он не был пси­хологом. Где же ваша психология?

И тут поставьте точку над «и» и скажите: «Мне нра­вится русский язык, мне легче и понятнее все на рус­ском языке, прекрасные стихи Пушкина написаны на этом языке. Я хочу, чтобы дети азербайджанцев это знали». Желание хорошее. Дети азербайджанцев долж­ны знать стихи не только Пушкина, но и Шекспира, Шиллера, но все лишь после того, когда узнают прежде всего грозные боевые стихи истинно пролетарского поэ­та, народного Сабира, народных поэтов Вагифа, Видади, Закира. И это так будет вполне правильно, по Марксу.

Если это говорится вообще для пользы дела, то опять-таки я предложил бы автору сокращения числа уроков азербайджанского языка не производить, а са­мому изучать этот язык, чтобы иметь возможность раз­бираться в пророческих стихах азербайджанца Сабира, так как я утверждаю: в русской пролетарской литера­туре ои не найдет ему подобного поэта, который бы так живо и картинно передавал все переживания рабочего класса и крестьянства под гнетом хозяина и помещика. И это писалось Сабиром в кошмарные годы реакции.

И после этого удивляться, когда другой ответствен­ный работник заявляет, для чего в такое трудное время воздвигать памятник какому-то Сабиру?

Одно из двух: или эти товарищи не знают азербай­джанских условий и делают ошибки, или плохо усвоили Маркса и никак не могут разобраться в тех вопросах, о которых Маркс писал давно. Тогда пусть читают вни­мательно «Национальный вопрос» тов. Ленина, который довольно подробно останавливается на вопросе о на­циональности, самоопределении народов.

И от незнания Азербайджана и от неумения разби­раться в этих вопросах страдает общее дело нашей ре­волюции.

Такой подход к вопросу разлагает партию, развра­щает рабочих, сеет вражду между рабочими и крестья­нами, создает недоверие друг к другу, а, следовательно, и к власти.

И в самом деле, разве русский рабочий для того пе­ревернул Россию вверх дном, чтобы продолжать поли­тику? Нет и нет!

Русский рабочий вполне искренне и сознательно ос­вободил окраины, чтобы дать возможность им свободно дышать и жить всю жизнь, но, к великому сожалению нашему, среди нас есть несоответствующие званию представители рабочего класса, так называемые шови­нистически настроенные элементы, которые ничем не от­личаются в своих действиях от семеновеховцев.

Пусть семеновеховцы утешают себя тем, что идет «собирание русской земли». Но коммунисты должны сказать: мы собираем не русские земли, а рабочих всех национальностей в единую сознательную силу для ук­репления своей власти. Но для того, чтобы создать сплоченную сознательную силу, необходимо подгото­вить, поднять естественным путем до известного уровня знания и развития более отсталую часть этой силы. С этой целью необходимо 2/з расходов употребить на гра­мотность и вообще образование азербайджанцев, 2/3 внимания партии на азербайджанцев и 2/3 всей энергии советских органов отдать работе среди азербайджанцев.

Кому дороги завоевания нашей революции, кто лю­бит Азербайджан и духовно связан с ним, кому дорог завет «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» — тот должен действовать именно по этой программе.

А тем «перелетным птицам», которые говорят слад­кие слова для удержания за собой места, мы сможем не сегодня, так завтра, сказать: азербайджанские и русские рабочие и крестьяне Азербайджана не оценят наши труды и скажут свое последнее слово. Наконец, можно подойти к вопросу и с правовой точки зрения.

ТЮРКСКИЙ ЯЗЫК ОБЪЯВЛЕН ГОСУДАРСТВЕН­НЫМ ЯЗЫКОМ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ И ОН ДОЛ­ЖЕН ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ВСЕМИ ПРАВАМИ И ПРЕ­ИМУЩЕСТВАМИ ЭТОГО ЯЗЫКА. НИКТО НЕ В СИЛЕ И НЕ ПОСМЕЕТ ОТМЕНИТЬ ЕГО. Азербай­джан может в силу неизвестных политических и эконо­мических соображений уступить территорию, свои есте­ственные богатства, но отказаться от своего родного языка он не может и не позволит кому бы то ни было умалить значение этого языка в Азербайджане.

Пусть знают это те, которые под разными соусами выступают против тюркского языка в Азербайджане».

(Газ. «Бакинский рабочий» № 130, стр. 1, 1922 г., «Ответ некоторым товарищам»).
Ну а теперь послушаем гуманиста грузинского на­рода И. Чавчавадзе, который своим известным в Рос­сии трудом «Армянские ученые и вопиющие камни» при­ковал внимание всей прогрессивной общественности.

«Не так страшусь открытого врага, как врага, при­кидывающегося другом, страшусь его ласки, его улыб­ки».

Руставели.

«Вряд !;и найдется на всем земном шаре народность, которая была бы так оскорбительно унижена, обесслав­лена всеми, кому только не лень было это делать, как наша. Всякий старается или перешагнуть через нас, или затоптать и сровнять с землею. Пытаются даже уничтожить и воспоминания о нас в Закавказье, стереть с лица земли имя грузина и отдать на волю ветра. Как •будто нас никогда не существовало, как будто нас нет и ныне. Нищие духом, слабоумные, нравственно пад­шие, необразованные, невоспитанные, разоренные вко­нец, ненадежные, трусы — вот картина нравственного и физического нашего багажа! Вот чем мы были и что мы есть, по словам тех, интересы которых требуют такого нашего бесславия и унижения. Из кожи лезут они, что­бы уверить всех и вся, дома и на стороне, на словах и в печати, что мы были негодными и недостойными и ос­тались таковыми же, если только не хуже. С таким клеймом на челе пустили они имя грузина по Европе, куда только голос и перо их могли иметь доступ. Такую же славу о нас, грузинах, они пустили по России. Прав* Да, всякий, кто только из русских или европейцев само­лично успевал ознакомиться с хорошими и дурными нашими сторонами, сказал кое-что и в нашу пользу,— но, к несчастью, и среди них многие суждения свои обос­новывали на вожделении других, плясали по чужой дуд­ке и попадали в чужие сети. Бог с ними, с их старанием обесславить нас! Но дело в том, что они словом и пером клянутся всему миру, будто испокон века по сю сторо­ну Кавказского хребта, до истоков Тигра и Ефрата, поч­ти от Черного и Каспийского морей, была так называе­мая Армения (будто Сомхетия, т. е. страна сомехов-гайканов), и если, мол, прозябали кое-где какие-то враци (армянское название грузин — примечание пере­водчика) , то занимали чуть ли не пространство в деся­ток хлевов, и то-де по милости армян. Враци эти, как народ, не заслуживают-де упоминания, так как они на­ходятся на пути к уничтожению и вырождению, да если бы это было и не так, то у них нет настолько ума, чтобы вникнуть в свое положение, Бог не дал им способности к торговле; кроме-де извозничества и чалвадарства они ни на что не годны и не могут даже пользоваться теми немногими местами для хлевов, которые, смешно ска­зать, величают Грузией. Да и как они ими могут поль­зоваться, когда на то у них нет ни умения, ни трудолю­бия, ни образования, ни знания, ни желания, ни охоты знать и поучиться — ну, хотя бы у тех же армян, кото­рые, мол, призваны Богом и историей со знаменем куль­туры в руках оживить и осчастливить не только близкий Восток, но и дальнюю, дикую и невежественную Азию.

Не довольствуясь тем, что позорят наше имя, лиша­ют нас национального достоинства, они, чтоб оконча­тельно сжить нас со света, упраздняют и всю историю нашу, и летописи, и исторические останки и памятники, все, кровью обагренные, заслуги наши перед христиан­ством и все, принадлежащее нам, наше историческое достояние путем разных плутней приписывают себе. Правда, «у лжи ноги коротки» (грузинская пословица— примечание переводчика), и, отнимая или умаляя чу­жие достоинства, своих не приумножить, но «рабы своих вожделений туги на ухо и горазды на язык», как гово­рит грузинская пословица.

Ради чего поднята такая туча пыли, ради чего мечут­ся мнимые молнии и гремят громы? Ради того, чтобы доказать миру, что в Закавказье существует ЛИШЬ ОДНА АРМЯНСКАЯ НАЦИЯ, ИЗДРЕВЛЕ СУЩЕСТ­ВУЮЩАЯ, И БУДУЩЕЕ ПРИНАДЛЕЖИТ СКОРЕЙ Ей, ТАК КАК ОНА-ДЕ ИСТОРИЧЕСКИ ДОКАЗАЛА СВОЮ МОРАЛЬНУЮ И ФИЗИЧЕСКУЮ МОЩЬ И НЕЗЫБЛЕМОСТЬ И ВЕЛИЧИЕ УМА СВОЕГО.

Чьи все эти проделки? Что за черный ворон кру­жится и каркает над нашей головой? Мы говорили и раньше, повторяем и теперь: Боже нас сохрани ставить все это в вину всему армянскому народу, приписывать ему весь этот грех, в коем повинна только известная группа армян и ее книжники-грамотеи, ученые. Однако, несмотря на это, прежде, нежели мы решились взять перо в руки, долго мы задумывались об одном, для нас весьма важном обстоятельстве: как отнесутся армяне к этому нашему труду? Вопрос, как увидим ниже, не­маловажный.

Народ, как совокупность человеческих существ, спло­ченных историей в одно тело и в единую душу данной страны, должен быть, во всяком случае, уважаем вся­ким порядочным и здравомыслящим человеком, и ос­корбление, унижение его в том или другом смысле — поступок весьма непристойный. Каждый народ имеет свой собственный облик, свои стремления, свои пожела­ния, свои порывы, свои особенности. Поношение всего этого — грубость, не приличествующая человеку разви­тому. Мы это отлично понимаем, и Боже упаси разуметь весь народ там, где виновна лишь его известная группа. Между тем, как раз на этой почве и предвидится напа­дение на нас. С этой-то стороны и ожидается то облако пыли, тот вихрь, который не преминут поднять, чтобы заставить закрыть глаза. Бог знает, в какой забьет на­бат, какую поднимет тревогу по поводу этих очерков — группа людей, которую мы имеем в виду и у которой вошло в привычку к сказанному исключительно о ней пристегивать всех армян. Умысел здесь ясен. Борьба в защиту народа, по справедливости, достойна уважения, и совершенно основательна. Это хорошо понимают наши друзья-приятели и прекрасно знают, что под знаменем защиты народа они привлекут всеобщее расположение и половина победы у них заранее будет в руках: «улов­ка лучше силы». Раз они возьмутся за такую хитроум­ную тактику, им легко будет обвинить обличителей в недостойном желании поселить раздор между двумя народностями. Расчет верен. Они направленную в них стрелу вонзают в сердце народа, с целью озлобить его, и этим ловким приемом прикрывают себя, как надеж­ным щитом, зажимают рот обличителю ее грехов. Ар­мянской народ тут ни при чем; он, как народ мирный, трудолюбивый, занимается своим делом — будь оно тор­говля или земледелие, — он и не задается подобными вопросами, а потому ему и не приходится быть ответст­венным за грехи своих непрошеных защитников, кру­жащихся вокруг него, как мошки вокруг дуба. Народ вообще отлично понимает, что истинное достоинство не нуждается в трубах и литаврах, отлично знает, что шум и гам непрошеных крикунов не создают славы о доб­лестях его и не могут породить доблестей там, где их нет. Истинная доблесть, по природе своей, скромна и не болтлива. И чем она молчаливее и скромнее, тем она величавее и обаятельнее.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница