Возвращение альпинистов с Ушбы



страница7/25
Дата01.05.2016
Размер4.52 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25

Ю. Ныка

АЛЬПИНИЗМ

В ПОЛЬСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКЕ
Главной польской организацией, объединяющей альпини­стов и спелеологов, является Высокогорный клуб.

Альпинизм в Польше стал развиваться с начала XIX в., и его история связана с именем Станислава Сташица — ученого и общественного деятеля, который совер­шал восхождения на многие вершины Татр еще в 1803-1805 гг. Поэт Антонин Мальчевский в 1818 г. совершил две экспедиции в Альпы, во время которых покорил Эгюий-дю-Миди (3795 м) и Монблан (4807 м).

В 1848 г. в чилийских Кордильерах Игнацы Домейко совершил первовосхождение на вершину Невадо-Чиллан (3180 м). В 1840 г. Эдмунд Стшелецкий был первым чело­веком, который взошел на самую высокую вершину Авст­ралии — гору Косцюшко (2225 м). На 10 лет позднее польский исследователь гор Ю. Ходзько поднялся с отря­дом военных топографов на Большой Арарат1. В 1852 г. Ю. Чернота поднялся вторым на Демавенд (5670 м).

Одновременно шло освоение польских Татр. В 1855 г. была покорена самая высокая вершина этих гор — Герлах (2655 м). Затем были побеждены и другие вершины. В Альпах первовосхождения совершил А. Жевницки (Бернины и Сильвретты); в Доломитах — Мариан и Та­деуш Смолуховские — популяризаторы спортивного лазания без проводников (около 20 первовосхождений).

В Татрах спортсмены стали искать более сложные пути восхождений. В восхождениях на вершины Татр участвовали и венгерские альпинисты (тогда южная часть Татр относилась к территории Венгрии). Например, пер­вое зимнее восхождение на Герлах совершено совмест­ной польско-венгерской командой.

После первой мировой войны польские альпинисты завершили спортивное освоение Татр и начали организа­цию выездов в Альпы и экспедиции в другие горные рай­оны мира.

Первая польская экспедиция в Анды достигла боль­ших успехов: были совершены первовосхождения на не­сколько вершин высотой более 6000 м, в том числе на третью по высоте вершину гор Американского континен­та — Серро-Мерсердарио (6770 м) — и восьмое восхожде­ние на Аконкагуа (6960 м). Впервые почти семикиломет­ровая вершина была атакована в спортивных целях и по­корена по новому маршруту. В это же время польские спортсмены выезжают в Высокий Атлас и на Шпицбер­ген. Они совершили много первовосхождений на вершины этих гор.

Впервые польские альпинисты побывали на Кавказе в 1935 г. Символом рождающегося «братства по веревке» было третье восхождение на Дыхтау по маршруту А. Муммери польско-советской команды в составе Алек­сея Малеинова и Виктора Островского.

В следующем сезоне группа польских альпинистов за 56 дней пересекла Шпицберген. А в конце 1936 г. новая польская экспедиция отправилась в Анды. Ее участники покорили вершины: Серро-Насименто (6493 м), Невадо-Писис (6760 м) и Невадо-Трес-Крусес (6630 м). Завер­шающим успехом экспедиции явилось первовосхождение на вторую по высоте вершину Американского континен­та — Охос-дель-Саладо (6850 м), совершенное Яном Щепаньским и Юстином Войшнисом.

В 1939 г. небольшая польская экспедиция выезжала в Гималаи, где победила Восточную вершину Нанда-деви (7434 м), девятую по высоте из числа покоренных до того времени вершин мира. Восхождение было совер­шено Якубом Буяком и Янушем Клярнером.

Это далеко не полное описание деятельности поль­ских альпинистов до второй мировой войны. Тогда поль­ский Высокогорный клуб объединял всего 160 человек.

Война положила конец экспедициям в горы, но все же отдельные группы альпинистов шли в Татры, а сделанные ими тогда новые маршруты (по стенам Танковой Галерии, Казальницы, Мниха) по сложности и смелости превосходили все, что до сих пор было сделано в Татрах. Многие альпинисты активно участвовали в движении Сопротивления. В оккупированной гитлеровцами Варшаве регулярно выходил журнал Высокогорного клуба «Татерник» — единственное в мире альпинистское издание, выпускаемое конспиративно. Редактором его тогда был известный альпинист Тадеуш Орловский.

В первом десятилетии после освобождения Польши Советской Армией польские альпинисты ограничили свою деятельность районом Татр. Там продолжалось покоре­ние сложных стен, в широком масштабе развивался зим­ний альпинизм. В 1956 и 1957 гг. команды Высокогорного клуба снова выезжают в Альпы. 1957 год принес нам восьмое прохождение западной стены Эгюий-дю-Дрю, а в 1959 г. — покорение широко известного своей труд­ностью контрфорса Валькера на Гран-Жорас. В 1961 г. польские альпинисты совершили прохождение северных стен Маттерхорна и Эйгера, а Ян Длугош участво­вал в первопрохождении контрфорса Френей на Мон­блане.

Польские альпинисты широко использовали зимний опыт, полученный ими в Татрах. Они осуществили в Аль­пах первые зимние восхождения на Маттерхорн по во­сточной стене (1959 г.), северо-восточному контрфорсу Ле-Друат (1963 г.), а также восхождение на Эгюий-Верт (1965 г.) по маршруту Контамина.

В 1958-1964 гг. команды Высокогорного клуба выезжали на Кавказ. Здесь они прошли целый ряд интерес­ных маршрутов, как, например, северо-западная стена пика Щуровского (1958 г.), траверс обеих вершин Ушбы (1958 г.), пятое прохождение по северному ребру Шхары (1959 г.), второе прохождение маршрута через «Рыбку» на 3-ю Западную вершину Шхельды (1961 г.), первопрохождение по ребру северо-западной стены Коштантау (1964 г.), первопрохождение северной стены Восточной вершины Мижирги через «Балалайку» (1964 г.) и ряд других восхождений.

Татры. Восхождение по восточной стене Мниха

Фото Б. Ухманьского
Широкую деятельность развернули польские альпини­сты в Доломитах, где прошли стены Мармолады, Чиветты, Тре-Чиме-ди-Лаваредо. Летом 1965 г. они совершили первопрохождение стен Монте-Пельф и Скяри. В августе 1967 г. шестеро польских спортсменов совместно с двумя итальянскими покорили западную стену Чима-дель-Бурдель, одну из наиболее протяженных в Доломитах. В 1968 г. польские альпинисты совершили восхождения по новым маршрутам: северный контрфорс Эйгера и контрфорс Поинт-Юпг в массиве Гран-Жорас. Одним из лучших достижений лета 1969 г. в Альпах считается пройденный польской командой новый маршрут по Вели­кому Угловому контрфорсу Монблана.

В 1960 г. была организована первая польская экспе­диция в Гиндукуш. Участники экспедиции победили несколько шеститысячников и совершили второе восхожде­ние (через несколько дней после японцев) на самую вы­сокую вершину Афганистана — Нушак (7492 м). Во вре­мя трех последующих экспедиций 1962-1966 гг. были составлены карты района Гиндукуша, где побывали участ­ники этих экспедиций. Участники экспедиции Высокогор­ного клуба первыми поднялись на вершину Кух-э-Тэз (7000 м), на девять шеститысячников и одиннадцать пятитысячников.

В 1968 г. Академическим альпинистским клубом Вар­шавы была организована новая экспедиция. Ее участ­ники совершили первовосхождения на три шеститысячника и совершили второе восхождение на Кохе-Ургенд (7036 м).

Столетие Высокогорного клуба. В 1873 г. энтузиасты горных походов основали в Закопане Польское Татринское общество, которое занялось пропагандой горовосхождений и освоения Татр. В рамках этого общества в 1903 г. была создана туристическая секция, но слово «туристи­ческая» нужно понимать как «альпинистская». Секция объединяла всех активных польских любителей гор и в 1907 г. начала выпускать журнал «Татерник», который издается до сих пор. В 1935 г. туристическая секция Польского Татринского общества объединилась с несколь­кими мелкими горными организациями и стала назы­ваться «Высокогорный клуб Польского Татринского об­щества».

После войны клуб начал быстро развиваться и в 1953 г. включил в сферу своих работ спелеологию. В рам­ках общих преобразований организационного характера клуб на некоторое время изменил название и структуру. Но уже в 1956 г. вновь вернулся к прежней форме орга­низации.

Прохождение сложной стены в Татрах

Фото Б. Ухманьского

Высокогорный клуб в настоящее время состоит из 15 действующих областных отделений. Высший орган — Главное управление. Председатель Главного управления избирается один раз в два года всеобщим съездом делега­тов. Главное управление создает комиссии: спортивную, экспедиционную, по подготовке снаряжения, по пропа­ганде альпинизма среди населения и др. Аналогичные тех­нические органы существуют и в управлениях большин­ства областных отделений. Самую большую автономию имеет Комиссия пещерного альпинизма (местопребыва­ние — в Закопане). Она одновременно является руководя­щим органом для находящихся в некоторых отделениях спелеологических секций.

Высокогорный клуб в 1969 г. объединял более двух тысяч человек (в том числе 23 почетных члена). Самые большие отделения — Варшавское (520 членов) и Краков­ское (380 членов). В Щецинском отделении 30 членов.

Высокогорный клуб находится под опекой Главного комитета по физической культуре и туризму как один из спортивных союзов. Главным источником доходов клуба служат членские взносы и отчисления за участие в орга­низованных мероприятиях и зарубежных выездах. Кроме того, клуб получает дотацию от Главного комитета.

Высокогорный клуб не единственная альпинистская организация, в последние годы были основаны другие клубы. Это так называемые Татринские клубы при Поль­ском туристически-краеведческом обществе, а также раз­личные клубы и студенческие общества по альпинизму и спелеологии. С 1958 г. действует Польский горный клуб, до 1956 г. именовавшийся клубом горных туристов. Он организует ежегодно выезды на Кавказ. Самым важным альпинистским достижением этого клуба является первопрохождение правого ребра северо-восточного контрфорса главной вершины Дыхтау в 1964 г. В 1967 г. Польским горным клубом была организована экспедиция на Монгольский Алтай. Цель ее — исследование горной группы Табын-Богдо (самая высокая вершина — Кийтын — 4356 м).

Инициатива отделений клуба на местах не ограничи­вается. Они часто организуют своими силами экспеди­ции. Так, Лодзинское отделение в 1963 г. организовало экспедицию в Гиндукуш; Познаньское отделение — на Шпицберген в 1965 г., в Высокий Атлас и горы Ирана в 1969 г.; Люблинское отделение — на Монгольский Ал­тай в 1969 г. и т.д. Подобную возможность имеет также Комиссия пещерного альпинизма.

Горная деятельность Высокогорного клуба ведется в трех направлениях: спортивном (рекордные восхожде­ния в Татрах и Альпах), научно-исследовательском (экс­педиции в горы за пределами Европы), организации отдыха (рекреационном) — экскурсии на уровне высоко­квалифицированного туризма. На практике эти направле­ния не всегда четко разграничиваются — спортивные восхождения могут проводиться при поездках в экзотиче­ские горы, спортивные и исследовательские походы и вос­хождения — во время рекреационных выездов.

Татры начинают все больше играть роль школы аль­пинизма. Альпинисты совершают восхождения в Татрах в основном индивидуально, используя туристические базы или места для организации лагерей, которые Татринский национальный парк выделил в распоряжение Высокогор­ного клуба. Достижения альпинистов оцениваются по по­вторному прохождению труднейших маршрутов. Лучшей подготовкой к альпийским восхождениям мы считаем зим­ние восхождения в Татрах в период с 1 декабря по 30 ап­реля.

Если говорить об экспедициях с исследовательскими целями, то перед войной наши альпинисты выезжали в Анды и на Шпицберген. После войны польские спорт­смены побывали в Гиндукуше и Монгольском Алтае. Не­обычайно удачной была последняя экспедиция на совет­ский Памиро-Алай совместно с альпинистами Новосибир­ска. В 1969 г. небольшая польская экспедиция выезжала в Каракорум.

Объединенные в Высокогорном клубе спелеологи дей­ствуют как в Татрах (в массиве Червоных Верхов), так и за их пределами. Объектом самой большой экспедиции в истории польской спелеологии были в 1961 г. пещеры Кубы. Ее участники прошли под землей 94 км.



Татры. На стене под карнизами

Фото Б. Ухманьского

При сравнительно небольшом числе членов Высокогор­ный клуб осуществляет широкую деятельность. Приме­ром этого может служить 1969 г., в течение которого из Польши выезжало 8 групп и 15 экспедиций. Впервые по­корены 22 вершины, проложено около 35 новых маршру­тов, в том числе такие, как по южной стене Алям-Кух в Иране и Угловому контрфорсу на Монблан.

Высокогорный клуб обменивается группами альпини­стов со многими странами, в том числе со Швейцарией, с Францией, Италией и Советским Союзом. Иногда организуются международные экспедиции. Представители Высокогорного клуба приглашаются на международные сборы, организуемые Французской государственной шко­лой альпинизма и горнолыжного спорта в Шамони. В Тат­рах мы организуем каждую зиму международные спор­тивные лагеря, которые служат местом встречи ведущих альпинистов социалистических стран. Наш Клуб — один из членов-основателей Международного союза альпинист­ских ассоциаций (УИАА), в работе которого принимает активное участие уже на протяжении многих лет. Как уже говорилось, клуб издает журнал «Татерник», посвя­щенный альпинизму и спелеологии. Тираж его — 4000 эк­земпляров, из которого большая часть приходится на за­рубежную подписку, в том числе и для Советского Союза.

Главное управление Высокогорного клуба много вни­мания уделяет вопросам подготовки квалифицированных альпинистов и их снаряжению. Отделение ведет обучение под контролем комиссии Главного управления.

Обучение имеет две ступени — для новичков и для бо­лее опытных — и проводится два сезона — летом и зимой. Курс составлен из теоретических лекций и практического обучения лазанию на скалах Юры или в Татрах. Отделе­ния, расположенные на большом удалении от скал Юры, удачно используют для начальной тренировки высокие деревья и заброшенные постройки. С осени 1967 г. нача­лись переговоры с несколькими родственными организа­циями по открытию в Татрах постоянной школы альпи­низма, проводников и горнолыжного спорта по образцу школы Шамони.

Недостатки снаряжения мешали развитию польского альпинизма. Теперь это положение изменилось благодаря дополнительным фондам, выделенным на эти цели руко­водящими организациями. Помимо импортного снаряже­ния начато отечественное производство таких видов аль­пинистского снаряжения, например веревки из искусст­венных волокон, альпинистская обувь, ледорубы, легкие карабины и т.д. Центральный склад снаряжения, находя­щийся при Главном управлении Высокогорного клуба, выдает это снаряжение отделениям, а также для основных экспедиционных мероприятий и выездов за рубеж.



Ф. Савенц

В ГОРАХ ЮГОСЛАВИИ
Югославия — относительно горная страна. От Восточных (Юлийских) Альп до Динарского и Родопского массивов есть много вершин, интересных с точки зрения альпиниз­ма. Самая высокая вершина страны — Триглав (2863 м), хотя отдельные стены ее превышают 1500 м. Этот массив, сложенный известковыми породами, из-за живописности своих форм уже много лет привлекает альпинистов всех стран мира.

В Югославии альпинизм развит неравномерно. Это объясняется не только распределением гор по ее террито­рии, но и многими историческими моментами. Так, в Сло­вении альпинизмом стали заниматься с начала XIX сто­летия. Например, Валентин Стангич первый взошел на Гроссглокнер (3798 м), а в Черногории альпинизм начал зарождаться только после второй мировой войны.

В Словении в 1893 г. был создан альпинистский клуб «Словенское планинское друштво». К 1900 г. клуб по­строил 18 горных хижин, альпинисты промаркировали 300 тропинок. Клуб издавал журнал «Пленинский вест­ник».

В настоящее время в Словении имеется 24 альпинист­ских отделений, в Хорватии — 5, в Сербии — 2, в Боснии и Герцеговине, Македонии и Черногории — по одному. По посещаемости горы Словении также занимают первое ме­сто. Из общего числа 370 горных хижин в Югославии Словении принадлежат 173, хотя республика занимает по площади всего 8% территории Югославии. Посещаемость горных хижин Словении достигает около 900 тысяч чело­век в год1.

В Хорватии, непосредственно у Адриатического моря, наиболее посещаемы, особенно весной и осенью, стены каньона Великой Пакленицы. Среди этих стен — 400-мет­ровая стена Анич-Куча, по которой есть пути самой раз­личной трудности. Горные массивы на юге страны дают еще много возможностей для первовосхождений. Кроме большого спортивного удовлетворения от восхождений по всем этим стенам почти все горные районы имеют отлич­ные условия для горнолыжного спорта и горнолыжного туризма. Эти виды наиболее развиты в районе Триглав-ского массива. Наиболее известным маршрутом является Триглавская лыжная магистраль с 80-километровым лыжным маршрутом.

В шести республиканских союзах Югославии — около 120 тысяч членов. Это не только альпинисты, но и ту­ристы, скалолазы, любители самых различных видов спорта в горах.

Все большее внимание привлекают трансверсали — замкнутые маршруты большой протяженности с точно обусловленными пунктами прохождения. На контрольных пунктах участники походов отмечаются (на документе ставится печать пункта). Прошедшие такой маршрут уча­стники получают памятный значок и грамоту. Первой была введена в действие в 1953 г. Словенская горная трансверсаль от города Марибора до Копер.

Помимо освоения своих стенных массивов югослав­ские альпинисты начали выезжать за рубеж. Еще до вто­рой мировой войны они побывали в ряде европейских горных районов, в частности совершали восхождения на Кавказе (Эльбрус — восточная вершина) и на ряд вер­шин Малой Азии.

Вскоре после войны в Словении новое поколение аль­пинистов не побоялось встретиться с серьезными трудно­стями. В зимнее и летнее время они осваивали сложней­шие маршруты своих гор, а в 1953 г. были в Австрийских Альпах. Здесь альпинисты повторили восхождение по се­верной стене на вершину Лалидерер, которое считалось одним из сложнейших в Восточных Альпах. В Итальян­ских Доломитах было выполнено два первовосхождения (Дебельяк — Файдига). В 1956 г. там же было проведено первое женское восхождение (Надя Файдига) по марш­руту Ливаносова на Чима-Суальто (Чиветта), известному тогда как один из сложнейших. Два года спустя в юго­славских горах был проведен интересный и сложный траверс 14-километрового гребня Камнишских Альп (Кунавер — Махкота).

«Монах» — скальные останцы в горах Стара Планина (Балканы).

Фото А. и К. Костовых
В 1960 г. осуществилась давняя мечта наших альпи­нистов: они побывали в Гималаях. Несмотря на то что югославская экспедиция, состоящая из семи альпинистов, была вынуждена в последний момент из-за непогоды от­ступить от Нандадеви, все же она вернулась домой, со­вершив первовосхождения на Трисули II (6690 м) и Три-сули III (6200 м).

В 1961 г. представителям югославского альпинизма (Претнар, Сазонов) удалось пройти траверс Эгюи-де-Шамони, а еще через год ими же была преодолена север­ная стена Маттерхорна.

С 1963 г. начался «золотой» период в развитии юго­славской экспедиционной деятельности. Открылся он пред­варительной экспедицией на Кавказ. Затем альпинисты выезжали туда со все более усложняющимися задачами. Было сделано восхождение на Ушбу-крест, пройден ча­стичный траверс Безенгийской стены, альпинисты прошли по двум новым маршрутам на вершины Гестола и Уллу-ауз, а также совершили ряд других интересных восхожде­ний. Значительным достижением является и двукратное восхождение на пик Ленина в 1967 г., во время проведе­ния международной альпиниады, посвященной 50-летию Советского государства.

В эти же годы югославские альпинисты провели 15 первовосхождений в южноамериканских Андах, посе­тили Шпицберген, Гиндукуш, горы Африки. В 1965 г. альпинисты из-за непогоды были вынуждены прекратить восхождения, чуть не достигнув вершины, не преодолен­ного еще тогда, Кангбачена (7902 м), зато в 1969 г. их усилия увенчались успехом при восхождениях на Анна­пурну II (7937 м) и Аннапурну IV (7524 м).

В то же время югославские альпинисты совершили ряд сложных восхождений: преодолели стены Эйгера и Гран-Жораса.

Зимой 1968 г. альпинисты провели первое зимнее вос­хождение (семь дней) на «столб Чопа» в северной стене Триглава (Белак, Кунавер, Сазонов) и также зимой пре­одолели стену Планьяву (И. Голоб — Иошт) и Штаерскую Рынку (Л. Голоб — Иошт).

Все эти восхождения позволили подготовить новую плеяду альпинистов, смелых и мужественных, со значи­тельно возросшим спортивным мастерством, способных решать самые сложные спортивные проблемы. В 1968 г. в наших горах побывали впервые альпини­сты других стран, хотя отдельные альпинисты и немного­численные группы посещали их уже давно. На первой югославской альпиниаде участвовали аль­пинисты из Советского Союза, Польши, Чехословакии, Болгарии, ГДР, Швейцарии, Испании, Италии, Бельгии и Австрии.

Мы надеемся, что наши горы оставили приятные впе­чатления у наших друзей-альпинистов, а совместные вос­хождения укрепят дружбу и сотрудничество.



Гималайская хроника 1967-1970 гг.
Группа Канченджанги:

1967 г. Расположенный юго-восточнее массива Коктанга пик Фрей (5944 м), названный по имени швейцар­ского альпиниста Георги Фрея, погибшего на его склонах в 1951 г., покорен в сентябре 1967 г. двумя инструкто­рами-шерпами и девятью курсантами Дарджилингского альпинистского института.

1969 г. Участники первой индийско-бутанской экспе­диции под руководством майора Д.Н. Такха севернее Вангдиноданга покорили безымянную вершину высотой 6100 м. Впервые бутанцы участвовали в альпинистском мероприятии, и в честь победы над первым шеститысяч-ником король Бутана решил присвоить этой вершине на­звание Тонгце-Деби и основать клуб альпинистов Бутана.

Группа Джомолунгмы:

1967 г. В конце мая альпинисты ФРГ X. Шаршингер, П. Ламмер и швейцарец Е. Гееринг с четырьмя шер­пами прошли через Навакот на южные склоны Ганеш-Гимала и 9 июня покорили с шерпом Намгыалом безымян­ную вершину (6050 м), которую назвали «Карим-Кокеро». Наиболее сложным участком была нависающая шестимет­ровая ледовая стена.

1967 г. По результатам «Института по исследованию Непальских Гималаев» района Эвереста в октябре 1967 г. в Мюнхене был издан первый том книги «Кхумба Гимал», на 448 страницах которой изложены 32 научные работы: 7 — по ботанике, 19 — по вопросам зоологии, 1 — по медицине, 2 — по географии и 3 — по картогра­фии с приложением трех карт.

Для альпинистов представляют особую ценность анно­тация Э. Шнейдера к карте Гимал I и раздел о названии вершин.



1969 г. 18 октября во время разведки юго-западной стены Джомолунгмы, проводимой участниками японской экспедиции с целью определить возможность подъема по ней на вершину, произошел трагический случай на ледо­паде Кхумба. Под связкой шерпов рухнул снежный мост. Пху Дорье и еще два шерпа упали в глубокую трещину.
Пху Дорье погиб, а его спутники получили тяжелые травмы.

В конце октября японцы поднялись по юго-западной стене до высоты 8050 м, но отступили из-за начавшейся непогоды.

Одиннадцать японских альпинистов Осакского универ­ситета снова безуспешно штурмовали пик «29» (7835 м), самую высокую из непокоренных вершин Непала.

1970 г. Джомолунгма, высочайшая вершина нашей планеты (8848 м), была одновременно целью двух япон­ских экспедиций: одна — под руководством И. Миура — намеревалась осуществить спуск на лыжах с вершины на южное седло и далее в западный бассейн, другая — вос­хождение на вершину.

В самом начале в горнолыжной экспедиции случилось несчастье: на высоте 5750 м ледопада Кхумба под ледо­вым обвалом погибли шесть шерпов, а седьмой умер не­сколько дней спустя от полученных травм и переутом­ления.

Несмотря на эту катастрофу, японцы продолжили штурм и в начале мая установили лагерь V на южном седле (7986 м). От подъема на вершину отказались. И. Миура спустился на лыжах с южного седла по фирно­вой мульде между южным склоном Джомолунгмы и «Же­невским ребром» в западный бассейн. При спуске он пользовался парашютами для стабилизации и уменьше­ния скорости. По японским сообщениям, Миура прошел трехкилометровый спуск со скоростью 150 км/час.

Организованная японским альпинистским клубом экс­педиция под руководством X. Отсука состояла из 23 аль­пинистов, 7 научных работников, 9 журналистов и кино­операторов. Экспедицию обслуживали 45 шерпов и 500 но­сильщиков. При оборудовании высотных лагерей погибло двое: один из японских альпинистов умер от сердечной недостаточности, шерп попал под падающий серак. Штур­мовой лагерь находился непосредственно под южной вер­шиной на высоте 8513 м. 11 мая Т. Матсура и Н. Цермура поднялись на главную вершину (8848 м), а день спустя С. Куасиа и шерп Котурье повторили восхождение.

Приводим краткие сведения о всех успешных экспе­дициях на высотный полюс земли:

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница