Возвращение альпинистов с Ушбы



страница4/25
Дата01.05.2016
Размер4.52 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Пик Октябрьский (6780 м) по восточной стене с ледника Ок­тябрьский (5Б категория трудности). Вершина находится в хреб­те Зулумарт, этот район давно обжит альпинистами, но тем не ме­нее со стороны ледника Октябрьский не было сделано ни одного восхождения на эту вершину. Покорили пик спортсмены ДСО «Гантиади» под руководством Д. Шарашенидзе в составе Д. Беришвили, Р. Гиуташвили, Н. Немсицверидзе и Г. Цередиани. Забито 124 скальных, 6 ледовых крючьев, средняя крутизна маршрута — 55о, протяженность — 1800 м. Вершина достигнута 13 августа.

Пик Карла Маркса (6726 м) по северной стене (6-я категория трудности).

Это самая высокая вершина Шахдаринского хребта. С севера из ущелья Шабой маршруты на пик Маркса не проходились, но северная стена давно привлекала внимание сильнейших альпини­стов, а некоторые считали ее непроходимой. Прошли ее альпи­нисты во главе с Ф. Житеневым (8 чел.). Большинство ночевок участники провели сидя на скалах без палатки. Забито более 300 крючьев, средняя крутизна стены — около 70° (1-е место в высотно-техническом классе).



Пик Энгельса (6510 м) — юго-западный Памир.

По южной стене (6-я категория трудности) прошли альпини­сты (6 человек) ДСО «Труд» под руководством В. Бенкина с 4 по 14 августа и альпинисты Новосибирска (8 человек) под руковод­ством А. Серьезнова, а по северо-восточной стене (6-я категория трудности) — альпинисты ДСО «Авангард» под руководством В. Козявкина (4 человека).



Пик Таджикистан (6505 м) по восточной стене (6-я категория трудности) — юго-западный Памир.

Альпинисты ДСО «Локомотив» под руководством Ю. Ачкасова (8 человек) и альпинисты ДСО «Таджикистан» под руководством И. Гетмана (4 человека).



Энгельса — Маркса пики.

Траверс с подъемом на пик Энгельса по северной стене (6-я ка­тегория трудности) прошли альпинисты ДСО «Спартак» под руко­водством О. Абалакова (6 человек). Маршрут пройден с 23 июля по 3 августа. Забито 139 скальных, 45 ледовых и 40 шлямбурных крючьев (4-е место в классе траверсов).



Пик Кирова (6371 м) по западной стене (5Б категория труд­ности).

Пик находится в группе вершин Памирского фирнового плато с северо-запада от стыка хребтов Академии Наук и Петра Пер­вого. Западная стена представляет собой систему из крутых ре­бер, заканчивающихся под вершинным гребнем отвесными, ме­стами нависающими бастионами. Вершина состоит из известково-сланцевых пород и около километра по высоте — из мрамора и мраморных известняков. Альпинисты ДСО «Авангард» совершили первовосхождение на пик Кирова под руководством В. Русанова в составе А. Алексеенко, В. Иванова, П. Желоботкина, Б. Сивцова и Б. Шапошникова с 26 июля по 5 августа. Забито более 200 крю­чьев, средняя крутизна — около 50° (4-е место в высотно-техническом классе).



Пик «6254», по южному гребню с выходом на него по правому западному контрфорсу. Пик находится в верховьях ледника Язгулем-дара (Центральный Памир). Группа в составе В. Кремена, В. Гладченко, Ю. Жердева, С. Охрименко, А. Рабинькина, В. Са­довского, А. Стрельниковой и О. Федотова прошла впервые мар­шрут (5Б к. т.) с 15 по 22 июля. Забито 76 скальных и 21 ледовый крюк.

Пик «6150», по юго-западному склону (5Б к. т.)

Пик находится в юго-западном гребне пика 26 Бакинских Комиссаров (Центральный Памир). Маршрут пройден по снежно-ледовой стене, средняя крутизна которой составляет около 45°. Альпинисты (О. Ефимов, В. Волоконский, А. Кумандин, Б. Нарыш­кин и А. Стрельникова) с 31 июля по 8 августа прошли данный маршрут впервые. Забито 75 ледовых и 18 скальных крючьев



М. Горького пик (6050 м)

Пик расположен в хребте Тенгри-Таг. Альпинисты ДСО «Спар­так» под руководством В. Наугольного в составе Ш. Бабаева, В. Бокарева, А. Леженина, В. Терлецкого, С. Шурышкина, С. Шац­кого и С. Шведова прошли новым маршрутом по южному гребню с ледника М. Горького (5Б к.т.) с 25 июля по 6 августа. Забито более 200 крючьев, средняя крутизна — 55° (6-е место в высотно-техническом классе).



Пик «5831», по северо-западной стене (5А к.т.)

Вершина расположена в хребте Академии Наук (Централь­ный Памир) и сложена из кристаллических сланцев с большим ко­личеством интрузивных и жильных тел — мелкозернистого гра­нита, базальта. Был избран левый контрфорс, как наиболее безопасный. Группа в составе В. Лившица, А. Королева, В. Коломейцевой, В. Перекрестова, В. Симоненко и П. Старицкого из Одесского облсовета ДСО «Авангард» прошла впервые данным маршрутом с 31 июля по 2 августа. Забито 100 скальных, 22 ледо­вых крюка.



Чонтура (ложная вершина) — пик Данкова — пик ГОЭЛРО. Вершины находятся в хребте Западный Кокшаал-Тау. С юга он вплотную примыкает к пустыне Такла-Макан, а с запада, севера и востока закрыт мощными горными хребтами Терскей-Алатау и Центрального Тянь-Шаня. Горы сложены мягкими осадочными по­родами, сильно выветренными и сглаженными. Осадочные по­роды плохо держат крючья, крошатся и поэтому представляют значительную трудность для организации надежной страховки. Альпинисты ДСО «Енбек» под руководством Ю. Черепинского в составе М. Акименкова, Г. Гульнева, Л. Киселева, Ю. Попенко и Ю. Южакова прошли впервые данный траверс длиной 8 км с 10 по 19 августа. Забито 173 крюка.




А. Рябухин

ПИК ДЖИГИТ
— Азим, а что это за вершина с черной стеной? — спра­шиваю я Айтбаева. Мы стоим на вершине пика Гастелло. Стоим и любуемся мощным горным массивом, высящимся прямо перед нами.

— Это пик Джигит. Видишь, пригнул голову к гриве коня и скачет.

Я не вижу всадника, не вижу и коня. Все это и мно­гое другое увижу потом, через десяток лет, а пока про­сто смотрю на открывшийся мне мир незнакомых Тянь-Шаньских гор и стараюсь запомнить его.

На востоке горит рубиновый треугольник Хан-Тенгри (до него 140 километров! Трудно себе представить, чтобы человек мог так далеко видеть), белой трапецией как бы надвигается на нас Аксуйская стена, черными отвесами — пик Джигит, прямо на юге Каракольский пик — главная вершина хребта Терскей-Алатау, а на запад убегают ажурные гребни Джеты-Огузской стены.

Горы имеют власть

Звать нас в свои края...

Впрочем, это тоже будет позднее. А пока, пока нужно уходить вниз. Обидно. Затратить столько сил, чтобы по­любоваться такой картиной десяток-другой минут. Не­вольно думаю — нужно переходить на траверсы. Там такое удовольствие длится часами и даже днями.

А через год я снова вернулся в эти края голубых тяньшанских елей, буйного разнотравья альпийских лу­гов, изумительных водопадов и рек — в мир гор. И уже с других вершин и другими глазами — глазами охотника, высматривающего добычу, смотрел на эти горы. Не на­учившись еще их уважать и любить, я хотел уже покорять. И не больше и не меньше, а стену пика Джигит.

Первое сомнение в осуществимости такого восхожде­ния зародилось у меня после знакомства со стеной. Отвесная стена пересекается крутыми ледовыми поясами. По­добные стены в начале 60-х годов нашими альпинистами еще не проходились. Для преодоления такой стены нужна была команда — сильный, дружный коллектив. Такие команды создаются годами.

Шли годы. Основным районом подготовки такой ко­манды мы избрали Безенги. По своей природе он напоми­нает Центральный Тянь-Шань.

Безенги, Уллутау, Шхельда, Талгар и родные челя­бинские каменоломни — наша кузница школы лазанья. За плечами уже много классических маршрутов. Теперь можно браться и за стену Джигита. Прошло 12 лет со дня первой встречи с этой вершиной.

Наконец этот момент наступил. Тренировочные вос­хождения в Талгаре и на вершины вблизи Джигита те­перь уже позади. Третьи сутки мы находимся на морене прямо против стены. Изучаем возможные варианты про­хождения маршрута, пути обхода, отступления. Записы­ваем. Запоминаем. Запоминаем все так, чтобы можно было идти с закрытыми глазами, на ощупь. Может быть, на изучение хватило бы и суток, но чувствую, что группа морально еще не готова к такому маршруту. Даже Володя Самохвалов, который и раньше видел эту стену вблизи, не слишком уверенно смотрит на вершину.

Так Джигит производит ошеломляющее впечатление, когда подходишь к нему по ущелью Кокбор. Идешь вдоль реки — трава, эдельвейсы, зеленые склоны уходят в сто­роны, небольшой ревун-водопад, поворот ущелья — и вдруг, словно отдернули занавеску, упираешься взглядом в отвесную стену, заполняющую собой весь мир. Смотреть па 1700 м отвесных скал с расстояния в 3 км — дело не­шуточное. Кажется, что им и конца нет, что они уходят до самого неба и даже выше. Кто-то из ребят заметил: «А может, оставим эту симпатичную стеночку нашим вну­кам?»

Трое суток мысленно проходим степу: привыкаем к неизбежному. За это время нужно — и это кажется мне главным — добиться того, чтобы каждый стал активным, каждый шел, как солдат в бой, с одной только мыслью — победить.

Воспоминания — великая вещь.

— Оля, помнишь, какой зеркальный лед был на Уллу-аузе?

Ольга Трубникова еще не подозревает, к чему я клоню, и с явным удовольствием отводит взгляд от стены.


  • Помню, конечно. Гладкий-гладкий и такой голубой.

  • Так ведь низ стены — это Уллуауз.

  • Да, похоже, — оживляется она.

  • А смотри выше, стенка точно перенесена с Дыхтау. Верно?

  • Ты сейчас на эту стенку поставишь что-нибудь с Мижирги, а потом со Шхары, да? — Девушка с улыбкой смотрит мне в глаза.

  • Конечно, — отвечаю ей. — По кускам-то все это нами уже проходилось. Теперь эта стена...

  • Хитрый ты, Рябухин, — рассмеялась Оля.

И так трое суток. Наконец чувствую, что неуверен­ность прошла. Распределяю участки, где, кому идти пер­вым. Это тоже важная деталь тактики. Хотя группа ров­ная — любой владеет всем арсеналом техники, но неко­торая специализация все же есть: Володя Самохвалов мастерски ходит по льду и вытягивает рюкзаки, Валя Маковецкий — виртуоз на снегу, а мы с Ольгой больше любим скалы...

По безенгийской традиции выходим рано, чтобы по холодку быстро пройти нижнюю часть маршрута и при раннем свете пройти кар. Место это неприятное: со стены могут полететь камни, сорваться снежный карниз.

Все идет по плану: прошли кар, подошли к подгорной трещине. И вдруг — сюрприз. Восточный склон контрфор­са, упирающегося в стену, оказался не снежным, как мы предполагали, а ледовым. Да и лед необычный — такого мы нигде не встречали — пористый. Но не фирн, а именно лед. Крюк не держит. Ступенек не вырубишь, замаешься. На кошках чувствуешь себя неуверенно: вроде бы стоишь, и вдруг зуб кошки проваливается в ледовую ячейку. По­пробовал идти Валентин — идет очень медленно. Так и до ночи не выйдем на гребень.

«В чем же дело?» — напряженно думаю я. Володя и Валентин всегда хорошо ходили по льду — и вдруг конфуз. И тут же соображаю: нет надежной страховки, а они уже привыкли к тому, чтобы страховка была «железная». Попробовали клювом — держит плохо; древко вогнать — силы не хватает. Забивать древко молотком! Идея. Попро­бовал — отлично. Прошел три шестидесятки (т.е. три веревки по 60 м). Смотрю: ребята уже идут спокойно и уверенно. Припустил их вперед — это же их рабочий участок. Веревка за веревкой, все выше и выше. Однооб­разная, утомительная работа, но вот и гребень, острый, круто уходящий вверх и упирающийся в отвесные скалы первой стенки. Срубаем часть ледового гребешка и ровняем площадку под палатку. Собираемся все в палатке. Пьем чай. Спать не хочется: слишком велико напряжение первого дня. Но усталость берет свое.

Утро, холодное и ясное, застает нас уже на стене.

Как одинокие выстрелы, звучат команды: «Выдай», «Закрепи», «Подтяни», «Внимание». Идет буквально бой за каждый метр стены. За весь день смогли подняться лишь на 140 м.

Погода к вечеру стала ухудшаться. Что делать? Собра­лись все вместе под 15-метровой нависающей стеной. Советуемся. Валентин за сидячую ночевку здесь («с та­ким трудом пройдены эти метры стены. Пересидим как-нибудь, а завтра дальше»).

Сидячая ночевка меня не устраивает. Сложная, нави­сающая стена — один из ключевых участков маршрута. Выше тоже сложные скалы, посередине которых у нас запланирована сидячая ночевка. Иметь еще одну, сверх­плановую, да еще в непогоду, — это может привести к срыву всего восхождения. Володя и Ольга со мной со­гласны.

Спуск занял всего полтора часа. Быстро поставили па­латку. Устроились. Снаружи буран. Досталось бы нам там, на сидячей ночевке, каждый на своем крюке, на своем уступчике. Все правильно. Но вовремя отступить не значит проиграть.

Валентин то ли из упрямства, то ли от непонимания считает, что мы испугались трудностей, что наше отступ­ление — поражение. Он, как всегда, спокойно возится с примусом. На меня даже не глядит. На вопросы отвечает: «Да», «Нет» — и снова молчит.

Я уверен, что это не затяжная непогода и незачем изматывать силы.

К утру погода улучшилась. По навешенным веревкам до нависающей стенки прошли за три часа. Пока Володя с Валентином вытягивают рюкзаки, мы с Ольгой прохо­дим с лесенками стенку и навешиваем 20-метровую лест­ницу. Дальше плиты, чуть шероховатые, крутые и почти без трещин. Неприятно. Страховка нижняя. Хорошо еще, что ветер сдул снежную крупу. При первой возможности забиваю крючья для страховки и самостраховки (на этот случай всегда предпочитаю забить индивидуальный крюк). Пристраиваюсь отдышаться.

Выше плит стена, от которой отслоился большой, с острым горизонтальным верхом камень. Трещина шири­ной полметра залита льдом. Здесь наконец удается со­браться вчетвером. Перекусили. Валентин уже повеселел — восхождение продолжается.

Детально просмотрели стену. Брать в лоб монолитную скалу было бессмысленно. Попробовали искать обход. Обнаружили справа ледовый желоб, разделяющий север­ную и северо-западную стены. Решаю идти по желобу. Через 80 м — вертикальная стена. Вижу, что сегодня нам уже на верх «быка» (как мы прозвали нависающую ска­лу) не выбраться. Закрепляю веревку и спускаюсь к товарищам. Вот она, плановая сидячая ночевка. Мы ее планировали пониже: то, что нам казалось с морены пол­кой, на самом деле было пройденными нами плитами. Самохвалов остается в залитой льдом трещине, а мы втро­ем поднимаемся метров на 30 выше. Здесь я присмотрел место возле стены, где можно вырубить во льду площад­ку. На подготовку двух площадок потребовалось почти два часа тяжелой работы.

А ночь была просто великолепная! Луна озаряла все вокруг. Сами же мы сидели в темноте: стена Джигита за­крывала нас от луны. Горы как живые. Смена освещения создавала впечатление движения скал, ледников. Вдали мерцали маяки на озере Иссык-Куль. До озера 60 км, но видно, как по шоссе движутся огоньки автомашин. Иссык-Куль поблескивает вороненой сталью своей громадной по­верхности. Сидим, пораженные всем этим величием. Спать не хочется. Тихонько, как бы боясь нарушить очарование, переговариваемся. И вдруг в ночном небе начала прибли­жаться к нам с запада яркая точка — спутник! Все ярче и ярче. Вот он уже над нами. Еще несколько минут свер­кания, и спутник скрывается за горизонтом. Всюду жизнь, и всюду человек с его жаждой познания. Невольно настра­иваешься на философский лад. В дремоте, с перерывами проходит ночь.

С первыми лучами солнца мы уже двинулись вверх. По навешенной веревке без рюкзака быстро поднимаюсь к стене. Вырубил большую ступеньку (лоханку). Принял сюда Ольгу. Пока Володя с Валентином вытягивают рюкзаки, ухожу на лесенках вверх. Поднимаемся мед­ленно: стена монолитная, трещин мало. К середине дня выбрались на верх «быка». Теперь можно слегка переку­сить. Расслабляться еще рано. Сегодня нам необходимо еще пересечь нижнюю часть среднего ледового пояса и где-то ниже скального острова устроиться на хорошую ночевку.

Вперед уходят Володя с Валентином. Снег сменяется льдом. Полверевки — большая ступенька, крюк. Но снега становится все больше. Перед нами снежный гребешок — лучшего места для бивака не придумаешь. Пока ребята ставят палатку и готовят обед-ужин, наша двойка уходит на крутые скалы «острова» навесить веревки. Это мы де­лаем всегда: с вечера хотя на одну веревку, но обраба­тываем дальнейший путь. Такой прием вошел уже в при­вычку, это экономит силы и увеличивает надежность дальнейшего штурма.

Справа и слева скальный остров окаймляют крутые ледовые желоба. Приходится идти по крутым и сложным скалам. При выходе на вершину «острова» забивается крюк и навешиваются две лесенки, также забиваются крючья для страховки и вытягивания рюкзаков. Снизу кричат, что все уже готово.



Пик Джигит

Фото А. Рябухина

Хорошо, когда палатка стоит горизонтально, когда можно вытянуться во весь рост, не думая о том, что рядом обрыв. Хорошо, когда рядом с тобой друзья и беседа рас­цвечивается яркими и беззлобными шутками. Вспоминаем прошедшие дни, вчерашнюю ночевку, которая кажется уже такой далекой. И вдруг страшный грохот сотрясает палатку. Слева от нас проносятся тонны снега, обдавая нас и наше временное жилище тучей пыли. «Остров» надежно защищает нас. Однако все равно неприятно, когда в нескольких десятках метрах от тебя с грохотом проносится снежно-ледовый обвал. Быстро прячемся в палатку.

Нашим наблюдателям внизу казалось, что мы попали в ад. Когда снежная пыль осела, мы дали зеленую ракету. У нас все в порядке, с нетерпением ждем ответа. Прохо­дит минута, другая, пять минут. Ответа нет. Теперь уже мы начинаем волноваться. Что случилось внизу? Минут через десять зеленоватый огонек вспыхнул и осветил го­ры и ледники. Вот теперь все в порядке! Как выяснилось потом, ребята не могли сразу от волнения найти ракет­ницу.

Утром солнышко освещает верхушку «острова», а за­тем прячется за вершину Джигита и снова появляется лишь перед закатом. Мы пристроились на скалах, на солнце, а Володя снова ушел в тень, траверсируя впра­во — вверх ледовый пояс. Стараемся как можно быстрее пройти его: в памяти очень ярко запечатлелся вчерашний обвал. Он пришел откуда-то сверху. Вероятно, обрушился один из многочисленных карнизов вершинного гребня. Слева от «острова» поблескивает на солнце гладкий лед.

Часа через два мы наконец подошли под прикрытие верхней стены и начали двигаться вдоль нее, забивая для страховки более надежные скальные крючья.

А вот и «белые скалы», как мы их определили при наблюдении. Они оказались стеной, залитой льдом, из ко­торого торчат, как зубы, отдельные небольшие острые кам­ни. Для ледовых крючьев лед здесь тонок, для скаль­ных — нет трещин. Приходится скалывать лед и под ним искать трещины для крючьев. В ход идут тонкие лепест­ковые крючья. Конечно, это не могучий ледовый крюк, но моральная поддержка все-таки есть. Иду предельно осторожно: и страховка не та, да и вмерзшие в лед кам­ни не внушают доверия. Как это природа исхитрилась изготовить такую стену?!

Отгадка пришла на верху стены: она кончается острым снежным гребешком, тянущимся параллельно стенке и упирающимся в следующую стенку, сложенную букваль­но из отдельных блоков-кирпичей, не связанных между собой. Эти кирпичи падают на гребешок, а затем спол­зают по стене вместе со льдом, в который они вмерзают.

Ребята поднялись на снежный гребешок. Сидим обсуж­даем, как быть дальше. Уж слишком «живая» эта стенка. Чистить ее бесполезно: вынимать кирпичи нельзя — верх­ние могут на тебя обрушиться. Придется идти, другого пути просто нет.

За разговорами я вроде отдохнул. Иду в предельной собранности, а все же страшно. Абсолютно уверен, что в случае срыва ребята удержат, но вот сорваться-то и боюсь. Ребята верят мне, знают, что я должен пройти участок, если вышел вперед. Вот это-то меня и пугает. А вдруг сорвусь? И сорвался. Предательский кирпич обломился. Пролетел-то всего метра два и застрял в снегу, даже веревка не натянулась. Плохо! Успокаивает то, что кир­пич не вывалился, а обломился под моим весом. «Нельзя идущему впереди допускать страх в свое сердце, нельзя терять уверенность в победе», — укорял я сам себя. Ра­зозлился на стену, а еще больше на себя — и прошел, уже не думая о том, что было бы, если... Весь расстелился по неверным кирпичам стены, всю душу на них выложил — и прошел. Наверху забил крюк, закрепил веревку и си­дел минут пятнадцать, все никак не мог прийти в себя. Сдавливало какое-то оцепенение, слабость, но вскоре это чувство прошло.

Вот уже и солнышко в гости пожаловало, а места для ночевки нет. Вверх уходит узкий кулуар — желоб, зали­тый льдом, да еще с пробкой посередине. Кулуар идет от вершины этой стены. В левой части ее снежный гребешок, на котором у нас запланирована ночевка. Вперед выхо­дит Ольга. Медленно, шаг за шагом проходим желоб. Дошли до пробки и поменялись с ней местами. Ребята пока сидят внизу. Собираться всей группе в желобе опасно: натечный лед часто скалывается крупными кус­ками.

Пока «колдовали» вокруг пробки, солнце уже скры­лось. Было темно, когда Ольга вышла на верх стены. Дальше путь простой: крутой снежный склон.

Ночное лазанье по натянутым веревкам продолжалось еще часа два. Наконец все собрались на остром снежном гребешке. На ледорубе закрепили рюкзаки и начали сру­бать гребешок, готовя место для палатки. Снега пришлось сбросить много, пока площадка стала пригодной для уста­новки палатки. Глянули — а наши рюкзаки оказались вы­ше нас метра на два с половиной. И смех и грех. Сколько же снега мы посбрасывали отсюда?! Вечер этот, вернее, начало ночи, пожалуй, был самым веселым за все вос­хождение. Шутки и смех не умолкали. Вспоминали «убежавшие» вверх рюкзаки, эпизоды предшествовавших дней, многое из прошлого. Видимо, сказалось то, что вер­шина была уже близка. По всем расчетам, мы ее достиг­нем на следующий день.

Утро холодное. Мерзнут руки. Приходится часто оста­навливаться, чтобы отогреть их. А скалы трудные: стенки сменяются каминами, плитами. Снова приходится использовать лесенки, вытягивать рюкзаки. Вот и последние острозубые скалы. Вверх уходит снежный купол вершины.

Отсюда до нее метров двести. Ну, думаю, через полчаса будем на месте. Да не тут-то было. Вершина оказывает нам последнее отчаянное сопротивление. Снег как мука. Проваливаешься по пояс. Снежная траншея, которую прокладывает первый, сразу же смыкается, и следующему идти не легче, чем первому. Это «плавание» продолжалось два часа. И лишь последние метров двадцать шли по нормальному снегу, проваливаясь не выше колен.

Измотанные, «выплыли» на вершину уже в шестом часу вечера. Две зеленые ракеты взвились в фиолетовую гущу облаков как символ еще одной победы человека. Через день мы были уже внизу. На спуске и непосред­ственно с ледника просматривали северо-западную стену. Это уже объект на будущее, И объект весьма серьезный.

На одной из остановок по пути подвели краткие итоги восхождения. Здесь же пополнили и летопись восхожде­ний на пик Джигит.

Теперь она могла бы выглядеть так:

Пик Джигит расположен в хребте Терскей-Алатау. Вторая по высоте вершина этого хребта. Находится в 50 км южнее Пржевальска, в верховьях правого истока реки Каракол (урочище. Кок-бор). Сложен преимущест­венно гранитами.



Восхождения

20 августа 1939 г. Группа В.И. Рацека. С севера на восточный гребень.

19 августа 1965 г. Группа А.Г. Рябухина. Северная стена.

30 июля 1966 г. Группа С.И. Сильченко. С севера на западный гребень.

3 августа 1966 г. Группа А. Г. Рябухина. Северо-запад­ная стена.

И это не конец летописи. Еще не одна строчка запол­нится в ней. И вероятно, очередные уже скоро.

И снова в путь. Сейчас все легко. И рюкзаки почти пустые, да и на сердце легко и радостно от достигнутой победы.

Группа перевалила с ледника Оюн-тор на ледник Джи­гит. Идем не торопясь, посматривая на пройденный марш­рут.

Нет! Не зря годы ушли на подготовку, не зря столько сил было затрачено.

В. Некрасов

ГОРА ВЕЛИКОГО ЗУБРА
В верховьях реки Теберды, одного из притоков Кубани, под северными склонами Главного Кавказского хребта, расположена Домбайская поляна, красивейший уголок Западного Кавказа. Многие тысячи спортсменов и тури­стов хорошо знакомы с этим чудесным уголком нашей родины. Густые заповедные леса, быстрые светлые горные речки, альпийские луга, грандиозные вершины, ажурные скальные гребни на фоне темно-синего неба, вечернее дыхание ледников, изумруд Бадукских и Маруджинских озер и каскад Хутыйских озер и Хутыйских водопадов — таков Домбай. С любой точки Домбайской поляны, если бросить взгляд на юго-восток, виден мощный горный массив. Это и есть Домбай-Ульген1 (Великий Зубр). Да, массив сво­ими очертаниями напоминает это могучее животное. Го­лова Великого Зубра гордо поднята на высоту 4040 м. То же название — Домбай-Ульген — носят поляна и река, ущелье и перевал и даже целый район.

Восточнее Домбай-Ульгена высится массив Бу-Ульген (Великий Олень), западнее — мощный массив с пятью вершинами — Джугутурлючат (Гора над ущельем туров). Да и другие горные вершины Домбайского района также красивы и монументальны: пирамида Белала-каи, широко известная как кавказский Маттерхорн; мрачная громада Эрцога; нежная, как невеста, прикрытая белой фатой, снежная Суфруджу; двойным черным треугольником над верховьями ущелья Гоначхир вздымается Чотча; ущелье Алибек «запирает» с запада массив Сулахат. О многих из них существуют интересные легенды. Но по масштабам и грандиозности они бледнеют перед Великим Зубром.



Домбай-Ульген. Схема хребтов и вершин


За свою долгую жизнь Великий Зубр видел многое, кроме привычного ландшафта стоящих рядом вершин, зе­леных долин с извивающимися голубыми лентами горных потоков и речек, нагромождений льда и снега, искрящих­ся водопадов. Он был свидетелем пришествия сюда Чело­века, трудной борьбы его с природой, видел многочислен­ные набеги кочевников, движущиеся караваны в леген­дарную страну Золотого Руна через Кулхор (Клухорский перевал).

Великий Зубр помнит, как однажды в горы пришли люди и в ущельях взвились красные флаги. Своим энту­зиазмом и задором они убедили его в том, что начинается новая жизнь в его владениях.

Мне очень дорог Домбай. И не потому, что в течение многих лет я бывал там, что покорил большинство вер­шин этого района, а потому, что впервые здесь я увидел горы и людей, покоряющих их. Здесь я познал цену на­стоящей дружбы и полюбил навсегда необычный мир — мир льда и солнца, скал и снега, альпийских лугов и гор­ных рек, рододендронов и голубых елей. Здесь я сделал свои первые шаги в горах, сначала неуверенно, как ре­бенок, который учится ходить, а затем все смелее и сме­лее.

С того времени прошло много лет, и, где бы я ни нахо­дился в горах, на стенах ли Ушбы и Шхельды, на Донгуз-Оруне и Эльбрусе, на Аксаутах и Кара-Кае, всегда на горизонте темнел исполинский Великий Зубр, напоминая мне о юности, о товарищах и друзьях. Не могли заслонить этот образ ни теснины Пянджа и Бартанга, ни могучие ледники Памира, ни стены Шахдаринских и Язгулемских шеститысячников, ни гордые вершины узла Гармо.

Район Домбайской поляны один из первых привлек к себе внимание советских альпинистов еще в 20-е годы нашего века. Известный альпинист и выдающийся ученый Б.Н. Делоне в 1925 г. успешно совершил восхождение на вершину Суфруджу. С развитием альпинизма в стране каждое лето «беспокойное племя» альпинистов все больше населяло Домбайскую поляну и прилегающие к ней ущелья. И невольно у каждого альпиниста взоры обра­щались к Домбай-Ульгену, поднимающемуся над поляной и органически дополняющему ее неповторимую красоту своей строгостью и суровостью. И действительно, когда стоишь на поляне, то все краски зеленого, голубого и их оттенков сверху освещены белизной заснеженных скал Домбай-Ульгена.

Массив Домбай-Ульген состоит из трех вершин: Запад­ной (4038 м), Главной (4040 м) и Восточной (3900 м). От Главной вершины на север отходит крутой гребень, оканчивающийся понижением, которое называется Домбайским седлом. На восток Восточная вершина обрывается стеной к Бу-Ульгенской «Пиле». На запад Западная вер­шина падает гигантскими ступенями к Домбайскому пере­валу.

История покорения Домбай-Ульгена — это своеобраз­ная иллюстрация к истории советского альпинизма. Толь­ко в десятую годовщину советского альпинизма, в 1933 г., группа москвичей во главе с Б. Алейниковым, будущим покорителем Ушбы, успешно взошла на Главную верши­ну с Домбайского седла. В этой группе был также и В. Кизель — впоследствии один из лучших советских аль­пинистов, неоднократный чемпион СССР. Этот путь, став­ший классическим, и является наиболее простым путем на массив Домбай-Ульген (ЗБ к. т.). Через четыре года на Домбай-Ульген был проложен еще один маршрут, но на Западную вершину. Ленинградские альпинисты К. Соболев, А. Аскинази, М. Коршунов под руководством одного из виднейших альпинистов, В. Сасорова, соверши­ли смелую попытку подняться на Домбай-Ульген «в лоб» по крутому контрфорсу на Западную вершину. По ходу подъема им пришлось отклониться вправо. На последнем участке подъема они преодолели вертикальный 20-метро­вый камин с «пробкой», вышли на пик ЦДСА, а оттуда по западному гребню — на Западную вершину.

В 1938 г. ленинградские альпинисты поставили перед собой трудную задачу — взойти на Главный Домбай-Ульген по северо-западной стене. Мужество и мастерство В. Буданова, А. Александрова и Г. Кваттера, проявленные в этом восхождении, до сих пор восхищают альпинистов. Хочется отметить участие в этом восхождении ныне круп­ного ученого нашей страны, академика, мастера спорта СССР А.Д. Александрова. Вот какие были наши учи­теля!

Так окончился первый период освоения Домбай-Ульгена. Были пройдены три маршрута к его вер­шинам.

В 1946 г. группа альпинистов во главе с В. Макаровым совершает подъем на Западную вершину по северо-за­падному контрфорсу. В этом же году группа В. Нестерова поднялась на Главную вершину из Бу-Ульгенского ущелья с выходом на Домбайское седло. Эти восхождения были на уровне предвоенных и явились прелюдией к новому этапу сложных стенных восхождений на Домбай-Ульгеи. И первой привлекла внимание альпинистов южная стена Восточной вершины.

Предварительная разведка в 1947 г. показала, что Вос­точная вершина обрывается во все стороны километро­выми стенами.

Когда спускаешься с Домбайского перевала, южная степа Домбая открывается во всем своем величии. И чем ближе подходишь к ней, тем больше тебя охватывает чув­ство, что преодолеть эти гладкие многосотметровые отвесы скал невозможно. Но видимо, существо человека и заклю­чается в стремлении к познанию невозможного на первый взгляд — к штурму космоса и морских глубин, к завое­ванию полюсов земли и высочайших горных вершин, и в этом стремлении человек не только побеждает природу, но, можно сказать, и самого себя.

В 1948 г. команда альпинистов вышла на штурм юж­ной стены. В ее составе были известные советские альпи­нисты В. Нестеров, А. Волшин, К. Кузьмин, А. Алексан­дров.

Штурм начался 13 июля. Он проходил не без осечки: еще накануне Александров повредил руку и вынужден был отказаться от восхождения. Ему пришлось остаться с наблюдателями и не участвовать в восхождении. А ведь это восхождение было бы для него юбилейным: 10 лет назад, в 1938 г., он покорил Главную вершину этого мас­сива по обычному пути средней трудности. Друзья пони­мали состояние товарища и в то же время сознавали, что втроем преодолеть такую стену будет еще труднее.

И вот уже трое спортсменов стоят, перед стеной. Ниж­няя часть стены — 250-метровый отвес крутизной более 75°. Каждый из этих метров в ходе восхождения брался «с боем». Работы хватало на всех. Добродушный и всегда веселый Нестеров, кажется, забыл свои шутки. Сосредото­ченно и упорно преодолевал стену Кузьмин. Не раз блес­нул мастерством скалолаза Волжин, высокий рост кото­рого и безупречная координация движений при преодоле­нии труднейших скальных участков восхищали знавших его и ранее. Крючья для страховки забивались часто. В этом отношении Нестеров был неумолим.

Погода способствовала восхождению. Единственным неприятным ощущением была жажда. В нескольких мет­рах левее их пути низвергался по стене водопад, но до­браться к нему было весьма сложно. На это ушло бы зна­чительное время.

В первый день штурма к 18 часам восходители до­стигли площадки на скальной полке под нависающей скалой. А самое радостное — рядом водопад.

Средняя часть стены, которую спортсмены стали пре­одолевать на следующее утро, технически оказалась зна­чительно проще первой. Высота набиралась довольно бы­стро: за шесть часов они поднялись почти на 600 м. От­сюда путь продолжался по 300-метровой почти отвесной стене вершинной башни. Это была наиболее сложная часть маршрута. Здесь одна стенка сменялась другой, иногда стенки чередовались с крутыми гладкими пли­тами.

За день восходители поднялись до предвершинного гребня. Вершина была уже недалеко, и велико было же­лание альпинистов достичь ее, но надвигалась ночь.

— Вот тебе и южные теплые скалы, — добродушно проворчал Нестеров, преодолев тонкий, как нож, «жандарм», нависающий над 1000-метровой стеной. Он поежи­вался от холодного ветра.

— А тебе разве холодно? — мрачно произнес Кузьмин,
поднявшийся вслед за ним, вытирая катившийся со лба пот тыльной стороной ладони.

Они стояли на крутонаклонной плите. Вечерние су­мерки сгущались. Солнце уже скрылось за массивом Домбай-Ульген.



  • Что вы тут приуныли? — спросил Волжин, закон­чив прохождение «жандарма» и присоединяясь к това­рищам.

  • Что, что, — в ответ проворчал Нестеров. — Ноче­вать здесь придется. А перина-то вот какая. — Он стук­нул окованным ботинком о плиту, и она в ответ глухо прогудела.

Ночью было холодно, шел дождь. Невесело было аль­пинистам, сидевшим на скальной плите, привязавшись веревками к крючьям, забитым в плиту. Они с нетерпе­нием ждали рассвета.

Рано утром 15 июля восходители стояли на вершине. Стояли замерзшие и усталые, но счастливые тем огонь­ком внутреннего счастья, которому всегда радуется че­ловек, осуществивший свою мечту.

Покорение Восточной вершины оценено 5-й катего­рией трудности. Покорение южной стены Восточной вер­шины вместе со стенными маршрутами на Северную вершину Ушбы (А. Малеинов в 1946 г.) и Южную вер­шину Ушбы (Г. Хергиани в 1937 г.) заложило прочный фундамент класса стенных восхождений, получившего широкое развитие в последующие годы. Одновременно покорение южной стены Восточной вершины Домбай-Ульгена явилось как бы сигналом для решительного штурма домбайских стен. Поэтому не было неожиданным восхождение группы Нестерова на Западную вершину этого массива по крутому скальному ребру в 1951 г.

Поднявшись на Западную вершину, армейские аль­пинисты траверсировали гребень до Главной вершины и спустились на Домбайское седло. Так был проложен вто­рой маршрут 5-й категории трудности. В этом восхожде­нии сложные стенные участки чередовались с гребне­выми.

Вслед за армейцами вышли ленинградские альпи­нисты во главе с С. Калинкиным с целью совершить полный траверс массива. Пройдя по пути армейцев до Главной вершины, группа начала спуск к гребню, кото­рый соединяет Главную и Восточную вершины Домбай-Ульгена. Спуск оказался настолько трудным, что занял почти сутки. С Восточной вершины группа спустилась по уже пройденной южной стене. Траверс занял девять ходовых дней и был оценен 5Б категорией трудности.

По предшествующим штурмам Домбая может сло­житься впечатление о мирном характере Великого Зубра. В 1952 г. он показал свои «зубы». Первыми их почув­ствовали армейские альпинисты, уже признанные «хо­зяевами» Домбая. Отлично подготовленная команда во главе с А. Волжиным в июле 1952 г. вышла на штурм Западной вершины по южной стене. После четырехднев­ной изнурительной скальной работы команда была вы­нуждена спуститься, не дойдя 200 м до вершины. Разразившаяся непогода усложнила и без того трудный, на­висающий участок стены.

В августе на штурм Восточной вершины по восточной стене вышла команда МВТУ под руководством В. Лубенца. Пройдя половину стены по высоте, она из-за до­садного срыва Лубенца вынуждена была спуститься. Надо отдать должное всем участникам восхождения, их мужеству и стойкости, а также участникам спасательных работ, которые благополучно совершили спуск пострадав­шего по трудному пути в сложных условиях погоды.

Да и в последующие годы не одна группа восходи­телей испытала на себе суровость Домбая. Были и траги­ческие случаи, как, например, с командой И. Ерохина во время зимнего траверса в 1960 г.

Сложность и неподатливость восточной стены Восточ­ной вершины привлекли внимание к ней команды ЦСКА. Как бы перенимая эстафету своих старших товарищей, отдавших много сил освоению Домбай-Ульгена, молодые армейские альпинисты решили в сезоне 1953 г. покорить восточную стену. Пригласив в команду участника вос­хождения 1952 г. В. Пригоду, команда стала готовиться к штурму. В качестве тренировочного восхождения была за день пройдена западная стена Балала-каи. Перед вы­ходом на восхождение все участники команды побывали в гостях у В. Лубенца в альплагере «Алибек». Этот за­мечательный человек и альпинист, несмотря на тяжелую травму и перенесенные операции, снова был в горах.

Гости сидели на веранде и с аппетитом ели великолепно приготовленную хозяином яичницу с помидорами, слу­шая его советы по прохождению маршрута.

Напутствуемая советами старшего тренера П.С. Рототаева, теплыми пожеланиями старших товарищей и дру­зей, 30 июля команда во главе с В. Давыдовым вышла на восхождение. Слабо протоптанная тропа идет вдоль реки Бу-Ульген, в почти девственном лесу: мхи, лишай­ники, густые кроны деревьев. Человек здесь редкий гость. Все ущелье загораживает громада массива Домбай-Ульгена. Сразу вспоминаются слова из книги Б.Н. Делоне: «Вид на стены Домбай-Ульгена из Бу-Ульгенского ущелья — одна из самых грандиозных картин Кавказа».

2 августа. Солнечное утро. Палатка стоит на скаль­ном козырьке, как бы над стеной. За предыдущие два дня пройдены сложные участки стены. Особенно трудный выход в нижней части стены — 20-метровый отрицатель­ный участок. Работа на лестницах — это своеобразная акро­батика в воздухе. Много неприятностей принес участок, где произошел срыв В. Лубенца. Это четырехметровый гладкий, без всяких зацепов отвес. Однако и он был прой­ден. Затем сложное лазанье до площадки, над которой поднимается 100-метровая плита с вертикальной трещи­ной. Далее путь выводит на гребень, упирающийся в вершинную башню.

Редко когда альпинист может на восхождении полю­боваться красотами гор. Но все-таки такие моменты бы­вают, и они оставляют неизгладимое впечатление. Прямо на востоке, поднимаясь над всеми окружающими верши­нами, высится могучий конус Эльбруса. Этот конус под­нимается в голубое небо как какое-то белое видение. В нижней части его темнели стены Кюкюртлю. Внизу, почти под ногами, изумрудно-зеленое ущелье Гоначхир с извилистой ленточкой реки. Точно осколком зеркала, а скорее, драгоценным камнем блестело на солнце озеро Туманлы-кель. Вершинная башня была пройдена группой в очень хорошем стиле и темпе. Этот участок маршрута хорошо изучен по описанию первовосходителей. Вот и «жан­дарм» и плита, где ночевали первовосходители 1948 г.

— Ничего себе ночевка, — сказал Володя Давыдов.

Никто не предполагал в этот момент, что через не­сколько часов здесь будет гроза и заметет пурга. Пока небо безоблачно. В 4 часа дня группа была на вершине. Проложен еще один интересный маршрут на Восточную вершину. Он был оценен 5Б категорией трудности.

Домбайский район зимой

Фото П. Захарова
Гроза началась внезапно. Видимость резко ухудши­лась. Загудели ледорубы, где-то рядом раздался удар молнии. Положение стало угрожающим. Руководитель принял единственно правильное решение — спускаться немедленно с башни на гребень. И когда до перемычки оставалась всего одна веревка спуска, всю башню потряс удар молнии громадной силы. Вся четверка альпинистов оказалась под градом камней.

Дальнейший спуск проходил по пути подъема 1948 г. Возвращение команды армейцев вылилось в настоящий праздник.

И снова альпинисты задают себе вопросы: а проходим ли подъем от Восточной вершины на Главную? возмо­жен ли траверс Домбай-Ульгена с востока на запад? Участники траверса 1951 г. по возвращении высказывали мысль, что пройти подъем от Восточной вершины к Глав­ной вряд ли возможно. Но ведь так и бывает: что вчера кажется невозможным, сегодня становится реальным. Техника восхождений и мастерство горовосходителей быстро растут, разрабатываются новые образцы снаря­жения.

В 1954 г. на траверс Домбай-Ульгена с востока на за­пад молодые армейские спортсмены не смогли выйти в полном составе. Неожиданно заболел Ю. Живлюк. По­этому было решено совершить совместное восхождение, пригласив связку из альплагеря «Красная звезда». Штур­мовая группа выглядела так: В. Давыдов, В. Некрасов, Б. Дубинин, В. Зубков и В. Жирнов.

На Восточную вершину решили пройти по южной стене. Нижнюю часть стены хотели преодолеть по новому маршруту, левее пути Кузьмина — Нестерова. Техни­чески путь сложнее, но безопаснее. 29 июля альпинисты стояли на Восточной вершине. Впереди ключевой уча­сток всего траверса. Что будет завтра?

30 июля. Чудесное утро и отличное настроение у всех участников штурма. Сначала спуск идет по узкому кру­тому гребню к Главной вершине, которая начинает на­висать непреодолимой стеной. Последние 40 метров перед первым взлетом стены представляют собой скальный «нож». Справа — северная, залитая льдом стена, слева — южная, скальная, вертикально уходящая вниз. После преодоления такого участка «верхом» остается неизгла­димое впечатление на всю жизнь. Виктор Жирнов по­шутил: «Ну и костлявый же этот зубр!»

С «ножа» горизонтального на «нож» вертикальный, который представляет собой первый 40-метровый взлет. Справа идет вверх расщелина — единственный путь подъема. Первый, заклинивая руки и ноги в расщелину, медленно поднимается вверх в тапочках, без рюкзака. На первых двадцати метрах забито 10 скальных крючьев. Кончилась расщелина, началась крутая скальная плита. Затем маленькая полочка. Вытаскивание рюкза­ков. И так все четыре взлета. Крутизна такова, что рюк­заки нигде не касаются скал. Через 12 часов команда выходит на Главную вершину. Ночевка и праздничный ужин.

Дальнейший траверс проходит по знакомому пути. За день альпинисты проходят до пика ЦДСА. Вечером с вершины пика ЦДСА взлетает зеленая ракета. В ответ сигнализируют сразу с двух сторон: снизу, от наблюда­телей, и с Восточной вершины, куда вышла команда под руководством И. Галустова. На восточной вершине стоят друзья и приветствуют армейцев. Группа И. Галустова шла за армейской командой по маршруту траверса. На спуске к Домбайскому перевалу альпинисты оценили всю сложность подъема по этому пути. Пришлось совершить восемь 40-метровых спусков на веревке по стенам и без воды. Губы растрескались. Участники команды почти не разговаривали друг с другом. Надо только ви­деть, как стремились спортсмены к первому ручью около перевала.

Так была выиграна еще одна битва с Домбай-Ульгеном. Армейцы, как и в 1953 г., снова получили серебря­ные медали в первенстве СССР.

Период с 1946 по 1964 г. характерен продолжением упорного штурма домбайских стен и трехкратным тра­версом всего массива. Но и они не исчерпывали всех спортивных возможностей Домбай-Ульгена. Последовал годичный перерыв. Затем освоение массива продолжило уже новое поколение покорителей вершин.

В 1956 г. в Домбай прибыла сборная команда МВТУ в составе сильных молодых мастеров спорта: А. Овчинни­кова, Л. Мышляева, В. Николаенко и Н. Григоренко. Целью группы было прохождение маршрута на Главный Домбай-Ульген по северо-восточной стене из Бу-Ульгенского ущелья. Глубокая разведка с выходом на нижнюю часть стены позволила альпинистам оценить всю слож­ность маршрута. Орешек был из крепких, особенно в средней части, где стена представляла собой вертикаль­ные гладкие скалы.

На штурм команда вышла 1 августа. Успешно преодо­лев бергшрунд с четырехметровой ледовой стеной, аль­пинисты начали продвижение вверх. Но... сначала при вытаскивании был потерян один рюкзак, затем к вечеру резко ухудшилась погода и началась гроза. Ночевали на наклонной полке, привязавшись к крючьям и накрывшись палаткой. Далее следовал основной участок стены. В сло­жившихся условиях группа приняла правильное реше­ние прекратить прохождение стены, уйти вправо, на се­верный гребень, и по нему выйти на вершину. Задуман­ный маршрут пройти не удалось.

Выбыл из команды В. Николаенко, который повредил себе руку.

Вновь, но уже только втроем альпинисты вышли на штурм Домбай-Ульгена 16 августа. Заранее проведенная обработка маршрута позволила группе за два ходовых дня пройти намеченный маршрут. Снова была гроза, снова висячая ночевка, снова лесенки и труднейшее ска­лолазание, и все-таки воля и мастерство спортсменов взяли верх. Была вписана еще одна славная страница в историю советского альпинизма.

Много смелых альпинистов побывало на стенах Домбай-Ульгена. В последующие годы двое альпинистов — Г. Лаврик и О. Космачев — успешно прошли южную стену пика ЦДСА, а затем О. Космачев с Р. Струком со­вершили интересное и сложное восхождение по северной стене на Восточную вершину с Северо-Домбайского ледника.

Очередным успехом было восхождение украинских альпинистов ДСО «Спартак» на Западный Домбай по се­веро-западной стене. Идея этого восхождения вынаши­валась в течение 1958-1961 гг.

Грозен был маршрут. Руководитель восхождения — И. Полевой. Много маршрутов прошли они вместе с В. Овчаровым. В составе команды сильный скалолаз Анатолий Люцук и одна из сильнейших альпинисток Украины — Ася Клокова — педагог-математик, чемпионка по скалолазанию, страстная любительница музыки. Под­ход к стене проходил по плитам, покрытым льдом. Пер­вый 100-метровый отвес встретился сразу же после вы­хода на стену. Справа в 30 м кулуар, по которому не­прерывно идут камнепады. Впереди связка И. Полевой — В. Овчаров, за ними А. Люцук — А. Клокова и ниже В. Люцук и В. Неборачек.

За день 27 июля прошли до центральной части стены. Ночевка по связкам, площадки нет. Ася выглянула из «здарки» и воскликнула: «Ребята, звезды летят!»

28 июля. Домбайская поляна покрыта густым тума­ном, который медленно поднимается вверх. Лучи солнца начинают проникать в зеленые рощи. Подкова Джугутурлючат вся искрится в лучах солнца. Эффектна пира­мида Белала-Каи, а далеко на горизонте мрачные зубцы Аксаута и горб Кара-Каи. Начинает освещаться и цен­тральная башня маршрута. В ход идут клинья, лепестко­вые крючья, лесенки. Крутизна возрастает до 80°. За день пройдено 400 м. На следующий день в 9 часов команда была на вершине.

1963 г. Домбай-Ульген снова привлекает к себе луч­шие команды спортивных обществ. Команды ДСО «Труд» и «Спартак» решили штурмовать несколькими группами Домбай-Ульген по стенам с севера и с юга. Команда под руководством одного из сильнейших альпинистов страны, Б. Романова, решила повторить маршрут армейцев 1953 г. Она хорошо подготовилась к сезону и 15 июля вышла на штурм. В хорошем стиле и темпе команда успешно шла наверх. Связки Б. Романов — В. Ворожищев и Ю. Коротков — Ю. Кулинич сменяли друг друга. 16 июля группа подошла к наиболее сложному участку стены и остановилась на ночлег. На южной стене Глав­ного Домбая в это время обрабатывала маршрут команда ДСО «Спартак».

В десятом часу вечера, когда участники восхождения укладывались спать, последовал сильный удар грома. Содрогнулись и закачались скалы. Людям казалось, что они летят вниз; потоки камней обрушились на них. Юра Кулинич был убит камнем, Ворожищев потерял созна­ние, Романов получил перелом ребер. Веревки перебиты, крючья выдернуты, унесло часть продуктов и теплых вещей. Начались сложнейшие в истории альпинизма спа­сательные работы. Жизнь альпинистов была спасена. Землетрясение силой 8 баллов в этот год заставило аль­пинистов отступить от Домбай-Ульгена.

В наши дни в горы пришло очередное поколение альпинистов. Они любят горы. Любят они и Домбай-Ульген. Ежегодно по его многочисленным маршрутам, проложенным теперь уже ветеранами альпинизма, идут сотни альпинистов. К примеру, только в 1970 г. по стен­ным маршрутам на Домбай-Ульген поднялось около 50 спортсменов.

Гордо стоит над прекрасными долинами Западного Кавказа Великий Зубр. На его вершины проложено около двадцати маршрутов, большинство из которых яв­ляются маршрутами высшей категории трудности. Дом­бай-Ульген, как и Ушба, стал мерилом мастерства в на­шем альпинизме. Не закончились поиски новых сложных и интересных путей на его вершины.

Скоро исполнится 40 лет со дня первого восхождения советских альпинистов на эту вершину. Первовосходи­тели вершины возмужали, а некоторые приближаются уже к преклонному возрасту. С грустью приходится вспо­минать о прекрасных ленинградских альпинистах К. Со­болеве и А. Аскинази. Они уже не смогли продолжать восхождения, отдав свои жизни за Родину на полях сра­жений. Некоторые погибли в горах, часть отошла от аль­пинизма по состоянию здоровья и возрасту. Многие из них стали авторитетными учеными: академик А. Алек­сандров; доктора наук В. Кизель, Е. Тамм, В. Лубенец, Г. Дульнев, В. Тихонравов; кандидаты наук А. Овчинни­ков, В. Николаенко, О. Космачев, И. Богачев и др.

Среди поклонников Домбай-Ульгена много заслужен­ных мастеров спорта, мастеров спорта международного класса, мастеров спорта. Не о всех восходителях упоми­нается в этой статье: просто невозможно в объеме статьи рассказать о всех его любителях и ценителях.

В настоящее время Домбайская поляна резко изме­нилась. Построено много комфортабельных гостиниц, баз и альплагерей. Как летом, так и зимой этот чудесный уголок отдыха и спорта посещают сотни тысяч советских людей.

Над Домбайской поляной среди горных вершин, каж­дый год расцветая яркими красками, высится, как и ты­сячи лет назад, могучий красавец Домбай-Ульген. Он всегда будет пробуждать в людях стремление вверх, к трудностям и к победам. К альпинистам у него особое отношение, дружеское, с любовью. Он как бы спраши­вает:

— Ну, кто следующий?


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница