Возвращение альпинистов с Ушбы



страница16/25
Дата01.05.2016
Размер4.52 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   25

Ледовый крюк. Из забиваемых ледовых крючьев при всем их многообразии не оказалось ничего лучше крюка, предложенного в свое время В.М. Абалаковым. Кроме своего основного назначения его использовали с успехом также как скальный. Однако он тяжел (300 г) и не уни­версален. Забивание его требует сноровки и силы. По­этому задача усовершенствования ледовых крючьев остается актуальной при условии удовлетворения сле­дующих требований: надежность, универсальность, не­большой вес, легкость установки и снятия.

Рис. 7. Ледовые крючья:

а — штопорный,

б — винтовой трубчатый



Штопорный крюк (рис. 7а) легок и более универса­лен. Однако его надежность ниже абалаковского. Креп­кий натечный лед также иногда трескается под этим крюком. Главным же недостатком штопорного крюка является его нетехнологичность. Дело в том, что качест­венный штопор должен иметь постепенно уменьшающееся к концу сечение винта. Только при такой форме што­порный крюк равнопрочен при установке во льду и легко входит в лед.

Ледобурный трубчатый крюк (рис. 76) в отличие от забиваемых и даже от штопорного при установке (ввин­чивании) не раскалывает лед, а вырезает в нем винто­вое отверстие, не создавая во льду напряжений. По этой причине крюк универсален без ограничений: он приго­ден и для натечного льда, и в слабом глетчерном льду (благодаря развитой площади опоры). В связи с этим же и установка крюка не требует больших усилий.

Однако для получения описанного эффекта должна быть обеспечена особая форма заборной части (рис. 76). Она отличается тем, что за режущей кромкой должна быть затылованная поверхность с углом спирали больше угла спирали резьбы винтового витка. (Распространен­ная ошибка — снижение заднего угла сразу за режущей кромкой ниже угла спирали.) Кроме этого желательно равномерно разделить снимаемую ледовую стружку между обоими режущими зубьями.

Если заборная часть выполнена правильно, то крюк идет в лед от руки. Для этого также необходимо, чтобы толщина трубки не превышала 1,75 мм, что требует для обеспечения прочности применения легированной стали с закалкой и отпуском.

Изображенный на рис. 76 крюк весит 150 г.

Замена легированной стали на легкие сплавы боль­шого эффекта не дает: при увеличении толщины трубки выигрыш в весе снижается, а крюк хуже идет в лед. Нужно обратить внимание на то, что серьга головки не для страховки: карабин должен быть надет на трубку между щеками серьги, иначе снижается и прочность крюка (серьга слабее), и прочность крепления его во льду (за счет проворота крюка).



Карабин. Треугольная форма карабина, предложен­ная также в свое время В.М. Абалаковым, оказалась удачной и до настоящего времени удовлетворяет всем требованиям альпинистов. Необходимая прочность дости­гается за счет ограниченного радиуса двух главных заги­бов (что уменьшает плечо момента изгиба гипотенузы главной скобы), а также достаточного угла и формы за­гиба катета главной скобы, что должно при рывке обес­печивать соскальзывание веревки (или крюка, или друго­го карабина) по загибу во внутренний угол.

Рис. 8. Карабины:

а — схема формы загиба катета скобы;

б — рабочее пространство треугольного карабина;

в — рабочее пространство трапециевидного карабина

Строго говоря, загиб катета должен иметь форму Архимедовой спирали, чтобы в любой точке внутренней кривой загиба касательная имела постоянный угол А с радиусом, идущим от центра вращения крюка на опоре в противоположном загибе скобы (рис. 8а).

Угол  зависит от коэффициента трения веревки (или крюка) о карабин, и в первую очередь насколько гладкая поверхность карабина в этом месте. Практиче­ски угол  должен быть не менее 20°, а Архимедову спираль заменяют дугой окружности.

Для сложных восхождений необходимы карабины по­легче и более подходящей для этих целей формы. Облег­чение достигается за счет легких сплавов. Применение алюминиевых сплавов в связи с получившим уже широ­кое распространение титаном можно считать пройден­ным этапом.

При изыскании рациональной формы нужно учесть, что при сложных восхождениях пропускают через кара­бин одновременно не одну веревку. Треугольная форма при работе защелкой дает достаточное место у катета скобы, но под защелкой вторая веревка уже не прохо­дит (рис. 86). По этой причине преимущество имеет трапециевидная форма карабина (рис. 8в).

Рис. 9. Схема деформаций скобы:

а — прямая гипотенуза,

б — вогнутая скоба

Некоторое значение имеет возможность работы за­щелкой на нагруженном крюке. При прямолинейной форме гипотенузы главной скобы под нагрузкой скоба расходится (на величину С, рис. 9а), ее трудно отщелкнуть и еще труднее потом защелкнуть. После хорошего рывка защелка также обычно портится.

При вогнутой скобе можно избавиться от этого не­достатка, варьируя величиной вогнутости (рис. 96). Однако вогнутая форма дает меньшую вместимость карабина. Поэтому следует комбинировать некоторую во­гнутость с достаточным зазором в замке защелки, ком­пенсирующим деформацию скобы. Для компенсации деформаций скобы под весом альпиниста (до 100 кг) можно обойтись и без вогнутости скобы, только за счет зазора в замке защелки.

Нужно отметить, что в вогнутом карабине при рывке защелка разгружена, что также дает определенные пре­имущества в прочности и безотказности.

Замок защелки не должен иметь острых краев, рву­щих оплетку веревки и ранящих пальцы.

Необходимость предохранительной муфты в поясном карабине сомнений не вызывает. В то же время необхо­димость муфты на карабинах, находящихся в «работе» на крючьях, следует считать спорной. Быстрота прохож­дения сложного и опасного участка — это залог той же безопасности, а карабин без муфты удобнее. Если он, кроме того, не имеет и нарезки на защелке, задевающей за веревку, крючья и пальцы, то это служит дополни­тельным преимуществом.

Наверное, полноценным универсальным решением будет предохранительное устройство, расположенное вну­три защелки, не нарушающее монотонности сечения кара­бина на всем его обороте, или хо'ш бы съемная муфта, не требующая зазубрин на защелке. Однако пока подоб­ные конструкции в известных вариантах не прижились.



Ледоруб (айсбайль). Слабым местом ледоруба, обна­руживающимся при рубке льда или при страховке в ле­довых трещинах, является сечение древка по последней заклепке головки. При страховке в рыхлом снегу ледо­руб служит недостаточно прочной опорой на случай рывка, причем здесь большое значение имеет длина ледоруба. Исходя из этого соображения прежде всего следует осудить применение айсбайлей и ледорубов с укороченным древком для страховки на снегу.

Требования к ледорубу (айсбайлю) с точки зрения страховки на снегу можно сформулировать так:

а) длина не менее 650-750 мм (в зависимости от роста и веса партнеров по связке);

б) закрепление головки без ослабления древка;

в) отверстие в головке 015 для пропуска страховоч­ного карабина.

Рис. 10. Разборный айсбайль

В качестве примера возможного конструктивного ре­шения приводится описание айсбайля автора (рис. 10), отличающегося конусным креплением головки со сквоз­ной стяжкой. Такая схема позволяет избегнуть ослабле­ния древка в месте присоединения его к головке (и к штычку). Попутво получаются еще некоторые преимущества: простота ремонта за счет легкой замены деталей, возможность замены древка на короткую рукоятку для превращения айсбайля в молоток на скальном участке маршрута, производственная технологичность за счет устранения операции совместной обработки усов головки с древком после приклепки.

При страховке на снегу через отверстие в головке продевается страховочный карабин, айсбайль забивается в снег полностью вместе с головкой, на клюв страхую­щий наступает ногой (еще надежнее кошкой), веревка протравливается через карабин.

По такому же принципу может быть сделан и ледо­руб, который будет отличаться лишь головкой; осталь­ные детали могут быть унифицированы.

Однако следует предвидеть окончательное отмирание функций лопатки у ледоруба. Рубка ступеней в плотном снегу уже давно не применяется в связи с усовершенст­вованием конструкции кошек и техники передвижения на них. На ледовых маршрутах также в основном используется клюв, и в зачистке ступеней или лоханок лопаткой при передвижении на кошках при нынешнем спортивном уровне нужды в лопатке нет. При самозадер­жании на снегу достаточно пользоваться клювом (на плотном снегу) или древком (на рыхлом снегу). По­этому в перспективе нужно рассчитывать на переход с ледорубов на айсбайли (разумеется, в предлагаемом варианте с достаточно длинными древками).



Д. Гозалишвили

ИТОГИ ФОТОКИНОКОНКУРСА «ГОРЫ И ЛЮДИ»
В большом выставочном зале Грузинского общества дружбы и культурной связи с зарубежными странами успешно экспонировалась третья традиционная фотовы­ставка Федерации альпинизма Грузии. Представленные на выставке фотографии, а также демонстрация цветных диапозитивов и кинофильмов вызвали большой интерес широкой общественности. На конкурс 1970 г., проводившийся под девизом «Горы и люди», было представлено более 300 фотосним­ков, 60 диапозитивов, 5 кинофильмов. По условиям кон­курса размер фотографий — не менее 30 х 40 см, а кино­фильмы — не более двух частей.

Участники конкурса — 51 человек — люди самых раз­личных профессий, объединенные одним могучим и пре­красным чувством — любовью к горам. Здесь были пред­ставлены Москва, Ленинград, Орехово-Зуево, Никополь, Харьков, Красноярск, Львов, Ташкент, Челябинск, Ялта, Кутаиси, Тбилиси... Как и в предыдущие годы, в кон­курсе приняли участие альпинисты Польши и Болгарии, На выставке вне конкурса были представлены работы японских и французских альпинистов (школа гидов Ша­мони). Художественный и технический уровень фотографий, диапозитивов и кинофильмов значительно превышал уровень предыдущих конкурсов, что было отмечено в отечественной и зарубежной прессе. Тематика работ от­личалась широтой и разнообразием. На выставке нашли отражение спортивные достижения и бытовые сцены из жизни горцев, горные пейзажи и архитектурные ан­самбли, портреты, этнографические зарисовки и, конечно, горы Кавказа, Памира, Тянь-Шаня, Гиндукуша.

Жюри в составе И.И. Антоновича, В.М. Кизеля, В.А. Соколовой, Н.М. Надирашвили, Д.С. Гозалишвили под председательством О.Н. Туркия — председателя фотосекции Союза журналистов ГССР подвело итоги Третьего международного фотоконкурса «Горы и люди».

Уголок Сванетии

Фото Ш. Мирианашвили

«Гран при» — чеканную эмблему Федерации альпи­низма Грузии (работа известного мастера чеканки И. Очиаури) — получил Э. Петров (Ленинград) за се­рию снимков: «Седловина Ушбы», «На ледовом отвесе», «Кальгаспоры», «Царство льда».

Первая премия присуждена: Еве Абгарович (Поль­ша) за художественный портрет заслуженного мастера спорта СССР Александры Джапаридзе; Ш. Мирианашвили (Тбилиси) за серию: «Ушба», «На вершине», «Ушгули»; В. Жиргалову (Челябинск) за серию сним­ков, отражающих эпопею покорения высочайшей вер­шины СССР — пика Коммунизма.

Вторая премия присуждена москвичу А. Карабутову, варшавянину К. Целецкому, болгарам А. и К. Костовым — обладателям прошлогоднего Большого приза. В нынешнем году они прислали на конкурс 19 работ, выделяющихся широтой тематики.

Третью премию получили ленинградец Ю. Соколов, челябинцы Г. Сидоров и В. Жиргалов, И. Гелдиашвили из Тбилиси и поляк К. Олех за серию фотографий вер­шин Шхара, Джантуган, Накра, снимки с вершин Гиндукуша.

Не легок путь к Ушбе

Фото Э. Петрова

Четвертая премия присуждена В. Онищенко (Мо­сква) за фото «Последние шаги Михаила Хергиани» (в Итальянских Доломитах на стене Су-Альто), В. Ники­тину из Орехово-Зуева и ленинградцу И. Курочкину.

Приз журналистов Грузии получил Г. Лукашвили за серию фотографий «Зима в Сванетии»; приз альпинист­ской секции Академии наук ГССР — В. Жиргалов за снимок «Памятник смелости». Приз тбилисского фото­клуба «Сакартвело» получили К. Олех (Варшава), В. Габелашвили и П. Пхакадзе (Кутаиси).

Специальным призом Грузинской федерации альпи­низма были отмечены фотоснимки немецкого журнала «Альпинизмус».

В конкурсе диапозитивов второй премии был удо­стоен П. Секачев (Львов), третьей премии — В. Сохашвили (Тбилиси), четвертой — В. Светлаков (Красно­ярск), О. Эркомаишвили (Тбилиси). Поощрительную пре­мию получил ленинградец Б. Кошевник.

До вершины уже недалеко

Фото А. и К. Костовых

Первая премия за лучшую киноленту была присуж­дена Ю. Бурлакову (Ялта) за фильм о Михаиле Хергиани «Здравствуй, Миша». Вторая премия за фильм «Шаан-Каия» также была присуждена Ю. Бурлакову. Четвертую премию получил фильм Ш. Мирианашвили «Грузинские альпинисты в Японии».

Специальным призом Федерации альпинизма Грузин­ской ССР были отмечены два внеконкурсных широко­форматных фильма Г. Чубабрия (режиссер» и опера­тор) — «Белый Торгвай» и «Ушгули».

Проводившийся фотокиноконкурс имеет большое аги­тационно-пропагандистское значение для популяризации альпинизма. В то же время он дает богатый материал учебно-методического характера.

Фотокиноконкурс пополнит Музей альпинизма но­выми материалами по истории горовосхождения.



В. Фрейфельд

ПЕРВЫЕ ВОСХОЖДЕНИЯ

В АНТАРКТИДЕ
Статья участника 12-й Советской антарктической экспедиции аль­пиниста В.Я. Фрейфельда освещает историю первых восхождений в Антарктиде и участие в одном из них нашего соотечественника, члена экспедиции Р. Скотта к Южному полюсу, на вершину вул­кана Эребус. Помещая статью, редколлегия рассчитывает, что она будет с интересом встречена всеми советскими альпинистами и дру­гими любителями гор и истории горовосхождений.

На крайнем юге лежит закованный в лед таинствен­ный материк Антарктида. Открытый более 150 лет тому назад русскими мореплавателями, он до сего времени остается наименее изученным материком земного шара. Особенности Антарктиды — удаленность от других мате­риков, громадные размеры (около 14 млн. кв. км), суро­вый климат, обусловленный географическим положением, и полная безжизненность внутренних областей — препят­ствовали исследованию этого континента.

«Только в последние годы исследователи стали про­никать в глубь шестого континента, но еще на большей части его огромной территории не только не ступала нога человека — эти пространства не исследованы и с воздуха. И лежит этот неведомый край снега и льда за Южным полярным кругом, ослепительно сияя в лучах солнца полярного дня или окутанный облаками и вих­рями пурги во тьме полярной ночи»1.

Эта характеристика изученности Антарктиды, данная участником 1-й Советской антарктической экспеди­ции заслуженным мастером спорта профессором А.М. Гусевым, несмотря на большие успехи в исследо­ваниях последних лет, остается в основном в силе.

Одно десятилетие — слишком короткий срок для того, чтобы даже при современной технике и размахе работ можно было изучить целый огромный материк, находящийся в столь сложных условиях для исследований. Не­смотря на это, к нашим дням изученность Антарктиды продвинулась далеко вперед. Ученые многих стран прочно обосновались на ледовом континенте. Научными сотруд­никами постоянных станций и экспедиционных отрядов проводятся исследования по многим отраслям знаний: изучаются рельеф, оледенение, климат, ведутся разно­сторонние геофизические, геологические и другие наблю­дения, все более поднимающие пелену таинственности, витающую над Антарктидой.

Антарктида — высочайший из материков Земли. Ее средняя высота 2040 м, что в 2,8 раза превышает сред­нюю высоту всей остальной суши (730 м). Здесь распо­ложены один действующий и ряд потухших вулканов, горные хребты с вершинами до 5140 м (массив Винсон в западной Антарктиде), прорывающие мощный ледо­вый панцирь, покрывающий 98,6% площади материка.

Участники современных научных экспедиций, среди которых есть и альпинисты, поднимались на ряд хреб­тов и вершин Антарктиды, расположенных вблизи баз этих экспедиций. Организовывались и специальные аль­пинистские экспедиции с участием известных горовосхо­дителей (например, Э. Хиллари, одного из покорителей высочайшей вершины мира Джомолунгмы)1, Сообщения об этих восхождениях с интересом встречались альпи­нистами всех стран мира. Они вызывали внимание и к почти забытым, давним восхождениям на этом кон­тиненте, совершенным еще в начале XX столетия.

Первое восхождение в Антарктиде было совершено в 1908 г. участниками английской южнополярной экспедиции, которой руководил Э. Г. Шеклтон, на вершину действующего вулкана Эребус, расположенного на полу­острове Росса.

Высадившись в начале февраля 1908 г. на мысе Ройдс — западной оконечности полуострова Росса1, уча­стники экспедиции Шеклтона занялись подготовкой базы к зимовке и научными наблюдениями. С оконча­нием этих работ до установления безопасного пути на материк, где намечались основные исследования, было решено совершить подъем на Эребус.

Шеклтон писал тогда: «Это восхождение казалось желательным во многих отношениях. Прежде всего на­блюдения над температурой и воздушными течениями... могли бы иметь серьезное значение для изучения дви­жения воздуха в верхних слоях... С точки зрения геоло­гии изучение Эребуса также могло дать ряд интересных фактов.

Помимо научных соображений восхождение на гору высотой более 13 000 футов, находящуюся на крайнем юге, могло доставить немало спортивного удовольствия как нашим альпинистам, так и всем остальным, желав­шим им успеха»2.

Восхождение было поручено геологам — профессору Т.В. Девиду и Д. Моусону, а также врачу Э.Ф. Макксю. Основную партию должна была сопровождать вспо­могательная в составе метеоролога Д. Б. Адамса, врача Э.С. Маршалла и картографа Ф.Л. Брокльхерста. Адам-су было разрешено, если он сочтет это возможным, подни­маться на вершину с основной партией.

От базы экспедиции на мысе Ройдс до вершины было не менее 25 км. Обе партии — основная и вспомогатель­ная — 5 марта в 6 часов утра вышли к вершине. Их имущество было погружено на сани, общий вес которых составил 254 кг. Остающиеся на зимовке помогли до­везти сани до первого подъема, от которого уже начи­нался путь восхождения. Отсюда шестеро смельчаков двинулись по снежному склону, придерживаясь ближе к моренам и скалам, для того чтобы избежать подъема по ледникам, изобиловавшим трещинами.

С первых же шагов начало сказываться несовершен­ство снаряжения: сани переворачивались; обувь, не при­способленная для гор, не обеспечивала устойчивости.

Шеклтон позже записал: «В одном месте, на крутом склоне небольшого ледника, партии пришлось прило­жить много усилий, передвигаясь ползком на руках и коленях, чтобы протащить сани по голубой поверхности льда, покрытой тонким слоем рыхлого снега».

Серьезно мешали передвижению и поля застругов. Все же к 18 часам в 13 км от базы на высоте 840 м был установлен лагерь I. Ночь прошла нормально, хотя тем­пература к утру понизилась до —23,5°. На следующий день от места ночевки подъем стал круче. Заструги, косо вытянутые к направлению пути, крайне затрудняли перевозку саней. Вечером на высоте 1500 м в 5,5 км от лагеря был установлен второй лагерь. Ночью темпера­тура упала до —33°. Утром 7 марта было решено, что вспомогательная группа вместе с основной пойдет до вершины. Для облегчения подъема на месте ночевки были оставлены сани, шесты от палаток и часть другого снаряжения, а также продукты. Взятый груз состоял из спальных мешков, палаток, походной кухни и трехсуточ­ного запаса продовольствия. На каждого восходителя приходилось по 18 кг. В крепком фирне на крутом склоне приходилось вырубать ступени, но даже и при этом несовершенная обувь не обеспечивала устойчиво­сти. Нередко происходили падения и срывы.

Лагерь III был установлен на высоте 2670 м. Так как шесты были оставлены во втором лагере, палатки просто растянули над спальными мешками. Вечером поднялся сильный ветер. Температура упала до —35°. К утру уже бушевала метель. К середине дня она перешла в настоя­щую бурю. Брокльхерст и Адаме, вылезшие из спаль­ного мешка, были сброшены вниз сильным порывом ветра. Маршалл, оставшийся в их мешке, вел отчаянную борьбу с ветром, стараясь удержать мешок и имущество. Все было забито снегом. Адаме, а за ним и Брокльхерст ползком добрались до мешка и залезли в него.

В этом буйстве стихии восходителям пришлось при­ложить немало усилий, чтобы навести в лагере относи­тельный порядок. Весь день и ночь они не пили, так как разжечь кухню и растопить снег было невозмож­но. Да и поспать им удалось лишь немного под самое утро.

К рассвету 9 марта метель прекратилась. После скуд­ного завтрака восходители решили выходить. Они поки­нули засыпанный снегом лагерь в 6 часов утра.

Крутизна склона достигала 35°. Начали сказываться высота и холод. Преодолеть склоны, покрытые плотным снегом, без рубки ступеней они не могли. Продвигались по скальным гребешкам, вырубая ступени лишь на уча­стках, где было особенно необходимо. Недостаточная акклиматизация вызвала у Маккея приступ горной болезни. В меньшей степени она поразила и Брокльхерста. Продвижение еще более замедлилось.

Несколько ниже края древнего кратера восходители организовали очередной лагерь. У Брокльхерста, кото­рый еще с утра жаловался на потерю чувствительности ног, при осмотре пальцы оказались сильно поморожен­ными. Ему растерли ноги и уложили в спальный мешок. Несколько восходителей вышли на разведку дальней­шего пути.

Поднявшись метров на 15-20, восходители оказа­лись на краю внутренней стены древнего кратера. Стена, сложенная из черной лавы, была отвесной, а на отдель­ных участках и нависала, и обрывалась вниз метров на 30. У ее подножия простиралось некрутое снежное поле с конусом действующего вулкана в южной части. Из кратера поднимались густые клубы пара.

Обвязавшись веревкой, восходители спустились на снежное поле. Пройдя по этому полю около полутора километров, они поднялись на 300 м выше лагеря. Здесь их внимание привлекли ледяные фумаролы фантасти­ческих форм, образовавшиеся превращением в лед водя­ных паров, выходящих по трещинам из недр.

Полюбовавшись необычным зрелищем, восходители решили возвращаться. Поскольку значительных трещин им не встретилось, они шли без страховки. Маккей и Маршалл несколько раз проваливались в каналы фумарол, но все обошлось благополучно.

На шестой день штурма, 10 марта, восходители встали в 4 часа утра. Громадная тень Эребуса, отбрасы­ваемая восходящим солнцем на плывущие внизу облака, представлялась незабываемой картиной.

В 6 часов утра, предварительно определив высоту края древнего кратера (она оказалась равной 3477 м), участники штурма направились к вершине Эребуса. Кру­тые снежные взлеты на пути чередовались с участками скал, сложенных лавовыми породами. Темп движения снижался с увеличением высоты. К 10 часам 10 марта шестеро англичан, пройдя примерно 4,5 км и набрав 600 м высоты, достигли края действующего кратера. Первая победа над вершиной Антарктиды была одер­жана.



Вулкан Эребус

Фото В. Ноздрюхина

Осмотрев кратер вулкана сквозь клубы поднимаю­щегося из него пара, измерив глубину кратера и диаметр, определив высоту вулкана, оказавшуюся равной 4069 м1, а также проведя ряд других наблюдений, пер­вые покорители этого антарктического вулкана начали спуск.

Не задерживаясь в верхнем лагере, они продолжали движение и к 22 часам достигли лагеря II, Сначала они не узнали этого места. Все оставленное здесь было по­гребено под сугробами свежего снега или разбросано прошедшей бурей. Уставшие восходители все же нашли в себе силы собрать все имущество и организовать ночевку.

Утром 11 марта, погрузив все вещи на сани, они уже в половине шестого двинулись в путь, рассчитывая в тот же день прибыть на базу. Путь оказался еще более трудным, чем при подъеме. Заструги «выросли» в про­шедшую бурю до 1,5 м. Перетаскивать через них сани стало чрезвычайно трудно. Мела неприятная поземка. В лагере I они остановились ненадолго. Решили оста­вить здесь сани, так как тащить их не хватало сил. Двигались они медленно, видимо, сказывалась усталость. В 11 часов 11 марта их встретили друзья на базе, на седьмой день после выхода.

Восхождение на Эребус, несмотря на пережитые трудности и невзгоды, доставило его участникам боль­шое удовлетворение. Позднее в своем отчете Девид и Адаме писали:

«Эти удивительные закаты и еще более волшебный восход солнца, когда огромная тень Эребуса ложилась на море облаков под ногами, тянулась через весь пролив Мак-Мердо и достигала далеких Западных гор, фанта­стические формы холмиков из зеленого и белого льда над фумаролами древнего кратера, снежный покров дна кратера, сверкающий кристаллами льда вперемежку со снегом и пемзой, наконец гудящее жерло кратера с вы­рывающейся из него высокой струей паров, заканчи­вающейся белым облаком, — все это совершенно неиз­гладимые впечатления, которые никогда не исчезнут из нашей памяти»2. Значительны были и результаты науч­ных наблюдений в области метеорологии, геологии и вулканологии.

Так проходило и закончилось первое горовосхождение в Антарктиде, первое покорение Эребуса. Его участ­ники проложили путь к вершинам этого континента всем последующим восходителям ледового материка.

Несомненно, что описанное восхождение заинтере­сует альпинистов. Но еще больший интерес представляет второе восхождение на эту вершину в 1912 г.

Еще в 1911 г. в Антарктиду прибыла очередная анг­лийская экспедиция во главе с Р.Ф. Скоттом. Не впер­вые уже этот упорный исследователь предпринимал такую попытку. Белое безмолвие Антарктики не сдава­лось. Но и исследователь не собирался отступать.

На этот раз он со своими друзьями мог бы торжест­вовать. Пробившись сквозь бури и ураганные ветры, преодолев 1500 км пути по безжизненным снежным пу­стыням ледового континента, они 18 января 1912 г. достигли той заветной точки, где «укреплен» южный конец оси земного шара. Исполнилась давняя мечта Скотта. Но она оказалась омраченной: его опередили. На ме­сяц раньше, 16 октября 1911 г., Южного полюса достигла норвежская экспедиция во главе с таким же упорным исследователем Р. Амундсеном.

Достижение Южного полюса было не единственной целью участников этой экспедиции. Уже после трагиче­ской гибели Скотта и его спутников шестеро остальных участников экспедиции совершили восхождение на Эребус. Возглавлял его геолог Р.И. Пристли. В числе участ­ников был и русский Д.С. Гирёв, именуемый в англий­ских источниках Д. Горевым.

Восхождение проходило в конце декабря 1912 г. Его участники встретили на пути все те трудности, что и участники экспедиции Шеклтона в 1908 г. Безжизнен­ная снежная пустыня, низкие температуры, ураганные ветры, бесконечные ряды высоких снежных застругов делали их путь таким же сложным, как и первовосхо­дителей. Требовались большое мужество и упорство. Шестерка шла к вершине, спаянная общей целью, общей задачей — подняться на Эребус. И победа была одер­жана. Стал ее покорителем и Д. Гирёв. Более того, в знак большого уважения к нему Р. Пристли назвал один из пиков — выступов лавового барьера древнего кратера вулкана — пиком Дмитрия (высота — 3500 м). Так по­явилась на шестом континенте первая вершина с рус­ским названием.

Кто же такой Д.С. Гирёв и как он попал в англий­скую экспедицию к Южному полюсу?

Правильная транскрипция фамилии (Гирёв) стала из­вестна лишь в 1968 г. В первых переводах дневников Скотта на русский язык он именуется, как и в англий­ских изданиях, Горевым. В историю полярных исследо­ваний он вошел под фамилией Горева.

Дмитрий Семенович Гирёв родился в 1888 г. на Саха­лине. Там он завоевал известность как отличный охот­ник и каюр собачьих упряжек. В начале XX в. он жил в Николаевске-на-Амуре. Когда сюда прибыли представи­тели экспедиции Скотта для закупки ездовых собак, то им порекомендовали Гирёва как специалиста в таких де­лах. Впоследствии он был включен в экспедицию в каче­стве каюра.

Попал в эту экспедицию и другой представитель на­шей страны — Антон Лукич Омельченко. Работал он тогда во Владивостоке по выездке скаковых лошадей. Предста­витель экспедиции Скотта пригласил его как специалиста помочь в выборе маньчжурских лошадей для экспедиции. Омельченко вместе с лейтенантом В. Брюсом ездил для этого в Харбин, затем был включен в экспедицию.

Гирёв и Омельченко сразу же вошли в экспедицию как ее полноправные члены. Оба они участвовали во вспо­могательных группах. Р. Скотт высоко оценивал помощь обоих русских. В своем дневнике 18 января 1911 г. он записал: «Антон и Дмитрий всегда готовы прийти на по­мощь. Они прекрасные парни»1.

Гирёв и Черри-Гаррард провожали группу Скотта к полюсу до 84° ю.ш. на леднике Бирдмора. А поздней осенью 1912 г. они же совершили труднейший поход на­встречу Скотту. В условиях тяжелой осенней непогоды они на собачьих упряжках достигли почти 80° ю.ш. На месте назначенной встречи они ждали возвращения Скотта до тех пор, пока у них почти кончилось питание. Только благодаря их упорству и выдержке они не по­гибли в этом тяжелом пути.

А. Омельченко провожал направляющихся на Южный полюс до середины барьера Росса.

По возвращении экспедиции в Англию Омельченко и Гирёв были награждены медалями и ценными подарками. После этого Гирёв ездил в Новую Зеландию и вновь вер­нулся в Николаевск-на-Амуре. В 1915 г., как известно из сообщений и отчета, помещенных в газете «Амурский ли­ман», Гирёв выступал с воспоминаниями об экспедиции в местном Народном доме. В 1925 г. Дмитрий Семенович работал на Колчанских приисках «Дальзолото», вначале мотористом на моторной лодке, а затем на драге. О даль­нейшей его судьбе ничего не известно.

Антон Лукич Омельченко родился в селе Батьки на Полтавщине в 1883 г. Основной его деятельностью была выездка скаковых лошадей. Вернувшись после экспеди­ции в Россию незадолго до первой мировой войны, Антон Лукич был призван в армию. В гражданскую войну был бойцом Красной Армии. После возвращения из армии в родное село он работал сельским почтальоном. Одним из первых вступил в колхоз. Погиб Омельченко от удара молнией весной 1932 г.

У А.Д. Омельченко и Д.С. Гирёва хранились различ­ные материалы об экспедиции Скотта, представлявшие интерес для истории исследования Антарктиды. Свой ар­хив Омельченко, как сообщали знавшие его люди, неза­долго до смерти передал для опубликования неизвестному им лицу. С тех пор никаких сведений об этих материалах нет. Находившиеся у Гирёва альбом, фотографии и два тома английского издания дневников Скотта тоже пока не найдены.

Советские исследователи Антарктиды назвали именем Д.С. Горева (так он именуется в истории исследований Антарктиды) остров в море Дейвиса у Берега Правды (рейд советской обсерватории «Мирный»). Одну из бухт Берега Отса они назвали именем А. Омельченко. Именем русского моряка-помора Александра Степановича Ку­чина — участника норвежской экспедиции Р. Амундсена — назван ледник на Земле Уилкса.

Учеными современных советских антарктических экс­педиций, равно как и экспедиций других стран, много де­лается для исследования шестого континента. С каждым годом они открывают все новые тайны забронированного в ледовый панцирь материка.


1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница