Возвращение альпинистов с Ушбы



страница14/25
Дата01.05.2016
Размер4.52 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   25

О ПРИНЦИПАХ И ПРАКТИКЕ

КЛАССИФИКАЦИИ МАРШРУТОВ
Задача классификации любого маршрута восхождения заключается прежде всего в том, чтобы дать общую, по возможности наиболее объективную, оценку трудности пройденного пути на вершину. При этом следует учесть не только техническую сложность отдельных участков, но и многие другие факторы, характеризующие марш­рут в целом: протяженность, абсолютная высота, заснеженность и оледенение, количество ночевок на маршруте (от них зависит, к примеру, вес необходимого груза — снаряжения, оборудования, питания), климатические условия и, конечно, погода.

В принятой в советском альпинизме классификации путей к вершинам — одиннадцать полукатегорий. Пять категорий, подразделяющихся на полукатегории А и Б, а также шестая категория, которая пока еще не подраз­деляется.

Самый легкодоступный маршрут имеет полукатегорию 1А. Такой маршрут используется горными туристами или начинающими альпинистами в основном как пано­рамный пункт. На этом маршруте нет альпинистских трудностей. Сохранен он в классификации, чтобы выде­лить зачетный маршрут (1Б) для получения значка «Альпинист СССР». Маршруты категории 6Б пока не введены в советском альпинизме, так же как нет и марш­рутов 6А категории трудности.

С развитием альпинизма повышается мастерство вос­ходителей и более сложные пути к вершинам уже не укладываются в существующую систему классификации. Например, восхождение по южной стене на пик Комму­низма может быть оценено только как 6 категории трудности.

Конкретно система оценки по категориям трудности предусматривает вполне определенные требования к маршрутам как определяющим степень квалификации про­ходящих их альпинистов.

Как уже отмечали, маршруты 1А легкодоступны. Они не требуют специальной альпинистской подготовки. Они также не требуют применения альпинистского сна­ряжения и ночевок на маршруте, а следовательно, и би­вачного оборудования.

Маршруты 1Б более продолжительны, требуют перво­начальной альпинистской подготовки. На них исполь­зуется альпинистское снаряжение и применяются методы страховки. На отдельных участках может потребоваться и ночевка как под маршрутом, так и на самом маршруте.

Пути к вершинам каждой последующей категории трудности усложняются. Если на маршрутах 2А встреча­ются сравнительно непротяженные скальные или снеж­ные склоны, требующие хождения в кошках, вытаптыва­ния ступеней в снегу или одновременного движения по скалам, то на основных участках подобных маршрутов уже требуется применение элементарных методов стра­ховки — через выступ, через ледоруб или групповой стра­ховки.

Маршруты 2А отличаются от 2Б тем, что скальные или снежные склоны на них могут быть круче и протя­женнее. На отдельных участках, возможно, потребуется рубка ступеней и даже применение крючьев (скорее в учебных или тренировочных целях) только для стра­ховки. На небольших отрезках пути может применяться страховка с места. Но весь путь проходится легко с рюк­заками.

К третьей категории относятся маршруты с еще бо­лее крутыми участками в виде достаточно крутых скаль­ных, снежных и ледовых склонов и гребней, требующих основательного владения техникой прохождения в усло­виях любой погоды. Не исключены на таких маршрутах и небольшие скальные стенки. Страховка при прохож­дении таких путей может требоваться самая разнообраз­ная, нередко с применением крючьев. Для маршрутов этой категории характерны участки скальных гребней с многими «жандармами», снежные гребни с карнизами.

На путях 3Б участки несколько сложнее и протя­женнее.

Маршруты 3-й категории трудности входят опреде­ляющими в завершение подготовки на второй разряд, и овладение ими открывает путь к дальнейшему совершен­ствованию в спортивном альпинизме.

4-я категория трудности предъявляет значительно бо­лее высокие требования к подготовке спортсменов-альпи­нистов. Отличаются такие маршруты от предшествующих очень большой сложностью, требующей самой разносто­ронней спортивно-технической подготовки, значительного технического осмысливания, владения всеми приемами страховки, применения широкого арсенала снаряжения.

Маршруты 4Б отличаются от маршрутов 4А большей протяженностью сложнейших участков, требующих более полного и разностороннего овладения техническими при­емами и гибкой тактики. На таких путях нужно быть готовым к организации ночевки на самых сложных участках.

Маршруты восхождения 5-й категории трудности весьма сложны и по силам лишь спортсменам, в совер­шенстве овладевшим техникой преодоления горного рель­ефа любого характера и в любых условиях, а также вы­сокой технической грамотности. На таких маршрутах могут встречаться весьма крутые снежные, ледовые и скальные склоны, стенки (даже отвесные), внутренние и внешние углы, расщелины, камины (с пробками), участки скал с натечным льдом (большой крутизны), карнизы. Здесь уже требуется не только высокое спор­тивное мастерство альпинистов, но и их сработанность, взаимопонимание и взаимозаменяемость. В связи со сложностью маршрутов нужна особо надежная страховка по всему пути.

Крючья на таких маршрутах используются не только для страховки, но иногда и для организации искусствен­ных точек опоры. Поэтому запас их у альпинистов дол­жен быть достаточным, равно как и ассортимент (обыч­ные, лепестковые, шлямбурные, деревянные клинья). При этом следует помнить, что увеличением количества применяемых крючьев не восполнить недостатка мастер­ства. И на таких маршрутах основным назначением крючьев остается организация страховки, т.е. обеспече­ние безопасности. Лишь на сравнительно коротких участ­ках они могут применяться для обеспечения лазания. Использование крючьев по количеству больше, чем это необходимо, не может служить причиной для установления сложности маршрута. Но не следует применять их в меньшем количестве, чем требуется для надежного обе­спечения безопасности. Это тоже крайность.

Маршруты 5А являются завершающими для получе­ния первого разряда. Поэтому на овладение ими следует обращать самое серьезное внимание.

Пути 5Б и 6 наиболее сложные и входят в класси­фикационные нормы мастера спорта. Переход к ним мо­жет быть допущен только после достаточно полного овладения маршрутами 5А. Следует заметить, что число маршрутов 6 у нас сравнительно невелико. И это по­нятно. Их могут проходить только мастера высокого спортивного класса. Маршруты 6 не так резко отличаются от маршрутов 5Б, особенно для спортсменов, впервые проходящих по таким путям. Поэтому при рекомендации оценки пройденного маршрута нужно быть очень внима­тельным и предлагать такую высокую категорию, только будучи твердо уверенным, что маршрут ей вполне соот­ветствует. Нужно помнить, что восхождение 6 — высо­кое достижение для всего советского альпинизма и дается такая категория трудности после серьезного изучения и рассмотрения.

Как уже говорилось ранее, техническая сложность маршрута зависит и от абсолютной высоты трудного участка пути. Например, путь по обычному маршруту на пик Ленина не сложнее 4А, но по затратам энергии и необходимой предварительной подготовки этот маршрут заслуживает оценки 5А.

В связи с этим оказалось, что в 6-ю категорию труд­ности вошли или протяженные скальные стены, отвесные или даже нависающие, или сложные маршруты с наибо­лее трудными участками, находящимися на большой высоте. Типичными примерами могут быть кавказские стены типа Ушбинских, Чатына и других с перепадом высот до 1000 м или Памирские с перепадом порядка 2000 м, или стены пиков Энгельса, Маркса, Таджики­стана, не говоря уже о семитысячниках.

Многолетний опыт советских альпинистов зафиксиро­ван в виде нескольких тысяч классифицированных марш­рутов в различных, достаточно резко отличающихся гор­ных районах. Этот фонд ежегодно пополняется за счет новых первопрохождений.

Итак, основным критерием установления категории трудности любого альпинистского маршрута является его техническая и тактическая сложность. А это зависит от многих причин: характера пути, необходимости примене­ния различного альпинистского снаряжения, использова­ния рациональных и достаточных мер страховки и тех условий, которые создавались в ходе восхождения. Протя­женность пути не играет самодовлеющего значения. Она учитывается по концентрации сложных и сложнейших участков.

Наша классификация маршрутов в значительной мере имеет субъективный характер. И не только потому, что члены классификационной комиссии подходят к опреде­лению категории трудности каждого маршрута со своей индивидуальной точки зрения, — они достаточно опытны для того, чтобы сделать правильные выводы. Но они не присутствуют на маршрутах первопрохождений. Основ­ными материалами для их оценки являются отчеты участников первовосхождений, технические описания пройденного пути и иллюстративный материал, а также беседы с первовосходителями.

Однако в силу ли еще не всегда достаточного опыта в оформлении подобных материалов первовосходителями или недостаточности их внимания к маршруту во время движения, морального состояния из-за трудностей пути и условий, а иногда и недостаточности личной объектив­ности материал, попадающий в комиссию, подчас недо­статочно качествен. За нагромождением третьестепенных деталей не видно четкого существа маршрута: не инстру­ментально определенная крутизна отдельных участков значительно увеличена; количество использованных крючьев завышено (показано не столько, сколько приме­нено для прохождения маршрута, но включены и крючья, использованные для вспомогательных целей — организа­ции биваков, подъема рюкзаков и т.д.). Да и психоло­гические трудности показываются скорее эмоциональны­ми, а не действительными.

Все это нередко приводит к тому, что классифика­ционной комиссии трудно разобраться в таком материале и она иногда может присвоить маршруту завышенную или заниженную категорию трудности.

Верно, жизнь вносит коррективы. Завышенные марш­руты сразу же становятся «популярными». На них с охотой стремятся многие группы альпинистов. А занижен­ные порой так и не дожидаются повторных восхождений.

Из-за этого классификационная комиссия вынуждена уделять много времени дополнительному изучению уже классифицированных маршрутов, пересматривать их оценки по результатам последующих восхождений или даже посылать специальные контрольные группы из наи­более квалифицированных спортсменов. Все это дает воз­можность в конце концов правильно оценить маршрут. Но на это уходит значительное время, за которое такие маршруты проходят другие группы, и у них, особенно молодых альпинистов, создается неправильный подход к оценке сложности проходимых маршрутов.

Правильность первоначальной оценки маршрута за­висит от качества и объективности отчета первовосходи­телей и достаточности иллюстративного материала, при­кладываемого ими к отчету. В тексте отчета должны быть четко зафиксированы: характер маршрута; крутизна и протяженность его наиболее сложных участков; усло­вия его прохождения; время (в ходовых часах), затра­ченное на прохождение всего маршрута и отдельно на прохождение его сложных участков; примененное сна­ряжение; характер биваков; условия погоды и другие особенности данного восхождения. Из иллюстраций наи­более полезны профильные снимки сложнейших участков с отражением моментов их прохождения; характер стра­ховки на наиболее сложных участках пути; наиболее ха­рактерные биваки и т.д. Значительную помощь комиссии может оказать профильная схема с указанием крутизны и характерных особенностей маршрута. Конечно, она по­может только в том случае, если будет четкой и объек­тивной.

Следует отметить, что отдельные альпинисты пыта­ются мотивировать свои предложения по оценке маршру­тов, ссылаясь на зарубежную практику. Это не показа­тельно. Там иные принципы классификации. К примеру, особенно в низких горах, маршруты 5-й и 6-й категорий трудности проходятся за один день и даже за несколько часов. Бывает и так, что два маршрута 5-й категории трудности проходятся за один день. Подобный подход у нас неприменим. Маршруты 5-й и 6-й категорий труд­ности в наших горах требуют длительной подготовки, многодневного прохождения с большими нагрузками (снаряжения, питания, бивачного оборудования). По­этому параллели между нашими и зарубежными оцен­ками маршрутов восхождений не могут служить опре­деляющими. Итак, правильность классификации альпинистских маршрутов не столько зависит от комиссии, сколько от самих альпинистов. Только в четком взаимодействии ме­жду ними в этом вопросе можно добиться значительного улучшения четкости и, главное, объективности.

Тогда «дополнения» к «Классификационной таблице» будут появляться не так часто, а изменения категорий трудности маршрутов станут редким исключением.



Ю. Арутюнов

НА ПОМОЩЬ ИДЕТ ВЕРТОЛЕТ
С каждым годом все больше советских людей действуют в усло­виях высокогорья. Среди них не редкость заболевания, бытовые травмы и даже несчастные случаи, связанные с непосредственной деятельностью в обстановке суровой природы гор.

Оказание быстрой помощи в горах затруднено. Осуществле­ние ее обычными способами в условиях сложного рельефа и бездо­рожья требует многодневного отрыва значительного числа людей и усложняет положение потерпевших. Наиболее быстрым и эффек­тивным, как показал опыт последних лет, является применение для этой цели вертолетов.

В статье Ю. Арутюнова показывается практика такой работы и приводятся правила, которые необходимо знать действующим в горах людям для обеспечения работы вертолетных экипажей в сложных горных условиях.

Внешне спокойные и красивые горы в то же время строги и взыскательны к тем, кто не понимает или не считается с законами их природы. Неожиданными и грозными препятствиями в горах могут стать бурные горные реки, селевые потоки, снежные лавины, камне­пады, зияющие трещины ледников, резкая изменчивость погоды.

Горы с каждым годом становятся все «многолюднее», все выше в горы идут люди, иногда на сложных и труднодоступных участках они попадают в беду. Помочь им могут лишь опытные альпинисты-спасатели. До бли­жайшего населенного пункта дни, а иногда и недели сложного пути по ущельям, ледникам, скальным, снеж­ным и ледовым кручам. Длительное пребывание на вы­соте травмированного или заболевшего, как известно, резко снижает сопротивляемость организма недугу и быстро ухудшает состояние.

В подобных случаях единственным наиболее эффек­тивным способом оказания быстрейшей помощи является вертолет. Он быстро доставляет к потерпевшему врача и спасательный отряд, а также транспортирует пострадав­шего в ближайшее лечебное учреждение. Неоценимую помощь вертолета для спасения людей особо оценили альпинисты, чабаны, горные туристы и все те, кто по роду своей деятельности оказывается в труднодоступных и к тому же отдаленных горных районах. Печальный ис­ход происшествий в ряде альпинистских мероприятий был результатом отсутствия быстрой доставки потерпев­ших в ближайшие больницы.

Вспомним 1936 г. Группа альпинистов в Центральном Тянь-Шане совершала восхождение на Хан-Тенгри. Во время спуска с вершины они попали в полосу резкой и длительной непогоды. Обмороженное и обессиленные в многодневной борьбе с разбушевавшейся стихией, вос­ходители с трудом спустились в свой лагерь. Но из пяти человек трое были уже не в состоянии двигаться, впереди же предстоял длительный путь по 57-километровому лед­нику Иныльчек, переправы через горные реки, прохож­дение перевалов и ущелий, для того чтобы добраться до тех мест, откуда можно было бы дать знать о себе. Со­брав остатки сил, с помороженными руками и ногами, отправился вниз за помощью руководитель группы. Вско­ре он вернулся, и, к счастью, не один. Обеспокоенные долгим отсутствием альпинистов, им навстречу вышли киргизские пастухи с караваном лошадей. Но и это не в полной степени помогло альпинистам, нуждавшимся в срочной медицинской помощи. Долгий караванный путь не вынес Лоренц Саладин. В тяжелом положении были В. Абалаков и М. Дадиомов. Происшествие для них кончилось длительным лечением и целым рядом ампу­таций.

Для сравнения приведем случай, происшедший в та­ком же отдаленном и труднодоступном горном районе Памира, когда на помощь пришла авиация.

В июле 1967 г. альпинисты Казахстана совершали восхождение на пик Коммунизма. На пути к вершине они расположились биваком. Ночью снежная лавина сбросила бивак со спящими альпинистами на 500 м вниз по склону. Команда литовских альпинистов быстро при­шла на помощь потерпевшим. По радио из Душанбе был вызван вертолет санитарной авиации. Без него пришлось бы доставлять серьезно травмированных людей по слож­ному пути не менее десяти дней. Трудно сказать, что их тогда могло ожидать. Вертолетом же, несмотря на сложность условий, потерпевшие были доставлены в больницу в течение одного дня...

Вертолет на спасательных работах.

Фото Ю. Арутюнова

Особо острая необходимость в обеспечении спасатель­ной службы вертолетами в тех горных районах, где со­средоточивается большое число людей — спортсменов, ту­ристов, изыскателей, отдыхающих. Один из таких райо­нов — Приэльбрусье. Растущий спортивно-туристский комплекс с гостиницами, турбазами, подъемниками и другими спортивными сооружениями привлекает много народа. Здесь действуют шесть профсоюзных альпинист­ских лагерей, не считая спортивных мероприятий других ведомств. Приезжают из разных городов много экскур­сантов на субботу и воскресенье. Проживают много мест­ных жителей и обслуживающего персонала гостиниц и баз. По планам в ближайшие годы Приэльбрусье будет принимать несколько миллионов человек в год. Район занимает огромную территорию высокогорья. В нем много туристских, альпинистских и прогулочных маршру­тов. Нередко отдельные из них требуют на прохождение не один день. Пути эти различны вплоть до самой слож­ной категории трудности.




Существующая в районе альпинистская спасательная служба (контрольно-спасательный пункт ВС ДСО проф­союзов), несмотря на то, что является ведомственной организацией, обслуживает альпинистские лагеря и по существу обслуживает всех, так как других организаций такого рода в Приэльбрусье нет. Нередки случаи, когда КСП, несмотря на свои ограниченные силы, одновре­менно проводит несколько спасательных работ в различ­ных частях района. А это может быть обеспечено только привлечением к спасательным работам санитарной авиа­ции.

Широкое использование вертолетов Эльбрусским КСП в последние годы в отличие от прошлых лет дало воз­можность проводить спасательно-транспортировочные ра­боты быстрее, эффективнее и с привлечением меньшего числа людей. И основное — все пострадавшие быстро до­ставлены в лечебные учреждения и в короткое время выздоравливали.

Сравним две спасательно-транспортировочные работы, проведенные в разное время и различными средствами на одном и том же участке гор — Чатынском плато.

В 1963 г. на транспортировочных работах там было занято более 100 человек на протяжении 7-8 дней. При этом возникали значительные трудности с доставкой к месту происшествия спасательного снаряжения и про­дуктов питания на всю эту массу людей.

В 1969 г. аналогичная операция на том же месте про­водилась с помощью вертолета. На ее проведение потребовалось восемь спасателей, и в течение одного дня пострадавший был доставлен в больницу.

Вывод из сравнения этих случаев очевиден.

В 1969 г. КСП Эльбрусского района провел около де­сяти спасательных работ с участием вертолетов. Боль­шинство из них завершалось в течение одного дня.

Технические средства, и в частности вертолеты, ока­зывают неоценимую помощь спасателям и спасаемым. Однако, какими бы совершенными они ни были, их эф­фективное использование зависит от квалификации и опыта тех, кто ими управляет и руководит. В 1968 г. А.Г. Рудяшко во время спасательных работ впервые посадил машину на ледяном плато на высоте 3600 м. Рельеф был сложным. Небольшую ровную площадку с одной стороны ограничивала скальная стена; с дру­гой — ледовый обрыв. Несколько проходов сделал пи­лот, прежде чем приземлился на этом необычном для него «пятачке». Находящиеся здесь альпинисты не были знакомы с условиями полетов вертолета в высокогорье. Они не знали, где лучше выбрать место для организации посадочной площадки, как ее обозначить и помочь пи­лоту сориентироваться на местности. В результате пилот посадил сюда машину, а затем с большим трудом произ­вел отсюда взлет.

Но уже на следующий год, после того как пилот не­однократно проводил спасательные работы вместе с аль­пинистами, площадки выбирались удачно и полеты про­ходили нормально. От пилота, участвующего в спаса­тельных работах в горах, требуются большой опыт, му­жество, находчивость. Успеху во многом способствуют совместные, согласованные действия его с альпинистами-спасателями.

Основываясь на практике совместных работ, пилоты КСП Эльбрусского района составили перечень необходи­мых условий и требований для рационального использо­вания вертолетов на спасательных работах в горах.

В связи с широким освоением горных районов в на­шей стране обеспечение спасательной службы вертоле­тами становится крайне важным. Большая действенность спасательных работ возможна лишь в том случае, если вертолеты будут специально подготовлены и оборудованы для этих целей. Необходимо также, чтобы вертолеты предоставлялись по первому требованию руководителя спасательных работ. В то же время каждый альпинист должен понимать, что вызов вертолета является весьма ответственным делом. Совершенно недопустимо его ис­пользование там, где можно обойтись без вертолета.

Условия, необходимые для полетов в высокогорной местности: 1. Облачность — высота над местом посадки: не ниже 350 м (на местности с абсолютной отметкой до 2000 м), не ниже 600 м (на местности с абсолютной отмет­кой свыше 2 км). 2. Видимость не менее 5 км. 3. Ветер не более 5 м/сек — в закрытых ущельях, котловинах; до 18 м/сек — на открытых плато, гребнях, седловинах.

Выбор места и организация посадочной площадки на снежно-ледовом рельефе высокогорья. 1. Наилучшим местом для организации посадочной площадки являются открытые плато, седловины, перевальные точки.

2. Посадочную площадку необходимо организовывать ближе к перегибу склона, идущего вниз (взлет со сни­жением компенсирует недостаток мощности двигателя на большой высоте). Избегать подбора площадок близко к склону, уходящему вверх, так как нисходящие потоки


воздуха по склону препятствуют взлету.

3. На снежно-ледовых склонах небольшие выположенные площадки малопригодны для посадки и взлета вертолета. Наиболее подходящим местом для организа­ции посадочной площадки будут выпуклые участки склона с ровной центральной частью.

4. Теневые участки склона наименее подходящи для посадки вертолета, так как пилоту трудно определить уклон местности и расстояние до поверхности посадоч­ной площадки.

5. Уклон посадочной площадки не должен превы­шать 5°.

6. Размер посадочной площадки (минимальный) 30X20 м с открытыми подходами на расстояние не ме­нее 300 м.

7. При организации посадочной площадки на снеж­ной поверхности нет необходимости ее сплошь вытапты­вать. На ней должно быть много следов (для простран­ственного ориентирования пилота в условиях ограничен­ной видимости из-за снежного вихря, поднимаемого ло­пастями вертолета при посадке).

8. Посадочная площадка должна быть обозначена по углам и в центре, т.е. в месте приземления вертолета, темными предметами (рюкзаки, спальные мешки и т.д.).

9. Необходимо показать пилоту направление ветра (для этого люди должны встать спиной к ветру, выстро­ившись в «затылок», в 3-4 м от точки приземления, с левой стороны от направления захода вертолета (от линии посадки). Руки расставить в стороны (при по­садке пилот видит людей слева и лицом к себе). При переменном или порывистом ветре необходимо делать вращательные движений туловищем на 80-90° вокруг своей оси.

После контрольных проходов вертолета над посадоч­ной площадкой пилот выбрасывает вымпел с запиской, в которой сообщает, что определил направление ветра по знакам, поданным альпинистами. С площадки можно уйти, но только в этом случае на своих местах оставить маркировочные предметы (рюкзаки или воткнутые в снег палки, ветки), без которых пилот не сможет ориен­тироваться в условиях плохой или ограниченной види­мости.

10. Для того чтобы показать пилоту состояние снежного покрова (глубину, плотность снега), во время конт­рольных проходов вертолета над местом посадки один из альпинистов должен постоянно двигаться по пло­щадке.

11. При взлете вертолета необходимо также выстро­иться слева от линии взлета или поставить темные предметы для ориентировки пилота относительно снежной поверхности.

12. Если предполагается посадка на незнакомое поле (место), где нет людей и подготовленной площадки, не­обходимо пилоту взять с собой на вертолет пять-шесть сосновых веток высотой 1,5-2 м. К их комлевой части привязать тяжелые предметы (камни). Перед посадкой ветки выбрасываются с вертолета на площадку для при­вязки к месту приземления и пространственного ориен­тирования.

13. Для быстрого обнаружения пилотами вертолета альпинистов на ледово-снежном или скальном рельефе последним необходимо дать ракету вверх, в сторону, противоположную той, откуда летит вертолет.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница