Возвращение альпинистов с Ушбы



страница13/25
Дата01.05.2016
Размер4.52 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   25

П. Ротохаев

ГИМАЛАИ —

ВЫСОЧАЙШИЕ ГОРЫ МИРА
Альпинистско-географический обзор

Отделяя Декан и Индо-Гангскую низменность от суро­вого Тибетского нагорья широкой дугой, изогнутой к югу, простирается в широтном направлении высочайшая в мире горная система Гималаи. По длине она не превы­шает Тянь-Шань и почти в 4 раза меньше Анд Южной Америки, но по высоте не имеет себе равных.

Название «Гималаи» в переводе с санскрита означает «обитель снегов». Действительно, по размерам снеж­ных и фирновых площадей высокогорного рельефа, по мощности снежного покрова хребтов Гималаи представ­ляют собой настоящее царство снегов, ослепительно бле­стящих под яркими лучами солнца.

Горная система Гималаев известна с давних времен. Древнегреческие географы именовали их грандиозные хребты Хемодусом. Греки времен военных походов Александра Македонского, водившего свои войска в Индию, называли их Индийским Кавказом.

Гималаи оказывают большое влияние на климат этих территорий: не пропуская холодные и сухие ветры с Ти­бетского нагорья, они защищают плодородные долины севера Индии, а преграждая путь на север влажным юж­ным ветрам, обеспечивают почти стопроцентное выпаде­ние влаги в предгорьях и на северных склонах Гималаев. Эта влага возвращается в океан полноводными реками Индии — Индом, Гангом и Брахмапутрой. Гималаи не пропускают теплые влажные ветры на Тибетское нагорье, поэтому в большей части Тибета климат сухой и хо­лодный.

Орографическая схема Гималаев

Мощь Гималайских хребтов исключительно велика. На всем своем протяжении они имеют среднюю высоту около 6000 м. Далеко еще не все районы Гималаев до­статочно исследованы в географическом отношении, что объясняется трудностью путешествий в лабиринте их высоких хребтов.

Геологическое строение Гималаев весьма сложное. Схематически оно представляется центральным кристал­лическим стержнем, покрытым осадочными породами раз­личных возрастов. Породы эти образовались на дне до­исторических морей, покрывавших когда-то значительные пространства современной Азии. В позднейшие времена пласты земной коры были смяты в огромные складки силой перемещения материковых глыб. Эти складки, ча­сто перекрытые и разорванные, образуют мощные систе­мы надвигов. В таких образованиях пласты более ран­него происхождения нередко оказываются лежащими на пластах, сформировавшихся в более позднее время.

Главный хребет не представляет собой водораздела бассейна рек Индийского океана и внутреннего бассейна Тибета. Крупнейшие реки Индии — Инд и Брахмапутра, так же как и ряд их притоков — Сатледж, Гогра, Гандак и Арун, прорезают Главный Гималайский хребет. В ре­зультате геологической деятельности этих рек хребты Гималаев оказались разрезанными узкими ущельями на отдельные куски. Поэтому горная система Гималаев пред­ставляется в виде ряда гигантских звеньев. Такое при­родное расчленение Главного Гималайского хребта и является основой альпинистского районирования этой горной системы. Между Индом и Сатледжем ее участок носит, название Кашмирских Гималаев; между Сатлед­жем и Кали-Гандак — Гарвальских; между Кали-Гандак и Арун — Непальских Гималаев; от реки Арун до границ Бутана — Сиккимских Гималаев и от границ Бутана на восток — Восточных Гималаев. На самом востоке до вы­соты 7755 м поднимается вершина Намхва-Барва, слу­жащая восточным «пограничным» столбом Гималаев, так же как Нангапарбат является их западным «погранич­ным» столбом.

На юг, в сторону Индии, Гималаи понижаются дву­мя громадными ступенями, приподнятые края которых представляют собой внушительные самостоятельные хребты.

Нижняя ступень (до высоты 1000 м) — это полоса предгорий, вздыбившийся край которых носит название Сиваликских гор. Эти горы не представляют собой еди­ного хребта, а состоят из параллельных складок, превра­щенных на отдельных участках вследствие эрозионной деятельности рек и потоков в цепи холмов (особенно в междуречье Ганга и Биаса). Хребты, составляющие Сиваликские горы, — Дундва, Чоуриагати и возвышен­ности Потварское плато, Кала-Читта, Маргала имеют среднюю высоту 600 м, только Чоуриагати достигает в среднем высоты 900 м.

Вторая ступень Гималаев располагается на высоте 3500-4000 м. Она несколько приподнята к краю и пред­ставляет собой обширное нагорье шириной 80-100 км. Некоторые вершины окраинного хребта достигают вы­соты 6500 м, а долины, лежащие между этим хребтом и Главным Гималайским, располагаются на высоте 1350-1650 м.

В Кашмирских Гималаях приподнятый край этой сту­пени между реками Инд и Ченаб носит название Пир-Панджал. Он достигает средней высоты около 4000 м, а в наивысших точках, расположенных в верховьях реки Кишенганга, превышает 5000 м (вершина Харамуш — 5142 м).

Район хребта Пир-Панджал интересен обилием озер. Через этот хребет ведут пути в долину Сринагара — из Джамму через перевал Баниал, а из Джелама через пере­вал Пир-Панджал и Барамульское ущелье. Между Пир-Панджалом и Главным Гималайским хребтом располо­жена красивая Сринагарская, или Кашмирская, долина. Она лежит на высоте 1600 м с небольшим наклоном на северо-запад, являясь дном бывшего когда-то здесь ги­гантского озера, площадь которого составляла более 12 тыс. кв. км. В настоящее время в низких частях до­лины остались небольшие (до 90 кв. км) озера — Вулар, Дал, Анчар и др.

От реки Ченаб до Сатледжа край этой ступени (окра­инный хребет) носит название Дауладар (белые горы) и поднимается до высоты 3000 м. В Гарвальских Гималаях продолжение этого хребта носит название Малые Гима­лаи; та же его часть, которая расположена между Гангом и Сатледжем, носит местное название Нагтибба. Малые Гималаи, повышаясь к востоку, подходят к гигантскому массиву Дхаулагири (8178 м), который и связывает их с Главным Гималайским хребтом. Расчлененный же окраинный хребет (край ступени) примыкает к этому массиву с юга и тянется до реки Арун в виде невысо­кого (до 2000 м) хребта Махабарат. Между ним и Глав­ным хребтом расположена долина Катманду.

Далее, за рекой Арун, вторая и первая горные сту­пени соединяются. Обходя глубоко вдающуюся в горы широкую долину реки Тиста, они подходят к Главному хребту, который здесь круто обрывается к Бенгальской низменности, где сливаются две величайшие реки Ин­дии — Ганг и Брахмапутра. Но и здесь, несмотря на кру­тизну склонов, сохраняется прежняя ступенчатость в виде двух-трех почти сливающихся хребтов, резко по­нижающихся к югу. Эти хребты носят общее название Дуары (двери к горам) и тянутся параллельно Главному хребту до ущелья Брахмапутры. Дуары характерны на­личием висячих долин, нередко располагающихся на сотни метров выше основных рек.

Третья ступень называется иногда центральной осью вследствие своего положения и большей относительной высоты. Она сильно расчленена, образуя цепь хребтов, носящих общее название Большого, или Главного, Гима­лайского хребта. Перевалы, ведущие через хребет, нахо­дятся на высоте, превышающей 4800 м.

Наибольшей ширины эта ступень достигает между Индом и Сетледжем (70-90 км). Здесь третья ступень расчленена на два основных хребта — Западные Гималаи и Северный хребет. Главная вершина Западных Гима­лаев — Нангапарбат. Кроме нее здесь круто возвыша­ются вершины Сер (Нана) — 7135 м и Мер (Кана) — 7100 м. Из перевалов наиболее важные — Зоджа — 3450 м, Бурзил — 4200 м и Мацено — 5360 м. В северном хребте наивысшая — Камег (7755 м).

К северу от Северного хребта располагается долина верховьев Инда. Между Гималаями и соседней горной системой Каракорум находится так называемый Малый Тибет. Здесь расположена область Балтистан.

На восток от прорыва Сатледжа третья ступень Гима­лаев мужается и простирается в виде единого хребта (собственно Большой Гималайский хребет). Его наибо­лее высокая часть находится на участке между реками Сатледж и Арун. Здесь большинство гималайских вось­митысячников: Дхаулагири, Аннапурна, Манаслу, Шиша-Пангма, Чо-Ойю, Джомолунгма, Лхотзе, Макалу.

На восток от реки Арун Главный хребет на некотором протяжении остается таким же высоким и достигает в массиве Канченджанги 8579 м. Затем Главный хребет заметно понижается и заканчивается новым повышением в вершине Намхва-Барва.

На север, в сторону Тибетского нагорья, Главный хре­бет спускается одной мощной ступенью в виде слаборасчлененного хребта Ладак, простирающегося вдоль всего Главного хребта от нижнего течения реки Шийок (на се­веро-западе) до крутой излучины Брахмапутры (на восто­ке). Хребет Ладак прорезают две реки (Инд и Сатледж) бассейна Индийского океана. Водоразделом для бессточ­ного Тибетского бассейна служит хребет Кайлас, распо­ложенный севернее Ладака. Он простирается от Гильгита до верховьев Иравади и соединяется массивом Харамуш (7885 м) на северо-западе с горной системой Каракорум.

В то время как Гималаи на юг обрываются тремя сту­пенями и на сравнительно коротком расстоянии снижа­ются почти на 8000 м, тибетские склоны снижаются од­ной ступенью лишь на 3000 м, и с севера, из долины Цзанг-по, Гималаи не производят такого величественного впечатления, как с юга. Их северные склоны более по­логи и почти лишены растительности. Они опускаются к высокогорной полупустынной долине Брахмапутры (в Тибете ее называют Цзанг-по). Южные же склоны в отличие от тибетских почти до самой снеговой линии, располагающейся здесь на высоте около 5000 м, покрыты растительностью. Южные склоны не имеют столь резких очертаний, как тибетские, но в то же время сильно изрезаны глубокими речными ущельями, по которым сте­кают бурные горные реки.

Оледенение Гималаев весьма значительно, но еще не­достаточно изучено. Ледники здесь дендритового (древо­видного) или туркестанского типов. Их поверхность, как правило, не покрыта снегом или фирном. Крупнейшие из них: Зему (район Канченджанги) — 26 км, Ганготри (в верховьях Ганга) — 26 км, Дурунг-Друнг (Западные Гималаи) — 24 км, Ронгбук (район Джомолунгмы) — 19 км, Ракиот (район Нангапарбат) — 15 км и др.

Большое влияние на природу южных склонов Гима­лаев оказывают муссоны. Летние муссоны обычно дуют здесь в течение июня — ноября. Их возникновение свя­зано с движением влажных воздушных масс Индий­ского океана. Время наступления таких муссонов измен­чиво: оно может наступить на месяц-полтора раньше или позднее среднего срока — начала июня. Обычно эти мус­соны приносят – в высокогорье непогоду. Зимний муссон дует с января по март. Он довольно сухой и холодный и, как правило, не приносит плохой погоды.

Климатические особенности определяют растительный и животный мир Гималаев. На южных склонах насчиты­вается свыше 21 тысячи видов растений, из которых около 17 тысяч цветковых. Располагается растительность неравномерно, гораздо богаче к востоку. Но это зависит также и от высоты расположения склонов и их экспози­ции по отношению к странам света.

На северных, тибетских, склонах растительность весьма бедна. Лесов здесь нет. Только вдоль некоторых рек иногда встречается редкая древовидная раститель­ность. Кустарники имеют широкое распространение, но они низкорослы и однообразны. Трав немного. Поэтому северные склоны носят характер однотонной полупу­стыни.

Животный мир на южных склонах богат и разнооб­разен: от диких слонов, носорогов, тигров и других экзотических видов — в предгорьях до обезьян, леопардов, медведей, волков, диких баранов, козлов, тибетской анти­лопы и других — в средней зоне. На тибетских склонах животный мир значительно беднее. Там распространены дикие овцы, в меньшей степени дикие яки, газели, анти­лопы, волки, зайцы.

Путешествия в Гималаях серьезно затруднены отсут­ствием дорог. Поэтому все альпинистские восхождения в них требуют много времени на подходы и организацию больших караванов, а следовательно, и больших финансо­вых затрат. Парадоксом выглядит то обстоятельство, что добраться в далекую Индию в наши дни можно за один-два дня воздушным транспортом, а подойти к объекту восхождения удается за несколько недель. Нужно наде­яться, что улучшение дорог и особенно широкое введение вертолетного сообщения позволят сократить такой непро­изводительный расход времени. Это весьма облегчит и расширит возможности работы непосредственно в высо­когорной зоне для ученых и альпинистов. Тогда научное изучение и альпинистское освоение Гималаев пойдет зна­чительно энергичнее.

Альпинистское освоение Гималаев можно разбить на три периода: 1) от покорения первого семитысячника до первого успешного восхождения на восьмитысячник (1907-1950 гг.); 2) завершение покорения всех основных восьмитысячников (1950-1964 гг.); 3) дальнейшее раз­витие высотного альпинизма в Гималаях.

В 1907 г. известным английским альпинистом Т. Лонгстаффом была покорена вершина Трисул (7120 м) в Гарвальских Гималаях. Вместе с ним были два опытных альпийских проводника, братья А. и Е. Брохерель, и местный проводник Карбир. Это было первым восхожде­нием на вершину такой высоты, но не первым в Гима­лаях. Еще в начале второй половины XIX в. сообщалось, что во время геодезических работ в Гималаях англий­скими топографами совершено 37 восхождений на вер­шины, превышающие по высоте 6000 м. Сообщалось даже, что один из топографов поднимался на вершину Шилла (7025 м). Однако официально это не было под­тверждено.

Были попытки покорения и других высоких вершин в те годы, но все они оказались безуспешными. Един­ственным побежденным семитысячником, как тогда счи­талось, в XIX в. оказалась вершина Аконкагуа (Анды), на которую поднялся известный швейцарский проводник М. Цурбригген. Но позднейшими исследованиями было установлено, что высота этой вершины не 7000 м, а 6979 м. Во всяком случае, несмотря на ряд попыток, в XIX в. не зарегистрировано ни одного восхождения на вершины, превышающие по высоте 7000 м.

В тот же период были, хотя и весьма редкие, попытки восхождения даже на восьмитысячники. Так, в 1892 г. экспедиция английских восходителей во главе с М. Конвеем обследовала район Каракорума и даже наметила пути восхождения на Чогори (8611 м). В 1902 г. сюда же прибыла международная экспедиция во главе со швей­царцем О. Эккенштейном. В нее входили англичане, швейцарцы и австрийцы. Им удалось достичь высоты 6000 м по юго-западному гребню Чогори. Обе эти экспе­диции обследовали также пути восхождений на вершину Броуд-пика (8047 м). В 1895 г. А. Муммери, известный английский альпинист того времени, возглавлял экспе­дицию на Нангапарбат (8125 м). Ее участникам удалось достичь высоты 6100 м из ущелья Диамир. Предпринима­лась экспедиция и на Канченджангу (8583 м) англий­скими альпинистами во главе с Д. Фрешфилдом. Но и в этом случае ее участникам удалось достичь лишь се­веро-восточного гребня вершины.

Из этого краткого перечня видно, что, несмотря на ряд попыток, до 1907 г. не было покорено ни одной из вершин, превышающих по высоте 7000 м. Эта задача осталась для XX в.

Может возникнуть закономерный вопрос: почему же первый семитысячник был покорен только через 120 лет после возникновения мирового альпинизма?

Причин было много. Основные из них три:

1. Альпинизм возник в Центральной Европе, вдали от расположения высочайших вершин мира. 2. К концу XIX в. европейские альпинисты осваивали еще пятиты­сячники (Кавказ) и не имели опыта восхождений на вершины больших высот. 3. Выезд в высочайшие горные районы мира требовал длительной подготовки, сложной организации, значительных средств и времени. К тому же в Гималаи тогдашние английские хозяева Индии не очень охотно разрешали приезд иностранцев.

После восхождения Т. Лонгстаффа на Трисул покоре­ние семитысячников пошло успешнее. За первые 25 лет (до 1932 г.) было совершено 12 восхождений. Покорен­ными оказались гималайские вершины: Трисул (7120 м), Кабру (7316 м), Паухунри (7127 м), Кун (7077 м), Не­пал-пик (7145 м), Джонсанг-пик (7459 м), Доданг-Ниима (7150 м), Камет (7755 м), Ракиот-пик (7070 м), а также пик Ленина (7134 м) и пик Коммунизма (7495 м) на Па­мире и Миньяк-Ганкар (7585 м) в Сычуанских горах. За­кономерно к ним отнести и вершины Аконкагуа (6979 м) в Андах и Хан-Тенгри (6995 м) в Центральном Тянь-Шане.

За следующие 18 лет (1932-1950 гг.) было покорено уже 36 вершин выше 7000 м, т.е. темп завоевания их значительно ускорился.

Наряду со штурмом семитысячников в то же время все настойчивее предпринимались попытки восхождений и на восьмитысячники. До 1950 г. было организовано почти 50 экспедиций, имевших целью разведку возмож­ных путей и даже восхождений на высочайшие вершины земли: Джомолунгму, Чогори, Канченджангу, Нангапарбат, Гидден-пик, Броуд-пик. Наибольшего успеха доби­лись английские альпинисты на Джомолунгме. В 1924 г. Г. Меллори и А. Ирвин достигли высоты 8620 м, а Е. Нортон — 8565 м. В 1933 г. П. Уин-Харрис и Л. Уэйгер достигли высоты 8565 м. Но все же ни один из этих штурмов не закончился победой над восьмитысячником.



Джомолунгма с севера


Французская экспедиция 1950 г. в Гималаи казалась опытным альпинистам-высотникам недостаточно серьез­ной: ехать в незнакомый район с двумя целями — вос­хождение на Дхаулагири, а если это окажется невоз­можным, то переключаться на второй неизвестный для них восьмитысячник — Аннапурну. Но участники экспе­диции упорно шли к своей цели. Прибыв в район вос­хождения и проведя ряд разведывательных выходов на Дхаулагири (до высоты 5500 м), они действительно от­казались от этого объекта и переключились на Анна­пурну. При последующих разведках различных направ­лений восхождения на Аннапурну они нашли реальный путь к вершине. Двое из участников экспедиции (М. Эрцог и Л. Лашеналь) покорили эту вершину и стали первыми победителями восьмитысячника. Но извест­ная «легкость» все же имела место в этой экспеди­ции. Торопливый выход «двойки», не ожидая, когда от­дохнут товарищи (да и им самим следовало бы отдохнуть после напряженных разведок), привел восходителей к серьезным обморожениям. Оставленные в базовом ла­гере Л. Террэй и Г. Ребюффа вышли навстречу спускаю­щимся покорителям и предотвратили более серьезную катастрофу. Сказалось и отсутствие у членов экспедиции утепленной обуви.

Эта победа французской экспедиции послужила сигна­лом к организации новых экспедиций и заставила альпи­нистов многих стран поспешить включиться в борьбу за победу над восьмитысячниками.

В 1952 г. в Гималаи впервые выезжают швейцарцы с целью восхождения на Джомолунгму. Они штурмуют высочайшую вершину земли весной и осенью. В обоих случаях штурм не завершился победой. Англичане, не добившись разрешения у непальского правительства на Джомолунгму, организуют экспедицию на Чо-Ойю, но тоже неудачно.

В 1953 г. в Гималаи выезжают с целью восхождений на восьмитысячники сразу несколько экспедиций: англи­чане — на Джомолунгму, американцы — на Чогори, япон­цы — на Манаслу, швейцарцы — на Дхаулагири, объеди­ненная австро-немецкая экспедиция — на Нангапарбат. Две из этих экспедиций добились успеха: англичане (Э. Хиллари и Тенсинг Норгей) покорили Джомолунгму, а австриец Герман Буль один поднялся до вершины Нангапарбат.

Успешны были усилия альпинистов и в 1954 г. Снова две из многих экспедиций добились успеха: итальянцы (А. Компаньоне и Л. Лачеделли) покорили Чогори, а участники небольшой австрийской экспедиции во главе с Г. Тихим стали победителями Чо-Ойю (Г. Тихий, С. Иохлер и Пасанг Дава Лама).

И в 1955 г. снова добились успеха две экспедиции: французские альпинисты стали победителями вершины Макалу, причем на вершину поднялись девять человек. Не отстали от них и участники английской экспедиции. Они покорили главную вершину Канченджанги. На вер­шину взошли Г. Бенд, Д. Браун, Н. Харди, Т. Стречер.

Стремление к покорению восьмитысячников все нарастало. В 1956 г. побежденными оказались уже три вер­шины. Швейцарцы успешно взошли на Лхоцзе (Э. Рейсе и Ф. Лусингер), а их товарищи по экспедиции Э. Шмид, Ю. Мармет, А. Рейст и Г. Гунтен повторили восхождение на Джомолунгму с южного седла. Японские альпинисты штурмовали Манаслу уже четвертый раз. И в этом году им сопутствовал успех. На вершину поднялись четверо: Т. Иманиси, К. Като, М. Хигета, а также проводник-шерп Гиальцен Норбу. Третьим побежденным в этом году вось­митысячником оказался каракорумский Гашербрум II. Его достигли австрийские альпинисты Ф. Моравец, С. Ларх и X. Вилленпарт.

Стремление к штурму гигантов продолжало нарастать. В него уже оказались включенными альпинисты Англии, Франции, Швейцарии, Японии, США, Германии (ФРГ), Новой Зеландии, Австрии, Италии, Аргентины, Индии, КНР. Но из 14 таких вершин было побеждено уже де­сять. Оставалось всего четыре. Возникла острейшая кон­куренция.

Австрийские альпинисты в 1957 г. покоряют Броуд-пик (М. Шмук, К. Димбергер, Ф. Винтершталлер и Г. Буль). Теперь восьмитысячников осталось только три.

В 1958 г. наконец добиваются успеха американские альпинисты. Они давно включились в эту борьбу, но не могли преодолеть суровую природу гор. Теперь они ком­пенсировали себя за прошлые неудачи. Участники их экспедиции покорили каракорумскую вершину Гидден-пик (П. Шёнинг и А. Кауфман).

В 1960 г. добиваются большой победы швейцарские альпинисты. Они покоряют сопротивлявшуюся 10 лет напору альпинистов Дхаулагири. На вершину предпри­нимается мощный штурм с использованием авиации. В результате ее победителями становятся шесть швей­царцев (А. Шельберт, Е. Фурер, П. Диннер, К. Димбер­гер, М. Ваушер, Н. Вебер) и двое шерпов (Ньима Дорье и Наванг Дорье).

Теперь остался последний и самый маленький восьми­тысячник — Шиша-Пангма (8023 м). Последним он остался по ряду причин. Во-первых, все стремившиеся к победе над высочайшими вершинами сначала не за­мечали его, обходя стороной. Их привлекали более вы­сокие и популярные гиганты. Когда же очередь дошла до этого «малыша», то оказалось, что его «хозяева» сами собираются покорить эту вершину. В 1964 г. китайские альпинисты организовали многолюдную экспедицию (195 человек) для штурма последнего восьмитысячника мира. По сообщениям китайской печати, вершины достигли 10 альпинистов.



Вершина Канченджанги

Итак, в 1964 г., т.е. за 15 лет со дня первого восхож­дения на вершину такой высоты, все восьмитысячники как Гималаев, так и Каракорума оказались покоренными. За это же время совершен ряд повторных восхождений на отдельные из них.

Более 70 лет ушло на покорение 14 восьмитысячни­ков, считая с экспедиции М. Конвея в Каракорум. Борьба за победу над горными гигантами оказалась напряженной и длительной. Наибольшие усилия в достижении первых побед над восьмитысячниками вложили английские аль­пинисты. Да и достижения их почетны: они были пер­выми на двух из трех самых высоких вершин Земли — Джомолунгме и Канченджанге. Остальные первовосхож­дения распределились между следующими странами: Австрия — 4 (Нангапарбат, Чо-Ойю, Броуд-пик и Гашербрум II), Франция — 2 (Аннапурна и Макалу), Швейцария — 2 (Лхоцзе и Дхаулагири), Италия — 1 (Чогори), США — 1 (Гидден-пик) и КНР — 1 (Шиша-Пангма), Япо­ния — 1 (Манаслу). К достижениям Австрии следует до­бавить и первовосхождение на Лхоцзе-Шар (8400 м), совершенное в 1970 г.

В то же время нельзя забывать, что много усилий в этой борьбе натрачено альпинистами таких стран, как Аргентина, Новая Зеландия и особенно Индия. Верно, индийским альпинистам не удалось покорить первыми ни одного восьмитысячника. Но при этом следует вспом­нить ряд серьезных обстоятельств, связанных с развитием альпинизма в этой стране. До 50-х годов XX в. альпи­низма в Индии не было. Ее представители — знаменитые шерпы привлекались во многие экспедиции на правах «высотных носильщиков», превращавшихся с течением времени в равноправных, а подчас даже ведущих участ­ников штурма. Для подтверждения этого достаточно при­вести примеры: Тенсинга Норгей на Джомолунгме, Пасанга Дава Лама на Чо-Ойю, Гиальцена на Макалу и др. Из таких шерпов в число первых покорителей восьмиты­сячников вошло шесть человек, поднимавшихся в составе первовосходителей на вершины Джомолунгма, Чо-Ойю, Макалу, Манаслу, Дхаулагири. Успех многих экспедиций зависел от участия шерпов. Еще более почетным являет­ся то, что индийский альпинизм, не насчитывающий и десяти лет с начала своего развития, ужо добился таких побед, как повторные восхождения на Джомолунгму и Чо-Ойю.

К успеху покорителей высочайших вершин Земли следует отнести также большое число восхождений на вершины выше 7000 м, целый ряд из которых приближа­ются по высоте к восьмитысячникам. Таких за рассматри­ваемый период покорено в мире около ста вершин, большинство из которых расположено в Гималаях. Значи­тельно расширился и круг национальных альпинистских организаций, включившихся в эту борьбу. К упоминав­шимся выше присоединились альпинисты Югославии, Польши, Чехословакии и др.

К 1965 г. считалось, что борьба за восьмитысячники пришла к своему логическому завершению: все известные вершины такой высоты были покорены. Верно, еще много семитысячников ждут своих покорителей, но и их число также не безгранично. Вероятно, поэтому среди альпинистов-высотников возникла дискуссия: каким путем пой­дет дальше высотный альпинизм?

В мировом альпинизме подобная ситуация не является новой. Подобная дискуссия возникала и тогда, когда все вершины Альп были покорены по простейшим путям. Тогда дальнейшее развитие альпинизма пошло по освое­нию новых, более сложных путей на вершины Альп и организация восхождений на более высокие вершины других горных районов, в частности Кавказа. Затем оно перешло к освоению еще более высоких вершин гор Азии, Аляски, Южной Америки. И вместе с тем продолжалось освоение более сложных маршрутов в традиционных аль­пинистских районах. Дискуссия эта продолжается. Она исходит из того, что не остается невзятых высоких вер­шин. И в то же время стремление к покорению восьми­тысячников не ослабело. Защитники его считают, что такие вершины покорены еще не все, что их не 14, а го­раздо больше. К числу таких, на которых еще не были альпинисты, относятся, по их мнению: южная (8760 м) и северо-восточная (8348 м) вершины Джомолунгмы; за­падная предвершина А (8320 м), западная предвершина Б (8134 м) и южная предвершина (8132 м) в мас­сиве Чогори; Южная (8476 м), Средняя (8420 м) и За­падная вершины (8504 м) в массиве Канченджанги; Средняя (8420 м) и Лхоцзе-Шар (8400 м) в массиве Лхоцзе; юго-восточная вершина (8000 м) в массиве Макалу; Восточная (8010 м) и Средняя (8000 м) в массиве Аннапурны; Средняя, или Северная, вершина (8000 м) в массиве Броуд-пика.

Таким образом, сейчас уже насчитывают 28 восьмиты­сячников. Может быть, из вновь выдвинутых высочайших вершин и не все могут быть признаны самостоятельными, но все же они, особенно вершины Канченджанги, Лхоцзе и некоторые другие, имеют право на самостоятельность и ждут своих победителей. Движение это уже началось победой австрийских восходителей вершины Лхоцзе-Шар в 1970 г. В связи с этим борьба за первовосхождения на восьмитысячники может разгореться с новой силой.

Массив Нангапарбат

Кроме того, остается еще логическое развитие этой интересной спортивной борьбы — организация восхожде­ний на высочайшие вершины по более сложным путям, чем пройденные первовосходителями. Собственно, оно уже началось. Об этом свидетельствует ряд совершенных восхождений подобного характера: американцы — на Джомолунгму по западному ребру; альпинисты ФРГ — на Нангапарбат по Рупальской стене; англичане — на Ан­напурну с юга и французы на Макалу по западному ребру.

Итак, развернувшийся третий период борьбы за вось­митысячники имеет несколько направлений: первое — восхождения на «вновь» открытые восьмитысячники; вто­рое — повторение восхождений на уже побежденные вер­шины такой высоты по путям первовосходителей с уче­том втягивания в высотный альпинизм растущей моло­дежи; третье — поиск новых путей, более сложных, на уже покоренные вершины. По этому пути, в частности, пошли американские альпинисты и в 1971 г., наметив восхождение на Джомолунгму по «диретиссиме» с юга1. Восхождения такого класса сложны. И не удивительно, что участники этой, ставшей международной, экспедиции не добились успеха. Также безуспешной оказалась и меж­дународная экспедиция 1972 г., которой руководил К. Херрлигкоффер. Им помешали добиться победы неспаянные коллективы восходителей, недостатки орга­низации и несовершенство тактики штурма.

Направление это не новое. Во всех горных районах альпинизм развивался именно так. В частности, высот­ные восхождения в нашей стране развивались так же. На семитысячники и другие высокие вершины есть по нескольку пройденных маршрутов различной сложности. Для истинного альпиниста далеко не все равно, как по­пасть на вершину. Для него главное — спортивный инте­рес каждого конкретного маршрута восхождения.

Из этого следует, что альпинисты-высотники продол­жат с новой силой свои стремления в направлении по­исков новых путей на уже покоренные вершины, а также освоения всех тех высоких вершин, на которые альпи­нисты еще не поднимались. А это будет связано с экспе­дициями в новые районы Гималаев и Каракорума, их изучением, уточнением карт малоизвестных и даже неиз­вестных высокогорных районов этих высочайших горных систем мира.

Все это в значительной степени поможет ученым всех направлений получить материалы и самим пройти по проложенным альпинистами путям для того, чтобы сте­реть последние «белые пятна» на обширных территориях высочайших горных систем Гималаев и Каракорума.




П. Поварнин

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница