Возвращение альпинистов с Ушбы



страница12/25
Дата01.05.2016
Размер4.52 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   25

А. Зюзин

ЛЕДНИК КАШКА-ТАШ

НА КАВКАЗЕ
В последнее время жизнь и деятельность ледников вы­сокогорных областей планеты все более и более привле­кает внимание ученых-гляциологов всех стран. Доста­точно указать на глобальные гляциологические исследо­вания по программе 2-го Международного полярного года (1932/33 г.) и Международного геофизического года (1957 г.).

Ледник Кашка-таш, отнесенный к долинным ледни­кам 1-го разряда, находится в Эльбрусском районе, в верховьях долины Адылсу, на ее северных склонах. Сог­ласно съемке 1887-1892 гг., К.И. Подозерским определены его размеры: длина — 6,1 км, ширина в нижней части — 256 м, в средней части — 490 м, а в верховьях фирнового бассейна — 1065 м и общая площадь оледене­ния — 4 кв. км. Фирновый бассейн, зажатый излучиной Главного Кавказского хребта с вершинами Бжедух (4271 м), Вольной Испании (4200 м) и Уллу-кара (4302 м), развит слабо, вследствие чего большую роль в питании ледника играют мощные лавинные сбросы и ле­довые обвалы с окружающих его горных склонов.

Высота снеговой границы для данного района, по на­блюдениям А.Л. Рейнгарда, Н. Неса и других, опре­деляется в 3300-3400 м. Мощные, высотой 80-100 м, береговые морены тянутся до самой реки Адылсу. Низ­вергаясь из фирнового бассейна в северо-западном направлении огромным ледопадом, на полпути ледник по­ворачивает прямо на север. В месте поворота тело ледника сильно разорвано радиальными трещинами через всю его ширину, где образуется второй не менее мощный ледопад. Вся поверхность ледника испещрена глубокими продольными, поперечными и береговыми трещинами. В нижней части располагается небольшая срединная мо­рена. Ниже конца ледника явно прослеживается не­сколько (до восьми) дугообразных конечных морен, свидетельствующих об отдельных стадиях отступания ледника.

Ледник Кашка-таш на Кавказе. 1967 г.

Фото В. Нефедова
В настоящее время идет интенсивное отступание всех кавказских ледников — сокращение их длины, уменьше­ние мощности и повышение отметок их концов. Времен­ные остановки, а иногда и непродолжительные периоды наступания отдельных ледников не нарушают общей кар­тины длительного их отступания.

Первые исследователи в районе Приэльбрусья появи­лись в конце XIX и в начале XX столетия. Здесь следует упомянуть о работе австрийской экспедиции 1911 г. под руководством профессора Бурмейстера, выполнившей фо­тотеодолитную съемку конечной части ледников всего Эльбрусского района, в том числе и ледника Кашка-таш. Обследование состояния ледников долины Адылсу было повторено в 1925-1927 гг. В.Я. Альтбергом, результаты которого были опубликованы в «Известиях Государствен­ного гидрологического института» № 22 в 1928 г. Автор приводит фотографию ледника Кашка-таш, который в то время полностью перекрывал скальный уступ, опускался в долину широкой лапой до отметки порядка 2300 м и заполнял свое ложе почти до гребня береговых морен.

В дальнейшем крупные гляциологические работы на Кавказе выполнялись Цент­ральным управлением Еди­ной гидрометеорологической службы (ЕГМС) в период 2-го МГГ географическим факультетом Харьковского университета под руковод­ством альпиниста профессо­ра П.В. Ковалева, а также ставшими уже стационарны­ми экспедициями МГУ под руководством профессора Г.К. Тушинского с ежегод­ными повторными фототео­долитными съемками концов ледников, однако ледник Кашка-таш не был включен в число изучаемых объектов.

По совету С.В. Калесника начиная с 1948 г. на про­тяжении 20 лет мной про­изводились систематические инструментальные топогра­фические съемки конца лед­ника Кашка-таш с целью наблюдения за его состоя­нием. Предварительные ре­зультаты этих наблюдений были опубликованы в «Известиях Всесоюзного геогра­фического общества» (т. 81, 1949, и т. 92, 1960). В на­стоящее время представляется возможность дать некото­рый анализ характера изменений конца ледника за два десятилетия.

Судя по фотографии, любезно предоставленной В. Не­федовым, уже к 1935 г. обнажился концевой скальный уступ и только в правой и левой части два узких ледя­ных потока — «пальца» — спускались к его подножию. В последующие годы ледник систематически отступал, в особенности за счет интенсивных ледовых обвалов с кру­того скального уступа в летнее время. К началу наших на­блюдений концевая лапа ледника почти вся располагалась на крутой скальной плите выше уступа и только в правой части с уступа спускался короткий «палец».

Геометрические изменения концевой части ледника по отдельным этапам за прошедшие 20 лет на основе ин­струментальных измерений приводятся в таблице.

Данные, приведенные в таблице относительно конца ледника, по высоте определены по правой, самой ниж­ней его части.

В среднем за год изменения положения ледника со­ставляют:

а) поднятие конца ледника +4,8 м

б) сокращение ледника в плане —6,4 м

в) сокращение по ширине —4,8 м

Средняя скорость линейного сокращения ледника харак­терна и для других кавказских ледников в последнее время.

Однако эти изменения в отдельные отрезки времени не были однотипными. Как видно из таблицы, в период 1948-1951 гг. было отмечено небольшое наступание лед­ника Кашка-таш. В последующее пятилетие ледник от­ступил на 20 м и поднялся на 29 м. Резкое сокращение ледника произошло в 1956-1958 гг. За эти два года про­изошел отрыв правого «пальца» протяженностью 44 м, и, таким образом, ледник окончательно уполз выше ус­тупа. В последние девять лет скорость отступания сокра­тилась почти до средней нормы — 7 м в год.



Ледник Кашка-таш в 1948 г.

Фото А. Зюзина

Совсем иная картина наблюдалась в левой части ледника, где за первые 10 лет он сократился на 52 м, а в последнее время наступил на 28 м. Несомненно и то, что за это время уменьшилась и толщина ледяного покрова.

Сравнение данных об отступании ледников верховьев долины Адылсу — Башкара, Джанкуатчиран и Кашка-таш (по первым двум ледникам цифры позаимствованы у П.В. Ковалева) приводит к следующим показателям:

а) ледник Башкара с 1887 по 1957 г. отступил на 700 м со скоростью 10 м в год,

б) ледник Джанкуатчиран за этот же период сокра­тился на 900 м со скоростью около 13 м в год,

в) ледник Кашка-таш с 1887 по 1967 г. отступил на 670 м со скоростью 8,5 м. Более медленное отступание ледника Кашка-таш можно объяснить, очевидно, север­ной экспозицией его ложа и сравнительно чистой повер­хностью льда.



М. Лаптев, А. Лукашов

ХРЕБЕТ КОДАР
На севере Забайкалья над болотистой Чарской котлови­ной поднимаются на трехкилометровую высоту вершины хребта Кодар. Ближайшие горные массивы с высотами около 3000 м можно встретить лишь в Саянах или в истоках Индигирки, за 1000-1300 км от Кодара. Резкий альпийский рельеф, многочисленные крутостенные вер­шины, современные ледники (большая редкость в Восточ­ной Сибири), нетронутая природа — все это в последние годы привлекает к Кодару внимание туристов и альпи­нистов.

К подножию Кодара можно попасть из Читы. Зимой можно проехать на попутной машине от станции Могоча Забайкальской железной дороги.

Кодар протянулся в северо-восточном направлении на 180 км от меридиана озера Орон до поперечного отрезка долины Чары, левого притока Олекмы. К юго-востоку — к Чарской впадине — хребет обрывается эффектным полуторакилометровым уступом. К северо-западу от полосы максимальных высот Кодара на сотни километров про­стирается глубоко расчлененное среднегорье, приленская часть которого известна под названием Патомского на­горья. За северо-западную границу Кодара обычно при­нимают линию, соединяющую долины Сыгыкты (правый приток Витима) и Малой Торы (левый приток Чары). Гораздо четче отделяется Кодар от смежного с северо-запада среднегорья по глубокой сквозной долине Эльгер — Правая Сыгыкта, совпадающей по простиранию с направ­лением важнейших геологических структур северной окраины Кодара. Ширина хребта Кодар нарастает с юго-запада на северо-восток с 60 до 90 км.

К западу от истоков Сюльбана хребет похож в плане на выпуклую к югу дугу. Дальше на северо-восток линия водораздела приобретает чрезвычайно ломаный характер.



Непокоренные вершины по левому борту реки Левая Сыгыкты

Фото А. Лукашова
Она то приближается к Чарской котловине (в истоках Верхнего Сакукана и восточнее бассейна Апсата), то удаляется от нее (верховья Правой Сыгыкты).

Кодар — это сложное горное сооружение, объединяю­щее несколько орографических узлов. Самый мощный из них, с высшей точкой 3072 м, расположен в средней его части, в междуречье Сюльбана, Верхнего Сакукана и обоих истоков Сыгыкты. Крутизна стен главной вершины достигает 80°, и лишь редкие полочки, подчеркиваемые полосками снега, разбивают вертикали. Глубокая седло­вина Верхне-Сакуканского перевала отделяет от цен­трального орографического узла короткий (до 20 км) хре­бет, развернутый в поперечном (к общей оси хребта) на­правлении. Хребет разделяет истоки Верхнего Сакукана, Левой Сыгыкты и Сюльбана. Его высшая точка — пира­мида с отметкой 2849 м — возвышается к югу от Верх­не-Сакуканского перевала. Крутизна северо-восточных ребер пирамиды достигает 50—55°, а слабо вогнутых реб­ристых граней — 60-65°. Еще несколько массивов с вершинами и гребнями, поднимающимися выше 2200 м, об­рамляют центральную часть Кодара.

В хребте Кодар активность современного горообразо­вания проявляется в землетрясениях, следы которых можно встретить во многих местах. В 17 км к северо-западу от поселка Чара, в устье Апсатского трога, нахо­дятся два свежих обвальных амфитеатра. Обвалы, по-ви­димому, произошли в результате землетрясения. Высота почти вертикальных стенок срыва обвальных масс дости­гает 350-450 м, а длина обвальных конусов, отодвинув­ших под правый борт трога русло Апсата, составляет 600-800 м1. Следы мощных недавних обвалов наблюда­ются при выходе трога Сюльбана из пределов Кодара, на левом борту нижней части Верхне-Сакуканского трога и в других местах. Вдоль подножия внешних уступов Ко­дара, обращенных к Чарской впадине, протягиваются глубокие борозды и рвы, образовавшиеся во время земле­трясений в ледниковых отложениях. Авторам этих строк доводилось встречать подобные рвы глубиной до 3 м не только вдоль юго-восточной окраины Кодара, но и в мо­ренах ледниковых трогов в самом «сердце» горной стра­ны — в 3-5 км к юго-западу от главной вершины Кодара.

Окраинные части Кодара отличаются плосковершин­ным среднегорным гольцовым рельефом с глубокими ущельями, плащами каменных морен на вершинах и по­логих склонах. В бассейне Сюльбана можно проникнуть в пределы «затерянных миров» со спокойным, даже мяг­ким, рельефом. Они вознесены на двухкилометровую вы­соту и отрезаны от соседних частей горной страны обры­вами стен ущелий. Во внутренних частях Кодара начи­нает господствовать альпийский рельеф с зубчатыми гребнями и вершинами, трогами и цирками, с пятнами снежников, «россыпями» каровых озер, курчавыми ска­лами. А на самых высоких участках хребта Кодар, в цир­ках и в верховьях трогов по истокам Сюльбана, Верхнего и Среднего Сакукана, Апсата и особенно Левой Сыгык-ты лежат ледники.

Ледниковый район хребта Кодар открывался дважды. В 1883 г. член-сотрудник Русского Географического об­щества французский путешественник Ж. Мартэн описал ледники северного склона хребта в бассейне Левой Сыгыкты, по одному из которых его группа поднималась к перевалу. В 1933-1934 гг. геологи С.В. Павловский и В.А. Обручев, ссылаясь на неблагоприятную для оледе­нения климатическую обстановку в верховьях Чары, по­ставили под сомнение сведения Мартэна. В 50-х годах случайно в ходе геологических поисков, а затем и во вре­мя работ отряда Института географии АН СССР под ру­ководством В. С. Преображенского ледниковый район был открыт заново. На аэрофотоснимках удалось отдешифри-ровать 31 ледник. 13 из них были обследованы в ходе экспедиционных работ 1958-1959 гг.1 В 1960 г. группа географа Ю. А. Штюрмера обнаружила и описала еще два небольших ледника2.

В 1961 г. авторы этих строк, входившие в отряд гео­графического факультета МГУ, подробно описали два ранее не обследовавшихся ледника на левобережье Верх­него Сакукана, по одному из которых можно подойти к основанию пока не побежденной западной стены главной вершины Кодара3. В том же году группой Ю.В. Подиканова на месте одного из ледников, отдешифрированных В.С. Преображенским в междуречье Среднего Сакукана и Апсата, был найден лишь небольшой снежник.

Общая площадь кодарских ледников оценена в 15 кв. км. Они сосредоточены в трех группах, самая круп­ная из которых насчитывает 12 ледников (в районе выс­шей точки горной страны). Здесь же находится один из самых крупных (1,35 кв. км) и самый сложный по форме ледник — имени Советских Географов. Язык ледника, за­канчивающийся почти оголенным лбом высотой 50 м, дает начало реке Ледниковой — правому притоку Левой Сыгыкты. Ледник питается за счет двух ветвей, ледосборы которых лежат в обособленных цирках. Фирновая линия проходит на высоте 2400 м, а язык ледника спус­кается до 2200 м.

Лавинный ледник в истоках реки Левая Сыгыкты

Фото А. Лукашова
Большинство относительно крупных ледников Кодара имеют по одному фирновому бассейну и по одному язы­ку (карово-долинный и долинный типы). Длина их до­стигает 1850-2000 м (ледники имени А. Кауфмана и имени Н. Азаровой) при ширине до 600 м. Вытянутые в длину ледники лежат в трогах, открывающихся или на юг-юго-запад, или на север и северо-восток. Характерна асимметрия поперечного профиля ледниковых языков — результат неравноценного лавинного питания со склонов троговых долин.

В западной (Сюльбанско-Сыгыктинской) группе вы­деляется по своей морфологии и размерам (площадь 1,4 кв. км при длине 3,4 км) переметный ледник. Более длинная его ветвь спускается от фирнового перевала (высотой около 2600 м) на юг-юго-восток на расстояние 2,2 км и заканчивается полуоголенным 90-метровым лбом на высоте 2200 м. В бассейн Левой Сыгыкты — на восток — спускается более короткая и более пологая ветвь, нави­сающая над приледниковым озерком 35-метровым ледя­ным лбом (на абсолютной высоте 2500 м).

Рядом с концом восточной ветви единственного на весь Кодар переметного ледника лежит еще один глетчер необычной формы — ледник имени Дм. Колосова. Он прислонен к изборожденной лавинными желобами стенке гребня северной экспозиции, окаймляющей излучину трога истока Левой Сыгыкты. Вытянутый вдоль долины на 1600 м, ледник движется сразу в трех направлениях: на северо-запад, север и северо-восток. Он принадлежит к типу лавинных ледников подножий склонов и при вы­соте фирновой линии 2350 м спускается своим расплас­танным языком не ниже 2250 м. Прочие ледники Сюльбанско-Сыгыктинской группы относятся к карово-долинному и каровому типам.

Каровыми являются и все ледники северо-восточной (Сакуканско-Апсатской) группы. Они отличаются про­стым строением, скромными размерами (0,8 кв. км), срав­нительно малой высотой фирновой линии.

Ледники Кодара являются удобными подступами ко многим вершинам. Поднявшись по крутому внешнему скату конечной морены или обойдя ледяной лоб с укло­нами до 30°, можно быстро пройти весь ледник, как пра­вило, почти лишенный серьезных трещин (результат ма­лых скоростей движения ледников). Лишь подъем из фирнового бассейна на лавинные шлейфы иногда сопро­вождается преодолением четких бергшрундов шириной до 10-15 м, глубиной до 7 м, с перепадами высот стенок до 5 м.

Кодарские ледники, лежащие в среднем на 900 м ниже климатической снеговой линии (3300 м)1, существуют за счет метелевого перераспределения снега и мощной лавин­ной деятельности. Последняя, разумеется, не ограничи­вается бассейнами питания современных ледников. Лавины срываются со стенок каров и трогов, с крутых склонов вершин. Нередко лавины используют при своем движе­нии камнепадные желоба. Лавины на Кодаре сходят в течение всего года. Летние лотковые мокрые фирновые лавины и осенние влажные лавины из свежевыпавшего снега опасны для восходителей на ледниках и над ними. Весенние же лотковые лавины из мокрого или влажного снега проникают по желобам в пределы лесного пояса, часто спускаясь ниже 1700 м. Практически лавиноопас­ны все троговые и эрозионные долины альпийской части Кодара: Сыгыкты и обеих ее составляющих, Бургая, Апсата, Среднего и Верхнего Сакукана, Сюльбана, Куды Малой и Чары — на поперечном к оси Кодара отрезке. Лавинная опасность вызывается глубокой перекри­сталлизацией снега при низких температурах. За зиму в поселке Чара отмечается 94 дня со средней суточной тем­пературой ниже —25°. Снег лежит в горах очень нерав­номерно. На склонах северной экспозиции снежный по­кров достигает 1,5-2,0 м, а в долинах южной ориентиров­ки до 0,1 м. Так, например, в конце марта 1965 г. снег от­сутствовал на поверхности карового ледника в бассейне Верхнего Сакукана, но одевал ледники и даже склоны цирков в бассейне Левой Сыгыкты. Такое распределение снега к началу весны сказывается в гораздо более актив­ной лавинной деятельности на северных склонах Кодара по сравнению с южными1.

Основное снегонакопление на ледниках идет в мае, июне и сентябре — при северных и северо-восточных вет­рах. За эти месяцы выпадает (в твердом виде) около 80% годового количества осадков, оцениваемого для высоко­горья Кодара в 800-1000 мм. Теплое и влажное лето (в Чаре — 85 дней со среднесуточной температурой более 10°) обеспечивает сход снега всюду.

Реки центральных частей Кодара имеют в своем пита­нии существенную лавинно-снежниковую составляющую. Во время летних дождей, вызывающих усиленное таяние снежников, реки вздуваются, превращаясь в почти не­преодолимые потоки. Вода поднимается местами на 2-3 м. Даже крупные озера с крутыми склонами ванн, например озеро Начатка, повышают свой уровень до 50 см за сутки. Зимой реки хребта Кодар, как правило, пере­мерзают. Местами возникают наледи площадью в сотни и тысячи квадратных метров, мощность льда в которых доходит до 4 м (Верхний Сакукан).

В Кодарском высокогорье трудно найти топливо для костра. Верхняя граница леса в долинах Верхнего и Сред­него Сакукана проходит на высоте 1700 м, а в бассейне Левой Сыгыкты — на 1500-1600 м. Южные склоны по­росли лиственничниками, северные — темнохвойными ле­сами и парковыми лесами из березы. До высоты 1800 м поднимаются местами заросли кедрового стланика, до 1900 м — золотистого рододендрона, кустарниковых ив и березок. Выше — вплоть до ледников — господствуют гор­ные лишайниковые тундры с кое-где альпийскими лу­жайками1.

Вершины Кодара по существу еще ждут альпинист­ского освоения. Лишь главная вершина горной страны была взята с востока в 1963 г. группой альпинистов чи­тинского «Локомотива» под руководством А. Кузьминых. Восходители оценили маршрут сложностью ЗБ к.т. Ве­роятно, не менее сложна и западная стена той же вер­шины. Эффектные и интересные скальные «зубья» вы­сятся по левобережью Левой Сыгыкты. Для них харак­терны отвесные стены высотой до 500 м, рассекающиеся узкими полого наклоненными полочками. Отдельные баш­ни с отметками свыше 2700 м соединяются между собой ножевидными гребнями, иногда осложненными «жандар­мами». Интересна для восхождения вершина 2967 м, представляющая собой скалистое возвышение на остром гребне, разделяющем ледники имени И. Бобина и Ю. Кассина. Превышение вершины над концом первого из них достигает 550 м. Путь наверх пролегает по крутым (до 42°) осыпям и почти отвесным сыпучим скалам. Выветрелость скальных стен, «шелушащихся» опасными ка­менными чешуями, — одна из самых серьезных опасно­стей при восхождениях на Кодаре. Надо, кстати, упомя­нуть также отсутствие влаги на многих возможных скаль­ных маршрутах, особенно в августе, когда стаивают и испаряются мелкие снежники на скалах.

Непокорены еще и многие другие вершины Кодара с высотами более 2700 м, как сложные, так и относительно простые. Например, на вершину 2953 м, к западу от конца ледника И. Бобина, можно без особых трудностей под­няться с юго-запада (наивысшая сложность — сильно сы­пучий левый борт Верхне-Сакуканского трога). Подвершинная часть подъема идет по почти гладкой, плавно вогнутой поверхности крутизной 20-30°. Зато подъем на ту же вершину из истоков Верхнего Сакукана потребует основательной скальной работы на отвесных контрфорсах. До сих пор не преодолены и некоторые сложные пе­ревалы Кодара, например седловина, ведущая из бас­сейна Верхнего Сакукана на ледник Н. Азаровой, требую­щая применения крючьев и веревок длиной 60-80 м1. Заманчиво также пересечение отвесного гребня задней стенки цирка ледника имени О. Яблонского. Много и других непростых маршрутов ждут на Кодаре восходи­телей. Хочется думать, что в ближайшие годы хребет Кодар станет одним из основных альпинистских «полиго­нов» Сибири.
В. Преображенский

ЛЕДНИК ТИМАШЕВА
Скромный обелиск на альпинистском кладбище в Домбае. Букетики крокусов у основания... 28 июля 1951 г. при восхождении на одну из вершин погиб аспирант Инсти­тута географии Академии наук СССР мастер спорта Ев­гений Валентинович Тимашев.

Е.В. Тимашев родился 23 февраля 1909 г. в Москве. Он рано потерял родителей и до 17 лет воспитывался в детском доме. В 1929 г. впервые попадает в горы и ста­новится страстным альпинистом. Участие в исследова­тельских экспедициях (Таджико-Памирской, Среднеази­атского геологического управления) определило его науч­ные интересы: в 1934 г. он переходит со второго курса Химико-технологического института на географический факультет Московского университета. Окончив его, полу­чает направление старшим преподавателем в Орловский пединститут.

В годы Великой Отечественной войны Е.В. Тима­шев — солдат-автоматчик одной из гвардейских танковых армий. Пост солдата он выбрал по убеждению. «Меня воспитала страна, и я обязан служить ей на самом труд­ном — солдатском — посту». И служил он Родине с досто­инством и честью. За образцовое выполнение заданий командования Е.В. Тимашев награждается боевым орде­ном Красного Знамени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За взятие Кенигсберга». Помните: «Кто не растеряется в снежных горах, тот не струсит в бою»?

1946 г. Е.В. Тимашев поступает в аспирантуру Ин­ститута географии АН СССР. Тема — современное оледе­нение восточной части хребта Петра Первого. За годы аспирантуры написано несколько статей (опубликован­ных, в частности, и в «Побежденных вершинах»), рас­смотрены особенности рельефа и оледенения малоизу­ченных, труднодоступных районов. Эти работы отличались оригинальностью подхода и внесли много нового в географию. В июне 1951 г. представлена диссертация на соискание ученой степени кандидата географических наук.



Ледник Е. Тимашева

Фото И. Тимашева
Е.В. Тимашев был одним из активных советских альпинистов, участником многих первовосхождений на вершины Памира, Тянь-Шаня, Кавказа. Особо следует отметить участие в восхождениях на пик Мраморной стены (6146 м, 5А), на пик 30-летия Советского государ­ства (6440 м, 5А), во время которых он непрерывно вел географические наблюдения.

Евгений Валентинович был одним из пионеров и про­пагандистов применения малоформатных фотокамер для географических исследований. В фотоработах он стре­мился показать большие возможности фотографии как весьма содержательного научного документа, ее эстети­ческую насыщенность, поэтичность.

Пытливый исследователь, скромный, надежный в сложнейших путешествиях товарищ — этот образ остался в памяти знавших его.

В 1958 г. в Становом нагорье, одном из самых кон­тинентальных районов севера Азии, по аэроснимкам рас­познаются 30 ледников. В этом же году северо-читинский физико-географический отряд Института географии АН СССР проводит обследование этого, казалось, пара­доксального ледникового района (высоты, по данным тех лет, до 3000 м, осадков 300-400 мм). При обследовании ледника № 16 2 августа 1958 г. ему присваивается имя Евгения Тимашева. Перед конечной мореной соору­жается тур, в который закладывается записка с биогра­фией Е. Тимашева и подписями исследователей.

Ледник Евгения Тимашева расположен в короткой левой боковой долинке в истоках реки Ледниковой. Окру­жающие вершины поднимаются до 2800—2850 м. Длина ледника — около 1,6 км, площадь — 0,7 кв. км. Высота фирновой линии — 2257 м. Ледник относится к категории каровых.

Крутые, почти отвесные стены цирка поднимаются на 300-400 м над уплощенной частью фирнового бассейна. Гребни сильно разрушены и увенчаны множеством кигиляхов — зубцов высотой в несколько метров. Плоская часть фирнового бассейна покрыта мелкозернистым, сла-бофирнизированным снегом. Язык ледника морфологически выражен хорошо. Характерна его сложность: в плане он распадается на три части. Распад связан, ве­роятно, с ослаблением бокового давления при выходе языка на «узкости» кара. Не менее сложен и продольный профиль, что, возможно, связано, как это нередко бывает, с неровностями коренного ложа ледника. Любопытна продольная трещина в месте перегиба продольного про­филя. Глубина ее — 40-50 м. В стенке ее обнажаются несколько десятков слоев льда, местами смятых в складки.

Лоб ледника имеет крутизну около 22°. Конечная мо­рена имеет ширину по верху 15-20 м, ложится она на «курчавые» скалы.

Ледник Е. Тимашева довольно типичен для Кодарского ледникового района — одного из наиболее континен­тальных ледниковых районов севера Азии.


1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница