Возвращение альпинистов с Ушбы



страница11/25
Дата01.05.2016
Размер4.52 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   25

Г. Рунг

К ВОПРОСАМ ПРОФИЛАКТИКИ

ГОРНОЙ БОЛЕЗНИ ПРИ ВЫСОТНЫХ ВОСХОЖДЕНИЯХ
Опыт челябинских альпинистов

Альпинисты Челябинской области с 1965 по 1969 г. успешно провели под руководством почетного мастера спорта, заслуженного тренера РСФСР А. Рябухина че­тыре экспедиции в горы Центрального Тянь-Шаня и Па­мира (ущелье Каракол, пики В.И. Ленина, Победы, Коммунизма, Правды, России и Е. Корженевской).

Команды в составе мастеров спорта А. Рябухина (капитан команды), О. Трубниковой, В. Самохвалова, В. Маковецкого, дважды участвуя в Чемпионате СССР по классу высотно-технических восхождений на пик Джигит, заняли соответственно в 1965 и 1966 гг. второе и третье места.

В 1967 г. группа в составе мастеров спорта В. Ряза­нова (капитан), Б. Гаврилова, Г. Корепанова и С. Соро­кина, впервые пройдя траверс пика Победы (западная вершина — центральная — восточная), стала чемпионом Советского Союза по классу высотных восхождений.

В 1969 г. весь спортивный состав экспедиции совер­шил по пять высотных восхождений, в том числе на пики Коммунизма (7495 м), Е. Корженевской (7105 м). Командами Челябинской области совершены восхожде­ния на все четыре семитысячника страны.

Во всех указанных экспедициях участвовал автор статьи, врач по специальности. Исследования и наблюде­ния проводились круглогодично (диспансерное наблюде­ние, во время тренировок и непосредственно во время восхождений вплоть до высоты 7495 м). Под наблюдением было 70 спортсменов различных спортивных разрядов. В экспедициях участвовало 40 альпинистов (из них во­семь участвовало во всех экспедициях, семь — в трех, а остальные — в какой-либо одной).

То, что при подъеме на высокие горы ухудшается об­щее самочувствие, люди заметили очень давно. При этом развивается так называемая горная болезнь. Главная причина заболевания — снижение парциального давле­ния кислорода в окружающем воздухе вследствие сниже­ния атмосферного давления. На развитие горной болезни усугубляюще действуют и другие неблагоприятные фак­торы высокогорья: резкий перепад температур, усилен­ная солнечная и космическая радиация, низкая абсолют­ная влажность воздуха, сильный ветер, ионизация воз­духа и т.д.

Во время горной болезни у человека появляется вя­лость, учащается сердцебиение, развивается головокру­жение, одышка (особенно при физической работе). Из всех органов самый чувствительный к недостатку кисло­рода — головной мозг. Поэтому чаще всего при восхож­дениях на высоты страдает психика и центральная нерв­ная система (ЦНС). Происходит ослабление как процес­сов возбуждения, так и торможения. На высотах до 4500 м наблюдаются приподнятое настроение, излишняя жестикуляция, беспричинное веселье — развивается эй­фория. Выше 4500-5000 м самочувствие резко ухудша­ется. Возбужденное состояние сменяется упадком на­строения, расстраивается нормальный сон, появляется апатия, меланхоличность, притупляется интерес к окру­жающему, иногда развиваются галлюцинации, появля­ются сонливость, тошнота, заканчивающаяся часто рво­той, и т.д.

В горах человеческий организм начинает приспосаб­ливаться, т.е. происходит адаптация, а в последующем акклиматизация к необычным условиям. В первое время недостаток доставки кислорода к тканям компенсируется выбросом «из депо» дополнительных порций крови.
В дальнейшем недостаток кислорода в крови стимули­рует костный мозг, который начинает усиленно продуци­ровать ретикулоциты и эритроциты — переносчиков кис­лорода крови к тканям из легких.

По мере акклиматизации симптомы заболевания уменьшаются, смягчаются или вовсе исчезают. Альпини­стами Челябинской области принята испытанная и оправдавшая себя многоступенчатая система активной акклиматизации, предложенная Н.Н. Сиротининым, ко­торая заключается в постепенном подъеме на большие высоты с последующим спуском на более низкие с одновременным созданием промежуточных лагерей для дости­жения вершины.

Акклиматизация перед высотными восхождениями осуществлялась в течение 20-22 дней в ущелье Кара-кол, на склонах пика Победы, в цирке ледника Беляева — на высотах, не превышающих 4500-6000 м.

При выборе акклиматизационных высот мы не можем согласиться с предложением Гриффита Пафа и Майкла Уорда (1954 г.) о том, что акклиматизация на 3700-4300 м ничего не дает спортсмену, который поднимается выше 5500 м. Мы присоединяемся к мнению Миллера (1958 г.), сообщившего, что, несмотря на отсутствие ак­климатизации на высотах более 5000 м, он без особого труда поднялся на 8000 м, так как акклиматизация, при­обретенная в основном между высотами 4000-6000 м, создает необходимую форму для подъема на большие высоты.

Только этим можно объяснить, что в 1966 г. акклима­тизация, проведенная нами в ущелье Каракол (Тянь-Шань) на высотах, не превышающих 5170 м (пик Джи­гит), дала возможность 19 из 25 альпинистов, ни разу не поднимавшихся выше этой высоты, покорить пик В.И. Ленина. Причем из шести человек, которым не посчастливилось взойти на заветную вершину, только один страдал горной болезнью (на высоте 6400 м), у дру­гого была ангина, а остальные четверо сопровождали их на спуске.

Приспособляемость к высокогорью разнообразна. Она зависит не только от уровня тренированности альпини­ста, но и от особенностей климата данной горной местно­сти, от индивидуальной устойчивости спортсмена к не­достатку кислорода, от пола, возраста, быстроты подъема, степени и продолжительности кислородного голодания, интенсивности мышечных усилий, прошлого высотного опыта и других факторов.

Большую роль для предупреждения горной болезни, как известно, играет психологическая подготовка. «Пси­хопрофилактика — это мобилизация корковых функций, снятие отрицательных эмоций и страха перед трудно­стями и опасностями на большой высоте» (Н.Н. Сиротинин).

Именно волевая и психологическая подготовка спорт­сменов явилась одним из главных факторов, позволивших совершить в 1965-1966 гг. восьми- и двенадцати­дневные восхождения на пик Джигит, в 1967 г. пройти траверс самого коварного семитысячника — пика Победы, а в 1969 г. совершить каждому участнику экспедиции по четыре-пять высотных восхождений, в том числе на два семитысячника — пики Коммунизма (7495 м) и Е. Корженевской (7105 м).

Еще Гриффит Паф и Майкл Уорд после восхождения в 1953 г. на Джомолунгму писали, что «способность под­ниматься на высоту более 6100 м у разных людей резко колеблется. Некоторые, по-видимому, не в состоянии под­ниматься выше 6400 м. Наши наблюдения за 38 спортс­менами, которые поднимались на такую высоту, подтверж­дают это. Один из них, несмотря на все принятые меры профилактики и отличную физическую подготовку, в 1966 г. при восхождении на пик В. И. Ленина не смог преодолеть эту критическую для него высоту.

Руководствуясь положением вышеназванных авторов о том, что «в настоящее время при отборе людей, спо­собных хорошо переносить высоту, не существует иного метода, как непосредственная проверка в горах», мы в 1966 г., перед намеченным на следующий год восхож­дением на пик Победы, провели тщательный отбор, вы­сотников. Правда, еще раньше мы провели дополнитель­ный отбор и корректировку ранее отобранных высотни­ков с помощью барокамеры. Однако наличие лишь одного экстремального фактора (гипоксия) из имею­щихся при подъеме в горы не может, по-видимому, рекомендовать барокамеру как действенное средство отбора альпинистов-высотников, хотя она может слу­жить хорошим средством тренировки организма к кис­лородному голоданию.

Кроме этого при отборе участников мы также поль­зовались изучением комплекса объективных данных — спирометрии, гемодинамических показателей, проб на задержку дыхания и т.д. На последних хочется остано­виться несколько подробнее. Пробы с задержкой дыхания на вдохе (проба Штанге) и на выдохе (проба Соабразе) применяются для оценки состояния сердечно-сосудистой системы и дыхания. Однако длительность задержки ды­хания зависит не только от состояния дыхательного ап­парата, но также в значительной степени от состояния центральной нервной системы и особенно волевой подготовки. Нормальное время задержки дыхания на вдохе несколько больше, чем на выдохе, оно равно у здорового человека 30-40 сек. на вдохе и 20-30 сек. на выдохе. Спортсмены чаще всего показывают более высокие ре­зультаты. Судя по результатам проведенных проб, нельзя заведомо, до восхождения сказать, как человек будет переносить высоту. Так, например, у нас были такие спортсмены, у которых задержка дыхания на вдохе была до 2,5 мин. и на выдохе — до 2 мин. Однако они плохо чувствовали себя на высоте. И наоборот, были спорт­смены, у которых пробы Штанге и Соабразе были немно­гим больше нормы, но они отлично переносили большие высоты.

И найдена закономерность, что все побывавшие не­однократно на больших высотах имели отличные пока­затели проб Штанге и Соабразе. Причем эти показатели с каждым восхождением улучшаются как внизу, так и на восхождении (в сравнении с данными высотами предыдущих восхождений). Хочется привести один из наглядных примеров наблюдений по высотам при вос­хождении на пик В. И. Ленина в 1966 г. и пик Победы в 1967 г. высотника средней подготовленности мастера спорта В. Надеина (см. табл. 1).

При восхождении на большие высоты у всех без исключения спортсменов наблюдаются изменения дыха­ния и работы сердца.
Таблица 1


Таблица 2

Среднее количество дыханий у альпинистов на различных высотах

во время акклиматиза­ции и восхождений

С высотой почти у всех спортсменов дыхание затруд­няется. Оно из носового становится ротовым, что неиз­бежно при значительных напряжениях. Если соблюдать правила гигиены и закаливания, его можно использо­вать без опасений за здоровье. Учитывая опыт В.М. Абалакова, который рекомендует тренировать ротовое дыхание в предсезонье, нам удалось значи­тельно снизить заболеваемость верхних дыхательных путей по сравнению с предыдущими годами при восхож­дении на более низкие вершины.

У большинства наблюдаемых нами спортсменов во время акклиматизации уже на высоте около 3000 м по­явилось учащение дыхания в покое. Число дыханий было равно 21 ± 22 в минуту. Внизу оно было в среднем равно 15,0 ± 1,6 в минуту у каждого наблюдаемого. Особенно резко возрастала одышка на высоте около 5000-5200 м и выражалась в среднем в 26,1 ± 2,8 дыханий в минуту. На больших высотах одышка возрастала не так прогрессивно. На высоте 6400 м в акклиматиза­ционный период дыхание учащалось в среднем на 12-14 в минуту в сравнении с исходными данными (см. табл. 2).

Следовательно, как видно из табл. 2, частота дыха­ния после акклиматизации на той же высоте снижается.

Учащение дыхания служит компенсаторной реак­цией организма на недостаток кислорода во вдыхаемом воздухе. При этом замечено (К.Ю. Ахмедов, 1967; Н.А. Гаджиев, 1967, и др.), что у квалифицированных альпинистов-высотников частота дыхания обычно больше, чем у людей, плохо приспособленных к высоте.

Однако известно, что в результате гипервентиляции (усиленного дыхания) теряется много углекислоты, являющейся хорошим стимулятором дыхания. При «вымывании» же углекислоты может нарушаться ритм дыхания. Патологическое дыхание типа Чейн-Стокса впервые отмечено при воздействии гипоксии в горах Моссо (1898 г.), Холденом, Дугласом (1913 г.), а впо­следствии изучалось Н.Н. Сиротининым (1954 г.). В наших экспедициях от 3000 до 5000 м дыхание типа Чейн-Стокса отмечалось по ночам у 9 из 32 наблюдав­шихся человек. А на высотах от 5000 до 7200 м патоло­гическое дыхание во сне периодически наблюдалось уже у половины спортсменов (у 11 из 23).

При исследовании сердечно-сосудистой системы опре­деленной закономерности в изменениях артериального давления и пульса в зависимости от высоты не обна­ружено. Замечено, что пульс и артериальное давление изменяются чаще в сторону повышения. Но в резуль­тате тяжелого физического труда возможно и уменьше­ние артериального давления на больших высотах. Это наблюдалось нами эпизодически. В результате акклима­тизации на высоте пульс стабилизировался на несколько повышенных цифрах у большинства спортсменов и воз­вращался к своей норме или близко к ней у отлично тренированных спортсменов. Так, у мастера спорта Г. Корепанова в покое на высоте 2000 м и после двух­дневного пребывания на 6000 м (пик Победы) пульс был равен 44-43 в минуту, а у мастера спорта В. Само-хвалова — соответственно 66-72.

На высоте у всех без исключения спортсменов даже при незначительной физической нагрузке, особенно в резком темпе, отмечалось значительное учащение пульса, который длительно и медленно снижался.

При подборе участников высотных восхождений сле­дует иметь в виду, что высоту лучше переносят асте­ники и не предрасположенные к тучности нормостеники. Хуже высоту переносят гиперстеники и субъекты, имеющие наклонность к тучности и к увеличению мы­шечной массы, что связано, очевидно, с тем, что для тканевого дыхания последних требуется больше кис­лорода.

Способность переносить высоту не является стабиль­ной. Поэтому мы использовали опыт К. Кузьмина в предсезонье 1967 г.: для большей устойчивости к кис­лородному голоданию резко усилили темповые нагрузки за счет бега по пересеченной местности. В связи с этим особенно показателен успех альпиниста П. Грейлиха, который в 1966 г. при восхождении на пик В. И. Ленина чувствовал себя посредственно, в 1967 г. после интен­сивных тренировок (переменные кроссы, хоккей с шай­бой, футбол) показал отличную приспособляемость к высоте, а в 1970 г. стал «снежным барсом». Другой же альпинист, несмотря на хорошую переносимость кислородного голодания в барокамере, резко снизил общую физическую подготовку в предсезонье, в резуль­тате у него началась горная болезнь и он был лишен возможности взойти в 1969 г. на пики Коммунизма, Е. Корженевской, хотя в 1966 г. поднялся на пик Ле­нина, а в 1967 г. — на западную вершину пика Победы. По нашим наблюдениям, симптомы горной болезни у челябинских спортсменов были слабо выражены или вовсе отсутствовали в результате усиленной спортивной подготовки в предсезонье.

Не последнее место в профилактике горной болезни занимает пищевой фактор. Ему в наших экспедициях уделялось большое внимание.

О питании в горных походах написано немало книг. Поэтому хочется сказать лишь о самых главных особен­ностях питания в наших экспедициях.

Напряженная работа на высоте приводит к большим затратам углеводных запасов организма, несмотря на повышенную усвояемость углеводов. Поэтому участники восхождений ежедневно получали повышенные дозы глюкозы (до 200-250 г). Каждый спортсмен имел «карманное» питание, т.е. кислые и мятные леденцы, сахар, шоколад, изюм, сушеные сливы, которыми они питались во время подходов и восхождений ежечасно и малыми дозами.

Для улучшения углеводного обмена достаточно при­нять кусочек сахара, как сейчас же рефлекторно уве­личивается количество сахара в крови. Происходит раз­дражение нервных окончаний желудка, в ответ на кото­рое в печени начинается расщепление гликогена, а про­дукт его расщепления — глюкоза поступает через кровь к органам.

На долю углеводов у нас в экспедиции отводилось около 1/2 пищевого пайка, а соотношение углеводов, белков и жиров составляло примерно 2:1:1 в отличие от пайка, часто рекомендуемого на высоте, 10:2:1 (А.С. Шаталина, В.С. Асатиани) или 4:1:0,7 (Н.Н. Яковлев).

Следует учесть, что всякое увеличение количества углеводов в пище должно сопровождаться приемом по­вышенных доз витамина B1, который помогает тканям лучше использовать сахар. Наши альпинисты принимали витамин В1 в драже по 10 мг в сутки.

Известно, что в результате кислородного голодания окисление белков несколько уменьшается. Поэтому мы (по рекомендации В.С. Асатиани) для ускорения вос­становительных процессов с высоты 4500 м применяли аминокислоты (глютаминовая кислота, метионин).

Глютаминовая кислота стимулирует окислительные процессы и играет важную роль в восстановлении рабо­тоспособности мышц. При кислородной недостаточности глютаминовая кислота нормализует обмен мозговой ткани, связывая аммиак. Альпинисты ее применяли из расчета 1 г  3 — 4 раза в сутки (в виде таблеток).

Метионин обеспечивает нормальную работу печени (особенно в условиях усиленной нагрузки на нее) и, что особенно важно, помогает интенсивно работающему организму в условиях кислородного голодания попол­нить запасы энергии за счет жиров. Большинство авто­ров отмечает, что в условиях высокогорья жиры в любом виде употребляются неохотно или даже часто вызывают отвращение.

В результате приема метионина в дозах по 0,5-1,0  3-4 раза в сутки с высоты 4500-5000 м и хорошей акклиматизации, сочетающейся с отличной физической подготовкой, мы не наблюдали ни у одного из участни­ков отвращения к жирам. Большинство спортсменов ели с большим аппетитом даже такой трудноусвояемый про­дукт, как соленое свиное сало (с луком и чесноком).

Употребление витамина B15 (пангамовая кислота) усиливает окисление жиров в организме и, что самое главное, повышает процент использования кислорода организмом и увеличивает устойчивость его по отношению к гипоксии. Альпинисты применяли его (как реко­мендует Н.Н. Яковлев) за неделю до выезда в горы и непосредственно в горах по 150 мг (по 1 таблетке  3 раза), а с высоты 5000 м эта доза увеличилась вдвое (по 2 таблетки 3 раза).

Также для лучшего усвоения жиров спортсмены при­нимали витамин С. Кроме того, витамин С усиливает окислительные процессы в организме, активно участвуя в углеводном обмене, способствует выработке энергии. Альпинистам рекомендуется до 500 мг (т.е. десятикрат­ная норма) витамина С в сутки. Этой нормы мы стара­лись придерживаться на всех этапах экспедиции.

На подходах и в базовых лагерях витаминную норму по возможности старались ввести за счет фруктов и ово­щей. Во время восхождений кроме витамина С в драже альпинисты употребляли специально засахаренные лом­тики лимонов, кислые яблоки.

Как известно, в горах значительно возрастает потреб­ность и в других витаминах.

Витамины, содержащиеся в пище даже в незначительных количествах, служат регуляторами обменных процессов, так как из них в организме образуются био­логические высокоактивные вещества — ферменты, при участии которых осуществляются сложные химические превращения углеводов, жиров и белков. Так, например, витамины B1, B2, С, РР, пантотеновая кислота, вита­мин Е служат для образования окислительных фер­ментов.

Витамин РР (никотинамид, или никотиновая кис­лота) облегчает протекание окислительных процессов при недостаточном снабжении организма кислородом. Его следует принимать в повышенных дозах высоко­горья и по другой причине: употребление в больших количествах витамина B1 (для усвоения глюкозы) требует увеличения и витамина PP. Последний нами применялся с высоты 5000 м (по 0,1  3 раза в день).

Витамин Е способствует лучшей оксигенации тканей во время повышенных длительных нагрузок в условиях высокогорья, усиливает кислородный обмен. Витамин Е связан также с регулированием углеводно-фосфорного обмена в мышцах. При его недостатке развивается мы­шечная слабость и даже дистрофия мышц. Спиртовые растворы воспринимаются лучше, нежели масляные. Правда, с высоты 5000 м мы применяли масляные растворы (из-за отсутствия спиртовых) по 1 ч.л.  1-2 раза в день (по 10 мг).

Витамин В2, очень нужный в углеводном, белковом и жировом обмене, применялся в драже по 25 мг в сутки на подходах и по 35 мг — с высоты 5000 м.

Витамин А способствует, как и предыдущие вита­мины, нормальному обмену веществ, нормальному зре­нию, на которое в горах падает большая нагрузка; спо­собствует защите кожи от вредных воздействий, осо­бенно при ультрафиолетовом облучении, при солнечных ожогах и обморожениях. Мы применяли его во время восхождения в драже 5 мг (т.е. трехкратная доза).

Витамин Р совместно с аскорбиновой кислотой участ­вует в окислительно-восстановительных процессах, он уменьшает проницаемость и ломкость капилляров. Восхо­дители принимали его с высоты 5000 м по 0.5 в день.

Витамин Д регулирует обмен фосфора и кальция в организме и особенно необходим при больших физиче­ских нагрузках. Наши спортсмены получали витамин Д периодически при очень значительных нагрузках по 2 мг в день (как рекомендует профессор А.С. Шаталина) в сочетании с глюконатом кальция (по 0,5 в день).

У большинства альпинистов, принимавших этот ком­плекс витаминов, особенно в первые дни пребывания на высоте, увеличивается количество эритроцитов, гемогло­бина и, следовательно, повышается кислородная емкость крови. А это означает, что процессы акклиматизации протекают у них более интенсивно, в результате они лучше переносят пребывание в этих необычных усло­виях и физические нагрузки на высоте.

С этой же целью мы для облегчения и ускорения акклиматизации за 5-7 дней до выезда в горы прини­мали гемостимулин (по 0,4  3 раза) с ацидинпенсином (для улучшения усвоения препарата) и гематоген (в обычных дозировках).

При появлении первых признаков горной болезни и с целью ее профилактики мы применяли ряд других лечебных средств.

Как указывалось выше, в результате гипервентиля­ции (усиленного дыхания) теряется много углекислоты, происходит ощелачивание организма (газовый алкалоз), что сопровождается тошнотой, даже рвотой. Поэтому для профилактики данного состояния мы пользовались обще­известным рецептом Н.Н. Сиротинина (кофеин — 0,1 г, люминал — 0,05, аскорбиновая кислота — 0,5, лимонная кислота — 0,5, глюкоза — 50 г). От тошноты принимали также таблетки аэрона и нейроплегики (по 1-2 таб­летки пипольфена, супрастина, димедрола или племогазина, желательно, когда группа становится уже на отдых), обладающие сильным противогистаминным дей­ствием, усиливающие действие снотворных и анальгезирующих средств, предупреждающих рвоту.

Для нормализации процессов торможения и возбуж­дения по рекомендации Н.Н. Сиротинина, А.А. Жу­кова, Н.П. Григорьева, Г.В. Пешковского, А.А. Хача­туряна, которые получили значительное снижение про­цента заболевания горной болезнью при приеме люми­нала в сочетании с кофеином, все альпинисты в нашей экспедиции выше 4500 м обязательно применяли послед­ний препарат.

Для улучшения сна назначались снотворные (люми­нал, барбамил). Замечено, что сон намного лучше, когда ноги не замерзали. Поэтому мы обращали внимание на обувь спортсменов.

Как известно, горная болезнь проявляется больше у людей, психологически не подготовленных к преодо­лению факторов высокогорья (несмотря на проводимую психопрофилактику). Имея определенный опыт работы анестезиолога и зная действие малых транквилизаторов, обладающих успокаивающим действием на ЦНС, устра­няющих чувство тревоги, страха и напряжения, автор статьи во время восхождения на пик В.И. Ленина выше 5000 м применил на себе триоксазин. При этом мое самочувствие было значительно лучше, чем у не прини­мавших транквилизаторов. В последующем этот же эффект подтвердили и другие альпинисты, участвовавшие ранее в высотных экспедициях, в частности такие опыт­ные высотники, как Б. Гаврилов, дважды совершив­ший траверс пика Победы, почетный мастер спорта А. Рябухин, мастер спорта В. Рязанов, С. Сорокин, П. Грейлих, Г. Рожальская и другие альпинисты нашей группы (которые, видя хороший эффект препаратов, добровольно стали принимать транквилизаторы).

В литературе мы не нашли указаний на опыт приме­нения данных препаратов для профилактики и лечения горной болезни. Применение этих препаратов требует еще изучения. Опыт челябинских высотных экспедиций, в которых в начальном периоде акклиматизации на вы­сотах выше 5000 м, особенно у начинающих высотников, применялись транквилизаторы (триоксазин, андаксин или мепробамат индивидуально — по 1-2 таблетки на ночь) в сочетании с другими способствующими быстрей­шей приспособляемости к высокогорью, говорит о том, что применение этих препаратов целесообразно. Но нужно помнить о том, что применение их в больших дозах может вызвать нежелательный эффект (возмож­но обратное действие в условиях кислородного голода­ния, развитие привыкания и даже пристрастия к препа­ратам, нежелательное расслабление мускулатуры на маршруте и т.д.). При приеме на ночь транквилизато­ров, усиливающих действие снотворных, отдых становится более эффективным, а люди более работоспособными.

В результате перечисленных профилактических мер в акклиматизационном периоде на высоте 4500 м у 7 че­ловек из 70 отмечались (в разные годы) небольшая раздражительность, апатия, адинамия. По данным Н.Н. Сиротинина, головная боль появляется при восхожде­нии на высоты более 5000 м у 75% всех восходящих на Эльбрус. В наших экспедициях эпизодически (!) в первые дни акклиматизации на высоте более 5000 м головной болью страдали 41,5% (или 17 из 41) спорт­сменов. Причем 14 человек из них (т.е. 82%)) при этом поднимались впервые выше 5000 м. Кроме головной боли некоторые из них чувствовали слабость, разбитость, не­домогание. Все эти симптомы быстро исчезали в резуль­тате перечисленных выше профилактических и лечебных мер.

Во время длительных восхождений и траверсов на высоте, особенно выше 7000 м, когда наблюдается кисло­родное голодание, холод, физическое и нервно-психиче­ское перенапряжение, когда нет возможности обеспе­чить полностью людей белками, витаминами, медикамен­тозными средствами, как известно, наступает быстрое и серьезное истощение организма, алиментарная дистро­фия тканей и органов. Как отмечал Милледге (1962 г.), высота 5490 м является максимальной высотой, к кото­рой без ущерба для здоровья может адаптироваться человек. При дальнейшем длительном пребывании и подъеме выше этой высоты в организме наступает про­цесс детериорации, когда ухудшение общего состояния и ослабление организма начинают брать верх над при­способительными физиологическими реакциями.

Нечто подобное мы наблюдали у наших участников при восхождении на пик Джигит в 1966 г. (12 дней на высоте 4000-5170 м) и траверса пика Победы в 1967 г. (весь траверс — 20 дней, из них 13 — на высоте выше 7000 м). При этом наблюдались прогрессирующая потеря веса, повышенное чувство голода (даже на высоте 7000-7400 м), быстрая утомляемость, общая слабость, зяб­кость, жажда, полиурия (несмотря на малый прием жидкости). При объективном осмотре обращали на себя внимание резкое исхудание, сухость и морщинистость кожи, бледно-желтый цвет лица, резкая атрофия скелет­ной мускулатуры, полное отсутствие подкожно-жировой клетчатки, тоны сердца приглушенные. При обследова­нии гемодинамических показателей отмечались замедле­ние пульса у трех человек из восьми и учащение пульса у пяти человек. Артериальное давление было у всех ниже нормы. Резко снизились пробы на задержку дыха­ния (см. табл. 3).



Таблица 3

Пробы на задержку дыхания у альпинистов,

длительно участвовавших в восхождениях

Как мы видим из таблицы, большие изменения выра­жены у траверсантов пика Победы, которые были и больше истощены по сравнению с восходителями на пик Джигит.

Обобщая вышеизложенное, следует отметить: аккли­матизации способствуют предсезонная усиленная физи­ческая подготовка с наклонностью к повышенным тем­повым нагрузкам и в значительной степени применение (индивидуально) соответствующих медикаментозных средств во время тренировочных и спортивных восхож­дений, а также повышенная витаминизация и продуман­ный пищевой рацион.

Целесообразно начинающим высотникам перед не­посредственным выездом в горы и в начале акклимати­зационного периода применять медикаментозные сред­ства, стимулирующие красное кроветворение и регули­рующие нервно-психические процессы.


1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница