Возвращение альпинистов с Ушбы



страница1/25
Дата01.05.2016
Размер4.52 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25








Возвращение альпинистов с Ушбы

Фото В. Чепиги


Пик Коммунизма с севера. Памир, 1971 год

Фото Л. Добровольского


Бивак на пике Вальтера

Фото Л. Добровольского


На ледовой стене пика Коммунизма

Памир, 1971 год

Фото Л. Добровольского



Хребет Тенгри-Таг

Фото Л. Добровольского


На пути к вершине

Фото В. Чепиги


Ушба ранним утром

Фото В. Чепиги


Базовый лагерь альпинистов

Фото Л. Добровольского


Высокогорное озеро. Памир, 1971 год

Фото Л. Добровольского


На вершине Восточной Шхельды

Фото В. Чепиги


Массив Ушбы с запада

Фото В. Чепиги


Восхождение на пик Неру

Фото Л. Добровольского

В ледяной пещере

Фото Л. Добровольского


Альпийские луга в предгорьях

Фото Л. Добровольского

Утро в горах Цея (Кавказ)

Фото Л. Беляева




ПЯТЬДЕСЯТ ЛЕТ
Пятьдесят лет — срок большой. В любой области челове­ческой деятельности за такое время может измениться многое. И чем шире эта область, тем значительнее могут быть изменения. На пути развития советского альпи­низма это выявилось весьма показательно...

Седой Казбек, один из великанов Кавказа, 50 лет назад встречал зачинателей советского альпинизма — грузинских любителей гор. Одновременно совершалось восхождение и на вулкан Авача. На первых же шагах зарождающийся альпинизм в нашей стране подчеркивал свою неразрывную связь с наукой: во главе первых групп советских альпинистов на Казбеке были грузинские про­фессора Г. Николадзе и А. Дидебулидзе, а в Авачинской группе — известнейший исследователь Дальнего Востока В.К. Арсеньев.

С первых же шагов советский альпинизм определил основу своего существования — массовость и юность. И седоглавые вершины гор постепенно стали привыкать к своим почитателям. Они же шли, продолжая лучшие традиции зачинателей горовосхождений в нашей стране: горцев-проводников Килара Хаширова и Ахия Соттаева; профессора Тартуского университета Ф. Паррота и про­светителя армянского народа Хачатура Абовяна; мужест­венных топографов И. Ходзько, С. Александрова, А. Пас­тухова, Г. Кавтарадзе; известного покорителя альпий­ских вершин Н. Поггенполя; скромной учительницы, покорительницы Казбека М. Преображенской, а также многих других.

Советские горовосходители стремились к воспитанию мужества, смелости и твердости характера.

В первые же 10 лет (1923-1932 гг.), несмотря на отсутствие дорог и баз в высоких горах, производства снаряжения, литературы и опытных кадров, советский альпинизм разрастался в широкое движение. Большую роль в этом сыграли уже опытные альпинисты — Н.В. Крыленко, В.Л. Семеновский, Б.Н. Делоне и др. К 1934 г. уже тысячи, а вскоре и десятки тысяч мужест­венных спортсменов выходили на покорение гор.

Из среды советского альпинизма сразу же выдвину­лись наиболее мужественные и талантливые: Симон, Алеша и Александра Джапаридзе, Шота и Деви Микеладзе в Грузии; А. Гермогенов, В. и Е. Абалаковы, О. Аристов, братья Малеиновы, В. Кизель и Б. Алейни­ков, С. Ходакевич в Москве; М.Т. Погребецкий, А.С. Зюзин на Украине; А. Громов, В. Буданов, Е. Бе­лецкий в Ленинграде. Они заявляют о себе смелыми и сложными восхождениями, открывая эру советского спор­тивного альпинизма. Хан-Тенгри и Дыхтау, пик Комму­низма и пик Ленина, Ушба и Домбай-Ульген, так же как и другие сложные вершины, сдавались мужеству и воз­растающему мастерству наших покорителей гор.

Период с 1933 по 1940 г. был продолжением бурного развития массового альпинизма, а также неуклонного роста спортивных достижений горовосходителей. Харак­терным для этого периода было расширение географии альпинизма в стране: восхождения множились не только на Кавказе — кузнице советского альпинизма, но и на Памире, Тянь-Шане, Алтае, Саянах и далекой Камчатке. Решающими этапами в этом развитии явились ряд орга­низационных мероприятий, проведенных в стране и направленных на укрепление советского альпинизма.

Учитывая большую тягу молодежи к природе гор, к изучению еще мало освоенных и труднодоступных районов страны, к испытанию своих физических и мо­ральных сил в борьбе с природой гор (резко пересечен­ный рельеф, тяжелые метеоклиматические условия, влияния больших высот и др.), ЦИК СССР в декабре 1934 г. учредил значок «Альпинист СССР» 1-й и 2-й ступени. Первый из них отмечал вступление в альпинизм и овла­дение его начальной ступенью, а второй — вступление на путь спортивного совершенствования. Это и пред­определило направление дальнейшего развития массового альпинизма в стране. Тогда же были введены звания «мастер альпинизма» и «заслуженный мастер альпиниз­ма». Первыми заслуженными мастерами альпинизма стали Н.В. Крыленко, Л.Л. Бархаш, В.М. Абалаков и Е.М. Абалаков, а мастерами альпинизма — М.Т. Погребецкий, В.Л. Семеновский, А.Н. Крестовников, Б.Н. Делоне, А.Б. Джапаридзе, Д.И. Гущин, Е.А. Бе­лецкий, А.И. Гвалия и Д.М. Церетели. Этим были при­знаны значительные спортивные успехи альпинистов (с 1939 г. на альпинистов распространено присвоение общих спортивных званий — мастера спорта и заслужен­ного мастера спорта).

Серьезным моментом для дальнейшего развития аль­пинизма явилось решение ЦИК СССР 1936 г. о включе­нии альпинизма в общую систему физкультуры и спорта в стране. В связи с этим в январе 1937 г. была учреждена Всесоюзная секция альпинизма (прообраз Федерации альпинизма) при Всесоюзном комитете по делам физи­ческой культуры и спорта при СНК СССР. Ее создание имело целью привлечение спортивно-альпинистской об­щественности к руководству альпинизмом. Этими меро­приятиями был заложен прочный фундамент системы развития советского альпинизма.

К 1941 г. альпинизм охватывал все основные горные районы страны. Ежегодно готовились десятки тысяч мо­лодых альпинистов. Ширился и укреплялся альпинизм в национальных республиках. Множились спортивные достижения. Все больше появлялось талантливых масте­ров спорта. Энергично шло покорение высочайших вершин страны (к 1936 г. советские восходители вышли на первое место в мире по числу победителей вершин выше 7000 м). Перед советским альпинизмом открыва­лись широкие горизонты дальнейшего развития. Но оно неожиданно прервалось вероломным нападением гитле­ровской Германии на нашу страну.

Советские альпинисты, как и весь советский народ, встали на защиту Родины. Они сражались на фронтах, действовали в партизанских отрядах, защищали и род­ные горы. Маршал А. Гречко в книге «Битва за Кавказ» говорит: «Хочется сказать несколько теплых слов о на­ших славных альпинистах, которые сыграли немалую роль в битвах на перевалах Главного Кавказского хребта» (стр. 168); «...Альпинисты были на всех высоко­горных участках фронта. Многие из них были награж­дены правительственными наградами, об их боевых де­лах писали фронтовые газеты» (стр. 169).

В 1945 г., когда немецкий фашизм был окончательно разгромлен, началось возрождение советского альпи­низма. Сложными были эти годы. Большинство альпи­нистских лагерей и баз было разрушено оккупантами. Производство снаряжения прекращено с началом войны. Многие опытные альпинисты погибли, многие стали инвалидами, лишенными возможности заниматься люби­мым спортом. Восстановление шло медленно: слишком много первоочередных дел было у страны.

К 1948 г. массовый альпинизм восстановился только на 50%, а спортивный уже превзошел довоенный уро­вень. В 1946 г. были введены спортивные разряды, а с 1949 г. началось проведение чемпионатов страны по альпинизму. Теперь система выглядела так: массовая подготовка на значок «Альпинист СССР», спортивная подготовка в соответствии с классификацией по разря­дам, первенства спортивных обществ и ведомств, чемпио­наты страны. К концу 40-х годов в системе альпинизма возник новый вид спорта — спортивное скалолазание. К нашим дням в нем также введены спортивные разряды и звания. Они определяются системой первенств: альпи­нистский лагерь, альпинистский район, город, респуб­лика — и увенчиваются чемпионатом страны. Этот вид приобрел широкую популярность. География его расши­рилась на всю страну. Основной организующей силой в спортивном скалолазании, так же как и в альпинизме, является широкая общественность. За третье десятилетие скалолазы добились значительных спортивных достижений.

Четвертое десятилетие в развитии нашего альпинизма оказалось особенно примечательным. С 1953 года в па­шей стране стали награждать победителей чемпионата страны спортивными медалями.

Этот мощный стимул сказался в скором времени. Еже­годно лучшие альпинистские команды страны совершают значительное количество сложнейших восхождений. Ши­рится география команд-участниц: если в первые годы в их числе были представители Москвы и Ленинграда, Украины и Грузии, Казахстана и Узбекистана, то теперь мы встречаем команды альпинистов Таджикистана и Киргизии, Кабардино-Балкарии и Северной Осетии, Красноярска и Челябинска, Магнитогорска и Свердлов­ска, Томска и Новосибирска, Ростова и Камчатки. Рост технической сложности проходимых маршрутов привел к введению новой, шестой категории трудности путей к вершинам. Во всех горных районах страны пройдены такие пути к вершинам, которые раньше считались во­обще непроходимыми (стены Ушбы, Чатын-тау, Мижирги, Крумкола — на Кавказе; Талгара, пика Свободной Кореи, Джигита и др. — на Тянь-Шане).

Особенно показательны достижения высшего класса в высотных восхождениях: покорены по сложнейшим маршрутам пики Коммунизма, Победы, Революции, Хан-Тенгри, К. Маркса, Ф. Энгельса, Таджикистана и др.

Этот процесс продолжается и в пятом десятилетии с еще большей силой. Множатся выдающиеся восхождения. Растут кадры отличных мастеров, стоящих на уров­не мирового класса. Советские альпинисты прочно удер­живают за собой первое место по числу покорителей семитысячников. Если же сюда включить также победи­телей Хан-Тенгри и пика Революции, которые всего на несколько метров ниже 7000 м, то количество восходите­лей на такие вершины у нас приближается к 2000. Та­кого количества альпинистов, совершивших восхождения на вершины подобной высоты, нет ни в одной стране мира. Верно, наши альпинисты еще не совершали вос­хождения на восьмитысячники. Одна причина этого — отсутствие таких вершин в нашей стране, а другая — вы­сокая стоимость экспедиций в Гималаи и Каракорум. Но мы уверены, что и такое время настанет, а спортсменов, подготовленных к успешному выполнению подобных задач, у нас хватит.

К своему 50-летию советский альпинизм сложился в стройную систему, давно завоевал международное при­знание. Наша Федерация вошла в УИАА (Международ­ный союз альпинистских ассоциаций) еще в 1967 г., а в ее Исполком — в 1969 г. За последние годы у нас проведен целый ряд международных альпиниад. Осо­бенно широкими были альпиниады на пик Ленина: в 1967 г. — посвященная 50-летию Советского государ­ства и в 1969 г. — на ту же вершину, посвященная 100-летию со дня рождения В. И. Ленина.

Наряду с высокими спортивными достижениями со­ветский альпинизм в течение 50 лет не только сохранял, но и всячески расширял свои прикладные качества.

С самых первых шагов альпинисты являлись верными помощниками ученых и исследователей горных районов и природы гор, а нередко и сами становились инициато­рами и исполнителями таких исследований. Они вклю­чались в географические и народнохозяйственные экспе­диции, помогали ученым-физиологам в изучении влияния больших высот на организм человека, топографам, климатологам, метеорологам, гидрологам, равно как и уче­ным других специальностей, в изучении природы гор; искали вместе с геологами полезные ископаемые и нахо­дили их; помогали дорожникам в разведке и прокладке трасс магистралей в высоких горах; способствовали ис­следованиям Арктики и Антарктиды.

Альпинизм завоевал прочные позиции во многих об­ластях науки и народного хозяйства. Теперь географы и геологи сами начинают готовить альпинистские кадры, не отказываясь от привлечения опытных спортсменов; метеорологи имеют постоянные кадры альпинистов на высокогорных пунктах и станциях; в противолавинную и горноспасательную службу разных ведомств, в том числе и в горнолыжную спасательную службу, широко привлекаются альпинисты.

Возведение промышленных предприятий и особенно крупных гидроэлектростанций на горных реках не позво­лило ограничиться простым привлечением альпинистов. Масштабы и специфика работ заставили начать широкую подготовку собственных кадров альпинистов-строителей. Они готовятся опытными мастерами альпинизма ком­плексно: как по альпинизму и скалолазанию, так и по рабочим профессиям. В настоящее время на строитель­стве многих горных ГЭС (Токтогульская, Нурекская, Ингурская, Саянская и др.) созданы крупные отряды рабо­чих альпинистов-скалолазов, соединивших альпинистскую подготовку с рабочей профессией. К примеру, на Токтогульской ГЭС такой отряд достигает более 500 человек.

Таков вклад альпинистов в науку и народное хо­зяйство. Все эти положительные явления закономерны и служат ответом альпинистов на те внимание и заботу о развитии их любимого вида спорта, которые проявля­ются со стороны государственных и профсоюзных орга­низаций. Здесь следует отметить тот огромный вклад в развитие альпинизма, который сделан советскими проф­союзами и их центральным органом — ВЦСПС. Они играли и продолжают играть основную роль в развитии всех форм альпинистской работы: альпиниад, альпинист­ских лагерей, экспедиций в отдаленные горные районы, подготовки руководящих кадров. Велика роль в этом и Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР, направляющего деятельность всех ор­ганизаций по альпинизму в стране.

В связи с этим нельзя не отдать должное широкой и многогранной деятельности альпинистской обществен­ности, возглавляемой Федерацией альпинизма СССР. Многотысячный отряд энтузиастов-альпинистов являлся и является деятельным помощником государственных и профсоюзных организаций в становлении, развитии и упрочении спорта любителей прекрасной природы гор.

Вступая в свое второе 50-летие, советский альпинизм стал спортивнее, эффективнее в прикладном отношении, ценнее в оздоровительном направлении. Альпинисты представляют собой крупный отряд советского спорта, причем отряд высокой квалификации. В нем нет профес­сионалов: все альпинисты — общественники. Характер­ным для этого вида спорта является высокая культура людей — из числа мастеров спорта, которых насчитывается около 1200 человек, более 80% имеют высшее образова­ние. Среди альпинистов есть известные ученые: И. Тамм, А. Летавет, А. Александров, Б. Делоне и др. Немало в их среде и деятелей культуры: Н. Тихонов, Н. Кецховели, Л. Книппер, С. Рихтер, И. Солодуев, Ф. Мансуров и мно­гие другие. В числе альпинистов большой отряд докторов наук, кандидатов наук, профессоров, доцентов.

Советским альпинизмом пройден большой и нелегкий 50-летний путь. Альпинисты покорили много больших и трудных вершин, но впереди их ждут еще более труд­ные и интересные маршруты на высочайшие вершины нашей страны и мира.






С. Павлов

ТРИ ПОБЕДНЫХ РАУНДА
Штурмы пика Революции
На водной глади морей или океанов, в бескрайних про­сторах степей или пустынь перед путешественником от­крываются широкие горизонты. В горах же или в глу­боких ущельях кругозор весьма ограничен. Там, где склоны сжимают мрачные скальные стены и ущелье пре­вращается в теснину, над путником светлеет лишь узкая полоска голубого неба. Если же подняться на гребень хребта, то горизонт резко расширяется. Над вами голу­бое небо без конца и без края. Почти на одном уровне хребты и вершины. Внизу сползающие по склонам лед­ники. По углублениям долин светлыми ленточками вьются бурные горные реки. Над ними темная зелень лесов и пестрый ковер альпийских лугов.

Из-за необыкновенной чистоты высокогорного воздуха даже далекие хребты и вершины кажутся почти рядом. Они толпятся перед взором путешественника, величест­венные, красивые, неповторимые. Такие виды предстают только перед альпинистами, поднявшимися после пре­одоления трудного и длительного пути к властно маня­щей их вершине...

Здесь, почти на семитысячной высоте пика Револю­ции, холодно. Дует резкий, порывистый ветер. После трудного подъема хочется отдохнуть. Где-то нужно при­сесть, укрыться от леденящего ветра, восстановить за­траченные на многодневный подъем силы. Но почему же шестерка альпинистов, поднявшаяся на вершину, не спешит использовать представившуюся возможность, ко­торой не было на почти трехкилометровой стене?

Понять это нетрудно, стоит только посмотреть во­круг. Горы. Куда ни глянешь — горы. Их бесчисленное количество. Все они разные, и все они безмерно пре­красные.

Армейские альпинисты, уже в пятый раз покорившие эту грандиозную вершину Памира по разным, но неизмеримо трудным путям, не спешат укрыться от свирепых порывов ветра, поднимающего тучи снежной пыли и бро­сающего их в разгоряченные лица спортсменов. Они словно зачарованы окружающей их панорамой гор.

На севере, буквально под их ногами, — широкая излу­чина верховьев самого большого долинного ледника в мире, носящего имя одного из первых исследователей этого горного района — А.П. Федченко. Собираясь в трехкилометровое по ширине русло, его ледовые массы сползают на север, в направлении Заалайского хребта, над которым поднимается монументальная громада пика Ленина. Его белоснежные плавные формы мягко очерчи­ваются на фоне густо-голубого неба, подернутого на го­ризонте светло-молочной дымкой. Пик этот виден отсюда отчетливо и почти рядом, хотя до него не менее 120 ки­лометров.

На северо-западе пик Коммунизма — высочайшая вер­шина гор нашей страны. На его фоне как-то теряется даже такая мощная вершина, как пик Россия (6852 м), кажется незначительным массивный и тяжеловатый на вид пик Гармо (6595 м). В том же Язгулемском хребте, где находится пик Революции, встает пик имени 26 Ба­кинских Комиссаров (6834 м). За ним, к западу, — дву­главый пик Парижской Коммуны (6537 м).

На юге, за широкой лентой ледника Язгулем-дара и за более отдаленным Рушанским хребтом, поднимаются в широтном Шахдаринском хребте снежные шапки пиков Карла Маркса (6726 м) и Фридриха Энгельса (6510 м). За ними, точно упираясь в далекую голубизну неба, вы­сятся шести- и семитысячники Гиндукуша, до которых не менее 250 километров.

На востоке, над бескрайними просторами гор Цен­тральной Азии, встают уже знакомые советским альпи­нистам вершины Кунгур-тюбе и Музтагата.

Долго стояли спортсмены, очарованные картинами гор. Ни усталость пятидневного подъема по стене, ни низкая температура, ни ветер — ничто не могло заста­вить их оторваться от этой непередаваемой панорамы гор...

История покорения пика Революции началась почти 20 лет назад. В ней были три характерных периода — три раунда борьбы за победу над грозным великаном гор: восточный — 1952-1960 гг.; северный — 1962- 1967 гг.; южный — 1968-1969 гг.

Раунд восточный. Экспедиция профсоюзных альпини­стов в 1952 г. не достигла успеха. Да она и не ставила перед собой такой сложной задачи. Слишком много было неясностей: проходим ли 37-километровый ледник Грум-Гржимайло, недостаток опыта участников в высотных восхождениях, неясность выбора доступных путей выхода на вершину в самой верхней ее части. Главными зада­чами экспедиции были ввод в строй высотников моло­дежи и глубокая разведка путей на вершину с востока. С этой задачей участники экспедиции справились. Они поднялись в верхний цирк ледника до высоты 6000 м, наметили возможные пути будущего штурма и покорили несколько вершин этого района.

В 1954 г. сюда вновь прибыла экспедиция профсоюз­ных альпинистов во главе с А. Угаровым. В предшест­вующем 1953 г. экспедиция под его руководством совер­шила восхождение на семитысячник Памира — пик Е. Корженевской (7105 м). Проделав утомительный путь по леднику Грум-Гржимайло в обход ледопадов, ледни­ковых озер, глубоких трещин, они вышли в верхний цирк, представлявший обширное, почти горизонтальное снежное плато на высоте около 6000 м.

Штурму мешала внезапно налетевшая непогода. Только 15 августа группа из одиннадцати альпинистов вышла на штурм вершины. Преодолев крутой склон се­веро-восточного отрога, они оказались недалеко от вер­шины. 17 августа, несмотря на поднявшийся снегопад с сильным ветром, восходители впервые поднялись на вершину пика Революции.

Шли годы. В течение пяти лет никто не отваживался повторить восхождение первых покорителей пика Рево­люции. Казалось, что советские альпинисты ограничились этим единственным штурмом почти семикилометровой вершины. Видимо, поэтому восхождение зимовщиков ме­теостанции ледника Федченко первое время оставалось незамеченным. А «хозяева» этих мест во главе с извест­ным узбекским покорителем гор В. Ноздрюхиным реши­лись на это. Они поднялись с ледника Федченко по его правому притоку, леднику Витковского, до хребта «Вы­сокая стена», форсировали перемычку в этом хребте и вышли в цирк ледника Грум-Гржимайло. Отсюда они по­вторили путь первовосходителей и стали победителями пика Революции.

Годом позднее (1960) штурм пика Революции с того же, восточного, направления предприняли ленинградцы во главе с С. Саввоном. Они, так же как и первовосходи­тели, успешно вышли в верхний цирк по леднику Грум-Гржимайло. Но отсюда ленинградцы не пошли проторен­ным путем по северо-восточному гребню. Они выбрали восточный гребень. Здесь они столкнулись с мощными «жандармами», провалами, большими и часто двусторон­ними карнизами. На «жандармах» приходилось приме­нять крючья. Мешали мороз и крепкий ветер. Несмотря на все это, 26 августа ленинградцы были на вершине.

На этом восточный раунд закончился. Девятилетний период, за время которого проводилось четыре экспеди­ции, позволил трижды добиться победы над пиком Рево­люции. Он отразил растущий уровень советского высот­ного альпинизма.

Раунд северный. Перерыв продлился всего один год. В 1962 г. талантливый советский альпинист Л. Мышляев повел своих друзей к вершине по сложной северной стене массива. Решение это было смелым и рискованным. Скальная стена, по которой спортсмены собирались про­ложить путь к вершине, круто поднималась над верховь­ями ледника Федченко на высоте 5300 м. Ее темная гро­мада, припудренная снегом, выглядела устрашающе. Здесь на пути восходителей вставали скальные стенки такой крутизны и сложности, которые им нередко встре­чались на Кавказе. Но там не угнетает высота, не ско­вывают такие низкие температуры. Почти на каждом метре стены шли в ход крючья. Страховка самая тща­тельная. Более чем полуторакилометровая стена требо­вала не только высокого спортивного мастерства, но и особого упорства, присущего, пожалуй, только альпини­стам.

Стена сдалась не сразу. Она ставила перед восходи­телями одну трудность за другой, которые они упорно и умело преодолевали. Наконец стена осталась позади. Восходители стояли на высшей точке пика Революции. Этот штурм был оценен опытными высотниками как отличный.

И снова пятилетний перерыв, как и в восточном ра­унде. Только в 1967 г. вновь в верховьях ледника Фед­ченко, над которыми высится северная стена массива пика Революции, появились альпинисты. И сразу две команды. Одна из них — армейцы во главе с В. Некра­совым, а вторая — челябинские горовосходители под ру­ководством А. Кузнецова. Они вместе внимательно и упорно изучали величественный массив с грозной стеной. Сейчас она выглядела посуровевшей, обильно при­пудренная свежим снегом, еще более строгая и непри­ступная.

Первыми вышли армейцы. Спортсменам пришлось расчищать от снега углубления скал, чтобы найти тре­щины для забивки крючьев. На солнце подтаивал снег и прилипал к рукам. Веревки становились мокрыми. Ра­ботать с ними было трудно. Отчаянно мерзли руки. Пе­редышки, так необходимой альпинистам, стена не допу­скала. Напряжение подъема нарастало с высотой.

После трудного и сложного подъема по стене устав­шие, но удовлетворенные армейцы наконец стояли на вершине победителями.

Челябинцы тоже прошли стену. На вершине они были вслед за армейцами. Это была третья группа, прошедшая трудный маршрут.

Штурмы «северного раунда» отличаются от пред­шествовавших тем, что все три команды прошли на вер­шину одним и тем же маршрутом — по сложной северной стене.

Так закончился этот «раунд». Если три восхождения с востока потребовали девяти лет, то здесь время сокра­тилось до пяти. Это ли не показатель развития совет­ского высотного альпинизма!

Южный раунд. Третий, южный раунд. Он начался без раскачки. Основными действующими лицами здесь были армейские альпинисты. Они выдвинули смелую идею штурма пика Революции с юга. Идея эта была труд­новыполнима не столько из-за сложности прохождения трехкилометровых южных стен массива, которых еще близко никто не видел, сколько из-за неизученности под­ходов к этим стенам. Попасть к южным склонам пика – Революции возможно или от озера Каракуль по ущельям рек Кокуйбельсу и Кудары, труднопроходимых и ковар­ных для путешествий по ним, или вверх по течению реки Бартанга до впадения в нее правого притока Язгулем-дара. Оба этих пути не изведаны альпинистами.

Положение армейских спортсменов усложнялось еще и тем, что с ними выезжали их друзья — альпинисты Болгарской Народной армии и это накладывало допол­нительную ответственность.

Немало опытных альпинистов-высотников с сомне­нием отнеслись к намерениям армейцев. Те же отвечали на все вопросы просто: кому-то надо начинать. Для уве­ренности они заявили в чемпионате СССР два маршрута. Один из них — по южной стене пика Революции, а дру­гой — по его южному ребру. Некоторые были склонны счи­тать это недостаточной уверенностью в возможности про­хождения южной стены, а следовательно, и известной страховкой. «Риск — благородное дело», — отвечал на по­добные разговоры и вопросы руководитель армейцев В. Некрасов. Но когда альпинисты с немалыми трудно­стями добрались до ледника Язгулем-дара, то убедились, что опасения «скептиков» были далеко не напрасными. Массив пика Революции обрывался сюда, на юг, такими мощными стенами, что впору бы отказаться от мысли одолеть их. Пожалуй, только крутой южный гребень оставлял надежду на прохождение. «Но так всегда ка­жется лишь поначалу, — оптимистически заключили ар­мейцы.— Не может быть, что они непроходимы».

Сразу же начались работы по разведке путей к вер­шине и уточнению условий их прохождения. Альпи­нисты не раз подходили под стены, долго и упорно изу­чали все их особенности. Поднимались они и на близкие вершины. Со своими друзьями-болгарами совершили пер­вовосхождение на вершину высотой 6254 м, располагаю­щуюся на южном гребне. Болгарские альпинисты были восхищены этим восхождением: вершина более чем в 2 раза превышала самую высокую гору их родины.

Разведка возможных путей на пик Революции с юга заканчивалась. Стена представлялась «злой», но не исключающей попыток ее преодоления. При огромной высоте (более 2000 м) она требовала высокого спортив­ного мастерства и истинно альпинистского упорства. Путь по ней условно можно было разбить на четыре характерных участка: 1-й — до первой черной стены; 2-й — до двойного «жандарма» на контрфорсе; 3-й — до выхода на предвершинный гребень; 4-й — до вершины. Наиболее сложными выглядели верхняя часть первого участка и весь третий.

Тренерский совет сбора армейцев принял решение выпускать на восхождение сразу две команды — по стене и по южному ребру. В состав стенной команды были включены В. Некрасов, А. Битный, А. Демченко, И. Го­рячев, Л. Матюшин и И. Хацкевич; руководство гребне­вой командой было поручено С. Артюхину.

Накануне выхода на стену еще раз был просмотрен весь маршрут, проверено снаряжение, участники раньше легли спать, так как выход был назначен на 4 часа утра.

В предрассветном сумраке команда проходит по верх­ней части ледника и по снежным склонам, преодолев глубокий бергшрунд, подходит к нижней части скальной стены. Она здесь сложена из разрушенных скал, попада­ются и плиты.

Первые 200 метров проходятся напряженно, но в хо­рошем темпе. Останавливает крутая 20-метровая плита и высящаяся над ней отвесная стенка. Через 40 м вновь отвесная 30-метровая стена. На ее преодоление с крючь­ями и лестницами уходит много времени. Рюкзаки вы­таскиваются веревкой. Шестнадцать часов команда в пути, а путь сложный: контрфорс перемежается с вер­тикальными стенами, плитами. Хорошо, что солнце почти до сумерек освещает стену, но плохо, что на всем ее протяжении нет воды.

Наутро окружающее изменилось от прошедшего ночью снегопада. «Теперь воды хватает», — шутили участники команды.

Путь, конечно, усложнился. Вскоре восходители вы­шли к 80-метровой вертикальной стене. С ходу ее не одолеешь. Приходится брать осадой. Начинается скрупу­лезная обработка, когда отвоевываются не метры и не десятки метров, а немногие сантиметры за каждый прием. Стена упорно не хотела сдаваться.

В 12 часов раздался оглушительный грохот. В нем потонуло все: свист ветра, звон забиваемых крючьев. Вскоре всю стену заволокло плотным белым облаком. Это сошла огромная лавина по главному кулуару стены. Обвал произошел менее чем в 200 м от восходителей, но впечатление было потрясающим. Стена словно заколеба­лась. Посыпались камни. Спортсмены замерли на своих местах, прижавшись к стене.

Почти вся остальная часть дня уходит на обработку дальнейшего пути. А за этой стеной еще стенка. Ее 40-метровая высота выглядит монолитной, непреодолимой. Вновь обработка. Забиваются крючья. Навешиваются лесенки. Но день кончается. Прохождение отклады­вается на завтра. Команда располагается на бивак.



Схема вершин и хребтов пика Революции

(указан маршрут восхождения 1969 г.)
Ночью снова снегопад. Затем спускается туман. Про­должить путь удается только в 11 час. 30 мин. Несмотря на то что стена обработана, пройти ее удается лишь за три часа. Рюкзаки поднимаются на веревках.

Вскоре начинается мраморный пояс. Скалы здесь тем­ные, почти черные. Они довольно гладкие, с малым чис­лом трещин. Часто встречаются плиты. После сложного лазания по стене эти скалы проходятся сравнительно легко, но много внимания требует страховка. Встреча­ются небольшие стенки. Наконец полка под «черной» стеной. Полтора часа работы — и подготовлена площадка для установки палатки. Очередной бивак.

Снова всю ночь шел снегопад. Высота — 6300 м. Хо­лодно. Альпинисты выходят только в 10 часов утра. С места ночевки путь идет по крутой полке, затем пере­секает ледовый кулуар и упирается в «черную» стену. Ее приходится брать «в лоб». Лазание сложное. В ход идут крючья для страховки, а иногда и для лазания. По­года неустойчивая, временами снегопад.

Теперь путь переходит на контрфорс. Скалы здесь крутые, сложенные из крупных блоков. Пройдя еще две веревки, команда остановилась: день близится к концу. Бивак.

Погода к вечеру несколько улучшилась. С бивака участники команды увидели, как их товарищи, вышедшие на штурм пика Революции по южному ребру, спуска­ются с вершины «6254» на перемычку к началу южного ребра.

Опять почти всю ночь снегопад. Температура продол­жает падать. Снова пришлось переходить на кропотли­вую обработку дальнейшего пути. На это ушел весь день. К тому же и погода нарушила свою ритмичность: снег шел и днем. Ночевать альпинистам пришлось на той же площадке.

Из-за снегопада, продолжавшегося всю ночь, альпи­нистам удалось выйти 15 августа только в 11 часов. После прохождения обработанного участка последовали крутые черепитчатые скалы, потребовавшие большой за­траты сил и особенно большой тщательности в органи­зации страховки. Этот участок вывел к крутому ледово-снежному кулуару, заканчивающемуся 10-метровой стен­кой, нависающей над ним. Стенка оказалась весьма сложной. Только богатый ассортимент крючьев и боль­шое спортивное мастерство участников команды позво­лили преодолеть ее. Она вывела на мощный скальный выступ, залитый толстым слоем льда. Здесь, вырубив во льду площадку, восходители остановились на бивак. Высота приближалась к 7000 м. Под завывание ветра и уже привычный снегопад уставшие альпинисты за­снули крепким сном перед штурмом близящейся вер­шины.

Наконец начался 7-й день штурма стены. Путь посте­пенно упрощался. Он проходил по снежному контрфорсу крутизной до 50°, затем по скальной полке, ограниченной скальными стенами, и представлялся своеобразным коридором. Проходили с тщательной крючьевой страховкой из-за большой крутизны полки и опасения падения кам­ней с верхних скал. Коридор вывел на плечо южного ребра. Дальнейший путь до главной вершины по снеж­ному неровному плато был нетруден.

Стена осталась позади, погода улучшилась. Ярко све­тило солнце. На ее прохождение затрачено 59 ходовых часов.

Им было приятно, что такую высокую и сложную стену они прошли свободным лазанием. За весь подъем было забито всего 106 крючьев, большинство из которых использовалось для страховки. Было трудно, иногда даже очень трудно. Но тем приятнее ощущать такую победу. Федерация альпинизма оценила маршрут 6-й категорией трудности, а троим из победителей этой стены было при­своено звание мастера спорта международного класса. В то же время команда во главе с С. Артюхиным упорно штурмовала южное ребро. Путь до вершины «6254» им был уже знаком. Особенно серьезные трудности встре­тили их в средней и верхней частях ребра. Здесь скаль­ный гребень с мощными «жандармами» перемежался со снежными карнизными участками. Молодые участники штурма справились с этими трудностями и тоже вышли на вершину.

Так в первый же год южного «раунда» альпиниста­ми были проложены два пути на вершину пика Рево­люции с юга. Теперь количество пройденных маршру­тов на вершину этого гиганта гор увеличилось до пяти. По ним прошли уже восемь групп советских альпи­нистов.

Следующий 1969 г. также был богат событиями, свя­занными с восхождениями альпинистов на пик Рево­люции.

Вновь, как и в предшествовавшем году, сюда прибыли две команды армейских альпинистов. Но теперь сюда же прибыла команда томских альпинистов, наметившая восхождение на пик 26 Бакинских Комиссаров по контр­форсу южной стены. Армейцы же, вновь действовавшие двумя командами, включили в свой план штурм пика 26 Бакинских Комиссаров по контрфорсу южной стены с дальнейшим траверсом гребня Язгулемского хребта до пика Революции. Вторая их команда намечала пройти маршрут по крутому юго-западному контрфорсу южного гребня с выходом на него в верхней части.

Пик 26 Бакинских Комиссаров и пик Революции

Фото Е. Староселъца
В этом году армейцам не требовалось проводить та­кие широкие разведки, как в прошлом. Район был уже достаточно хорошо изучен. Новые маршруты, к тому же такой большой сложности, не могут быть начаты без де­тального изучения.

Наконец наступил день штурма. Первой вышла команда армейцев на траверс пиков 26 Бакинских Ко­миссаров и Революции. Хотя первая вершина была и по­ниже пика Революции (на 140 м), но от этого путь к его вершине не оказался легким. Армейцы, уже по опыту знакомые с характером здешних стен, уверенно стали набирать высоту. Они не забывают двойную страховку. Команда действует дружно и слаженно. Стена сопротивляется, но противостоять мастерству и упорству ар­мейцев все же не может. Команда на вершине пика 26 Бакинских Комиссаров. На востоке почти рядом зна­комые вершины массива пика Революции. Перед спортс­менами трехкилометровый гребень Язгулемского хребта, по высоте приближающийся к 7000 м. И армейцы про­должают путь, продолжают до хорошо знакомой им снежной шапки пика Революции.

Вторая команда на этот раз избрала путь на пик Революции по юго-западному контрфорсу с выходом на южный гребень в его верхней части перед резким увели­чением крутизны гребня. Участки здесь сложные. Скалы разрушенные. Внимательность нужна на каждом шагу. А на южном гребне скальные «жандармы», чередую­щиеся со снежными карнизными гребешками.

Только на пятый день команда, которой руково­дил Е. Староселец, поднялась на вершину. Мастерство и темп движения, показанные ее участниками, заслу­живают одобрения. Все они показали себя зрелыми вы­сотниками...

Прошло три периода борьбы за покорение вершин гигантского массива, носящего название пика Револю­ции. Периоды эти неравномерны ни по времени, ни по качеству спортивных достижений.

Все эти три периода обнимают почти два десятилетия (50-е и 60-е годы). Они относятся ко времени особенно бурного развития советского высотного альпинизма. В восхождениях на пик Революции оно отразилось ярко и показательно как в области роста спортивно-техниче­ского мастерства, так и темпов его развития.

Армейские альпинисты включились в освоение пика Революции в 1967 г. За прошедшие три года они побы­вали на вершинах этого массива 5 раз по наиболее слож­ным путям — с севера, юга и запада...

Спортсмены все еще стояли на вершине, жадно раз­глядывая открывшиеся отсюда панорамы. Пролетели у победителей в мыслях эти короткие моменты из истории покорения пика Революции или они включены сюда волей автора статьи — не является принципиаль­ным.

Зная характер альпинистов, нетрудно было дога­даться, о чем они думали в эти моменты. Они не только любовались горами — они намечали объекты очередных восхождений. Возможно, что каждый выбирал вершину на свой вкус, а вкусы, как известно, у всех разные. По­этому и вершины могли быть самые различные. Но с уверенностью можно сказать, что впоследствии они остановятся на какой-то одной и она будет для всех их самой любимой и желанной. Так же дружно они начнут подготовку к такому восхождению и непосред­ственному штурму вершины. И конечно, они добьются очередной победы.

С той вершины они также будут любоваться открыв­шимися панорамами гор, намечать следующие восхожде­ния и увлеченно готовиться к штурмам других великанов.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница