Воспоіинаны священника ѳЕ0Д0ра шяшскаго



страница1/2
Дата11.11.2016
Размер0.74 Mb.
  1   2

ВОСПОІИНАНЫ СВЯЩЕННИКА 0. ѲЕ0Д0РА ШЯШСКАГО.

807—І85... г.)

Вдовой, братьями и дѣтьми покойнаго Александра Федоро­вича Кистявовскаго намъ предоставлено было право разсмотрѣть воспонинанія отца его, писанныя по личной просьбѣ Алексан­дра Федоровича и имѣвшія первоначальное назначеніе только фамильное. Разсмотрѣвъ эти воспоминанія, мы пришли къ вы­воду, что они, кромѣ личнаго, имѣютъ и общественное значе- ніе, не только потому, что всякія замѣтки о картинкахъ жизни прошедшей есть достояніе исторіи, но и потому, что въ нихъ затрогиваются нѣкоторыя стороны жизни окружающаго обще­ства, иногда очень рельефно выступающія въ разсказахъ ста­рика священника. Рѣшивъ въ виду этого ихъ напечатать, мы обратились за разрѣшеніемъ къ родственниками автора, кото­рые и дали намъ на это свое согласіе, за что позволяемъ себѣ привести имъ нашу глубокую благодарность.

Удобнѣе всего, конечно, начать печатаніе этихъ воспоминаній въ той книжкѣ нашего журнала, которая посвящается памяти сына автора ихъ, при чемъ самыя воспоминанія эти, какъ было сказано, появились на свѣтъ, благодаря просьбѣ этого сына, думавшаго о возможности сдѣлать ихъ гласными, какъ объ этомъ свидѣтель- стг.уетъ собственноручаая надпись Александра Федоровича на поляхъ рукописи. Вотъ эта надпись: „Воспоминанія отца моего, написанныя имъ по моей просьбѣ въ 1876—79 гг. Записки эти. къ сожалѣнію, не кончены. Воспоминанія доведены до посѣще- нія отцемъ города Кіева въ то время, когда братъ Федоръ по-

ВОСПОМИНАНІЯ СВЯЩЕННИКА О. ѲЕОДОРА КИСТЯК0ВСКАГО. 45>



ступилъ въ университетъ. Отецъ еще живъ, но онъ такъ дряхлъ, что съ трудомъ въ состояніи написать письмо. Записки эти для меня лично представляютъ большой интересъ. Онѣ не лишены также и общаго интереса. Современемъ онѣ составить нѣкото- рый матеріалъ для исторической характеристики жизни того со- словія, къ которому принадлежалъ мой отецъ и среди котораго онъ жилъ. Жаль, что онѣ слишкомъ кратки. Кіевъ. 1879 г. 12 октября. А. Ф. Кистяковскій“.

Такъ какъ записки эти въ болыпинствѣ представляютъ картинки бытового характера и, слѣдовательно, говорятъ сами за себя, то мы не считаемъ нужнымъ говорить что-нибудь еще и отъ себя въ разъясненіе ихъ въ видѣ предисловія. Единственно, что намъ кажется необходимымъ—это дать читателю справку о лич­ности графа Ильи Андреевича Безбородка, о которомъ въ этихъ запискахъ (въ первой части ихъ) говорится довольно много.

Графъ И. А. Безбородко (1756—1816)—младшій братъ знаменитаго князя А. А. Безбородка, благодаря значенію послѣд- няго, быстро подвигался по служебной лѣстницѣ и въ сорока- лѣтнемъ возрастѣ имѣлъ уже высшій гражданскій чинъ и ти- тулъ графа римской имперіи. Смерть бездѣтнаго князя Безбо­родка доставила этому его единственному брату огромныя бо­гатства. Найденная въ бумагахъ умершаго А. А. Б—ка запи­ска послѣдняго съ выраженнымъ въ ней желаніемъ, чтобы на- слѣдникъ вносилъ въ первые пять лѣтъ послѣ смерти наслѣдо- дателя, по 10 тысячъ рублей въ годъ въ пользу богоугодныхъ заведеній, а затѣмъ въ теченіе слѣдующихъ восьми лѣтъ—по 20 тысячъ рублей, подала мысль И. А. Безбородку учредить въ Нѣжинѣ училище высшихъ наукъ (впослѣдствіи—лицей, а еще позже—институтъ), при чемъ благородный наслѣдникъ приба- вилъ еще отъ себя на содержаніе этого училища, кромѣ завѣ- щанныхъ братомъ, 210 тысячъ рублей ас., по 15 тысячъ руб. ас. ежегодно, на вѣчныя времена. Такимъ образомъ Нѣжинское училище своимъ учрежденіемъ обязано главнымъ образомъ гр. И. А. Безбородку, за что память о немъ въ Малороссіи долж*

на быть сохранена на долгія времена Современники этого

богача отзываются о немъ, какъ о человѣкѣ очень добромъ

идоступномъ. По смерти гр. И. А. Б—ка богатства его унаслѣ- довали двѣ дочери 1), бывшія замужемъ: одна—за адмираломъ Г. Т. Кушелевымъ, а другая—за кн. А. Я. Лобановымъ-Ростов- скимъ. Старшій сынъ Кушелева получилъ позволеніе присоеди­нить къ своей фамиліи и фамилію дѣда—Безбородка.

Родился я въ 1807 году 20 дня апрѣля мѣсяца Черни­говской губерніи Сосницкаго уѣзда въ мѣстечкѣ Стольномъ. Отедь мой былъ крестьянинъ графа Ильи Андреевича Безбо­родка, Емеліанъ Васильевъ Кистяковскій. Мать моя Марѳа Со- фронова дочь. Отецъ былъ средняго роста, дорольно грамотный, отчего и занималъ мѣсто управляющаго. Мать, высокая, полная к красивая женщина, завѣдывала всѣми кладовыми, вмѣщавши- ми въ себѣ продовольственныя вещи для графской кухни, дес- серта и всѣ лакомства. Помню, что, когда я уже подросъ, по­стоянно являлись къ моей матери за сливками, масломъ, саха- ромъ, вареньемъ, изюмомъ, миндалемъ и прочими принадлежно­стями для закусокъ. Мы, дѣти, нерѣдко бѣгали въ кладовую за подачкою. Насъ было трое: я и еще двѣ сестры: Анастасія и Мавра; съ послѣднею я былъ въ большой дружбѣ и нерѣдко дрался. Рожденіе мое было ознаменовано: бабкою была у меня попадья Дарья Василіева дочь Воронкевичева, славившаяся въ то время богатствомъ и почестями. Графъ подарилъей 50 руб., а матери на угощеніе гостей два ведра ренскаго вина съ доз- воленіемъ брать все нужное изъ его кладовой. По екачанію ма­тери, изъ вина варили вареную съ изюмомъ и другими ягодами и пряностями, бывшую тогда въ болыпомъ употребленіи. Нѣ- сколько дней гуляли, и бабка съ гостями являлась къ графу и получала подарки и изъ графскаго погреба вино бутылками, на­ливки и медъ.

Воспитаніе мое въ младенчествѣ было самое счастливое на рукахъ няньки, но мать кормила меня сама, хотя по желанію графа и была мамка. Въ полгода я сильно заболѣлъ; мать дала обѣтъ ѣхать въ Рыхлы поклониться Святителю Христову Ни- колаю и испросила крытый экипажъ у графа. Въ дорогѣ не бралъ я уже груди матери и мамки. По прибытіи въ обитель Рыхловскую мать заказала заздравную литургію. Она сама говѣ- ла, и меня пріобщили Св. Таинъ. Я видимо сталъ поправлять­ся. Мать сдѣлала вкладъ денежный въ обитель. Строитель игу- менъ Амвросій благословилъ меня образомъ Святителя Христо­ва, спискомъ съ чудотворнаго образа, и предсказалъ моей ма­тери, что она въ позднихъ лѣтахъ бѵдетъ утѣшена моимъ бла2 госостояніемъ ‘). Когда я сталъ подростать, меня нянька носила часто въ графскія комнаты, гдѣ я получалъ разныя дѣтскія иг­рушки. Отецъ мой Емеліанъ рѣдко проживалъ въ Стольномъ: ему дѣлались наряды по Малороссійскимъ графскимъ экономі- ямъ Черниговской и Полтавской губерній. По отзывамъ старо- жиловъ. отецъ мой былъ очень добрый и мягкій человѣкъ, стро­го слѣдилъ за тѣмъ, чтобы пригонщики не обижали женщинъ и дѣтей; онъ самъ нерѣдко привозилъ мѣшками бублики изъ Березного и раздавалъ для кормленія дѣтей, приказывая устра­ивать имъ шалашики въ лѣтнее время и приставляя нѣсволько женщинъ для присмотра дѣтей. Сюда пригонялись люди изъ

»

другихъ близкихъ экономій, Дримайловки, Куликовки и др. На огородахъ и въ садахъ работало болѣе ста душъ. Здѣсь, въ Стольномъ, кромѣ садовъ были огромныя оранжереи и теплицы близъ самаго пруда, занимавшія болѣе четверти версты. Здѣсь, въ теплицахъ, росло множество ананасовъ и разнаго рода цвѣ- товъ, не встрѣчающихся уже теперь, лимоновъ, апельсиновъ, цитроновъ, винныхъ ягодъ, миндалю, персиковъ, абрикосовъ и шпанскихъ виіпенъ рѣдкой величины и вкуса. А сколько было плодовъ лимона около оранжерей, росшихъ на воздухѣ и искус­ственно сохраняемыхъ! Они были необыкновенной величины, и я такихъ больше нигдѣ не видѣлъ, даже въ Кіевѣ въ продажѣ. Употреблялись они на варенье и для стола. Нынѣ уже только нѣкоторые роды уцѣлѣли, и отъ оранжерей осталась едва де­сятая часть. Есть еще до полсотни лимонныхъ деревьевъ, нѣ- сколько апельсинъ, цитроновъ; абрикосовыхъ и персиковыхъбо- лѣе, но не въ томъ уже видѣ и порядкѣ. Всѣ нѣжные цвѣты и лучшіе сорта исчезли, а теплицъ вовсе нѣтъ. Вездѣ намъ дѣ- тямъ, т. е. мнѣ и сестрамъ, можно было ходить и пользовать­ся плодами, хотя тогда сторожей было безъ числа и строго вос­прещалось входить кому-либо изъ постороннихъ, кромѣ гостей, коихъ сторожа на каждомъ шагу просили не ломать цвѣтовъ; сорванные же плоды садовникъ или ихъ помощники предлагали во время проходки.

Въ 1808-мъ году графъ далъ вольную отцу моему и ма­тери со всѣмъ семействомъ, купилъ мѣсто въ Стольномъ на Зу- брѣевской улицѣ и сриказалъ экономіи построить домъ въ че­тыре комнаты, амбары, хлѣвы и клуню, развесть садъ. У мате­ри моей довольно было собственнаго скота. По устроеніи она наняла надежнаго человѣка, козака Трофима Нрисѣвка, сдѣ- лала его полнымъ хозяиномъ; между тѣмъ онъ торговалъ ры­бою, солью, чабаками. Въ
  1   2


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница