Военно-политическая обстановка в западной сахаре



Скачать 168.92 Kb.
Дата10.11.2016
Размер168.92 Kb.


ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА В ЗАПАДНОЙ САХАРЕ
Полковник С. ШАШКОВ, полковник В. ЩЕРБАНЬ
Западная Сахара ­ территория на северо-западе Африки площадью 266 тыс. км кв., большую часть которой составляет пустыня. С 1884 года это испанская колония, которая в период с 1886 по 1934 год была разделена между Испанией и Францией. В течение многих столетий там проживали племена кочевников. В период с 1953 по 1956 год тысячи воинов из Западной Сахары принимали участие в войне за независимость Марокко. В 1963 году Комитет ООН по деколонизации включил (по просьбе Марокко) Западную Сахару в список территорий, которые должны быть деколонилизированы (территория оставалась под властью Испании). 10 мая 1973 года там был образован Народный фронт освобождения Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро (ПОЛИСАРИО) – военизированная организация, выступающая за независимость этой территории от метрополии. Первоначально члены Фронта выступали под лозунгом: «Мы солдаты короля Марокко и сражаемся за свободу Сахары». В ответ на вооруженные вылазки боевиков Фронта Испания усилила там свое военное присутствие, и активисты ПОЛИСАРИО были вынуждены бежать в соседнюю Мавританию.

В 1974 году на алжирско-мавританской границе был проведен 2-й съезд Фронта, на котором был избран секретариат в составе семи человек (первым Генеральным секретарем Фронта стал Мустафа Сейид аль-Вали). В том же году в г. Рабат (столица Марокко) было подписано секретное соглашение, в котором Марокко и Мавритания требовали от Испании предоставить независимость Западной Сахаре. Однако руководство двух стран преследовало цели, отличные от тех, что выдвигал Фронт: они договорились поделить территорию испанской колонии между собой. Необходимо отметить, что установление контроля над этой территорией означает доступ к богатым залежам фосфатов, нефти, урана, а также к рыбным ресурсам в протяженной прибрежной зоне Атлантического океана.

Истинные замыслы правителей этих государств проявились быстро: 6 ноября 1975 года около 350 тыс. марокканцев откликнулись на призыв короля Хасана II и пешим маршем пересекли границу Западной Сахары, неся в руках национальные флаги и Коран. Эта мощная пропагандисткая акция возымела действие: Испания, озабоченная больше внутренними проблемами постфранкистского периода, 14 ноября 1975 года подписала в Мадриде соглашение, по которому передала северную часть Западной Сахары под юрисдикцию Марокко, а южную ­ Мавритании. Фронт ПОЛИСАРИО в документе даже не упоминался, что побудило его членов резко активизировать вооруженную борьбу за право на самоопределение уже в основном с войсками Марокко ­ около 125 тыс. военнослужащих королевства оккупировали большую часть территории Западной Сахары.

После того как лидер ПОЛИСАРИО М. С. аль-Вади был убит в пригороде столицы Мавритании (г. Нуакшот), новым генеральным секретарем был избран Мухаммед Абдельазиз, получивший полную поддержку со стороны Алжира и возглавляющий организацию по настоящее время. 28 февраля 1976 года Фронт провозгласил создание Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР) во главе с президентом М. Абдельазизом, которую незамедлительно признал Алжир.

В разгоравшийся конфликт оказались вовлечены другие государства, в том числе находящиеся далеко от региона. В период с 1976 по 1989 год США оказали Марокко военную помощь на сумму 859 млн долларов. Поставлялись, в частности, такие В и ВТ, как истребители F-5Е/F, военно-транспортные самолеты С-130, разведывательныe OV-10A, самолеты-заправщики КС-130Н. Королевство получило 108 танков М60А3, более 180 танков М48А5, ПТРК и другие виды вооружения. Численность вооруженных формирований ПОЛИСАРИО составляет, по оценкам зарубежных экспертов, 6­7 тыс. человек. Они располагают примерно 150 танками Т-55 и Т-62, БМП-1, орудиями полевой артиллерии калибра 122 мм, ПТРК «Малютка», ПЗРК и другими видами В и ВТ, переданными им Ливией, Алжиром, КНДР и СФРЮ. По оценкам иностранных специалистов, за 15 лет вооруженной борьбы каждая из сторон потеряла убитыми не менее 3 000 военнослужащих, число жертв среди мирного населения составляет, по разным оценкам, от 6 до 12 тыс. человек. Основные потери приходится на первые пять лет вооруженного противостояния.

В 1981 году король Марокко Хасан II впервые высказался за проведения референдума по проблеме самоопределения Западной Сахары. Одновременно власти Марокко, обеспокоенные постоянными вылазками бойцов ПОЛИСАРИО, приняли решение создать так называемую «санитарную зону» вдоль границы Западной Сахары с Мавританией. Одним из пунктов разработанного плана было строительство песчаного вала высотой 2 м и протяженностью около 600 км с заминированными подступами к нему и установленными приборами наблюдения (в том числе инфракрасными). Впоследствии сооружение этого заграждения продолжилось – в апреле 1987 года завершилось возведение второй очереди, а к концу 1989-го протяженность вала превысила 2 200 км.

В 1983 году Организация Африканского Единства (ОАЕ) одобрила резолюцию, призывающую Марокко и Фронт ПОЛИСАРИО начать прямые переговоры по прекращению огня и созданию условий для мирного и справедливого референдума. В 1984 году САДР была официально признана Организацией африканского единства (ОАЕ) и Королевство Марокко в знак протеста покинуло ее ряды. Впоследствии Рабат неизменно требовал исключения САДР их членов ОАЕ в качестве условия возобновления своего членства в этой организации.

Тем не менее в 1988 году предложения двух сторон по разрешению этого конфликта были представлены в ОАЕ и ООН. В 1990 году Совет Безопасности ООН утвердил полный текст мирных предложений и в апреле 1991 года резолюцией N690 одобрил развертывание миссии ООН в Западной Сахаре по проведению референдума (MINURSO). 1 сентября 1991 года соглашение о прекращении огня вступило в силу и первые военные наблюдатели ООН прибыли в Западную Сахару. Первоначальный план мирного урегулирования предусматривал подготовку и проведение референдума по вопросу самоопределения Западной Сахары в течение 56 недель. Были установлены следующие очередность развертывания этой миссии и порядок работы:

­ Подготовительный период (20 недель), в ходе которого гражданская комиссия по идентификации сахарского населения на территории собственно Западной Сахары, Марокко, Мавритании и в лагерях беженцев в Алжире должна была подготовить списки для голосования, и развернут первый эшелон военного компонента (с созданием полевой базы, тыловой инфраструктуры, размещением воинских формирований ­ четырех мотопехотных рот со штатным стрелковым оружием и отдельных подразделений обеспечения, в том числе инженерного, связи и медицинского);

­ Переходный период (24 недели), в течение которого планировалось опубликовать предварительный список для голосования, рассмотреть апелляции, приступить к сокращению вооруженных сил и воинских формирований противоборствующих сторон, их разведению и складированию тяжелого вооружения в заранее установленных районах под контролем военных наблюдателей ООН. Кроме того, в этот период должны были состояться мероприятия по репатриации беженцев из Западной Сахары в места постоянного проживания (с участием представителей Верховного Комиссариата ООН по делам беженцев), освобождены политические заключенные и военнопленные.

­ Основной период (две недели), предусматривавший проведение референдума и объявление результата голосования. В бюллетене предлагалось сделать выбор между независимостью Западной Сахары с образованием самостоятельного легитимного государства и окончательным вхождением ее в состав Марокко;

­ Заключительный этап (девять недель) ­ демобилизация и расформирование ВС проигравшей стороны на территории Западной Сахары под контролем военных наблюдателей ООН, последовательное свертывание миссии и вывод военных наблюдателей и воинских формирований ООН.

На практике, однако, все оказалось не так просто. За минувшие десять лет не удалось выйти за рамки первого этапа операции (при этом расходы на содержание миссии составляли от 4,7 до 5,6 млн долларов в месяц).

Камнем преткновения в проблеме Западной Сахары остается принципиально различный подход сторон к статусу спорной территории и тому, кого считать законным участником референдума. Если ПОЛИСАРИО твердо выступает за независимость САДР и отделение Западной Сахары от Марокко, то власти королевства рассматривают эту территорию в качестве части своего суверенитета и возможные уступки не простираются далее предоставления ей статуса автономии. Для достижения своей цели власти королевства стремятся закрепить свое присутствие в занятых районах и максимально измененить соотношение сторонников и противников интеграции Западной Сахары в королевство в свою пользу. С этой целью Марокко инвестировало в различные проекты в Западной Сахаре свыше 5 млрд долларов. Ведется активное жилищное строительство в городах Эль-Аюн (столица Западной Сахары), Дахла, Смара, Азазаг, Удждур, Уэд-аз-Захаб, Танталь, расширяются порты, расширяется сеть ЛЭП (близ столицы построена электростанция, работающая на энергии приливов и отливов), строятся новые опреснительные станции, фабрики по переработке морепродуктов и производству консервов из сельхозпродукции. Активно привлекается капитал из Италии, США, Франции, Германии. На этом фоне условия жизни людей на подконтрольных Фронту территориях явно проигрывают.

Что же представляет собой в настоящее время то, что называют Сахарской Арабской Демократической Республикой?

Штаб-квартира Фронта и все министерства самопровозглашенной САДР находятся в н.п. Рабуни, расположенном на юге Алжира в 26 км к югу от г. Тиндуф. Высшим органом Фронта является съезд (последний, X съезд прошел в период с 26 августа по 4 сентября 1999 года), высшим постоянно действующим руководящим органом – секретариат в составе 33 человек.

Вокруг Рабуни (другое название ­ Хасси-Абдалла) на разном удалении находятся четыре крупных лагеря беженцев Лагеря (Эль-Аюн, Авсард, Смара и Дахла) с населением по 40-50 тыс. человек в каждом. Они названы так же, как те населенные пункты на территории Западной Сахары, которые в свое время покинули беженцы в результате марроканской оккупации. Лагерями руководят губернаторы. Каждый лагерь разбит на пять ­ семь округов (даиры), управляемых администраторами. Имеется также около 20 мелких лагерей. В крупных действуют школы, центры профессиональной подготовки для женщин (домоводство). Регулярной занятости, как и оплаты труда, не существует. Самая большая проблема ­ обеспечение водой. Вода из колодцев добывается только в Рабуни, Эль-Аюне и Дахле (для Авсарда и Смары вода привозится из Тиндуфа). В каждом лагере есть небольшое овощеводческое хозяйство, кроме того, население разводит коз и верблюдов. Однако основные продукты питания поставляются через многочисленные международные неправительственные организации и Всемирную продовольственную программу (World Food Programme). В 1995 году Европейский союз предоставил Фронту помощь в размере 10,9 млн экю, в том числе продовольствием на сумму 10,4 млн.

Медицинское обеспечение возложено на центральный госпиталь в Рабуни, где на протяжении многих лет успешно работают кубинские врачи, а также несколько местных врачей, которые в свое время получили медицинское образование в бывшем СССР. Кроме того, в крупных лагерях открыты медицинские пункты.

Внутренний распорядок в лагерях строго регламентирован. Особое внимание уделяется военной подготовке молодежи – подростки 14 ­ 15 лет считаются вполне обученными бойцами. Существенные ограничения наложены на перемещение жителей из одного района в другой, особенно это касается девушек и женщин детородного возраста – им требуется разрешение на выезд за пределы лагеря. По достижении 14 лет девушка обязана выйти замуж. Это связано с «особой заботой» руководства Фронта об увеличении численности населения. По мнению ряда зарубежных экспертов, власти САДР нередко завышают данные о численности населения на подконтрольной территории с тем, чтобы включать «мертвые души» в списки для референдума и аргументировать необходимость получения дополнительной гуманитарной помощи из-за рубежа. Так, в 1975 году руководство ПОЛИСАРИО заявило делегации ООН во главе с Симоном Аке, что население страны составляет 750 тыс. человек.

В международной области Фронт ПОЛИСАРИО сосредоточил основные усилия на привлечении внимания международного сообщества к проблеме Западной Сахары. С этой целью сахравийские делегации принимали активное участие во всех международных форумах, посвященных данной проблеме. Особенно активную позицию в этом вопросе в последнее время занимают координатор с миссией ООН Мухаммед Хаддад, представитель САДР в штаб-квартире ООН Ахмед Бухари и представитель в Испании Ибрагим Гали. Серьезным успехом Фронта стал отказ Мавритании от своих притязаний на территорию Западной Сахары и объявление Нуакшотом о своем нейтралитете в конфликте.

Обучение и подготовка национальных кадров осуществляются дружественными государствами, такими, как Алжир, Куба, а также в Испании. Так, по сообщениям иностранной печати, в 2000 году небольшая группа сахравийцев была отправлена на Канарские о-ва для подготовки в области административно-хозяйственной деятельности. Многие страны в рамках программы “Каникулы мира” во время летнего отпуска принимают на отдых сахравийских детей. Например, летом 2000 года в Испании побывали 4 500 детей, в Италии ­ 700, во Франции ­ 120, в Бельгии ­ 50, в Германии ­ 40, по 10 в Швеции, Австрии и Великобритании.

При этом в руководстве Фронта, судя по сообщениям зарубежной печати, по-прежнему продолжается противостояние между генсеком ПОЛИСАРИО Мухаммедом Абдель Азизом и оппозицией, во главе которой стоят Айюб Лахбиб, бывший командующий одним из семи «военных округов» Фронта и Башир Мустафа Сейид, бывший министр внутренних дел. Оппозиция требует проведения более жесткой политики, как в отношении Марокко, так и миссии ООН вплоть до прекращения ее деятельности. На руку оппозиции играет крайняя усталость населения лагерей, проживающего более 25 лет в условиях пустыни в надежде на репатриацию. Молодое поколение сахравийцев, особенно те, кто получил образование за рубежом, испытывает крайнее разочарование в нынешнем положении. Многие из них стараются эмигрировать в Испанию и другие страны. Однако в целом население поддерживает фронт и из двух возможных вариантов: «самоопределение» или «власть Марокко» однозначно делает выбор в пользу независимости.

Какова ситуация в Марокко?

Основным моментом, который характеризовал картину общественно-политической жизни королевства в последнее время, были изменения, последовавшие после вступления на трон молодого 35- летнего монарха Мухаммеда VI после смерти его отца короля Хасана II в июле 1999 года. Проведенные реформы и кадровые перестановки преследовали цель убедить марокканскую и мировую общественность в приверженности демократическим принципам, неизменности курса нового руководства и укрепление авторитета правящей королевской семьи.

Изменения во внутриполитической жизни касаются в основном таких аспектов, как права человека, расширение деятельности легальной оппозиции и улучшение экономической ситуации. Например, король вернул на родину из изгнания ряд деятелей оппозиции, включая такую известную фигуру, как Ибрагим Серфати, который проживал семь лет во Франции после 20 лет тюремного заключения в Марокко. После десяти лет домашнего ареста в Рабате был освобожден религиозный лидер Абдессалям Ясин. Были выплачены компенсации бывшим политическим заключенным, включая армейских офицеров, выступавших за свержение прежнего короля ­ Хасана II.

Проводимые преобразования сопровождались всплесками недовольства со стороны коренного населения оккупированной части Западной Сахары, вызванного ущемлением его гражданских прав и неудовлетворенностью своим экономическим положением. Понимая, что эта часть населения может сыграть немаловажную роль в случае проведения референдума по вопросу о самоопределении Западной Сахары, король пошел на определенное расширение прав коренного населения в управлении делами региона, увеличил государственную помощь путем привлечения дополнительных государственных инвестиций, что привело к увеличению занятости населения, в первую очередь молодежи. Однако проблема остается нерешенной: по данным ООН, уровень безработицы в среднем по стране составляет 23 проц. (особенно он высок среди людей с высшим образованием), четверть населения страны живет за чертой бедности, 67 проц. неграмотны.

Другой проблемой, с которой сталкивается молодой монарх, является набирающий силу исламский фундаментализм. Исламисты опираются на поддержку ряда знатных семей, а также некоторых представителей политической и финансовой элиты, выступающих против реформ короля. Однако в целом внутриполитическая обстановка характеризуется как стабильная и спокойная. Король и монархический режим по-прежнему остаются гарантами экономического благополучия и ассоциируются в глазах населения с политической стабильностью и собственным благосостоянием.

Одним из доминирующих факторов, который определяет внешнеполитическую деятельность Марокко, является, безусловно, вопрос о Западной Сахаре. Сохранение оккупированной территории за Марокко было основным лейтмотивом деятельности марокканской дипломатии на международной арене в последнее время. Несмотря на ряд резолюций Совета Безопасности ООН в отношении проблемы Западной Сахары, принятых в 2000 году ( № 1292, февраль, № 1301, май, №№ 1303 и 1308, июль, № 1324, октябрь), позиция Марокко не претерпела существенных изменений и остается прежней – затянуть проведение референдума о самоопределении Западной Сахары, поскольку в нынешней ситуации его исход был бы не в пользу Марокко. В этом контексте все последние переговоры между делегациями конфликтующих сторон (встреча в Лондоне 14 мая 2000 года, в Женеве 20-21 июля 2000-го и в Берлине 28 сентября 2000-го), изначально были обречены на неудачу, несмотря на ряд конструктивных предложений со стороны ПОЛИСАРИО. Причем на встрече в Берлине марокканская делегация демонстративно покинула зал переговоров.

Не привели к успеху и многочисленные попытки специального посланника Генерального секретаря ООН, бывшего госсекретаря США Дж. Бейкера сблизить позиции сторон в поисках выхода из тупиковой ситуации. Будучи назначен на этот пост в начале 1997 года, он неоднократно проводил серии встреч с руководством Алжира, Марокко, ПОЛИСАРИО и Мавритании, консультации с Мадридом и Парижем, предлагая альтернативу референдуму – расширенную автономию в составе Марокко. Подобная инициатива не нашла поддержки у Фронта и Алжира. Позиция Мавритании в этом конфликте не отличается однозначностью и последовательностью.

Миссию ООН в Западной Сахаре в настоящее время возглавляет Вильям Иглтон (США), который 3 июня 1999 года сменил на этом посту своего соотечественника ­ Чарлза Данбара. Структурно миссия включает комиссию по идентификации населения (Identification Commission), а также силы международной полиции (Civpol) и военный компонент. Среди них представители Австрии, Аргентины, Бангладеш, Венесуэлы, Ганы, Гвинеи, Гондураса, Греции, Египта, Индии, Ирландии, Италии, Канады, Кении, Китая, Малайзии, Нигерии, Норвегии, Пакистана, Польши, Португалии, Республики Корея, Российской Федерации, Сальвадора, США, Уругвая, Франции и Швеции.

Комиссия по идентификации населения Западной Сахары является ведущим компонентом миссии ООН. В ней работают 115 гражданских специалистов из разных стран во главе с Эдуардо Ветере (Италия).

Процесс идентификации населения начался в 1992 году, однако, поскольку подход противоборствующих сторон к определению правомочных участников референдума существенно разнится, количество потенциальных избирателей также постоянно изменяется. Фронт ПОЛИСАРИО предлагает взять за основу результаты переписи населения Западной Сахары, проведенной еще испанскими властями в 1974 году (70 200 человек) и допустить к голосованию только этих людей и их прямых потомков как истинных граждан страны. Марокко настаивает на включении в списки марокканцев, проживавших и проживающих на территории Западной Сахары, а также кочевников-бедуинов. В результате разницы подходов когда, например, Марокко передало ООН список из 183 тыс. человек для включения в списки для голосования, свыше 100 тыс. из них представители Фронта назвали людьми, никакого отношения к Западной Сахаре не имеющими, а права остальных – весьма спорными.

Тем не менее к декабрю 1995 года было зарегистрировано около 60 тыс. человек. В 1997 году критерии идентификации были изменены, и из 117 тыс. «претендентов» на право голоса комиссией были отобраны 87 тыс. В феврале 1999 года комиссия завершила подготовку новых списков избирателей, включив в них около 147 тыс. человек. Однако Марокко выдвинуло требование добавить примерно 65 тыс. выходцев из трех так называемых «спорных племен». К 25 февраля 2000 года комиссия прекратила прием апелляций во всех своих центрах (на оккупированной территории, в Марокко, лагерях беженцев в Тиндуфе и Мавритании). К 31 декабря 2000 года от марокканской стороны было получено 78 759 и 54 891 апелляций по первому и второму промежуточному спискам лиц, имеющих право принять участие в референдуме. Комиссия приступила к рассмотрению апелляций лишь в январе 2001 года. Общее число идентифицированного сахарского населения к концу 2000 года составило 198 469 человек, из которых во временные списки для голосования были включены 86 381. В связи с противоположными позициями сторон и большим количеством аппеляций Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан в декабре того же года заявил, что «остается мало возможностей для проведения референдума до 2002 года или даже позднее» (ранее временем его проведения официально объявлялись январь 1992-го, январь 1996-го, декабрь 1998-го, декабрь 1999-го и июль 2000-го). Его позиция нашла поддержку в штаб-квартире ООН: в феврале 2001 года Совет безопасности ООН принял решение в очередной раз отложить проведение референдума в Западной Сахаре до 2002 года. Примечательно, что впервые об очередном переносе срока заявил министр внутренних дел Марокко Дрис Басри еще в конце 1999 года.

. Соответствующая резолюция вызвала резкую критику со стороны генерального секретаря Фронта ПОЛИСАРИО и президента самопровозглашенной Сахарской Арабской Демократической Республики Мухаммеда Абдельазиза, который обвинил Марокко в противодействии достигнутым соглашениям и заявил о готовности вернуться к вооруженной борьбе. Более того, он призвал ООН признать провал миссии и заявил, что его организация может потребовать прекращения ее деятельности. Между тем, как отметил еще в 1995 году Фрэнк Ради, бывший тогда заместителем председателя комитета по проведению референдума, выступая в конгрессе США, главная ошибка ООН заключалась в том, что регистрация потенциальных участников референдума была доверена воюющим сторонам (решающее слово принадлежит вождям племен, подтверждающим «сахарскую принадлежность»).

Задача представителей международной полиции, численность которых, по данным на декабрь 2000 года, составляла 47 человек ­ обеспечение сохранности документов, подготовленных комиссией по идентификации населения для проведения референдума и хранящихся в штаб-квартире миссии в г. Эль-Аюн, а также в г. Тиндуф. Работой полицейских руководит генерал-инспектор Ом Пракаш Ратор (Индия).

В военный компонент (с ноября 1999 года войсками миссии командует бельгийский бригадный генерал Клод Бюз) миссии входит 230 человек, в том числе 203 военных наблюдателя. Основой оперативной структуры военного компонента миссии являются оперативные группы (ОГ) военных наблюдателей, размещенные в пустыне вдоль разделительного вала (по обе стороны от него, то есть как на территории, контролируемой марокканскими войсками, так и подконтрольной вооруженным формированиям ПОЛИСАРИО. Оперативные группы сведены в два сектора – Северный (штаб в г.Смара, пять ОГ) и Южный (г. Дахла, четыре ОГ). роме двух секторов и штаба миссии в г. Эль Аюн, в состав военного компонента входит специальное бюро по связи и взаимодействию с военно-политическим руководством Фронта и военными властями Алжира (г. Тиндуф, Алжир).

С учетом ограниченной задачи военных наблюдателей на первом этапе миссии – наблюдение и контроль за соблюдением генерального соглашения о прекращении огня между ВС Марокко и вооруженными формированиями ПОЛИСАРИО (соблюдается с 1 сентября 1991 года) основной формой оперативной деятельности является патрулирование оперативной зоны (районов ответственности) на легковых автомобилях повышенной проходимости и вертолетах. Структура оперативной зоны и районов ответственности отдельных оперативных групп военных наблюдателей (размеры буферной зоны, зоны строго ограниченной военной активности и зоны пониженной военной активности), параметры проверок в ходе патрулирования (установленное количество вооружения и типы оружия и боевой техники, разрешенные численный состав частей и подразделений, а также формы боевой подготовки) и порядок доклада о выявленных нарушениях зафиксированы в меморандумах, заключенными между руководством миссии ООН, ВС Марокко и командованием вооруженными формированиями ПОЛИСАРИО.

За последнее время грубых нарушений соглашения о прекращении огня зафиксировано не было. В ежедневных оперативных докладах в штаб-квартиру в Нью-Йорке обстановка в зоне ответственности миссии ООН характеризовалась как “спокойная, с отсутствием признаков, свидетельствующих о возможном возобновлении вооруженных столкновений между двумя сторонами”. В то же время исходя из анализа обстановки зарубежные политологи полагают, что ситуация “ни войны, ни мира” не может сохраняться долго и дальнейшие проволочки с проведением референдума чреваты нарастанием напряженности в этом регионе и конфликт может вновь обостриться и перерасти в боевые действия.



Специалист по проблемам региона Тони Хьюдж отмечал, что «до колонизации Западная Сахара никогда не была государством, и современный национализм – достаточно молодое явление, которое возникло лишь в конце колониального периода». В связи с этим обращает на себя внимание еще одна набирающая силу тенденция – стремление к самоопределению многочисленных племен берберов. Дело в том, что они проживают на огромной территории ­ от ливийско-египетской границы до Атлантики, практически во всех странах арабского магриба*, а также в Мали, Нигере, Нигерии, Буркина-Фасо, Сенегале и Чаде. Их объединяет борьба за сохранение своей культуты, языка, традиций и обычаев (по берберскому летосчислению сейчас идет 2951 год, а Новый год наступает 12 января). Нельзя исключить, что в будущем они также потребуют создания собственного государства. По официальным данным, берберы составляют около 20 проц. 30-миллионного населения Марокко, по неофициальным – свыше 40 проц. Еще в 50-х годах прошлого столетия в Марокко было создано «Народное движение» берберов. С 1992 по 1996 год количество берберских ассоциаций возросло с шести до 11. В результате мощных манифестаций 20 августа 1994 года король Марокко предоставил языку берберов (тамазиг) статус государственного (наряду с арабским). В настоящее время берберы, проживающие в Марокко и Алжире, активно выступают за предоставление им автономии. В Алжире они составляют до 30 проц. населения, а в Кабилии (район, объединяющий провинции Тизи-Узу, Беджая и Буира) – абсолютное большинство. В апреле 2001 года там произошли массовые стихийные выступления, вызванные убийством 20-летнего студента в жандармском участке. Власти применили против демонстрантов силу, в результате чего погибли от 60 до 80 человек. В связи с этими событиями проберберская партия Объединение за культуру и демократию (представлена в правительстве двумя министрами) 1 мая вышла из правящей правительственной коалиции, а выступления приобрели антиправительственный характер с требованиями обеспечить гарантии свобод берберскому населению, включая предоставление языку тамазиг статуса государственного. Таким образом, «берберский вопрос» может стать причиной обострения обстановки в лданном регионе мира и дополнительным препятствием на пути декларированного объединения государств этого региона в «Великий Магриб».
*Магриб – в переводе с арабского – место, где заходит солнце. Термин «арабский магриб» обозначает арабские страны, расположенные к востоку от Египта.



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница