Владимир Юрьевич Лермонтов Аватар. Время больших перемен



страница12/20
Дата04.05.2016
Размер1.01 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   20
* * *

Путешественники спускались в долину Лахол. Было впечатление, что они опустились в глубокий тоннель между двумя гималайскими хребтами. Справа от дороги был отвесный обрыв. Там на глубине до двух километров пенилась и бурлила река Чандра. Вдоль дороги на пустырях виднелись маленькие ступы, сложенные из камней, с буддистскими флагами посередине. Скоро они въехали в маленький поселок Корсар и остановились около небольшого святилища, расположенного прямо у дороги. Джиту заглушил двигатель и сказал, что выйдет помолиться, поблагодарить Шиву о благополучном прохождении перевала. Артур и Инга последовали за ним и тоже в молчании сложили руки и молились каждый по-своему. И в этот раз им уже не было так весело, как в первый раз, когда они молились в шутку в Варанаси. Теперь им как никогда было понятно, что горы, а особенно Гималаи, требуют уважения и особого благоговейного отношения к себе. Только люди опытные знают, что горы не любят расхлябанности и безалаберности и в поступках, и в состоянии духа.

Друзья доехали до городка Кейлонг, который являлся административным центром долины Лахол. Расположись в гостинице с прекрасным видом на Гималаи. Особенно выделялась вдали сияющая снежной белизной вершина пик Мулкила. Здесь они решили переночевать, а завтра, в зависимости от самочувствия, решить, двигаться ли дальше. Дело в том, что им предстояло преодолеть еще три перевала, каждый из которых выше предыдущего. Высота действовала даже на здоровых и подготовленных людей, а Инга только отошла от болезни. И потому Артур решил не торопиться, отдохнуть в Кейлонге и привыкнуть к высоте.

* * *

Утром друзья отправились знакомиться с городом и натолкнулись на похоронную процессию. Они наблюдали ее со стороны. Хоронили двух человек. Прогулочное настроение у них пропало, и они в задумчивости вернулись в гостиницу.

Джиту, которой жил в этой же гостинице в номерах для водителей, поинтересовался, почему они так быстро вернулись, и Артур объяснил причину.

– Я не хотел вас огорчать, – сказал Джиту, – но хоронили двух водителей, которые погибли на Рохтанге.

– Отчего, – спросила Инга, – что с ними случилось?

– Говорят, замерзли. Попытались спуститься в долину Куллу пешком и замерзли.

– Как ужасно, – сокрушалась Инга.

– Ничего не поделаешь, – ответил Джиту. – Такая судьба, а индусы умеют смиренно принимать то, что им преподносит жизнь. У нас так сложилось, что каждый человек принимает свой уровень жизни. Если тебе суждено быть нищим, то индус принимает безропотно судьбу, или, как это называется, карму. Значит, он в прошлой жизни вел себя не очень хорошо и в этой ему суждено нищетой расплатиться за прошлые грехи.

– То есть если он в этой жизни будет вести себя хорошо, то в следующей у него будет счастливая судьба? – спросила Инга.

– Да, именно так. И потому у нас такие счастливые люди. Они всегда улыбаются и не ненавидят тебя, если ты живешь лучше их. У вас это по-другому.

– Ты был в России? – спросил Артур.

– Да, и не раз, у меня там друзья. У вас все ненавидят всех. Всегда всего всем мало. Все хотят больше благ, денег, машин, чтобы дома были больше и одежда красивее. И от того, что больше имеют, люди не становятся счастливее.

– Трудно не согласиться, – сказал Артур.

– И потому у нас смерть воспринимается как благо, как избавление от страданий и переход к новому воплощению. У вас же все боятся смерти, не понимая того, что будет новая жизнь. Только эту жизнь нужно так делать, чтобы следующая была хорошая. Ну, значит, никого не обижать, радоваться тому, что есть.

Друзья смотрели на своего водителя, будто увидели его впервые, настолько неожиданно глубокими оказалось его понимание жизни.

Джиту видел на лицах своих слушателей легкое недоумение, улыбнулся своей светлой улыбкой, обнажив белые, как снег, зубы, и произнес.

– Индусы очень тонкие и чувствительные люди. Они все понимают и чувствуют, но не показывают это внешне. И не будут вам ничего говорить, если вы не спросите. Они считают, что нельзя лезть в чужие дела.

* * *

Друзья решили переночевать еще одну ночь в Кейлонге, а рано утром отправиться дальше. Перед сном, лежа в своей кровати, Инга спросила.

– Тебе не показалось, что эти две смерти водителей имеют к нам отношение?

– Я как раз думал об этом, – отозвался Артур.

– И что ты думал?

– Да так, фантазии какие-то.

– Ну что? Скажи, может быть, я тоже об этом думала.

– Мне кажется, что они отдали жизни за нас.

– Правда? Я тоже так подумала, что, возможно, это была наша судьба, а они своими жизнями заплатили за то, чтобы мы остались живы.

– Трудно сказать, мне кажется, я только начинаю понимать что-то такое, что раньше от меня было вовсе закрыто… Что-то настоящее.

– Мне страшно и холодно, – сказала Инга, – иди ко мне, согреемся.

Артур лег рядом, они спали одетыми, потому что ночью было холодно. Он бережно обнял девушку и долго смотрел в окно, за которым виднелись снежные вершины, сияющие в лунном свете. И ему казалось, что это были не вершины, а старцы, мудрецы, застывшие в молитве. Он сказал об этом Инге. Она вгляделась в окно и прижалась еще сильней к Артуру.



* * *

Следующий перевал, на который по серпантину взбиралась машина путешественников, назывался Баралача Ла, его высота почти 4900 метров. Был ясный солнечный день, небо было чисто, без единого облачка. Им предстояло проехать всего лишь часа три-четыре, чтобы добраться до следующей остановки с ночевкой – палаточного лагеря в местечке Сарчу. Однако как только они поднялись до зоны, где начались снега, перед самим перевалом они остановились. Впереди виднелась многокилометровая пробка машин. Это были грузовые машины, бензовозы, военные джипы. Водители гуляли по дороге, некоторые лежали на асфальте и спали.

Для путешественников уже стало естественным то, что в Гималаях случаются пробки, и нужно принимать события смиренно и покорно. Как всегда в таких случаях на расспросы, когда откроют перевал, ответ один – скоро, часа через два. Джиту ушел вперед посмотреть, что там случилось, а Артур и Инга остались возле машины. Вид вокруг был потрясающий, это можно было назвать «сияющим белизной безмолвием». Горы стояли в ослепительной от яркого солнца белизне снега.

Инга вновь стала лепить снеговика, а Артур снял обувь и ходил по снегу босиком.

– У меня такая радость на душе, – поделилась Инга, – будто я вся наполняюсь светом. И мне хочется бежать на вершины и раствориться во всем этом.

– Мне тоже как-то так светло.

Они отправились гулять по снежным холмам, потом пошли вперед по дороге взглянуть на то, что создало пробку. После обеда стало жарко, снег таял. Со стороны дороги, прилегающей к склону, высилась большая снежная стена, на которой образовались сосульки до метра величиной. Началась капель. Под лучами безумно яркого гималайского солнца капли искрились завораживающим разноцветием.

Друзья так и не дошли до места, где образовался затор, и вернулись к своей машине. Тем более, что эйфория радости исчезла, появилась тошнота, головокружение, головная боль. Они легли на асфальт в тени своей машины и лежали с закрытыми глазами. Иногда проезжали мотоциклисты, им удалось преодолеть пробку, и Артур с завистью смотрел им вслед. И думал о том, как здорово было бы взять в аренду мотоцикл и путешествовать по Гималаям, как делают эти туристы.



1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   20


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница