Владимир Юрьевич Лермонтов Аватар. Время больших перемен



страница11/20
Дата04.05.2016
Размер1.01 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   20
* * *

Инга заснула, Артур лежал рядом и прислушивался к ее дыханию, есть ли оно. Иногда шум ветра заглушал все, и тогда он приподымался и приставлял ухо к ее рту.

«Как глупо все получилось, – думал он в темноте палатки. – Все глупо: и поиски этой божественной любви, и это путешествие в Гималаи, в которое он увлек девушку. И зачем я все это затеял! – ругал он себя. – И этот роман ее с Георгием, какое сейчас это имеет значение, когда она умирает. Вот если бы они были в долине, наверное, его бы это задело, а сейчас это не имеет никакого смысла. И почему так? Почему в разных обстоятельствах одно и то же воспринимается по-разному? Возможно, если бы люди чаще попадали в такие переделки, то умели бы просто любить друг друга без условий. А это, вероятно, и есть божественная любовь! Выходит, что человек способен любить безусловно лишь тогда, когда теряет навсегда, когда стоит вопрос жизни и смерти. А когда исчезает опасность, жизнь входит в привычное русло – возвращается земная условная любовь, которая сразу приносит страдания».

* * *

Хозяин палатки непалец Чогпа уходил вторую ночь к своим друзьям, чтобы Артуру с больной девушкой быть наедине, и только днем приходил, чтобы поесть и прибрать свое хозяйство.

Артур лежал в темноте ночи и вдруг услышал, что кто-то приподнял полог палатки и вошел. Он подумал, что это непалец. Рядом стояла свеча, которую он зажигал по необходимости. Когда кто-то зашел в палатку, свеча вдруг вспыхнула сама собой, и появилось благоухание. Артур приподнялся и, вглядываясь в пришельца, спросил: «Чогпа? Это ты?» – Незнакомец молча подошел к Артуру, свеча осветила его и Артур увидел, что это не непалец. Это был высокий человек с длинными волосами и бородой. Не двигая губами, незнакомец произнес: «Дай воды». – Артур встал, дрожащими руками налил воды и протянул стакан незнакомцу. Тот склонил лицо над стаканом и что-то прошептал. Потом протянул стакан Артуру и так же, не открывая рта, сказал: «Дай ей выпить». – Артур увидел лицо очень смуглое, как и у всех горных жителей, но ночной гость не был похож на непальца или тибетца, черты его лица были европейского типа. Глаза были светлые и смотрели в глубину, в самое сердце Артура с любовью и состраданием. Незнакомец повернулся и направился к выходу. Артур остановил его: «Куда Вы? Оставайтесь до утра, есть место для ночлега. На улице вьюга».

Незнакомец молча распахнул полог палатки и вышел в темноту. Не имеющий больше преграды поток ледяного ветра ворвался внутрь, задул свечу, и непроглядная тьма заполнила пространство. Привыкнув к темноте, Артур бережно поднял Ингу и стал осторожно, понемногу вливать ей в рот воду из стакана. Она что-то бормотала, но выпила. Он уложил девушку, плотно укрыл ее. Уставший, он уронил голову на подушку и последнее, что успел подумать, прежде чем погрузиться в глубокий сон, которого уже не знал несколько дней, это то, что стало тихо. Ветер стих!



* * *

Артур открыл глаза, когда было светло. Он посмотрел на часы – был уже полдень. Повернув голову в сторону Инги, но увидел, что ее нет рядом. С трепетным сердцем он выскочил из палатки, и его ослепил белый солнечный свет, отраженный от снега. Он зажмурился, а когда глаза привыкли к свету, то увидел Ингу недалеко от палатки. Она лепила снеговика. Небо было чистым, все таяло. Непальцы стояли группой, смотрели на Ингу и весело обсуждали что-то на своем языке.

Увидев Артура, девушка улыбнулась и сказала:

– Ну вот и настоящий Новый год!

– Действительно, новый год и новая жизнь. Как ты себя чувствуешь?

– Хорошо! Только голова немного кружится. Посмотри, какая красота вокруг!

– Да, просто чудо, – сказал Артур и стал помогать катать снежный ком.

Потом они играли в снежки. Артур разделся по пояс, обтирался снегом. Здесь же они нашли сани, и Артур катал Ингу. Они от души повеселились и по негласному уговору оба не упоминали того, что пережили за эти ужасные дни. Поужинав, они сладко заснули обнявшись. Артур чувствовал ее, как никогда. Ее запах, ее тепло, ее руки, будто лучом нежнейшей энергии проникали в него, пронизывали каждую его клетку. Это было такое единение с женщиной, которого он не знал никогда. Каждая частица ее души и тела сливалась с ним, и происходил экстаз единения, обновления, обмена энергиями. И при этом получались вспышки света, много вспышек, миллионы, миллиарды, которые объединялись и превращались в единый световой поток. Будто два существа – мужчина и женщина – превратились в единое существо света, сферу, которая вращалась все быстрее и затем превратилась в воронку. Воронка устремилась вверх, в космос, и там произошел взрыв света. Энергия единения мужчины и женщины через воронку перешла вся вверх и там высвободилась, открылась и сотворила новую реальность. И Артур понял, что именно так и рождаются новые миры, новые измерения, новые вселенные.



* * *

На следующее утро перевал открыли, машины пошли по дороге, и друзья отправились дальше, в недра Великого Гималайского хребта. Самая высокая точка была еще впереди, они проехали еще несколько километров по мокрой, снежной дороге. Слева высился снежный обвал, справа обрыв, а в некоторых местах над обрывом тоже была стена. И они ехали по узкому снежному лабиринту. Вид на Гималайский хребет в ясную солнечную погоду с вершины перевала открывался завораживающий. Это была сияющая космическими энергиями вечность, незыблемость, устремленность к небу, солнцу, свету.

– Я такое волшебство видела только на картинках в Интернете! – сказала восторженно Инга.

– Но они не передают и сотой доли этих красот, а главное, струящейся в этом пространстве энергии.

– Я находила подобное фото, и оно у меня стояло на заставке в компьютере.

– А я теперь понимаю картины Рериха, которые завораживали меня, понимаю, с чего он их рисовал.

– Согласна. Он, наверно, единственный художник, который смог наиболее реально передать не точное соответствие внешнему виду, а состояние, какое человек испытывает, созерцая величие Гималаев.

Как только они немного спустились с перевала, зона снегов закончилась, и начались изумрудные альпийские луга, усеянные цветами. Они остановились около небольшого водопада с живописными полянами, цветами, скалами и купались в ледяной воде. Их восторженными криками наполнилось пространство. А потом, распластавшись на траве среди поляны нежно-голубых ирисов, они грелись под горячими лучами гималайского солнца. Казалось, что началась новая, яркая, счастливая жизнь.

Инга лежала рядом, посмотрела на Артура и рассмеялась.

– Ты такой бородатый! Как снежный человек! – и провела ладонью по заросшей щеке Артура.

– Кстати, как раз в Гималаях видели снежных людей, и как повествуют легенды, они являются жителями таинственной страны Шамбалы.

– Ты тоже скоро станешь жителем ну если не Шамбалы, так Гималаев!

– Замечательно, согласен. Лучше быть жителем Гималаев, чем Москвы. Интересно, как здесь с пропиской?

– Очень просто! Вот тут, на камне, напиши, что здесь есть ты, и все!

Артур увидел выше места, где они расположились, скалу с козырьком на три метра зависшим над землей. Они поднялись к ней, Артур стал под козырек и поднял руки вверх, выглядело, будто он держит сказу руками. Потом подошла Инга и стала рядом со словами: «Хочу тебе помочь».

А потом они опустили руки, посмотрели друг другу в глаза и обнялись. Артур крепко и вместе с тем нежно прижал девушку к себе. Она была в его объятиях, как волна, которая поднималась и опускалась. И он чувствовал, будто катается на этих волнах.

Перед тем как сесть в машину и отправиться в дорогу, Артур подошел к ручью, снял золотую цепочку с крестиком и бросил ее в бурлящий поток.

– Что ты делаешь? – спросила подошедшая Инга.

– Благодарю Рохтанг, что пропустил нас.

– Я тоже. – Инга сняла свою цепочку и бросила в ручей. Потом взяла руку Артура и, не отводя взгляда от воды, которая мигом унесла их дары, произнесла: «Спасибо тебе!» – и крепко сжала его ладонь.



1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   20


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница