Владимир Юрьевич Лермонтов Аватар. Время больших перемен



страница10/20
Дата04.05.2016
Размер1.01 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   20
* * *

Скоро вернулся Джиту и сказал, что дорога открыта. Друзья спросили о том, что, может быть, следует вернуться, но водитель сказал: «Ноу проблем» – и они поехали вверх. Синие, непроглядные сумерки наползли на горы. Навстречу им двигались машины с включенными фарами. Казалось, что это сон, слишком невероятными были краски и все, что их окружало. Вскоре они остались на дороге одни: не было ни встречных машин, ни попутных. На очередном повороте машина забуксовала, Артур вышел и стал толкать ее. Потом присоединилась Инга, и они вытолкали машину. Джип ушел вверх по дороге, а друзья шли пешком, и вдруг внезапно они испытали состояние необъяснимой безудержной радости. Они стали смеяться, бегать, бросаться снежками. Артур обнажился по пояс и принялся растираться снегом.

– Какое счастье! Правда, Артур? У меня на душе так светло и радостно! Что с нами?

– Не знаю, мне тоже так хорошо, как никогда! Я бы сейчас пешком прошел этот перевал.

Друзья дошли до машины, которая стояла на участке ровной дороги посередине поляны. Все было занесено снегом. На снегу виднелись желтые пятна – как оказалось, это палатки непальцев, которые на лето приходят в Гималаи, чтобы подработать. В палатках можно было покушать и попить чаю, кофе.

Друзья освободили полог от снега и проникли в палатку. Здесь непальцы и ночевали, и готовили: все было заставлено коробками с крупами, макаронами, яйцами, баллоны с водой, газовые горелки. Молодые люди промокли насквозь и замерзли, они сели на лежак и выпили чая. Инга дрожала, Артур попросил одеяло у непальца и укрыл ее.

В палатку заглянул Джиту и вызвал Артура.

Артур вышел, и водитель показывая в сторону черной, грозной тучи, объяснил, что на перевал надвигается шторм и ехать нельзя ни вперед, ни назад.

– Что же делать? – спросил Артур водителя.

– Молиться, – ответил Джиту. И сложил ладони.



* * *

Артур вернулся в палатку и рассказал все Инге. Они договорились с непальцем – хозяином палатки о ночлеге. Джиту ушел ночевать в другую палатку. Начался сильный ветер, ураган, казалось, что сейчас сорвет палатку. Друзья достали из багажника сумки, надели все теплые вещи, какие оказались, и легли на лежак, укрывшись старыми непальскими одеялами. Инга сразу забылась сном, а Артур не мог уснуть. Он думал о том, как быстро и непредсказуемо может все в жизни измениться. И что к переменам почти никогда невозможно подготовиться.

Артур, планируя путешествие через Великий Гималайский хребет, не знал, конечно, что Гималаи непредсказуемы и опасны. Он не знал, что перевал Рохтанг, на котором они сейчас застряли, несмотря на свою незначительную высоту по гималайским меркам, всего около четырех тысяч метров, имеет зловещую репутацию. Каждый год, когда летом открывается перевал, здесь случаются снежные штормы и бури и немало машин срывается в пропасть. Не знал он и то, что для индусов смерть так же естественна, как закат солнца. Они ее принимают без страха. А водители принимают за слабость или малодушие желание отступить или вернуться обратно. И потому своим священным долгом они считают исполнять работу, в данном случае ехать по горам, даже рискуя своей жизнью и жизнью путешественников.

* * *

Артур услышал, как Инга дрожала и что-то бормотала во сне. Он прикоснулся к ее лбу, она вся горела, вероятно, сильно простудилась, и у нее начался жар. Он разбудил непальца и попросил согреть чай. Потом разбудил Ингу, и, придерживая ее в сидячем положении, начал поить.

– Что со мной? Где я? – спрашивала она, озираясь по сторонам, не понимая, где находится.

– Все хорошо, милая, ты среди друзей. Ты просто простыла и у тебя жар.

– Я хочу домой! Я хочу к маме, – она заплакала.

Артур прижал ее к себе и успокаивал, все будет хорошо, скоро ты будешь дома с мамой и сестренкой.

Потом они легли, и Инга заснула в объятиях Артура.

Утром Артур с большим трудом отодвинул занесенный снегом полог палатки и выбрался наружу. Метель продолжала гулять по горам, палатка и машина почти полностью утопали в снегу. Солнца не было видно из-за вьюги. Температура у Инги не спадала, и Артур решил найти водителя машины, чтобы попросить у него аспирин или какой-нибудь антибиотик. Вдалеке виднелись желтые крыши других палаток, и Артур направился к ним. Он проваливался в снег по пояс и сразу стал задыхаться, голова кружилась, появилась тошнота.

Он разыскал Джиту, но оказалось, что в машине нет аптечки и никаких лекарств. Артур спрашивал у непальцев во всех палатках, но все отрицательно качали головой. Телефоны здесь не работали, ждать помощи было неоткуда.

Артур с сокрушенным сердцем вернулся в свою палатку. Инга проснулась и смотрела на него блестящими глазами.

– Как ты, солнышко?

– Ничего, терпимо. Когда мы поедем?

– Метель, все занесло, ехать невозможно ни вперед, ни назад.

– И как думаешь, надолго ли?

– Будем надеяться, что за ночь метель стихнет.

* * *

Инга лежала обессиленная, иногда засыпала. Артуру удалось ее покормить. После обеда ветер стих и даже выглянуло солнышко. Артур стоял и смотрел на грандиозный Гималайский хребет, на сияющие ослепительной белизной горы. Внутри у него все переворачивалось от царящего вокруг неземного великолепия. Дух его захватывало и уносило в потоки света, радости, счастья. Потом состояние света внезапно сменялось, и на него нападал животный страх, сопровождающийся тошнотой и головокружением. Состояние менялось в течение дня так, будто раскачивался маятник. Наконец маятник качнулся в сторону страха и замер. Артуру стало жутко, он почувствовал, что здесь, на этой вершине он умрет и, наверно, Инга тоже. И где-нибудь тут, на склоне, их похоронят.

К ночи вновь разыгрался шторм, и началась снежная вьюга. Инга бредила, и Артур не смыкал глаз, протирал ей лоб мокрым полотенцем, стараясь таким способом хоть как-то облегчить ее страдания.

* * *

Так прошел еще день. Буря утихала в полдень и возвращалась к ночи. Улучшений у Инги не наблюдалась, она перестала принимать пищу, как ее ни уговаривал Артур. Ее лицо похудело и покрылось красными пятнами.

Вечером она позвала жестом Артура к себе.

– Как ты дорогая, тебе лучше? – спросил он.

– Знаешь, наверно, я умру, – произнесла она, и слеза, накатившись, зависла на реснице.

– Да как ты можешь это говорить!

– Нет, послушай меня, не перебивай, мне трудно говорить, – остановила она его ладонью.

– Обещай, что позаботишься о моей маме и сестре, вот я написала их адрес и телефоны – она протянула ему клочок бумаги. – И передай, пожалуйста, эту же просьбу Георгию.

Артур вновь попытался что-то сказать, а точнее возразить, но Инга остановила его.

– И знаешь, я хотела тебе признаться. Собиралась сказать еще, как только мы прилетели в Индию, но не решалась. Дай, пожалуйста, воды.

Артур налил воды из баллона в пластмассовый стаканчик и подал девушке.

– Так глупо все получилось. Знаешь, у нас с Георгием был роман, когда он прилетал в Египет и подарил мне машину. Ты мне очень дорог и близок. Но я не решалась сказать об этом случае с Георгием. Извини меня.

– Да что ты говоришь! Разве это важно? Это совсем не важно, не думай об этом, главное нам выбраться отсюда.

– Прости, если можешь, ты мне действительно дорог во всех отношениях, и как друг, и как мужчина.

– Я не хочу об этом слушать! Завтра с утра я попытаюсь спуститься в долину, найду там лекарства и вернусь.

– Не вздумай, это опасно. Ты не дойдешь.



1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   20


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница