Владимир Безладнов майский жук в шляпной картонке



страница1/7
Дата20.11.2016
Размер0.9 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7


© Владимир Безладнов
МАЙСКИЙ ЖУК В ШЛЯПНОЙ КАРТОНКЕ

(диалоги с самим собой)
драма в двух действиях по мотивам романа Буало-Нарсежака «Волчицы»


Большая квартира в одном из богатых кварталов Лиона. Судя по старинной мебели и другим предметам обстановки, в ней проживало не одно поколение состоятельного французского семейства со своими обычаями, традициями, укладом жизни. Но на всем лежит тяжелая печать запустения. Идет третий год войны. Франция оккупирована германскими войсками.

Мы видим эту квартиру несколько странно, - как бы всю сразу,- со всем ее бесчисленным множеством комнат, дверей, лесенок, коридоров. Она напоминает огромный лабиринт, теряющийся в пространстве, и в то же время мы понимаем: это замкнутое пространство, из которого нет выхода.

Дело в том, что и время, и пространство в этой пьесе смещены. Они возникают в сознании героя фрагментарно. Они субъективны. За два часа сценического времени пьеса охватывает период в несколько месяцев. Пространство, как и время, может сжиматься до точки и расширяться до бесконечности. Оно может смещаться, скручиваться, исчезать. Квартира, в определенные моменты, может стать лестничной клеткой, улицей, железнодорожным вагоном.

Очень важно почувствовать атмосферу этой странной квартиры, попытаться увидеть ее глазами одного человека - безусловно, талантливого музыканта, композитора, бывшего военнопленного по имени Жерве Ларош, услышать музыку, рождающуюся в его беспокойном сознании.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
ЖЕРВЕ ЛАРОШ

БЕРНАР ПРАДАЛЬЕ

ЭЛЕН МАДИНЬЕ

АНЬЕС МАДИНЬЕ

ЖЮЛИЯ ПРАДАЛЬЕ

ПОЖИЛАЯ ДАМА

ПОЖИЛОЙ ГОСПОДИН

ЖЕНЩИНА ПЛАЩЕ

МОЛОДАЯ ЖЕНЩИНА


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ


В этой комнате полумрак. Большая старинная кровать с альковом. На туалетном столике лекарства. На кровати неподвижно лежит человек. Из глубины квартиры доносятся звуки фортепиано. Чьи-то неуверенные пальцы монотонно и упорно повторяют одно и то же упражнение. Откуда-то из темноты слышится шепот:
- Жерве!.. Жерве!..
Человек открывает глаза, поднимает голову... Шепот становится все явственней и громче. Голоса звучат со всех сторон. В окружающей темноте возникают неясные фигуры. Они медленно приближаются к кровати.
- Жерве!..Жерве!..

- Ты слышишь меня, милый?..

- Жерве!.. Дружище Жерве!..

- Ну, посмотри на меня, Жерве!..

-Жерве!.. Жерве!..
Тени все ближе и ближе... Все громче и настойчивей звуки фортепиано... Голоса сливаются в одно угрожающее:
- Жерве!.. Жерве!.. Жерве!..
Человек пытается увернуться от протянутых к нему рук, пятится, упираясь ногами в постель, вдавливается в спинку кровати, закрывает лицо руками и дико, затравленно кричит. Вспыхивает свет. Рядом с ним перепуганная Элен.
ЭЛЕН. Бернар!.. Бернар!.. Ты что?.. Что с тобой, Бернар?.. Бернар!.. /Обнимает его, прижимает к себе/. Это сон... сон... Это просто сон... Ну, успокойся... Успокойся, мой маленький… /Он плачет, спрятав голову у нее на груди/. Ну вот и хорошо... Все хорошо... хорошо... Это просто сон... Ну, успокойся... Успокойся, мой маленький Бернар... Что с тобой?..

ОН./Судорожно/. Ничего, ничего...

ЭЛЕН./Протягивает руку к столику/. Твое лекарство, мой дорогой.

ОН./Перехватив ее руку/. Не оставляй меня!

ЭЛЕН. Ну что ты, дорогой. Ты же видишь: я никуда не ухожу./Наливает в ложку лекарство/. Давай выпьем настойку...

ОН. Элен!..

ЭЛЕН. Да?

ОН. Нет... ничего...

ЭЛЕН./Очень внимательно смотрит на него/. Что тебя беспокоит, мой маленький Бернар?



ОН. Ничего... Ничего, не обращай внимания.

ЭЛЕН. Мне тяжело видеть тебя в таком состоянии, дорогой.



ОН. Я знаю.

ЭЛЕН. Болит?

ОН. Немного.

ЭЛЕН. Ничего. Сейчас пройдет. Пей, дорогой... Пей, мой маленький Бернар.
Элен подносит ложку к его губам. Он послушно пьет. Долгая пауза.
ЭЛЕН. Тебе лучше?

ОН. Да.

ЭЛЕН. Что-нибудь еще нужно? Я могу выйти? Нужно проводить ученика.

ОН. Да-да... Все в порядке. Я спокойно подожду тебя.

ЭЛЕН./Останавливаясь в дверях/. Тебе, правда, ничего не нужно?.. Я на минутку.
Элен выходит. Он прислушивается. С трудом поднимается, держась за мебель, медленно добирается до двери, выглядывает, возвращается к кровати, выдвигает из-под нее таз, берет со столика графин с водой, долго полощет рот, выплевывает в таз, потом жадно, большими глотками пьет из графина воду. Внезапно останавливается, прислушивается. Быстро задвигает таз, ставит графин на место и ложится на кровать. Входит Элен, вкатывает сервировочный столик.
ЭЛЕН./Улыбаясь/. Ну?.. Хорошо ли мы себя вели?.. Угадай, что я принесла?

ОН. Спасибо, я не голоден.

ЭЛЕН. Это не может тебе повредить. Бульон, лапша. А еще я приготовила пюре...



ОН. Прошу тебя... Сегодня мне что-то не хочется есть...

ЭЛЕН. Надо, мой дорогой. Через не хочу. Вспомни, что сказал доктор. Тебе надо восстанавливать силы./Подкладывает ему под спину подушки, ставит на колени поднос/. Суп немного горячий. Не знаю, хорошо ли он посолен. Ну же, Бернар, выпей, доставь мне удовольствие. /Он пьет/. Вот... Молодец... А после бульона - лапша...

ОН./Пробуя/. Горькая...

ЭЛЕН./Пробует лапшу/. Бог знает, из чего ее делают. Ну, тогда пюре? Будешь?

ОН. Попробую.../Подносит ложку ко рту/. Нет... Не могу.

ЭЛЕН./Забирает у него ложку, ест сама/. Ты не прав, пюре замечательное… Теперь компот./Пробует компот/. Вот, он уже достаточно остыл. И твои таблетки, Бернар.

ОН. Если ты настаиваешь.

ЭЛЕН. Как так?

ОН. А так, что все это бесполезно.

ЭЛЕН. Ну что ты городишь? Таблетки больше всего помогают тебе. Да нет, честное слово, сегодня я не могу сказать, что ты плохо выглядишь, Бернар. /Обнимает его за шею, прижимается щекой к его волосам/.

ОН. Спасибо...
Пауза.
ЭЛЕН. Что тебе приготовить на ужин, Бернар?

ОН. Все равно. На твое усмотрение.

ЭЛЕН. Можешь часок-другой побыть один?

ОН. Да.

ЭЛЕН. Надо выйти в город за продуктами.

ОН. Ну конечно.

ЭЛЕН. Кроме того, я хочу, во что бы то ни стало, раздобыть для тебя шерстяные носки. Ты обещаешь мне не вставать?

ОН. Обещаю.

ЭЛЕН. И обязательно доешь овощной бульон. Обещаешь?

ОН. Обещаю, обещаю...

ЭЛЕН./Целуя его/. Не забудь, лекарство - ровно в четыре.

ОН./Удерживая ее, искренне/. Господи! Какая удача, что в этой сумасшедшей жизни я встретил именно тебя!..

ЭЛЕН./Осторожно высвобождаясь/. Я скоро... Пожалуйста, не утомляйся, дорогой.
Элен уходит. Некоторое время ОН лежит неподвижно, прислушиваясь к ее шагам. Слышен звук захлопывающейся двери. Он поднимается с кровати, захватив кружку с бульоном, добирается до окна и долго смотрит в него из-за задернутой занавески, очевидно, провожая взглядом уходящую Элен. Выливает бульон в стоящий на подоконнике цветок. Ставит кружку на место. Набрасывает на плечи лежащий на стуле халат, зябко кутаясь в него, выходит из комнаты и осторожно, почти наощупь, медленно идет по полутемному лабиринту квартиры. Проходя мимо большого зеркала, останавливается, зажигает свет и долго внимательно вглядывается в свое лицо. Резко гасит свет, подходит к столу, берет кувшин, стакан, наливает воду, жадно пьет, наливает второй стакан, пьет, недопив, ставит на стол. Подходит к секретеру, открывает его, что-то ищет, выдвигая ящики и задвигая их обратно. Один из ящиков не задвигается. Вынимает его, засовывает руку вглубь стола, достает спрятанный там конверт. Просматривает его содержимое, какое-то время стоит, осмысливая прочитанное, затем быстро убирает бумаги обратно в конверт, прячет его на прежнее место, задвигает ящик, закрывает секретер. Медленно подходит к фортепиано, поднимает крышку, осторожно трогает клавиши, поднимает руки, смотрит на свои пальцы, зажмурив глаза, сжимает их в кулаки… садится и начинает играть... Техника - виртуозна. Возможно, это импровизация. В музыке все: боль, отчаяние, протест... Неожиданно, не закончив музыкальной фразы, обрывает мелодию и долго сидит неподвижно. Потом, словно решившись на что-то, быстро встает, снова идет к секретеру, выдвигает ящики, вытряхивая их содержимое прямо на пол. Находит магнитофонную ленту, микрофон, подходит к магнитофону, включает его, настраивает, берет микрофон в руку, отпускает кнопку ”пуск” и начинает говорить четко, внятно, тщательно подбирая слова и обдумывая каждую фразу.
ОН. Господину Прокурору Республики. Дворец Правосудия, Лион...

Господин Прокурор!.. Господин Прокурор, к вам обращается умирающий. Через несколько дней меня уже наверняка не будет в живых, я умру, став жертвой жестокого и обдуманного преступления... Поверьте, Господин Прокурор, это не просьба о помощи, не попытка защиты, не месть. Просто я хочу, чтобы Вы знали правду... История моя проста. Зовут меня Жерве Ларош. Родился я 15 мая 1914 года в Париже. Все необходимые Вам подробности Вы узнаете без труда, если наведете обо мне справки в префектуре города Парижа, приняв во внимание, что моей матерью была актриса госпожа Монтано, а также в Парижской Консерватории, где я учился до самого начала этой войны...


Обессиленный, замолкает, вытирает пот со лба, выключает магнитофон, подходит к столу, пьет.
ГОЛОС. Почему ты остановился, Малыш?
Он вздрагивает, медленно оглядывается, подходит к зеркалу, включает свет, вглядывается, протягивает руку, словно хочет потрогать свое отражение. Из зеркальной рамы на него смотрит чужое лицо.
ОН./Отступая/. Бернар?!..

ОТРАЖЕНИЕ. Ну, здравствуй, дружище!..

ОН. Зачем ты здесь, Бернар?

БЕРНАР. Тебе плохо.

ОН. Это ничего не значит. Я не звал тебя.

БЕРНАР. Мы же друзья...

ОН. Друзья?!.. Ты называешь это дружбой?.. Не-ет!.. Это ты два года назад почему-то решил, что я - твой друг! Это ты зачем-то выбрал именно меня, чтобы поведать мне о своей жизни, и делал это чуть ли не каждый день!.. Я знал о тебе все. Я жил твоей жизнью. Я сочинял твои письма... Два года... Два года ты доставал меня своей заботой. В окопах... в лагере... Я потерял лицо!.. Я курил твой табак, я ел шоколад из твоих посылок, я носил твои кальсоны!.. /Яростно/. Ты задавил меня своей дружбой!.. За два года не наберется и двух часов, когда бы я мог остаться один и почувствовать себя, хотя бы на мгновение, самим собой!..

БЕРНАР. Ты не прав, Малыш... Мы с тобой даже больше, чем друзья. Мы с тобой теперь - одно целое.

ОН. Нет.../Кричит/. Нет!.. Не хочу!../Гасит свет, включает магнитофон, говорит в микрофон быстро, почти захлебываясь/. Господин Прокурор! Я перехожу к сути дела. В июне 1940 года вместе с моим другом Бернаром Прадалье я попал в плен. Навести справки о нем - также не составит труда. Бернар родом из Сен-Флура, где до войны ему принадлежала лесопилка. Вы установите, что из всей семьи у него остались лишь сестра Жюлия, с которой он поссорился и долгое время не виделся, и старик дядя, Шарль Метэра, проживающий в Абиджане. В начале этого года Бернар решил бежать из лагеря и прихватил с собой меня. Он рассчитывал спрятаться в Лионе у мадемуазель Элен Мадинье, с которой в самом начале войны вступил в переписку, отозвавшись на появившееся в газете объявление и став, таким образом, ее, так называемым ”крестником”... Побег удался... Мы прошагали пол-Германии... без пищи… без теплой одежды... в самый разгар зимы!.. Чудом перешли границу... Добрались до Лиона в товарном поезде... Ночью... Измотанные до предела… грязные, заросшие, похожие на бродяг... Но живые и невредимые!.. Понимаете, Господин Прокурор? Живые!.. А потом.../Бросает микрофон, отходит/. Не могу!../Кричит/. Не могу!.. Я не хочу проживать это заново!../Опускается на пол/.

БЕРНАР./Возникает рядом с ним, набрасывает ему на плечи шинель, обнимает, успокаивая/. Тебе придется, Малыш... Ничего... Ничего...
Стук колес. Обстановка квартиры медленно погружается в темноту. Лица Бернара и Жерве теперь освещены только тусклым светом луны, проникающим, очевидно, через маленькое окошечко товарного вагона, да редкими фонарями, проносящимися навстречу поезду. Вагон качает и трясет на стрелках, поезд то убыстряет, то замедляет ход, и тогда Бернара и Жерве то бросает друг к другу, то расшвыривает в разные стороны. Иногда навстречу с грохотом проносятся тяжелые составы, на мгновение освещая внутренность вагона.
БЕРНАР. Эй!.. Эй, Малыш! Дрыхнешь?../Тормошит его/. Взгляни-ка! Видишь?.. Мы подъезжаем! Это Ла-Гийотьер!..

ЖЕРВЕ. Ла-Гийотьер, не Ла-Гийотьер - какая разница... Не Ла-Гийотьер, так что-нибудь другое...

БЕРНАР. А я тебе говорю, Ла-Гийотьер!/Поднимает его/. Смотри!.. Там, впереди Лион. Видишь? Это Лион!../Кричит/. Наша взяла!../Отпускает Жерве и начинает отплясывать какой-то нелепый танец/. Наша взяла, Малыш!.. Слышишь! Наша взяла!..
Жерве снова устало опускается на пол.
Да что с тобой, старина?

ЖЕРВЕ. Мочи больше нет.

БЕРНАР. Устал?

ЖЕРВЕ. Смертельно.

БЕРНАР. Ерунда, Малыш! Я тебе помогу.

ЖЕРВЕ. Не надо...

БЕРНАР. Элен живет совсем рядом. Надо только добраться до бульвара Жана Жореса, а там рукой...

ЖЕРВЕ./Перебивает/. Подожди!.. Я тут поразмышлял... Я...не пойду с тобой... Я не хочу и дальше быть тебе обузой...

БЕРНАР. Слушай!.. Давай без шуток, ладно?!

ЖЕРВЕ. Я не шучу.

БЕРНАР. Ну, не глупи. Не глупи, Жерве, какого черта! Что ты будешь делать один?

ЖЕРВЕ. Отыщу другой поезд, идущий на юг - в Марсель, Тулон, не важно куда...

БЕРНАР. Не пори ерунды! Ты пойдешь со мной!

ЖЕРВЕ. Нет!

БЕРНАР. Да тебя... Тебя же, дубина ты этакая, сцапают еще до рассвета. Я же тебя знаю...

ЖЕРВЕ. Ничего, как-нибудь выкручусь. Пусть я не такой шустрый, как ты, но, будь уверен, выкарабкаюсь.

БЕРНАР. Послушай, Жерве, сейчас не время...

ЖЕРВЕ. Я хочу спать.

БЕРНАР. Я не понимаю, как ты можешь... После того, что мы пережили вместе...

ЖЕРВЕ. Оставь меня в покое!

БЕРНАР. Ну и черт с тобой!/0тходит от него/.
Пауза. Жерве сосредоточенно рассматривает свой рваный ботинок. Подбирает с пола кусок проволоки, пытается как-то закрепить подошву. Бернар наблюдает за ним, наконец, не выдерживает.
БЕРНАР. А ну, дай сюда! Ох, и никудышный ты малый! Чему вас только в школе учат! /0тбирает ботинок, садится рядом, работает/. Между прочим, она ждет нас обоих. Я же передал письмо с тем немцем...

ЖЕРВЕ. С каким еще немцем?

БЕРНАР. Ну с тем. Который устроил нам побег. Вполне приличный тип. До войны покупал у меня лес для шахт...

ЖЕРВЕ. Ну и что?

БЕРНАР. А то! Элен ждет нас двоих. Не можешь же ты обмануть ее.

ЖЕРВЕ. Слушай! Ты хотя бы знаешь, что существуют приличия?

БЕРНАР. А как же я? Меня ты что? Бросишь?

ЖЕРВЕ. Отстань!..

БЕРНАР. Ты не ответил на мой вопрос.

ЖЕРВЕ. Ну хорошо, хорошо! Я с тобой. Только сейчас оставь меня в покое!

БЕРНАР./Швыряет ему ботинок, снова отходит/. На! Получай свой поганый ботинок!
Пауза. Бернар смотрит в оконце. Жерве наблюдает за ним.
БЕРНАР. Жерве...

ЖЕРВЕ. Ну что? Небось, хочешь опять о своей Элен поговорить?

БЕРНАР.Я только хотел посоветоваться.../Снова пристраивается рядом/. Понимаешь, все это очень непросто...Ну, хорошо...Вот кончится война... Я продам лесопилку, женюсь на Элен, открою в Лионе свое дело...

ЖЕРВЕ. Какое?

БЕРНАР. Пока не знаю. Да это не важно, я неплохо умев зарабатывать на жизнь. Важно другое: я человек не ее круга, понимаешь?.. Судя по кварталу, в котором она живет, состояние у нее - дай бог. Квартирки там что надо. Шелковые обои, и все такое прочее... Эне - вообще квартал святош…

ЖЕРВЕ. Вот-вот! Куча богомольных родственников...

БЕРНАР. Это ничего. Родственников можно и потерпеть. Тем более что их немного...

ЖЕРВЕ... регулярные походы в церковь...

БЕРНАР. Подумаешь! Если надо, буду ходить к мессе...

ЖЕРВЕ... И ежедневное общество богатых снобов - друзей и знакомых...

БЕРНАР. Да плевать я на них хотел! Может, я побогаче их всех! Я им тоже…не какой-то там приютский! Вот получу наследство от дяди, захочу - куплю их дом со всей улицей в придачу! Дело не в этом.../Достает фотографию/. Я же прекрасно понимаю... Она - умная, тонкая, культурная, образованная. А я?.. /Усмехается удивленно/. Я словно вытащил счастливый лотерейный билет... Не-е... Ей, конечно, куда больше подошел бы кто-нибудь вроде тебя... талантливый, и все такое... Вот скажи: как дать ей понять, что я ее люблю?

ЖЕРВЕ./Устало/. Понятия не имею.

БЕРНАР. Нет, серьезно. Вот как бы ты это сделал?

ЖЕРВЕ. Я?.. Ну... я прямо сказал бы ей о своих чувствах. Если они, конечно, есть...

БЕРНАР. Да нет... Хотелось бы как-нибудь... покрасивее... Сам-то, небось, соловьем разливался, когда объяснялся в любви своей жене?

ЖЕРВЕ./Спокойно/. У меня нет жены.

БЕРНАР. Да знаю я, знаю!.. Но ведь была? - Была!.. Понимаешь, когда речь идет о любви...

ЖЕРВЕ./Постепенно заводясь/. Любовь? А с какой стати ты вообще вообразил, что между вами любовь?

БЕРНАР. Ну... я не знаю... В своем последнем письме...

ЖЕРВЕ. Да какая любовь может быть по переписке?! Втемяшил себе в голову, что она тебя любит, а сам не уверен в этом. Да она и фотографий-то твоих не получила...

БЕРНАР. Ну, не скажи!.. Она пишет, что много думает обо мне. А она не такая, чтобы врать. И потом все эти вопросы, - как я живу, да чем занимаюсь, да что люблю, - ведь это же что-нибудь да значит?!

ЖЕРВЕ. Да ничего это не значит! Пишет милые письма, так это в порядке вещей. Ты в плену, в беде, тебя надо поддержать...

БЕРНАР. Да что б ты понимал! Небось, твоя тебе вообще никогда никаких писем не писала.

ЖЕРВЕ./Орет/. Оставь в покое мою жену!

БЕРНАР. Да ладно-ладно... Не заводись! Не хочешь говорить на эту тему - не надо.
Пауза

.

ЖЕРВЕ./Примирительно/. Ты же прекрасно знаешь: я не был счастлив в браке.


Пауза.
БЕРНАР./Снова рассматривая фотографию/. Знаешь, а мне моя представляется высокой, строгой, слегка похожей на учительницу...

ЖЕРВЕ. Ага... Для тебя все женщины, - если они не проститутки, - сплошь учительницы или ”дамы высшего света”. Первые безумно серьезны - к ним на сраной козе не подъедешь, а среди других - одни ”прынцессы” да кинозвезды.

БЕРНАР. Ах ты, змей!.. Нарочно меня дразнишь, да?!../Обхватывает Жерве, валит на пол. Шутливая возня. Обессиленные от хохота, приваливаются к стенке вагона, сидят, обнявшись/.

БЕРНАР. Нет, ты только представь!.. Я женюсь на Элен... Ты живешь с нами, работаешь - пишешь свой концерт... Я, конечно, ничего не смыслю в музыке, но у Элен, наверняка, есть рояль... И вот первое исполнение... Мы - в первом ряду. Я - в смокинге, Элен - в вечернем платье... Ты на сцене в шикарном фраке... И оркестр...
Скрежет буферов. Поезд замедляет ход и останавливается.
Тихо! Кажется, все! /Смотрит в окно/. Не знаю, когда здесь комендантский час, но мешкать нельзя. Не хватает нам именно сейчас нарваться на патрульных!
Вагон снова встряхивает, их отбрасывает в сторону, состав движется в противоположном направлении.
ЖЕРВЕ. Что это?

БЕРНАР. Отводят на запасный путь.

ЖЕРВЕ. Бернар...

БЕРНАР. Молчи! Я открываю./Открывает дверь вагона, за дверью ливень/. Прекрасно! В такую погоду мы никого не встретим. Нам нужно только спуститься по насыпи. Затем переправиться через Рону, добраться до площади Карно, а оттуда - на набережную Сены. Улица Буржела, сразу направо. Третий дом от угла. Второй этаж... А, черт!

ЖЕРВЕ. Что там?

БЕРНАР. Вот зараза!.. В самую сортировку угодили.../Внезапно падает/. Ложись!.. Тихо!.. Военный эшелон!
Они замирают, мимо с грохотом проходит состав. В это время их поезд останавливается.
БЕРНАР. Ну, вставай!/Поднимает Жерве/. Подкормить тебя, беднягу, надо. Совсем как пушинка стал.

ЖЕРВЕ. Бернар! Я хотел бы...

БЕРНАР. Заткнись! Дома поговоришь!.. Ну, с богом!.. Я пойду первым. Посмотрю, что к чему. /Достает из-за пазухи талисман на цепочке, целует его/. Не бойся, Малыш! Пока эта штуковина со мной, с нами ничего не может случиться.

ЖЕРВЕ. Бернар...

БЕРНАР. Жди меня здесь! Вернусь, сядешь на край - сниму тебя отсюда.

ЖЕРВЕ. Бернар, подожди!..
Бернар прыгает из вагона и скрывается в темноте.
Берна-ар! Вернись!..
Слышен звук приближающегося поезда. Он все громче. И вдруг, словно лезвие бритвы, в него врезается отчаянный крик ужаса и боли.
ЖEPBE./B отчаянии/. Берна-а-ар!..
Поезд грохочет, постепенно затихая. Из темноты начинает проступать интерьер квартиры. Жерве сидит на полу. В руках у него талисман Бернара. Рядом микрофон.
ЖЕРВЕ./Смотрит на талисман, надевает его на шею/. Прощай, Бернар!.. /Поднимает микрофон, включает магнитофон, говорит очень спокойно/. Потом я нашел его в переплетении рельсов, по которым подошвы скользили, как по льду. Нога была прижата маневровой стрелкой. Надеюсь, он умер мгновенно. Я взял его документы. Я обязан был это сделать. Но теперь я знал, что страх никогда больше не покинет меня.
Выключает магнитофон, подходит к столу, пьет. Идет по квартире, открывает входную дверь, выходит на лестничную площадку, прикрывает дверь за собой, какое-то время стоит перед ней, затем осторожно трогает дверную табличку, кнопку звонка, нерешительно нажимает, ждет, сжавшись в углу, нажимает еще раз. Звонка нет. Осторожно, негромко стучит. Через какое-то время из глубины квартиры со свечой в руке, в домашнем халате и тапочках идет Элен. Она прислушивается, приоткрывает дверь, оставив ее на цепочке, вглядывается в Жерве. Он отступает назад.
ЭЛЕН./Шепотом/. Бернар?.. Вы?..

ЖЕРВЕ./Не сразу/. Да... я...

ЭЛЕН./Медленно открывает дверь/. Боже мой!../Быстро/. Входите!.. Да входите же!.. Быстрее!.

.

Она буквально втаскивает его в квартиру, закрывает дверь на все замки, прислоняется к ней спиной. Долго молча смотрят друг на друга.


ЭЛЕН./Протягивает руку, словно хочет погладить его по щеке, но не решается/. Мой бедный друг... Какой же у вас усталый вид...
  1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница