Владимир Александрович Спириденков Лесные солдаты. Партизанская война на Северо-Западе СССР. 1941-1944



страница2/15
Дата04.05.2016
Размер3.83 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Часть первая

Лесная война




Глава 1

Начало «войны всюду и везде»

Западные районы России самой природой были созданы для того, чтобы вести партизанскую войну на коммуникациях агрессора, который пойдет войной с запада на восток. О возможности ведения партизанской войны против захватчиков говорилось задолго до начала Великой Отечественной войны. В апреле 1920 года во время советско-польской войны диверсионные группы, одетые в гражданскую одежду, переходили линию фронта для развертывания партизанских действий в тылу польских войск в Западной Белоруссии. В начале 20-х годов был произведен учет кадров, участвовавших в партизанских действиях в период Гражданской войны и иностранной военной интервенции, были сформированы легкие партизанские отряды для встречи возможного вторжения противника. Эти отряды формировались в так называемой «зоне смерти» — полосе обеспечения войск прикрытия госграницы. В ней в случае отхода наших войск под ударами противника все мосты должны были быть взорваны, железнодорожные узлы приведены в полную негодность, стрелочное оборудование, средства связи, телефонный кабель и даже рельсы вывезены в тыл.

Партизанам оставалось не допустить восстановления противником разрушенных объектов и использования их в своих целях. В полосе обеспечения для противника они были практически неуязвимы, так как командиры отрядов знали проходы в минных полях, которых не знал противник. Партизанам не составляло бы труда в случае необходимости уйти от преследования в минированные леса и болота. В мирное время эти отряды комплектовались только командирами, организаторами и специалистами. Каждый отряд был своеобразным ядром, вокруг которого в случае начала войны должно было создаваться мощное формирование в несколько сот или тысяч человек. Для них в мирное время в непроходимых лесах и на островках среди болот были созданы тайные базы, построены подземные убежища, госпитали, склады, подземные мастерские для производства боеприпасов и вооружения. Для возможной партизанской войны в подземные тайники было заложено вооружение, боеприпасы и снаряжение.

Для подготовки командиров, организаторов и инструкторов по организации партизанского движения были созданы школы. Секретные научно-исследовательские центры разрабатывали специальные средства партизанской войны: особое снаряжение, вооружение и аппаратуру связи. Партизаны регулярно проходили учебные сборы, причем в качестве противника обычно выступали дивизии особого назначения Государственного политического управления (ГПУ), а потом Наркомата внутренних дел (НКВД).

Помимо партизанских формирований, готовились подпольные группы, которые в случае агрессии не уходили в леса, а оставались в населенных пунктах с задачей «входить в доверие к противнику» и «оказывать содействие», а затем организовывать борьбу с врагом и сбор развединформации.

Такую же работу параллельно, но совершенно независимо от ГПУ-НКВД проводила военная разведка. Ею тоже оборудовались тайные базы, убежища, секретные квартиры и явки, готовились линии конспиративной связи и многое другое. Военная разведка имела свои собственные тайные школы, организаторов и инструкторов. Кроме этого, ВКП(б) готовила некоторых своих лидеров районного и областного звена в западных районах страны к переходу на нелегальное положение в случае оккупации. Партийные организации в случае войны должны были превращаться в глубоко законспирированные центры по развертыванию партизанской борьбы.

Итак, поскольку после кровопролитной Гражданской войны страна не располагала необходимыми материальными и людскими ресурсами для создания сильной армии, ставка делалась на малую войну против возможного агрессора силами партизан. Для этого была создана целая система их подготовки, организованная Государственным политическим управлением и распространенная на все приграничные районы страны. Было написано много пособий по тактике ведения партизанской войны, разработана ее доктрина, сформулированы способы ее ведения на возможных театрах военных действий. С начала 20-х до середины 30-х годов подготовка специалистов для партизанских формирований проводилась в специальных школах и учебных пунктах. Командование будущих партизанских формирований подбиралось из числа лиц, имевших опыт партизанской деятельности в годы Гражданской войны и иностранной интервенции. Начальниками штабов назначались общевойсковые командиры Красной армии. Численность организаторских групп отрядов составляла 8-12 человек, бригады — 30–40 человек. Диверсионные и разведгруппы комплектовались из красноармейцев и пограничников, но в них обязательно вводились люди, имевшие практический опыт партизанских действий.

В состав будущих партизанских формирований включались мужчины в возрасте от 45 лет и старше, а также молодые люди, освобожденные от военной службы по состоянию здоровья. Это делалось специально, чтобы в случае начала войны они не попали под мобилизацию в армию. Отдельно проводились сборы, на которые привлекались только женщины в возрасте от 20 до 40 лет. Большинство обучаемых были коммунистами и комсомольцами. Никто из окружающих, родных и близких им людей не должен был даже догадываться о том, чему их готовят. Иногда, в целях создания болеем достоверной легенды, будущих диверсантов и подпольщиков «исключали» из партии и комсомола, «устраивали» работать на объекты, на которых они должны были действовать в случае вторжения противника. Максимально ограниченный круг лиц, привлекавшихся к подготовке специалистов для партизанских формирований, обеспечивал высокую степень секретности и исключал утечку информации.

С 1926 по 1936 год в области подготовки возможной партизанской войны в стране была проведена следующая работа:

создана тщательно законспирированная и обученная сеть диверсионных групп и диверсантов-одиночек в городах и на железных дорогах к западу от построенной незадолго до этого линии укрепленных районов (полосе обеспечения);

сформированы и всесторонне подготовлены маневренные партизанские отряды и группы, способные действовать на незнакомой местности и на территории чужого государства;

в специальных партизанских школах произведена переподготовка партизанских кадров времен Гражданской войны и иностранной интервенции, подготовлены молодые командиры партизанских формирований;

на специальных и общевойсковых учениях РККА отработаны вопросы партизанской войны и тактика борьбы с вражескими диверсионными группами;

усовершенствованы старые и созданы новые технические средства диверсионной войны для применения их партизанскими формированиями (в том числе угольные, магнитные мины, мины замедленного действия и другие);

разработано и изготовлено материально-техническое обеспечение партизанских формирований;

оперативниками транспортных отделов ОГПУ проведена вербовка большого количества агентов на железных дорогах к западу от линии тыловых укрепленных районов из числа подготовленных к диверсионной деятельности специалистов-железнодорожников (дежурных по станциям, паровозных машинистов, связистов, стрелочников, путевых рабочих и т. д.).

К началу 30-х годов была проделана огромная работа по подготовке к партизанской войне на случай агрессии. К началу 1930 года в Прибалтийском, Западном, Киевском и Одесском военных округах было все подготовлено к тому, чтобы в случае нападения на нашу страну немедленно начать крупные диверсионные операции с целью изолирования вражеских войск от источников их снабжения. Были созданы хорошо подготовленные партизанские формирования. К западу от укрепрайонов были заложены тайные базы с большими запасами оружия, боеприпасов, взрывчатки, медикаментов и продовольствия.

К 1 января 1930 года в приграничной полосе из личного состава погранвойск и военизированной охраны железных дорог было подготовлено большое количество подрывных команд, железнодорожные полки, партизанские подрывные команды. На важных военных и промышленных объектах были оборудованы специальные минные трубы, ниши и камеры с заложенными в них зарядами, которые в любой момент после начала войны могли обеспечить уничтожение объектов, способных попасть под контроль вражеских войск. Начиная с лета 1931 года на каждого подготовленного партизана, диверсанта или подпольщика были заложены один или несколько тайников с оружием, боеприпасами, минно-взрывными или зажигательными средствами. С конца 1931 года начала производиться закладка скрытых складов с оружием, боеприпасами, минно-подрывным имуществом и зажигательными средствами для партизанских отрядов, бригад, диверсионных и разведывательных групп.

Качество подготовки и боевые возможности партизанских формирований были проверены на ряде проведенных в 1932 году учений. Они помогли обобщить опыт и оценить эффективность подготовки кадров для диверсионных, разведывательных и партизанских формирований. «Партизаны» на учениях были вооружены оружием иностранного производства, а «диверсанты» — учебными минами. Все были одеты в одинаковую гражданскую одежду и головные уборы с красными полосками, имели плащи и рюкзаки. «Противник» в составе дивизии особого назначения НКВД, Высшей пограничной школы, академий и училищ Московского военного округа проводил контрпартизанские мероприятия. В ходе учений «партизанами» был организован ряд засад, но налеты на штабы армий оказались неудачными из-за бдительности охраны. Зато очень эффективно работали небольшие «диверсионные группы» на путях сообщения «противника». Даже на сильно охраняемых участках железных и шоссейных дорог партизаны ухитрялись закладывать так называемые «нахальные мины», установка которых занимала менее 30 секунд.

Опыт учений показал, что если крупные отряды обнаруживались уже на подходе к месту проведения диверсии, то мелкие группы легко проникали в населенные пункты, в которых располагались штабы, где с помощью учебных мин они проводили диверсии, сами оставаясь неуловимыми. Очень успешно партизаны действовали из засад против автомобильных колонн и при захвате поездов. Потом опыт, полученный в 20-30-х годах, будет успешно использован в годы Великой Отечественной войны.

В 1933 году в качестве наставления была издана «Инструкция о партизанской борьбе». «Линия Сталина», полоса обеспечения перед ней и сформированные в мирное время партизанские отряды, готовые с первой минуты оккупации действовать в глубоком тылу в зоне разрушений, составляли первоклассную систему самозащиты государства. До 1936 года командному составу Красной армии внушалось, что в будущей маневренной войне «крупная роль будет принадлежать… партизанским действиям, для чего надо организовать и подготовить их проведение в самом широком масштабе».

Однако в 1937–1938 годах была принята военная доктрина, которая не допускала ведения войны на своей территории. С 1937 по 1939 год была разрушена система подготовки партизанских кадров и ликвидирована сеть партизанских школ. Скомплектованные на случай возможной войны партизанские формирования, диверсионные и разведгруппы были расформированы. Отряды были распущены, оружие, взрывчатка, боеприпасы из тайных хранилищ изъяты, сами тайные хранилища и убежища были засыпаны землей, партизанские базы опустошены. До осени 1939 года в полосе обеспечения все мосты в случае вторжения противника были подготовлены к подрыву по команде. После этого строительство моста противник вынужден был бы начинать заново. Осенью 1939 года все мосты были разминированы, так же как и минные трубы и ниши под важными военными и промышленными объектами.

Полковник Главного разведуправления профессор И.Г. Старинов, который в предвоенное время руководил секретной школой по подготовке партизанских кадров, в своих мемуарах писал: «Надежно спрятанное в земле оружие и взрывчатые вещества ждали своего часа. Но раньше, чем пришел этот час, скрытые партизанские базы были опустошены, безусловно, с ведома и, наверное, даже по прямому приказу Сталина».

Когда стало ясно, что война неизбежна, в январе-феврале 1941 года начальником Главного разведуправления Красной армии Ф.И. Голиковым в течение месяца были проведены сборы высшего командного состава округов и армий, по окончании которых начальник пограничной разведки полковник Виноградов представил в Генеральный штаб «План мероприятий по развертыванию разведки округов и армий в военное время». На случай отступления план предусматривал создание в приграничных военных округах тайных баз с запасом оружия, боеприпасов и военного имущества иностранного образца, а также организацию резервных агентурных сетей на своей территории на глубину 100–150 километров на случай вынужденного отступления.

После сборов Голиков направил всем начальникам разведотделов приграничных округов и армий директиву «О приведении разведывательных отделов и их подразделений в мобилизационную готовность к маю 1941 года». Когда возникла необходимость, все предусмотренное было исполнено точно и в срок.

Несмотря на предвоенную ломку военной доктрины, партизанское движение и зафронтовая деятельность групп спецназначения НКВД благодаря предпринятым мерам были с самого начала Великой Отечественной войны организованы с таким размахом, что до сих пор ветераны вермахта, которые имели несчастье встретиться с партизанами, вспоминают об этом с ужасом. А вот у немцев с их хваленым порядком и организованностью, несмотря на их попытки создать «Вервольф», аналог нашего партизанского движения, ничего не вышло. Однако и в СССР не все проходило гладко. Организовать партизанскую войну можно было бы гораздо меньшей кровью, если бы не было шараханья из стороны в сторону в начале войны. Из-за некомпетентных указаний лиц, ответственных за это, партизаны и разведывательно-диверсионные группы в первый год понесли огромные, неоправданные потери, значительно снизившие эффективность их действий в тылу противника.

В первые же дни войны была сформирована Особая группа при наркоме внутренних дел. Это было полноценное войсковое соединение, состоявшее из двух полков четырех- и трехбатальонного состава. Батальоны делились на отряды, а отряды на спецгруппы. В состав полков входили специальные подразделения: саперно-подрывная рота, авторота, рота связи, отряды спецназначения, школы младшего начальствующего состава и по подготовке специалистов. 26 июня 1941 года это соединение возглавил бывший начальник отдела боевой подготовки Главного управления местной противовоздушной обороны НКВД комбриг П.М. Богданов. Начальником штаба был назначен В.В. Гриднев. 5 июля 1941 года формирование Особой группы было завершено, после чего в командование ею вступил старший майор госбезопасности Павел Анатольевич Судоплатов (агентурные псевдонимы Яценко, Андрей), имевший карьеру матерого разведчика. В 30-х годах он был нелегалом внешней разведки НКВД в Финляндии, Швеции, Германии, Франции, Испании; внедрялся в ОУНовское руководство, закончил нацистскую школу в Лейпциге, ликвидировал лидера украинских националистов Коновальца. В период гражданской войны в Испании Судоплатов командовал интернациональной партизанской частью при республиканской армии. В 1940 году он руководил группой боевиков, убивших Л.Д. Троцкого. В 1941 году он являлся заместителем начальника 5-го отдела НКГБ (внешней разведки).

На Особую группу были возложены следующие задачи:

разработка и проведение разведывательно-диверсионных операций против гитлеровской Германии и ее сателлитов;

организация подполья и партизанской войны;

создание нелегальных агентурных сетей на оккупированной территории;

руководство специальными радиоиграми с немецкой разведкой с целью дезинформации противника.

С июля по октябрь 1941 года полки Особой группы дислоцировались в ближнем Подмосковье. С ее личным составом проводились интенсивные занятия по специальным программам, включавшим в себя изучение минно-подрывного дела, тактики боевых действий в лесу, тактики партизанской войны и тому подобное. Из состава полков еще летом 1941 года были сформированы и направлены в тыл противника первые отряды, группы и одиночные исполнители. Они должны были наряду с проведением разведывательных и диверсионных акций в тылу противника провести сбор подробной и квалифицированной информации о реальной обстановке, политике оккупационных властей, системе организации охраны тыла войск вермахта, настроениях населения.

Первые отряды должны были установить контакты с партизанами и наладить их связь с Москвой, способствовать формированию новых отрядов и активизировать их боевую деятельность. Им предстояло проверить на практике эффективность тактических приемов и методов партизанской войны и выявить новые возможности их развития. Группы насчитывали по 30–50 человек, но вскоре после проведения первых диверсий они быстро вырастали в партизанские отряды и бригады. Как правило, первые группы забрасывались на парашютах.

25 августа 1941 года приказом НКВД СССР № 001151 оперативные группы местных органов госбезопасности, предназначенные для борьбы с парашютными десантами и диверсантами, были преобразованы в 4-е отделы НКВД — УНКВД прифронтовых республик, краев и областей и оперативно подчинены Особой группе при НКВД СССР. На них возлагалась задача организации и всесторонней помощи партизанским отрядам.

В октябре 1941 года Особая группа при наркоме НКВД была переформирована в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН) НКВД СССР, предназначенную для дезорганизации тыла противника, ведения разведывательной и диверсионной деятельности, ликвидации агентуры врага.

Руководящее звено бригады составили опытные оперативные работники органов НКВД, НКГБ, пограничных и внутренних войск НКВД. Численность бригады составляла более 25 тысяч человек, из которых 2 тысячи были иностранцами из числа политических иммигрантов. Бригада комплектовалась из числа лучших спортсменов, в том числе профессиональных боксеров, борцов, легкоатлетов.

Тактика бригады предусматривала действия не общими силами на каком-то участке фронта, а отдельными ее подразделениями, мелкими группами и индивидуально на всех фронтах от Баренцева до Черного морей. В октябре 1941 года, когда возникла опасность захвата Москвы, ее подразделения закрыли все подступы к центру города и Кремлю, охраняли и минировали важные объекты.

Первые указания о развертывании партизанской войны были даны 29 июня 1941 года в директиве Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским органам прифронтовых областей. В этом документе была изложена программа организации отпора врагу.

В частности, предписывалось «в занятых врагом районах создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов и т. д. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия».

Однако поспешность исполнения установок И.В. Сталина на организацию партизанской войны поначалу нередко становилась причиной того, что наспех сформированные отряды и группы гибли в тылу врага, как мотыльки, летящие на костер. Это было следствием массовой и бесплановой переброски почти совсем не подготовленных, слабо вооруженных групп, которые не имели даже средств радиосвязи. Не лучше обстояло дело и с директивами. Например, 3 июля 1941 года в своем радиовыступлении Сталин призвал партизан к поджогу лесов. К счастью, они этого не выполнили, так как без лесов не смогли бы существовать.

16 июля 1941 года была издана директива НКГБ № 222, в которой отмечались недостатки по организации партизанского движения: отряды комплектовались наспех из людей неопытных, не знающих местных условий и не владеющих оружием; партизаны, посылаемые на боевую работу в тыл противника, недостаточно инструктировались.

А 18 июля 1941 года Политбюро ЦК ВКП(б) обсудило вопрос об организации борьбы в тылу немецко-фашистских войск и приняло постановление ЦК ВКП(б).
Строго секретно

ОБ ОРГАНИЗАЦИИ БОРЬБЫ В ТЫЛУ ГЕРМАНСКИХ ВОЙСК



18 июля 1941 года

В войне с фашистской Германией, захватившей часть советской территории, исключительно важное значение приобрела борьба в тылу германской армии. Задача заключается в том, чтобы создать невыносимые условия для германских интервентов, дезорганизовать их связь, транспорт и сами воинские части, срывать все их мероприятия, уничтожать захватчиков и их пособников, всемерно помогать созданию конных и пеших партизанских отрядов, диверсионных и истребительных групп, развернуть сеть наших большевистских подпольных организаций на захваченной территории для руководства всеми действиями против фашистских оккупантов. В этой борьбе с фашистскими захватчиками мы имеем много еще не использованных средств, много упускаемых нами возможностей для нанесения тяжелых ударов по врагу. Во всем этом нас беззаветно поддержат в каждом городке и в каждом селе сотни и тысячи наших братьев и друзей, попавших теперь под пяту германских фашистов и ждущих с нашей стороны помощи в деле организации сил для борьбы с оккупантами.

Чтобы придать всей этой борьбе в тылу германских войск самый широкий размах и боевую активность, необходимо взяться за организацию этого дела на месте самим руководителям республиканских, областных и районных партийных и советских организаций, которые должны в занятых немцами районах лично возглавить это дело, возглавить группы и отряды самоотверженных борцов, уже ведущих борьбу по дезорганизации вражеских войск и по уничтожению захватчиков.

Между тем все еще не редки случаи, когда руководители партийных и советских организаций в районах, подвергшихся угрозе захвата немецкими фашистами, позорно бросают свои боевые посты, отходят в глубокий тыл, на спокойные места, превращаются на деле в дезертиров и жалких трусов. При этом руководители республиканских и областных парторганизаций в ряде случаев не принимают мер к решительной борьбе с этими позорными фактами.

ЦК ВКП(б) требует от всех партийных и советских организаций, и прежде всего от их руководителей, покончить с таким нетерпимым положением и предупреждает, что наша партия и правительство не остановятся перед самыми крутыми мерами в отношении шкурников и дезертиров, а также выражает уверенность в том, что партийные организации примут все меры к очистке парторганизаций от этих перерожденцев и к сплочению всех своих сил для разгрома врага на фронте и в тылу, для подготовки нашей победы над фашистскими бандами. В соответствии с этим ЦК ВКП(б) требует от ЦК национальных компартий, обкомов и райкомов в захваченных и находящихся под угрозой захвата врагом областях и районах проведения следующих мер:

1. Для организации подпольных коммунистических ячеек и руководства партизанским движением и диверсионной борьбой в районы, захваченные противником, должны быть направлены наиболее стойкие руководящие партийные, советские и комсомольские работники, а также преданные Советской власти беспартийные товарищи, знакомые с условиями района, в который они направляются. Засылка работников в эти районы должна быть тщательно подготовлена и хорошо законспирирована, для чего следует каждую группу (2–3–5 человек) засылаемых связывать только с одним лицом, не связывая засылаемые группы между собой.

2. В районах, находящихся под угрозой захвата противником, руководители партийных организаций должны немедля организовать подпольные ячейки, переведя уже сейчас часть коммунистов и комсомольцев на нелегальное положение. Для обеспечения широкого развития партизанского движения в тылу противника партийные организации должны немедля организовать боевые дружины и диверсионные группы из числа участников гражданской войны и из тех товарищей, которые уже проявили себя в истребительных батальонах, в отрядах народного ополчения, а также из работников НКВД, НКГБ и других. В эти же группы должны быть влиты коммунисты и комсомольцы, которые не используются для работы в подпольных ячейках. Партизанские отряды и подпольные группы должны быть обеспечены оружием, боеприпасами, деньгами и ценностями, для чего заблаговременно должны быть в надежных местах зарыты и запрятаны необходимые запасы. Необходимо также заблаговременно позаботиться об организации связи подпольных ячеек и партизанских отрядов с советскими районами, для чего их снабдить радиоаппаратами, использовать ходоков, тайнопись и проч., а также обеспечить посылку и печатание на месте листовок, лозунгов, газет.

3. Партийные организации под личным руководством их первых секретарей должны выделить для формирования и руководства партизанским движением опытных боевых и до конца преданных нашей партии, лично известных руководителям парторганизаций и проверенных на деле товарищей.

4. ЦК компартий союзных республик, крайкомы, обкомы должны сообщать ЦК ВКП(б) по специальному адресу фамилии товарищей, выделенных для руководства партизанскими отрядами.

ЦК ВКП(б) требует, чтобы руководители партийных организаций лично руководили всей этой борьбой в тылу немецких войск, чтобы они вдохновляли на эту борьбу преданных Советской власти людей личным примером, смелостью и самоотверженностью, чтобы вся эта борьба получила размах непосредственной широкой и героической поддержки Красной армии, сражающейся на фронте с германским фашизмом.



Центральный Комитет Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков)
Решением Политбюро от 18 июля 1941 года была создана комиссия ЦК ВКП(б) в составе Л.3. Мехлиса, П.К. Пономаренко и других, на которую возлагалось руководство подпольными партийными организациями в тылу противника. Одновременно при политических управлениях фронтов были учреждены специальные отделы, а при армиях — отделения, которые должны были оказать помощь партийным организациям прифронтовых районов в формировании, обучении, вооружении партизанских отрядов, в налаживании с ними связей. Этот период организации партизанского движения характеризовался тем, что в основном решались вопросы подбора, расстановки кадров для подпольных организаций, отрядов народного ополчения, истребительных батальонов, партизанских отрядов и групп. Он был самым трудным. Партизаны и подпольщики, переправленные через линию фронта в тыл врага, а также оставленные для организации этой работы, из-за неопытности, слабой подготовленности, многочисленных случаев предательства со стороны населения несли большие потери. В это время определились три основных способа организации партизанского движения, которые зависели от сложившейся на оккупированной территории обстановки:

создание подпольных и партийных организаций, партизанских отрядов и групп до оккупации района вражескими войсками;

создание подполья и партизанских отрядов и групп в тяжелых условиях оккупации;

формирование отрядов и групп партизан и диверсантов в советском тылу с последующей переброской их на оккупированную территорию.

17 июля 1941 года ГКО передал военную контрразведку из НКО в НКВД, где было создано Управление особых отделов во главе с B.C. Абакумовым. Начальники особых отделов фронтов стали назначаться только приказами Л.П. Берии.

Стремясь в максимально короткие сроки выполнить постановление ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 года, партийные руководители на местах, сотрудники НКВД-НКГБ, а также общевойсковые командиры и политработники, которые не имели представления об организации партизанской войны и тактике действий партизанских формирований, начали комплектовать и готовить к заброске в тыл врага отряды и группы. Эти наспех сформированные отряды и группы готовились в течение всего 2–5 суток. Чему можно было научить людей за такой короткий срок? Партизаны-скороспелки уходили навстречу своей смерти и гибли, как правило, при попытке перехода линии фронта или же проведении первой диверсии. Через некоторое время срок подготовки был увеличен до 2–3 недель, а потом, через несколько месяцев после начала войны, до 1–2 месяцев.

Сроки были «написаны» большой кровью наспех заброшенных групп. Поспешная подготовка неопытными инструкторами, не имевшими практического опыта партизанских действий в тылу противника, отсутствие в отрядах и группах средств радиосвязи, ошибки в постановке задач в связи с незнанием реальной обстановки в районе предполагаемых действий были причиной высоких потерь. Из-за слабой подготовки, неопытности, скоропалительного/необдуманного подбора состава партизанских групп и отрядов с наступлением зимы 1941/42 года многие из них «ушли в подполье», «законспирировались» или погибли. Другие попытались пережить зиму на наспех созданных базах и в лесных лагерях и тоже погибли.

Продолжали успешно действовать только отряды с опытными командирами. Не погибло ни одно формирование, которыми командовали люди, прошедшие в 30-х годах обучение в спецшколах и получившие опыт партизанской войны в Испании. Наибольшие потери были понесены в первые месяцы войны.

К июню 1942 года в Белоруссии оставалось на связи всего 65 отрядов, 42 из которых были из состава 437 отрядов, наспех подготовленных до октября 1941 года, а 13 отрядов состояли из красноармейцев, попавших в окружение. То есть уцелело только 13 % отрядов. В Ленинградской области к сентябрю 1941 года действовало 400 отрядов и групп общей численностью 18 тысяч человек. На 10 июля 1942 года из их числа осталось только 48 отрядов, то есть 12 % от действовавших осенью 1941 года. Немного лучше обстояли дела у калининских, брянских и смоленских партизан, где уцелело от 23 до 30 % заброшенных или оставленных при отходе Красной армии отрядов и групп. В общей сложности из 2800 заброшенных групп и отрядов уцелело только 270.

Наиболее боеспособными и понесшими минимальные потери оказались отряды, созданные органами НКВД. Несмотря на то что в предвоенные годы была разрушена система подготовки партизанских кадров, в НКВД остались предвоенные разработки и методики, которые для восстановления системы подготовки кадров стали использоваться с первых дней войны. Именно работники НКВД в первые дни войны оказали партийным и советским органам наиболее действенную помощь в организации партизанского движения. Они с самого начала приняли участие в подборе командных кадров отрядов, организации разведки, взаимодействия с другими отрядами, закладках баз и т. д.

Для того чтобы обеспечить эту работу, за линию фронта начали засылаться оперативные группы НКГБ и НКВД как из Москвы, так и прифронтовыми территориальными органами. Однако в связи с тяжелой обстановкой на фронтах засылка опергрупп не носила массового характера. Опергруппы НКВД-НКГБ и созданные на их базе партизанские отряды в начале войны и в последующем внесли огромный вклад в развитие диверсионной войны. С выходом в свет 18 июля 1941 года постановления ЦК ВКП(б) «Об организации борьбы в тылу германских войск» вся тяжесть по его организации легла на НКВД. Если директивы и постановления СНК и ЦК ВКП(б) по организации партизанского движения выполнены в полном объеме не были, то директивные указания НКВД, которым руководил Л.П. Берия, начали исполняться неукоснительно. С указаниями ведомства Л.П. Берии не считаться было смерти подобно. В это же время было начато восстановление спецшкол и учебных центров по подготовке партизанских специалистов при различных подразделениях органов НКГБ. Преподавателями и инструкторами спецшкол стали работники НКВД и НКГБ. Одним из крупнейших центров по подготовке специалистов стала Особая группа при НКВД, а затем Отдельная мотострелковая бригада особого назначения НКВД СССР (ОМСБОН).

Одной из неразрешимых проблем в этот период становится обеспечение партизанских отрядов и оперативных групп НКВД средствами радиосвязи. Ею были обеспечены только около 1,5 % подразделений. Объяснялось это не только большим дефицитом радиостанций и радистов, но и «радиобоязнью» партизанских командиров, то есть опасениями быть обнаруженными немецкими радиоперехватчиками. Поэтому единственно возможным способом осуществления связи надолго стала связь через пеших курьеров, посылавшихся как действующими на зафронтовой территории партизанами и подразделениями НКВД, так и по обусловленному заранее паролю с советской территории. Передача разведданных через них была малоэффективной, так как под ударами немецких войск Красная армия постоянно отходила, и связникам приходилось догонять линию фронта. С Большой земли связник нес с собой агитационную литературу или взрывчатку. Ненадежность такого вида связи подтверждается тем, что только 5 % информации достигало адресатов. Кроме того, добытые разведданные в результате отсутствия возможности своевременной их передачи за линию фронта теряли свою актуальность. Во избежание раскрытия агентурной сети в случае поимки немцами связного курьеры-связники никогда лично не встречались с агентами. Они забирали направленные ими донесения из «почтовых ящиков», в качестве которых служили малопосещаемые тайные места в виде дупла дерева, развалин и т. п. Лишь с лета 1942 года картина кардинально изменилась. Все партизанские отряды, формировавшиеся в тылу и забрасывавшиеся через линию фронта, были снабжены радиостанциями, запасом батарей и обслуживались подготовленными радистами.

Для того чтобы обеспечить эффективную связь, скоординировать проведение боевой и разведработы, обеспечить переправку за линию фронта вновь созданных отрядов на линии фронта и в нейтральных зонах, которые не контролировались нашими и немецкими войсками, областными управлениями НКВД была создана сеть оперативно-переправочных пунктов, обслуживавшихся оперативниками разведотделов территориальных органов госбезопасности. Каждый пункт включал в себя пять — семь оперативных работников НКВД, радиста с радиостанцией, материальную базу, на которой хранился запас боеприпасов, обмундирования и продуктов питания.

Сотрудники оперативно-переправочных пунктов для групп и отрядов, боевых групп и агентов-одиночек разрабатывали задания в зависимости от складывавшейся обстановки, намечали оптимальные пути продвижения, определяли сроки выполнения заданий, пути и сроки возвращения на свою территорию. Вопросы переброски агентуры и партизанских отрядов оперативные работники переправочных пунктов обязательно согласовывали с командованием частей Красной армии, в полосе которых находились. При необходимости для обеспечения переброски ими привлекались армейские разведподразделения. На оперативно-переправочных пунктах всегда был резерв боевых групп и агентов-разведчиков, которые использовались для выполнения отдельных заданий командования по разведке вражеской обороны и совершения диверсий в его тылу и на коммуникациях.

В целом первые месяцы войны стали периодом становления партизанского движения на оккупированной территории. В силу объективных и субъективных причин этот процесс был весьма болезненным, длительным и стоил первым партизанам значительных жертв. В то же время полученный опыт быстро осмысливался партийно-советскими, армейскими органами и специальными службами, что позволило советскому руководству вскоре развернуть невиданную дотоле в истории полномасштабную партизанскую войну.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница