Вывоз капитала и внешние заимствования



Скачать 118.6 Kb.
Дата10.11.2016
Размер118.6 Kb.
Кохно А.П.

к.э.н., начальник лаборатории финансового планирования и прогнозирования Института нечётких систем



pavelkohno@mail.ru

ВЫВОЗ КАПИТАЛА И ВНЕШНИЕ ЗАИМСТВОВАНИЯ



Ключевые слова: вывоз капитала, экономическая преступность, кредитование российских предприятий.
Проблемы утечки, бегства капитала за рубеж, отсутствия четкого правового механизма репатриации незаконно вывезенных из России средств наряду с необходимостью обеспечения свободного перемещения денег, безусловно, не только оказывают свое влияние на эффективность проводимых реформ, привлекательность и защищенность инвестиций в российской экономике, но и в своей совокупности, приобретя гипертрофированные и неконтролируемые масштабы, представляют одну из основных угроз национальной безопасности в финансово-экономической области. Внушительные объемы вывоза капитала из России все еще остаются одной из причин дестабилизации экономики в нашей стране1.

Проблема экономической преступности вообще и отдельных ее видов в частности не является новой для российской, равно как и мировой, уголовно-правовой и криминологической науки. Разумеется, российский научно-исследовательский опыт далеко не столь обширен, как опыт зарубежный, что объясняется, прежде всего, социально-политическими причинами. Исследование экономической преступности в России стало возможным в полной мере только в 90-х годах ушедшего столетия. Кроме того, со многими видами экономической преступности Россия «столкнулась» примерно в это же время. Однако интерес к проблемам экономической преступности, оценке ее состояния, ее причинам и, главное, поиску ответа на вопрос: «Что делать для эффективной борьбы с ней?» в российской науке настолько велик, что породил массу интересных и глубоких исследований.

Однако, как это ни парадоксально, при множестве специальных исследований по экономической преступности исследования проблемы бегства капиталов из России в уголовно-правовой и криминологической науке практически не проводились. Рассматривались лишь отдельные ее аспекты, такие, например, как уголовно-правовой анализ состава невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте. Но невозвращение из-за границы валютных средств совершенно не идентично бегству капиталов из России.

Частично с проблемой бегства капиталов из России перекликается проблема «отмывания грязных денег». Многие отождествляют указанные проблемы, что требует рассмотрения их соотношения.

Мы склонны согласиться с Н.А.Лопашенко в отношении того, что «на сегодняшний день в уголовно-правовой и криминологической российской науке нет ответов на вопросы: какова структура «бегства капиталов из России» как экономического явления; все ли элементы этого явления преступны; носит ли это явление принципиально негативный характер; необходимо ли с ним бороться и какими способами? Не разработана методология изучения этого явления»1.

Анализируемое явление по-разному называется специалистами. В большинстве случаев используются следующие дефиниции: бегство капиталов, утечка капиталов, вывоз капиталов, отток капиталов, перевод капиталов за границу, нелегальный экспорт капитала и т. д. Полагаем, что вполне возможно использование любого из приведенных терминов; терминология здесь принципиальной не является, хотя достижение договоренности о единой терминологии, безусловно, было бы полезным. В то же время считаем предпочтительными термины «бегство капиталов» и «утечка капиталов», поскольку они подчеркивают, что явление, обозначаемое ими, носит для государства характер настоящей проблемы, которую необходимо решать. Что касается вывоза, оттока, перевода капиталов за границу и др., они больше символизируют вполне естественные в межгосударственных экономических отношениях экономические процессы.

Явление «бегство капиталов за границу», исходя из условий его совершения и причин существования, не может быть познано с помощью точных статистических показателей. Таковые просто отсутствуют. Только очень незначительная часть бегства фиксируется в официальной статистике, а именно в виде количества зарегистрированных уголовных дел и людей, привлеченных по ним к ответственности, по бегству, наказываемому в уголовном порядке. Но и эта разновидность бегства обладает высочайшей латентностью, поэтому официальная статистика не дает представления о реальном положении дел.

При множестве специальных исследований по экономической преступности исследования проблемы бегства капиталов из России в уголовно-правовой и криминологической науке практически не проводились; в том числе не рассматривалась в науке в качестве самостоятельной и проблема экономической амнистии. Бегство капиталов, по нашему мнению, представляет собой их фактический вывоз за пределы российской территории и невозвращение в Россию, если они фактически – по собственнику или законному владельцу – являются российскими. Место размещения капитала зависит от его происхождения. Легальный капитал чаще размещается в экономически развитых государствах. Напротив, капитал, приобретенный полузаконными или незаконными способами, прячется в оффшорных зонах.

С точки зрения соответствия законодательству, мы выделяем несколько основных способов бегства1:

- законные способы;

- незаконные, но не преступные способы;

- преступные способы бегства (их два – контрабанда (ст. 188 УК РФ) и невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК РФ).

При этом речь идет только о тех капиталах, которые могут «работать» в Российской Федерации, то есть капиталах, образованных в результате: законной деятельности; незаконной, но не преступной деятельности; преступной деятельности, в основе которой лежит совершение некоторых преступлений в сфере экономической деятельности. Здесь, по нашему мнению, очень четко можно проследить основные сегменты теневой экономики (легальная, но неучтенная деятельность; нелегальная деятельность; криминальная деятельность).

В отношении капиталов, полученных в результате совершения других преступлений (хищений, преступлений, связанных с преступным оборотом оружия, наркотических средств или психотропных веществ, и т. д.), действует федеральное российское и международное законодательство о противодействии легализации (отмыванию) капиталов, приобретенных преступным путем.

По вопросу причин бегства капиталов за границу России высказано большое количество авторитетных мнений. Как правило, в главном они сходятся, хотя наблюдаются и различия в позициях. Продемонстрируем основной спектр мнений. По мнению А. Лавринского, основной причиной бегства специалисты ЦБ РФ называют неустойчивую экономическую и политическую ситуацию в стране, криминализацию и коррумпированность экономики, ее долларизацию, а также высокий уровень налогового бремени и неплатежей2.

Авторы электронного учебника по курсу «Теневая экономика и экономическая преступность» приводят следующие причины оттока капиталов за границу:

- общие неблагоприятные условия формирования экономического и инвестиционного климата в стране;

- чрезмерно энергичные меры и рецепты по либерализации российской экономики, навязанные нам по линии мировых финансовых институтов, прежде всего, МВФ;

- чрезмерно высокий уровень фискальных ставок и неэффективность системы начисления и взимания налогов, низкое качество налогового законодательства;

- недоверие бизнеса к правительству, а населения – к банкам и иным финансовым институтам, деятельность которых связана с распоряжением активами вкладчиков;

- активное участие в оттоке российского капитала за рубеж крупного сегмента финансово-банковской системы Запада (участие в приеме российских капиталов, обучении российских банкиров умению работать в оффшорах, содействие в реализации двойных и фиктивных внешнеторговых контрактов с завышенными ценами и т. п.).

Представители МВФ считают, что к числу главных причин оттока капитала из России можно отнести следующие: неустойчивую политическую ситуацию; макроэкономическую нестабильность; конфискационный характер налогообложения; несостоятельность банковской системы; ненадежное обеспечение прав собственности. Следствием всего этого является мощный отток капитала из страны с использованием таких средств, как искажение сумм в счетах-фактурах при экспортных операциях, оформление фиктивных авансовых платежей в счет импорта, а также электронные переводы в обход существующих мер финансового контроля.

При решении проблемы сокращения бегства капитала из России органы государственной власти полагаются на стратегию, объединяющую два подхода. Во-первых, при помощи экономических реформ, многие из которых проводятся в рамках программ, финансируемых МФУ, предполагается устранить главные причины оттока капитала. Во-вторых, меры регулирования капитала используются для пресечения конкретных каналов оттока капитала; вслед за кризисом августа 1998 года усилия в этом направлении были активизированы.

Они же пытаются показать основные, на их взгляд, способы бегства капитала:

- предоставление неверных сведений о размерах экспортной выручки, особенно в топливно-энергетическом секторе;

- завышение размеров платежей по импорту, в том числе с помощью фиктивных контрактов на импорт товаров или услуг;

- фиктивная предоплата по импортным сделкам;

- целый ряд операций по счетам движения капиталов в обход установленных правил нередко осуществляется российскими банками через корреспондентские счета зарубежных банков.

В ряде случаев граждане России также приобретают банки (обычно в тех странах, где отсутствует строгий надзор за банковской деятельностью) с целью открытия корреспондентских счетов с российским банком. Эти счета служат каналом оттока капитала, практически неподконтрольным ЦБ РФ. Некоторые из перечисленных каналов входят в число способов оттока капитала, рассмотренных выше, тогда как другие (такие как некоторые из форм предоставления неверной информации о размерах экспортной выручки) являются дополнительными вариантами.

Большое значение имеет вопрос о целях вывоза капитала за рубеж, поскольку существует огромный пласт мифологической литературы о возможности легко вернуть этот капитал для целей национального развития. Известно, что часть вывоза капитала представляет собой вывод ликвидных активов из страны для уклонения от налогообложения и создания возможности расчетов за рубежом1. Неплатежи между предприятиями внутри страны частично компенсируются их взаиморасчетами с использованием их зарубежных активов.

В этом отношении бегство капиталов является выносом за пределы банковской системы страны части активов. Средства остаются в мировой банковской системе и используются по назначению, но вне национального контроля. Это, разумеется, ослабляет регулирующую роль любых усилий федеральных органов управления, резко понижает эффективность макростабилизационных программ. Одновременно это практически еще один способ смягчить бюджетные ограничения и сохранить свободу рук.

Другим немаловажным фактором вывоза является перевод средств из собственности предприятий в личную собственность собственников и (или) менеджеров предприятий. Потом они используются или для личного потребления и приобретения собственности за рубежом, или для вложения в акции для контроля над российскими акционерными обществами. Разделить объемы вывоза по целям, конечно, не представляется возможным. Вывезенный капитал включен в кругооборот мировой финансовой системы и хорошо защищен от претензий общего характера. Фактически только собственники предприятий могли бы стать той силой, которая потребовала бы возврата капитала своих компаний, однако этого трудно ожидать в значительных масштабах.

Наконец, внимательный анализ данных об иностранных инвестициях дает основания предположить, что известная часть «убежавшего» капитала возвращается в Россию в виде иностранных инвестиций. Процесс «кругооборота» капитала наиболее хорошо известен по Китаю, вывезенный капитал которого в огромных масштабах возвращался в страну в 80–90-х годах через Гонконг и другими путями. Общепризнанным является тот факт, что одним из мощнейших каналов скрытого вывоза капитала из России служат внешнеэкономические операции, оформляемые через оффшорные зоны, в значительной мере – через Кипр. Одновременно, по данным российской статистики, Кипр формально является одним из крупнейших инвесторов в российскую экономику, входит в первую пятерку стран-инвесторов.

Показательно также, что свыше 80% кипрских инвестиций приходится на долю прямых инвестиций. Это является абсолютным рекордом, далеко отстоящим от других стран. Здесь уместно напомнить, что, по данным платежного баланса Кипра, прямые инвестиции за рубеж в целом (во все страны мира) в среднем не превышают мизерной величины в 15 млн. долларов в год. Следовательно, декларируемые в России иностранные инвестиции Кипра в действительности имеют не кипрское происхождение. Скорее всего, их источник – российский капитал, владельцы которого сначала нелегально его вывозят, легализуют, превращают в «иностранные» инвестиции и ввозят обратно в Россию. При этом власти Кипра об этом даже не знают; во всяком случае, не признают этого в официальных данных.

Кипр, безусловно, не является единственной страной, через которую российский капитал возвращается в форме иностранных инвестиций. Есть основания полагать, что источником инвестиций из большинства стран-инвесторов в существенной мере служит капитал, нелегально вывезенный из России. В пользу такого предположения говорит ряд факторов. Во-первых, вывезенный из России капитал должен преодолеть жесточайшую конкуренцию для входа на мировой рынок. Напротив, тем, кто сумел создать капитал в России, реинвестировать его «дома» существенно легче. Во-вторых, в России может быть обеспечена несравнимо высокая норма прибыли. Наконец, в-третьих, реинвестирование «под крышей» иностранных инвестиций может создать существенно более высокие гарантии для капитала.

Бельгия также, по данным официальной отчетности, в отдельные периоды входила в число лидирующих иностранных инвесторов в России. Это даже вызвало беспокойство бельгийских экспертов, поскольку у бельгийских властей данных о таких масштабах инвестиций не имелось, а по закону бельгийские инвесторы имеют право требовать гарантий от своего правительства при осуществлении иностранных инвестиций. В Госкомстате России проходили соответствующие консультации с бельгийскими экспертами. Было установлено, что данные российской статистики об иностранных инвестициях не вызывают сомнений с точки зрения официального происхождения этих инвестиций.

Но российская статистика не в состоянии определять реальный источник иностранных инвестиций, которым может служить капитал российского происхождения1. Косвенным подтверждением такого движения капитала может служить и тот факт, что в итоге экспортеры капитала в Россию не обращались за гарантиями к бельгийскому правительству в полной мере на весь объем их инвестиций в Россию. В качестве наиболее свежей иллюстрации практической реализации схемы инвестирования в России под видом иностранного капитала можно привести, вероятно, пример английской фирмы Alcem, приобретшей в свое время Выборгский ЦБК. Эта фирма зарегистрирована в Великобритании, однако, по сообщениям печати, ее реальным владельцем называют петербургского предпринимателя.

В целом достаточно затруднительно обосновать аккуратную оценку той части «убежавшего» из России капитала, которая возвращается под видом иностранных инвестиций. Представляется вероятным, что его доля в иностранных инвестициях весьма существенна и составляет значительную часть от фактически вложенных средств. С учетом значительного вывоза капитала из России проблемой является то обстоятельство, что лишь часть российского капитала возвращается для производительного использования. Другим негативным фактором является то, что такой капитал не приносит, видимо, значительного управленческого или научно-технического опыта в Россию. Фактически это лишь способ кредитования российских предприятий из-за рубежа (при слабости банковской системы) или закрепления контроля над российскими предприятиями его фактическими владельцами2.

Существующая сложная и во многом противоречивая картина внешнего заимствования, притока и платежей по иностранным инвестициям и кредитам противостоит устойчивой тенденции оттока капитала из России. Тем самым не решаются обе самые острые экономические проблемы страны данного периода:

- обслуживание внешнего долга;

- низкая доступность и высокая цена инвестиционного капитала для развития страны и выхода из кризиса к устойчивому росту.

Основные причины бегства капиталов за пределы России лежат не только в экономической, но и в политической сфере и объясняются интересами собственников или законных владельцев бегущих капиталов1.



1 Кохно А.П. Модели вывоза капитала // Общество и экономика. 2014. - №7-8. - С. 66-74.

1 Лопашенко Н.А. Проблемы бегства капитала из России и пути его возвращения: монография. – М., 1999.

1 Асалиева С.А. Финансовая безопасность России в условиях трансформируемой экономики: Автореф. дис… канд. экон. наук. – М., 2005.

2 Лавринский А. Экономическая безопасность России. – М., 1996.

1 Новиков Г.В. Финансовая безопасность в системе национальной безопасности страны: Автореф. дис… канд. экон. наук. – М., 2001.

1 Кохно П.А., Кохно А.П. Сущность и причины оттока капитала // Финансовый бизнес. 2014. - № 5. - С. 13-16.

2 Глазьев С.Ю. Санкции США и политика Банка России: двойной удар по национальной экономике // Финансовый бизнес. 2014. - № 5. - С. 3-12.

1 Кохно П.А. Экономика управляемой гармонии. Кн. 2. Экономика управляемых рисков / Кохно П.А. и др. Отв. ред. д.э.н., проф. П.А. Кохно. – М.: Университет Российской академии образования, 2014. – 298 с.





База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница