Виталий Племенков (Шеф), 1939 г р., в то время – доцент химфака Казанского университета (кгу). Участники



Скачать 422.54 Kb.
страница1/5
Дата31.10.2016
Размер422.54 Kb.
  1   2   3   4   5

E.Филатов

Памир-1977

Казань-2008

Е. Филатов. Памир - 1977

Путевой дневник горного похода первой категории сложности по восточному Памиру в районе пика Патхор в Рушанском хребте, пройденного группой казанских туристов в августе 1977 года.



Руководитель: Виталий Племенков (Шеф), 1939 г. р., в то время – доцент химфака Казанского университета (КГУ).

Участники: Светлана Племенкова (Прекрасная Дама), 1954 г. р., – научный сотрудник ИОФХ Казанского филиала АН СССР; Вадим Мамонтов (Завхоз), 1939 г. р., начальник отдела Горгостехнадзора, Лев Бычкин (Альпинист), 1940 г. р., главный конструктор проекта ЦПКБ Теплоприбор, Николай Воробьев (Ремонтник), 1943 г. р., доцент кафедры радиоуправления КАИ, Александр Володин (Менестрель), 1949 г. р., старший научный сотрудник лаборатории МРС физфака КГУ, Евгений Филатов (Летописец), 1940 г. р., доцент кафедры механики КГУ.

«Пахом» - общая «партийная кличка» членов неформального туристского сообщества, существующего в Казани с 1963 года по сей день.


Поход оформлялся официально ради получения пропуска в пограничную зону и был заявлен «единичкой» для простоты оформления. Реально пройденный маршрут существенно отличался от заявленного.

Фотографии: Н.Воробьев.

Обработка изображений: И.Карманов и Н.Филатова

©Текст, Е.Филатов.

©Фотографии, Н.Воробьев


Подъезд
30/VII – 77.

Великолепная семерка они же семеро смелых: Шеф, Прекрасная дама, Завхоз, Альпинист, а также Ремонтник, Менестрель и Летописец будут главными героями предстоящей истории, основная прелесть которой в том, что автор ее, взявшись за перо, весьма предположительно представляет ее сюжет, не будучи уверенным даже, сможет ли дописать её до конца. Но такова уж наша C’est la vie, что, садясь за стол и пуская слюни при виде торта, мы не ведаем, не переберем ли еще под соленые грибочки так, что и принесенное с собой придется оставить у хозяев. Что же гадать о событиях, отделенных от нас тысячами километров пути, реками, горами, пьяными шоферами, привалами большими и малыми, пограничниками и аксакалами. И поэтому автор обещает скромно следовать происходящим событиям и не берет на себя смелость так их приукрашивать, чтобы они могли называться исторически достоверными.

Итак, приступим: 30 июня 1977 года в 15 часов 50 минут, провожаемые шумной толпой соратников, семеро смелых отбыли с третьего пути станции Казань в плацкартном вагоне поезда «Казань-Куйбышев». Начало этого славного предприятия было, как и начало других столь же славных событий (вспомните гагаринское «Поехали!» – как это не удивительно, но совершенно такие же слова сказал наш Завхоз) на редкость простым и скромным: мы вошли в вагон и начали есть.

Этой фразой можно было бы и ограничиться при описании событий первых дней путешествия, но на другой день утром получился досадный перерыв, вызванный пересадкой в Джалал-Абадский поезд. Пришлось с утра поехать на Куйбышевский городской пляж, там ели яблоки (а так же огурцы, помидоры, яйца, халву и огурцы малосольные).

Ах эти яблоки! Самые яркие, незабываемые впечатления от дороги по нашим безбрежным просторам, будут, конечно, связаны с яблоками. Сколько восторгов и сомнений, душевных взлетов и приступов отчаяния они породили, какую важную роль в формировании характеров альпинистов, в преодолении самих себя играют такие походы и в особенности яблоки.

Сначала мы просто были немо поражены их количеством, так что стало казаться, что будь нас не семь, а весь Пахом и то нам хватило бы их на все прошлогодние свадьбы и будущие дни рождения. Но, как говориться, глаза пугают, а руки – делают, и постепенно отчаяние сменилось надеждой, что остатки удастся уложить в две корзины. Купание на Куйбышевском пляже (отметим проблему переодевания – как выпукло при этом проявилось мужество одних – не поймите меня буквально – и почти девичья скромность других – опять Завхоз!) значительно продвинуло проблему к разрешению. Затем ели в столовой (выбор столовой и меню по рекомендации Менестреля). Затем было запланировано мороженое и пиво (проект Завхоза), но в картинной галерее, куда для этого предложил пойти Шеф, буфет почему-то не функционировал. Ограничились натюрмортами. После кино ели в кафе при ресторане (стандартное вокзальное блюдо – отварные цыплячьи кости) и затем в вагоне № 6 (места по-прежнему с 1 по 7, постелей не надо) – тухлые пирожки, которые использовали также для маркировки дороги от Куйбышева до Кинели. Для полной исторической достоверности, конечно, надо было бы еще перечислить, что и в каком количестве пили, но в Куйбышеве была такая жуткая жара, целый день солнце и горячий ветер, что на эту тему не хватит ни чернил, ни терпения автора, которому и так давно пора что-нибудь съесть и выпить.


1/VIII – 77.

В 20.30 спокойно Сели в Джалал-Абадский поезд и начали есть, как я уже описал.


1/VIII-77

9.30 утра. Шьем и спим. Ощущается некоторая потеря интереса от жизни – отказались идти обедать в ресторан. Но я надеюсь, что это – временная реакция типа горной болезни, и к обеду тонус восходителей восстановится. Имея столько продуктов (15 кг сахара!) мы обязаны смотреть в будущее с оптимизмом!


2/VIII-77

Наше путешествие продолжается. С утра по личному указанию Шефа приступили к инвентаризации оставшихся на маршрут продуктов, а так же снаряжения и прочего хозяйства. Оказалось, что продуктов у нас 82 кг, снаряжения общественного 48 кг, итого: 130 кг на 7 человек, это приблизительно 20 кг на одну спину. Разделились также по палаткам: Шеф выбрал третьим Колю, курящих (зверинец: Лев и В.Мамонтов) изолировали, третью палатку оставили для интеллигенции. Все обсуждения прошли в дружеской и сердечной обстановке при полном взаимопонимании, под личным руководством Шефа, и в интересах настоящей исторической истины, сразу хочу заметить, что всякие измышления о зажиме критики, культе и т.д. и т.п. – это просто клевета на нашу советскую действительность.

Итак, начнем, как всегда с завтрака. Он оставил у путешественников незабываемое впечатление пирогом с орехами (изготовление Колиных женщин). И если вас опять будут спрашивать (например, проводницы): «Зачем вы едете отдыхать в горы?» – вы смело можете ответить им рецептом этой поэмы желудка.

После завтрака, как я уже сказал, в обстановке трудового подъема, вызванного призывами шефа (и пирогом), Завхоз и Альпинист приступили к инвентаризации, а остальные – к зашиванию дырок. В 12 проехали Кзыл-Орду. За окном - пустыня. Колбаса, выставленная на ветер вялиться, почернела и потрескалась. А до обеда еще полчаса – тридцать минут – 180 секунд!


3/VIII - 77.

Ну и жара! Даже дышать тяжело. А рюкзаки ждут молчаливые и серьезные, как ревизоры.

Самым ярким событием вчерашнего дня, пожалуй, была кража колбасы, к счастью, не удавшаяся. Похитители напали из темноты, с перрона, когда поезд тронулся, и зацепили сетку крючком. Но бдительный Лев сработал на стук карабина о стекло и успел ухватить драгоценный припас. Налетчики просчитались, натолкнувшись на нашу бдительность. (Напомню, что Шеф лично еще за 10 минут до этого события предупреждал Завхоза: смотри, колбасу-то убрать надо, а то... того...) Зато потом, собравшись у подножки на темном разъезде, мы их били и уничтожали, подсовывали всякие гадости и вообще торжествовали во всю силу нашего превосходства.

Вчера не было так жарко. Казахстан сильно пах полынью и мятой, дул ветерок, было хорошо. Меню на ужин, а также обед и следующий завтрак: яйца с помидорами. Вечером куряки играли в преферанс и совращали Колю, Саня пел, пришли послушать пьяненькие ребята – работают в обслуживании Памирского тракта. Сегодня в 6 утра проехали Ленинабад, в 9 – Коканд. Ну и жара! Сейчас 10.00, уже сложили рюкзаки, кончается суета. Коля уже в походном виде – в зеленом, и даже в шерстяной шапочке. Лев закончил суетиться и нервничать – ждет, Вадик складывает рюкзак в двух трусах, как майский жук, не успевший спрятать нижние цветные крылья, Света уже причесалась (и Коля уже отгоревал над расческой), Шеф еще спокоен. Все сделано, ждем Андижана. Что день грядущий нам готовит?


6/VIII – 77

Начиная писать, дал себе обычный в таких случаях зарок – не запускать, писать, во что бы то ни стало, каждый день. И вот на сколько меня хватило. (Вчера ночью, правда, давал зарок, что сюда больше - ни ногой! Куда угодно – в тайгу, к комарам, но только не на эту треклятую высоту! А уж этому-то зароку цена давно известна, кто их не давал, пусть кинет в меня камень – их здесь сколько угодно!).

Ну и денечки я вам скажу, уважаемые товарищи потомки, (чтобы вам так не влипать!) нам достались! Вылезли мы, как полагается в это пекло, оттащили рюкзаки (и многочисленную ручную кладь – просто диву даешься, как моментально она появляется из ничего и как упорно не желает скрываться обратно в рюкзак), – оттащили на автовокзал и ринулись, как вы уже догадываетесь, на базар. Однако разочарование наше было быстрым (30 мин.) и полным – ничего нужного нам ни на рынке, ни в магазинах Андижана не оказалось.

Сорок минут от Андижана до Оша на автобусе теперь кажутся счастливой прогулкой. Ош порадовал больше. С шести до восьми вечера успели все докупить и даже прилично поужинать.

Ночью ОШивались в ПОТУ. Спали на нарах чайханы, под чинарами. Рядом - трасса. Традиционные запахи чайханы: горелого мяса, прибитой водой лёссовой пыли и еще не понятно чего - чайханного мешались с запахами бензина, гомон узбеков и вечная и бесконечная музыка из репродуктора - с шумом машин и ревом мотоциклов. Зажгли (после полуночи!) ртутные лампы над чинарами. Кто-то пел странным голосом старого дервиша, бесконечным дуэтом, один просто что-то спрашивал – а тот в ответ пел, временами что-то гортанно кричали лужеными пастушьими глотками, около часу начали заводить мотоцикл. Брызнул дождичек и передумал, как только мы повскакивали и собрали вещички. В половине третьего я еще не спал. Саня прогулялся и сел курить на нарах, ворочались и на соседних кроватях.

  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница