Виктор анпилов поднять живых



страница4/33
Дата24.04.2016
Размер6.18 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

ЗАЯВЛЕНИЕ

Генеральному прокурору РФ В.Г.СТЕПАНКОВУ

От первого секретаря МК РКРП В.И. АНПИЛОВА
1 Мая 1993 г., в день государственного праздника РФ в результате противоправных действий ряда должностных лиц исполнительной власти, а также подчиненных им по службе руководящих работников органов внутренних дел г.Москвы произошли трагические события, сопровождавшиеся многочисленными избиениями и увечьями людей, о чем Вам хорошо известно.

Считаю, что все это явилось следствием заранее спланированной провокации вышеуказанных лиц, направленной на резкое обострение внутриполитической обстановки в стране с целью последующего установления авторитарного режима и роспуска законно избранных представительных органов власти. Об этом свидетельствуют следующие факты:



  1. В последнее время резко усилилась пропагандистская кампания средств массовой информации так называемой "демократической" ориентации, а также пропрезидентски настроенных лиц, направленная на дискредитацию представительных органов власти - Советов всех уровней, коммунистических, прогрессивно-демократических и патриотических партий, движений, газет, журналов.

  2. Имели место многочисленные обращения президента РФ Ельцина Б.Н. "к народу", его недвусмысленные заявления и о необходимости изменения конституционного строя в стране, установления единолично-президентской формы правления; этому же призвано служить и опубликование "ельцинской" конституции, предусматривающей введение в стране авторитарной формы власти.

  3. В преддверии первомайского праздника некоторые патриотические организации - РКРП, Фронт национального спасения, Союз офицеров и другие, обладающие статусом юридических лиц - в установленном законом порядке направили мэру г.Москвы Ю.М. Лужкову уведомление о проведении демонстрации и митинга на Красной площади, являющейся традиционным местом проведения праздничных торжеств.

  4. Однако накануне Первомая президент РФ Ельцин и Б.Н. издал Указ о запрещении митингов и демонстраций именно на Красной площади. Считаю, что. издавая этот Указ, Б.Н. Ельцин умышленно пошел на нарушение прав и свобод граждан РФ, предусмотренных Конституцией, злоупотребил своей властью и служебными полномочиями. В свою очередь, мэр г.Москвы Ю.М. Лужков запретил политическим и общественным организациям проведение митинга и демонстрации на Красной площади и тем самым также нарушил ныне действующую Конституцию РФ - России, ст.49 которой предусматривает не разрешительный, а уведомительный характер заявок на проведение публичных акций. В ней отмечается, что "граждане Российской Федерации вправе собираться мирно и без оружия, проводить митинги, уличные шествия, демонстрации и пикетирования при условии предварительного уведомления властей". МК РКРП подал заявку за 20 дней до 1 Мая, т.е. своевременно, однако Ю.М. Лужков даже не соизволил ответить на нее в письменном виде не менее чем за 5 дней до на­меченного мероприятия, как это предусмотрено законом. Этими шагами к дню 1 Мая правящими кругами РФ и столицы уже была создана угроза применения силы по отношению к участникам праздничного шествия.

Когда 1 Мая участники демонстрации (а их было более ста тысяч человек) прибыли к 10.00 ч. утра на Октябрьскую (Калужскую) площадь, указанную в заявке как место сбора, оказалось, что уже были перегорожены грузовиками и перекрыты омоновцами ул. Дмитрова, Садовое кольцо в сто­рону Добрынинской площади и Крымского моста, т.е. все пути, ведущие к центру города. Стремясь избежать столкновения с репрессивными силами, организаторы шествия, посовето­вавшись с участниками митинга, решили пойти по единствен­ному остававшемуся свободным пути - по Ленинскому проспекту, в сторону, противоположную Красной площади, к МГУ. Но когда они подошли к площади Гагарина, выяснилось, что проспект перегорожен грузовиками и к этому месту стя­нуты многочисленные силы ОМОН и милиции. Иначе говоря, власти вполне осознанно и преднамеренно загнали участников мирного праздничного шествия в западню.

Следствие по факту массовых столкновений должно уста­новить конкретные имена тех, кто принял решение вывести ОМОН на улицы Москвы и по сути угрожал силой мирно на­строенным людям и кто дал команду перекрыть дорогу праздничному шествию и уже тем самым спровоцировал схват­ку. Кто приказал избивать безоружных стариков, женщин и де­тей и повинен в нанесении тяжких телесных повреждений более чем пятистам участникам мирного шествия? кто дал омоновцам санкцию садистски избивать дубинками и ногами совер­шенно беззащитных людей, в т.ч. обитых с ног и лежавших на земле в бессознательном состоянии? В этой связи хочу на­помнить положение Конституции о том, что "исполнение явно преступного приказа влечет за собой ответственность по за­кону" (ст. 67/4). Подобные действия являются также вопиющим нарушением ст. 39 Основною закона, в которой подчеркивается, что "каждый имеет право на свободу и линую неприкосно­венность... Никто не может быть подвергнут пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинству обращению или наказанию".

Попытки представителей исполнительной власти воз­ложить ответственность за спровоцированное ими же стол­кновение на участников праздничного шествия, на наш взгляд, не имеют под собой никакой правовой основы. На­род подвергся вероломному нападению и жестокому избиению со стороны омоновцев и вынужден был восполь­зоваться своим законным правом на необходимую оборо­ну (что предусмотрено ст. 13 УК РСФСР - России), не допустив при этом превышения ее пределов.

На основании изложенного убедительно прошу Вас в соответствии со статьями 108-109 УПК РСФСР решить воп­рос о возбуждении по вышеуказанным фактам уголовного дела по признакам превышения власти и своих полно­мочий мэром Москвы Лужковым, министром внутренних дел РФ Ериным, президентом РФ Ельциным.

Считаю, что всестороннее, полное и объективное рас­следование всех обстоятельств дела и привлечение к уго­ловной ответственности всех виновных в избиении лиц, независимо от их служебного положения, рангов и занима­емых постов, будет способствовать укреплению законности и правопорядка в Москве.

О принятом решении прошу меня проинформировать.

С уважением по поручению Московского Комитета

Российской Ком­мунистической рабочей партии

первый секретарь МК РКРП

В. И. АНПИЛОВ,

Москва 11 мая 1993 .

ЗА СОВЕТСКУЮ РОССИЮ!

Выступление на Конституционном совещании 3 июня 1993 г. в Парламентском центре.
Товарищи!

Вынужден разочаровать представителей псевдоде­мократической прессы: я в хорошем настроении и ругаться ни с кем не намерен.

Движение "Трудовая Россия" и Российская ком­мунистическая рабочая партия, к которой я принадлежу, считают, что никакой конституционной реформы в России нет. В нашей стране уже который год подряд происходит антинародный переворот, движущимися силами которого являются мировой капитал, междуна­родный сионизм и пятая колонна внутри страны. (Аплодисменты). Эта пятая колонна, выше всего ставящая деньги, более 70 лет затаившись ждала своего часа, ког­да можно будет измываться над народом-тружеником. Увы! Такой час настал.

Исходя из этого, можно с уверенностью, утверж­дать, что сегодня в России попраны все законы, действу­ет и действует безотказно, помимо воли политических болтунов, только один закон: получение максимальной прибыли любым способом. Хапай и еще раз хапай. Этим законом сегодня руководствуются и свои, и иностран­ные дельцы.

Терпеть более такое положение становится невы­носимо. В принципе Основной закон нам нужен. И мы поддерживаем Руслана Хасбулатова в том смысле, что на сегодня объективно сложилось три течения конституционной мысли. Но это арифметика уважаемо­го Хасбулатова. Передо мной с этой трибуны выступал секретарь конституционной комиссии Верховного Сове­та коллега Румянцев. Я надеюсь, он не ушел. (Возгласы из зала: Ушел!). Но я хотел бы, чтобы он знал наше мнение из первых уст: мы не видим принципиальной разницы меж­ду президентским проектом и проектом Румянцева (ап­лодисменты, возгласы: Правильно!) Это проекты капиталистической конституции. "Трудовая Россия". РКРП, как всем известно, уже более года последова­тельно ведет борьбу за советскую конституцию. Это и есть единственный реальный альтернативный ельцинскому проект. И мне доставляет большое удовольствие на таком представительном совещании поблагодарить всех людей, которые на сегодня уже собрали миллион девяносто тысяч подписей в поддержку этой Конституции (Аплодисменты). Это Советская Конституция, которая гарантирует власть трудящимся. И почему это не устраивает демократов"? Что же, власть паразитам отдавать? (Смех. Аплодисменты). Нет! Власть в России должна принадлежать созидателям:

конструктору, врачу, библиотекарю, и, разумеется, рабочему, крестьянину. Давайте признаем это исход­ным пунктом конституционного обустройства, который поможет нам избежать гражданской войны.

Мы против войны, которую навязали российским да и другим народам апологеты частной собственности. Но как бы не пугало многих выступивших здесь ораторов гражданское противоборство, мы считаем, что нельзя отдавать без боя такие социальные завоевания тру­дящихся, как право каждого на труд, на бесплатное образование, медицину, низкие цены, обеспеченную старость, доступное всем жилье, - Мы не имеем права отдавать без боя блага, доставшиеся народу ценой не­вероятных усилий. Мы будем бороться за эти права (Ап­лодисменты). Назовите Конституцию как угодно: социалистической, центристской, капиталистической, но без перечисленных социальных гарантий ни одна конституция не получит поддержки "Трудовой России". Разумеется, если при сохранении этих гарантий Попов, Собчак, Абалкин захотят называть такую конституцию капиталистической, вольному - воля. Это у них мен­талитет такой. Называют же они режим, избивающий мирные манифестации дубинами ОМОНа, демок­ратическим. Пожалуйста, мы им предоставим возмож­ность называть Конституцию, запрещающую эксплуатировать человека человеком, капиталистичес­кой.

Вместе с тем мы не считаем проект, разработанный группой народного депутата Юрия Максимовича Слободкина, идеальным. Мы согласны искать и дальше конституционные принципы, которые позволяют объединить российские народы. Давайте уточним для себя, каковы эти принципы. Первый их них - НЕЗАВИСИ­МОСТЬ РОССИИ. (Аплодисменты). Ни в экономическом, ни в военном, ни в финансовом, ни в культурном отно­шении Россия не должна быть зависима от США, Из­раиля, Германии, Японии, Англии и всех других. (Аплодисменты) Мы свободная страна, страна тысячелет­ней борьбы за независимость и это должно быть за­креплено в Конституции (аплодисменты) Как только мы закрепим принцип независимости России, встанет вопрос о границах. Надо набраться смелости и признать, что границы есть, они проходят сегодня там, где умирают советские пограничники. Там наша граница! (Аплодисмен­ты). И она объединяет наши народы.

Далее в Конституции должен быть закреплен принцип справедливости. Как бы ни кривились, как бы ни морщились при этом слове "всенародно избранный" и его подручные, без социальной справедливости невоз­можно представить будущее России. Мы жаждали справедливости веками. Во-первых, справедливое распределение власти, я уже говорил об этом. Мы вы­ступаем за пропорциональное социальное пред­ставительство в органах власти, полагая, что такой подход приблизит нас к решению и национального пред­ставительства в органах власти. (Аплодисменты) Спра­ведливость должна восторжествовать и в сфере собственности. С какой стати сегодня мы слышим только одно: частная собственность неприкосновенна? Давайте запишем в нашей Конституции: общенародная собствен­ность священна и неприкосновенна (Аплодисменты) и каж­дый, кто покушается на собственность народа получит по рукам. (Аплодисменты) Казалось бы очевидная мысль:

то, что дано природой. Богом, должно принадлежать всем. Земля. Недра: открытые и неоткрытые. Леса. Атмосфера. Нам кричат: общее - значит ничье. Что ж, давайте закрепим в Основном законе право каждого гражданина получать дивиденты от использования той части собственности, которая приходится ему при рождении. Персонально это право можно оформить в виде государственного сертификата без права его передачи, дарения, продажи и так далее. Пусть даже не­зависимо от воли индивида ему принадлежит доля общенародной собственности: пожалуйста, получайте в твердой валюте процент за ее использование. И пусть старики живут дольше, и пуст у них будет больше внуков… (Аплодисменты).

Кстати я защищаю этим принципом не какой-то абс­трактный трудовой народ, но и моего сына, и внука Бориса Николаевича Ельцина. Недавно по радио с радо­стью сообщили: президент поощряет своего внука подрабатывать протиранием стекол автомашин на перекрестках Москвы (смех в зале). Борис Николаевич! Да если Вы такой прогрессивный дед, то может у вас и внучка есть? Посылайте ее скорее на панель, там больше платят! (Смех. Аплодисменты). Лично я не против. Но я против такого положения, когда стекла приходится протирать по нужде, а не по политическим сообра­жениям деда. Вот когда внуку Ельцина надоест протирать стекла на задымленных перекрестках, где не всякий работник ГАИ выдерживает, тогда у него должна быть гарантия бесплатного получения образования, включая учебу в моем любимом Московском государ­ственном университете (аплодисменты). Более того, и мой сын, и внук Ельцина обязаны защищать свое госу­дарство. И эта священная обязанность должна выра­жаться в обязательной службе в Советской Армии. Не важно, сын крестьянина, внук президента - защищай Родину! (Аплодисменты).

В заключение позвольте назвать еще один принцип, без которого немыслима советская конституция. Конеч­но, я мог бы назвать и другие принципы, но сегодня важ­но наметить основные направления, по которым необходимо возрождать Конституцию, и об этом здесь убедительно говорили, очень важна проблема инфор­мации, возможность равного доступа на телевидение, радио ко всем средствам массовой информации. Начиная с 12 июня "Трудовая Россия" начнет многоднев­ный круглосуточный пикет телецентра в Останкино. 22 июня в память о годовщине кровавой расправы над участниками осады империи лжи, мы проведем там же массовый митинг. Соответствующее уведомление вла­стям направлено. А в первый день давайте прикуемся к забору, которым демократы обнесли телецентр, и не будем прекращать борьбу до тех пор, пока не добьем­ся ежедневной информационной программы на экране Центрального телевидения (аплодисменты) Пока мы не выполним этой задачи, мы обречены на кровавые стол­кновения. И пока мы не получим выхода в эфир, ни о ка­ком обсуждении и принятии Конституции, ни о каких референдумах не может быть и речи, товарищи! (Про­должительные аплодисменты)

И последнее. Не думаю, что ельцинское окружение посчитает президентское конституционное совещание банальным собранием домкома, как здесь было ска­зано. Они будут стремиться превратить его в уч­редительное собрание и протащить свой закон за спиной народа, чтобы затем ликвидировать Советы всех уров­ней, разогнать съезд народных депутатов, покончить с забастовками, демонстрациями и так далее. Так вот, чтобы этого не случилось, предлагаю нашему сове­щанию конституироваться в народное конституционное собрание, объявить себя правопреемником Союза Советских Социалистических республик, чтобы при малей­шей угрозе антиконституционного переворота под руководством Ельцина, вновь собраться в этом или другом зале, пригласить представителей других братских республик, чтобы вместе спасти и Россию и Союз. (Про­должительные аплодисменты). Вместе победим! (Аплодисменты).

ЕЛЬЦИН – ЭТО ВОЙНА

В ночь с 30 ноября на 1 де­кабря 1994 года самолеты и вертолеты Вооруженных сил России бомбили город Гроз­ный.

За несколько часов до 1 штурма министр обороны Грачев заявил, что " вводить танки на улицы города - это дурацкое решение, тогда как для решения ситуации в Чеч­не хватит одного полка воз­душно-десантных войск". Ценное признание после тан­ковых залпов по собственно­му парламенту и фельдфебельская логика: танки не эф­фективны - авиабомбы луч­ше. Уверения официальных представителей МО в том, что "ложка люминевая", а рос­сийские войска не имеют от­ношения к бомбовому удару по Грозному, способны дока­зать только одно: под руко­водством ельцинистов вся Россия превращается в огром­ную вонючую казарму, в которой всякое непослушание властям карается дубинами, пулями, танками, бомбами.

Был ли у Ельцина другой выход? Не было и быть не могло! Без войны, без крови Ельцин обречен. Это под его руководством, по его наводке ограблены 70 миллионов рос­сийских вкладчиков. Это его подручные свирепствуют на рынке ценных бумаг, сказоч­но обогащаясь за счет мечу­щихся в ужасе без государственной защиты граждан-вкладчиков "МММ , "Тибе­та", "Чары" и прочая. Это при Ельцине стало страшно выхо­дить на улицы наших городов. Это при Ельцине "новые рус­ские" вывезли за границу миллиарды долларов, а рабо­чим не выплачивают зарабо­танное месяцами. Это при Ельцине цены взбесились, рубль обесценивается, жизнь становится невыносимой.

Как бы не радовались ельцинисты "сказочному долго­терпению русского народа", но и ему приходит конец, За­бастовки охватывают все но­вые и новые регионы: Челябинск, Свердловск, Подмо­сковье... Одни экономические требования сегодня уже ни­кого не удовлетворяют. Соци­альный взрыв не оставит ни­каких шансов у политической банды: им придется отвечать за содеянное. Клич "Ельцина на рельсы!", три года назад раздававшийся в устах не­многих, сегодня наполняют реальным содержанием мил­лионы.

Война - лучший способ за­ткнуть раздраженные голо­дные глотки, отвлечь внима­ние общественности от кри­чащих повседневных про­блем. Преступники, разва­лившие СССР, развязали не­прерывную гражданскую войну на его территории. На­саждение частной собствен­ности на землю, банки и сред­ства производства стимули­ровало алчность и заставляет людей и целые народы пере­грызать глотку друг друга. Реставрация капитализма на территории России привела к вымиранию ее населения со скоростью полмиллиона че­ловек в год.

Но кого сегодня интересует полмиллиона трупов, когда в Чечне захвачены 50 пленных из России?! Матери солдат (а может и наемников) рвут на себе волосы и умоляют: Спа­сите, наших сыновей!" Горе страшное. Но реально помочь матерям никто не в силах. И вот уже вместо того, чтобы ус­транять причину войны, вме­сто того, чтобы забрать из рук преступников нашу собствен­ность, нашу власть мы гото­вы просить самого Ельцина: защити нас, холопов твоих! Такова логика войны.

Продажная пресса и теле­видение на следующий день после бомбежки Грозного за­мычали о "необходимости за­щитить закон и конститу­цию". Какая гадость! Какая подлость после расстрела без­оружных защитников Кон­ституции в центре Москвы! Завтра ельцинисты замычат о великодержавном патриотиз­ме. Неужто мы подхватим гнусный хор?! Неужто и в этот раз мы не поймем, что спасение Отечества, мир, законность и свобода возвра­тятся к нам только через воз­рождение социализма на всей территории СССР? Хочешь мира - борись за него!


В. АНПИЛОВ.

Декабрь 1994

Я ГОТОВ УМЕРЕТЬ ЗА ЭТО”

Интервью Эдуарда Лимонова с Виктором Анпиловым

Э.Л.: Зюганов – двоюродный брат или противник, враг и тот самый буржуа, прокравшийся к власти, пока пролетарий Анпилов боролся на баррикадах?

В.А.: В Краснофиумске одна журналистка местной газеты вдруг неожиданно остроумно подметила, что за слово “коммунист” сегодня цепляются и честный люди и подлецы. На сегодня мы не хотим применять к Зюганову термин “подлец”, это неправильно. Мы говорим только одно: согласно заявлениям, постулатам, всем лозунгам Зюганова он далек от коммунизма. Потому что он две вещи не берет: собственность и власть. Какой же он коммунист?

Э.Л.: Неоспоримо, что все меньше людей участвует в демонстрациях – и в красных, и в демократических, и в националистических, - и стачка тоже не получается. Какие методы борьбы сегодня?

В.А.: Это только в Москве, где политические движения буквально разрываются огромной массой лидеров старых, новых. Режим их плодит. Поэтому, конечно же, массе трудно сегодня сориентироваться, собственно в Москве, в том, за кем идти. Но сказать, что везде не выходят, это неправда. Возьмите один Воронеж – 12 апреля профсоюзы упираются, не хотят выводить людей, но они вынуждены под давлением. Выходит не менее 40 тысяч человек, вся центральная площадь заполнена, резолюция строго политическая – гнать президента, гнать правительство. Возьмите Балаково Саратовской области – 20 тысяч человек в городе, где проживает чуть более 250 тысяч человек. А Владивосток вывел миллион, и все правительство Дальнего Востока как корова языком слизнула – губернатор убежал в США, мэр с супругой – в Англию, другой – на Филиппины. Режим заинтересован в спокойствии, режим заинтересован в киселе, в неразберихе, и он все делает для того, чтобы это киселеобразное состояние общества продолжалось, потому что оно позволяет беззастенчиво грабить народ. В том-то наша задача и состоит – суметь именно в этих условиях воспитать массу. Без улицы здесь не обойтись.

Э.Л.: В 1992 году митинги собирали сотни тысяч людей, сегодня с трудом тысячи…

В.А.: Да, тогда было 250 тысяч, 1 мая 1992 г., и никто не задавался вопросом, кто лидер. Вел массу, позвольте вам напомнить, Виктор Анпилов, но это не было какое-то искусственное лидерство, это было нормальное лидерство, потому что кто-то должен вести.

Э.Л.: Изучая историю России ХХ века, ясно видишь, как героические люди крайне левых и правых убеждений героически истребляли друг друга, а власть в конце концов захватывали чиновники. В последние годы история повторяется. Не лучше ли левым и правым революционерам объединиться и ударить по чиновникам?

В.А.: Я не хотел бы превращать чиновника в военную цель. Хотя Троцкий, вероятно, был прав – тяжелый зад бюрократии задушил Октябрьскую революцию. Мне кажется, здесь надо говорить об объединении всех здравомыслящих сил, патриотических, коммунистических для достижения той ситуации, которая отвечает потребности народа. А именно – потребность сейчас состоит в том, чтобы власть не принадлежала проходимцам, перевертышам, жуликам, взяточникам. Власть должна начинаться в трудовом коллективе.

Э.Л.: Я имел в виду, что к власти сейчас пришли рыбкины, как я их называю, потому что Иван Рыбкин – это феномен фундаментальный, самый символичный. Возможно объединение крайне левых и крайне правых радикальных партий против рыбкиных и против того же Зюганова и людей, поступившихся основными идеалами социальной справедливости?

В.А.: Фактически вы говорите о том, кто есть на сегодня главный враг народа России. Если мы определимся с этим вопросом, нам затем легче будет работать. Да, на поверхности высшая, ничем не ограниченная, диктаторская власть сосредоточена в руках – уже все это признают – больного человека. Однако все идеи, вся концепция, которой они придерживаются в своих механических действиях, продиктована другими центрами. Она продиктована международным капиталом. И тут смыкаюсь с патриотами: международный капитал сионизирован с головы до пят, но он имеет на сегодня название: Международный валютный фонд, Всемирный банк, Всемирный банк реконструкции и развития. Международный капитал уже схватил Россию за горло. Есть хозяин положения, и есть слуги, которые выполняют его указания. С этой точки зрения, какая разница – сегодня Ельцин, Рыбкин, завтра будет Зюганов, послезавтра Федоров придет, Глазьев, Явлинский, но суть политики останется одной и той же. Политику изменить не дадут. Надо бы увидеть эту тенденцию, вычленить ее, и тогда нам легче бороться, легче искать пути слияния усилий.

Э.Л.: Помните, мы пытались с Дугиным все-таки соединить, в частности, вас и Баркашова. И мы пытались это сделать из идеологических побуждений, потому что мы считали, что у нас враг один – Система. Мондиализм, как ешо называет Дугин, международный капитал, как его называете вы. Мы и сегодня стоим на тех же позициях. Я и сегодня считаю, что такой союз был бы очень важен.

В.А.: Нас в этом вопросе разделила одна штука: мы, когда определяем основного врага, сразу обращаемся к пролетариям. Если капитал, то пролетарий, потому что там основная сила. А если другие формулировки, то к великой силе обращаются – к нации. А кто не обращается сегодня к нации? Возьмите Владимира Вольфовича Жириновского. Он играет исключительно на национальных чувствах. Возьмите Геннадия Андреевича Зюганова – он тоже… Я знаю, что это фактор очень сильный, но нация объединяет все – и Ельцина, и Анпилова, а отношение к собственности вполне определенно. И вот здесь мы не поняли друг друга, и начинаются наши расхождения в оценке глобальных для России явлений. Чеченская война: мы сразу же сказали, что это преступление против народа. И кто ответит, в конце концов, за кровь русских, которая пролилась в Чечне? За что? Как только мы ответим на вопрос, за что, тогда я готов. А так мы упираемся в формулу, которая чисто риторична: Великая Россия. Я не хочу жить в России, где льется кровь, где правят мерзавцы, где у народа отбирают все – от кинотеатра до земли, где ему не оставляют даже возможности умереть достойно, где его хоронят, как дикарей. Такая Россия меня не устраивает.

Э.Л.: Если с Жириновским вас действительно разделяет пропасть, поскольку Жириновский за либеральный национальный капитализм, то с Бракашовым и с нами вас разделяет только отношение к войне в Чечне. Мы президента не любим и ненавидим, но война, подобная чеченискрой, есть защита суверенитета русской территории, мы вынуждены эту войну были эту войну поддержать. Не Ельцина, а Россию, русскую территорию, русского солдата, который там воюет.

В.А.: Какой это суверенитет?! Если Международный валютный фонд скажет так – делаем так. В Кремль приезжает директор Международного валютного фонда Камдессю, и Ельцин сказал, что они только занимались тем, чтобы ублажит Международный валютный фонд. Вместо того, чтобы заниматься своим народом. Я говорю – давайте объединяться,но жестко объединяться против грабежа нашего народа.

Э.Л.: Если будут выборы, то с кем вы будете блокироваться: с Руцким и его “Державой”, со Скоковым, Глазьевым, Рогозиным и компанией или с радикалами, в том числе и с нами, национал-большевиками? Если говорить лично, что у нас к вам глубокая приязнь. Я, Дугин и Летов пошли бы в общий список с “Трудовой Россией”. А вы взяли бы нас?



В.А.: С Руцким я знаком с тех пор, когда он организовал фракцию “Коммунисты за демократию”, будучи членом ЦК вновь образованной Компартии Российской Федерации. Тогда нас на каком-то этапе, прямо скажем, аппарат переиграл. Но помог этому именно Руцкой. Затем Александр Владимирович поддержал Ельцина в августе 91-го г., в июне 92-го года, когда мы стояли в Останкино, именно он сказал, что это не люди, а быдло красно-коричневое. Ельцин в это время был в Америке. Надо спросить, а кто же отдал приказ чтобы избивать участников пикета. Сожалению, мы не услышали от него слова раскаяния. Нас это жжет. Хотя в 93-м году я поддержал Руцкого, потому что Руцкой на тот момент, в октябре, именно в те дни, парламент, пусть буржуазный, Хасбулатов с его качаниями, с его самолюбованием – были лучше открытой диктатуры Ельцина. Сегодня кртика Руцким и советской формы власти, и коммунистов меня не удивляет, он вновь становится идеологически на то, что ему ближе. Господь с ним, пусть идет. Как говорится, каждому свое. Дальше, что касается Скокова, Конгресса русских общин. Судя по тому, как его греет пресса, как его греет Патриарх всея Руси Алексий II, это очередной ареал, который Ельцин желает иметь как резервный. Самое главное, в блоке Скокова нас смущает фигура генерала Лебедя. Человек, который в своей книге пишет, что он сам заявил Грачеву, что не будет выполнять приказ Язова. Это и есть невыполнение приказа, высшее преступление для офицера. И вся его последующая деятельность в Приднестровье – к сожалению, его же накачивали, делали из него героя те же газеты “Правда”, “Советская Россия”, товарищ Зюганов говорил многозначительно о генерале Лебеде, и вместо того, чтобы поддержать Приднестровскую республику как надежду на возрождение Советского Союза – фактически Приднестроье снова отдается на откуп Румынии. Он западник, конечно. Обо всех остальных я мало что знаю. Поэтому я замкнусь на том, что вы говорите о союзе. РКРП на мартовском пленуме приняла постановление приступить к соданию блока “Коммунисы – “Трудовая Россия”. С одной стороны, мы полагаем, что это настоящие коммунисты, которые выступают против частной собственнсти, против эксплуатации человека человеком, за восстановление власти трудящихся, а с другой стороны – “Трудовая Россия”, знамя которой способно объединять различные направления. Мы намерены сейчас провести съезд “Трудовой России” и обращаемся ко всем организациям, в том числе и к вам. Давайте входите в оргкомитет съезда с тем, чтобы создать блок и подумать, что мы реально можем как блок. Исходя из реальности в регионах, в Москве и так далее. Но вхождение в этот блок, естественно, не может означать для нас отступление от того маршрута, которым мы пошли, начиная с 89-го года. Объединить сегодня эти движения полностью, даже коммунистов, невозможно, но объединиться ради надо ради следующего – ведь Ельцин напуган, он заявляет, что надо вытеснить крайне левых и крайне правых, для него важно вытеснить всех, кто не согласен с его политикой, с политикой Международного валютного фонда. А нам важно, наоборот, ввести сюда тех людей, которые хотят покончить с преступным курсом и восстановить независимость России.

Э.Л.: Сегодня ни левые, ни правые радикалы не имеют ни одного блока.

В.А.: Намечается все-таки. Если получится, давайте через съезд “Трудовой России” попытаемся его создать или массово, или редуцированно, сделать немногочисленный состав – это будет зависеть от того, как развивается обстановка в стране. Но давайте – Умалатова здесь стоит, двиджение “Союз” (Тихонов – Шашвиашвили). Сейчас все тянут на се6бя Стародубцева Василия Александровича.

Э.Л.: Нас кандидатура Стародубцева на пост президента не устраивает, скорее, Виктор Иванович, вам надо это делать, потому что ваше имя – это символ определенный, и среди радикалов у вас имя больше всех раскручено.

В.А.: Я бы сказал так: я не снимаю с себя той обязанности, которую возложил на меня Центральный Комитет моей партии. Меня выдвинули кандидатом в президенты. Но если будет такая пассивность, выжидательная позиция, то так невозможно идти. Прокукарекали, а что дальше? Я готов сражаться, вести борьбу, мне нечего стесняться. Доходит до смешного – в Цюрихе создан Комитет поддержки избирательной кампании Анпилова на пост президента России, а в самой России – нет.

Э.Л.: Ваши прогнозы на будущее: на ситуацию после выборов в парламент, на конец декабря 95-го г. и ваш прогноз на июль 96 г. – кто будет у власти?

В.А.: Я еще раз скажу, что я понимаю власть как силу, реализующую политический курс. Если говорить о политическом курсе, то мне кажется, что в 95-м году парламентские выборы этот курс изменить не смогут. Будет нарастать поляризация общества, которое так или иначе все равно будет клониться к активным формам борьбы. Прямого столкновения капитала и труда при реставрации капитализма в России не произошло. Однако как общество перешло из состояния капитализма в социализм через кровь, так и впереди все равно кровь, хотим мы того или не хотим. Этот передел общества не может обойтись без состояния войны. Эти реформы, этот курс нас ставит в состояние войны. Мой народ, если хотите, по духу повстанец, мой народ свободолюбив, это Яковлев пытается все время нам навязать концепцию, что Россия – тысячелетняя парадигма несвободы. Он нагло лжет. Наоборот, Россия – тысячелетняя борьба за свободу, это драка. Поэтому нам нужно готовиться серьезнейшим образом к тому, что решающая схватка неизбежна и она впереди. Возможно, эта решающая схватка вспыхнет независимо даже от воли политиков, таких, как я, или деятелей оппозиции. Вся остановка в России показывает, что ситуация конфронтации и решающего выяснения вопроса “кто кого” может вспыхнуть на периферии. Посмотрите – Воркута, Кемерово, как идет эта глухая борьба мускул, силы. Даже Ковров объявил советскую власть. Что мы, условно говоря – вся оппозиция, сейчас делим между собой? Нам бы сейчас помочь там реально. Моя мечта, начиная с пикета в Останкино – хотя бы где-нибудь восстановить кусочек, пусть маленький, освобожденной территории Советского Союза. Ну пусть это будет Крым, пусть это будет Чечня, пусть это будет Ковров, Воркута, - если там поднимется то знамя, которое жаждет народ, я говорю: возьмите меня рядовым.

1995.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница