Виктор анпилов поднять живых



страница29/33
Дата24.04.2016
Размер6.18 Mb.
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   33
Глава 4.
НОБЕЛЕВСКАЯ! ЗА ЧТО?...

(открытое письмо рядового коммуниста Генсеку)
Товарищ Горбачев Миха­ил Сергеевич!

Не могу не высказать возмущение и протест по поводу присуждения Вам, Генеральному секретарю моей партии, Нобелевской премии мира.

Само название этой пре­мии указывает на то, что лауреат внес существенный вклад в укрепление мира и взаимопонимания между на­родами. Конечно, если ве­рить официальной пропа­ганде, то благодаря Ва­шим, Михаил Сергеевич, усилиям мы давно ушли от конфронтации времен хо­лодной войны и вплотную приблизились к “новому миропорядку”. Это чудо­вищная ложь, рассчитанная на простачков. Да, благода­ря и Вам, завершен процесс объединения народа Германии, что приветствует всякий здравомыслящий человек. Но вправе ли мы за­крывать глаза на тот факт, что новое государство в Ев­ропе не спешит объявить о своем нейтралитете и выйти из военного блока НАТО, а в самой Германии окрепли реваншистские призывы к восстановлению довоенных границ в Европе. И еще. Не без Ваших “личных усилий”, Михаил Сергеевич, развален социалистический лагерь, а вместе с ним и Варшавский договор, что нарушило во­енно-стратегическое равно­весие, и, следовательно, уве­личило риск возникновения войны.

Вы, Михаил Сергеевич, любите говорить о потепле­нии мирового климата, о начале дружбы с США. В связи с этим позвольте об­ратить Ваше внимание на 15-ю страницу журнала “Тайм” от 16 июля 1990 г. Журнал, в осведомленности которого Вы, надеюсь, не сомневаетесь, сообщает, что на СССР по-прежнему нацелено 12000 ядерных бое­головок США. 120 ядерных “орешков” пишет “Тайм”, предназначено исключитель­но для Москвы. Вы считаете этого мало?

Далее. О каких серьезных сдвигах - в сторону мира можно говорить, если в Ва­ших сегодняшних речах, в Вашем анализе напрочь от­сутствуют страны третьего мира, в которых ежегодно от голода и инфекционных болезней умирают миллио­ны детей, и из которых на­ши “новые друзья” выкачи­вают природные ресурсы и миллиардные барыши по долгам. Куда ведет совет­ский народ Ваша политика, Михаил Сергеевич? В ла­герь мироедов или в лагерь беспощадно эксплуатируе­мых? Мне представляется, что Вы надеетесь оказаться в лагере первых. По край­ней мере, идейное стремле­ние — налицо. Но даже этого достаточно, чтобы на­роды прокляли нас и вверг ли цивилизацию в бесконеч­ную череду региональных конфликтов, подобных воз­никшему в Персидском за­ливе в год присуждения Вам Нобелевской премии мира.

И наконец, самое главное. Мира нет и в нашей собст­венной стране. За время пе­рестройки в результате межнациональных конфлик­тов уже погибло около ты­сячи человек, ранено около 9 тысяч, количество бежен­цев приблизилось к миллио­ну. Советское общество при­ведено в состояние озлоб­ленной нервозности, подо­зрительности друг к другу. Не сегодня-завтра может вспыхнуть гражданская война. Все это произошло в то время, когда Вы, Миха­ил Сергеевич, занимаете высшие руководящие посты советского государства и КПСС.

Считаю, что комитет по Нобелевским премиям нагло вмешивается во внутренние дела СССР, стимулируя по­средством присуждения Вам престижной премии в сотни тысяч долларов даль­нейший распад Советского государства, основанного Владимиром Ильичом Ле­ниным.

С уважением, член КПСС, партбилет № 00122122.

ЗА ЧТО ОСВИСТАЛИ ЕЛЬЦИНА?

Это произошло в Централь­ном парке культуры и отдыха имени Горького в Москве 9 мая в День Победы советско­го народа над фашистской Гер­манией. Вот как об этом сооб­щила желто-коричневая прес­са: “Приехавший поздравить ветеранов президент Ельцин вынужден был выслушать мас­су неприятных слов со сторо­ны разгулявшихся “трудови­ков”. (“Московекий комсомо­лец”, 12 мая 1992 г.). Програм­ма российского телевидения “Вести”, по выражению “Со­ветской России”, стыдливо от­вернула камеры в сторону, но при этом голословно обвинила “Трудовую Москву” в подго­товке “хорошо организованных групп скандирования”. Разуме­ется, верноподданый “комсо­молец”, тот который Москов­ский, комментируя инцидент, заявил, что “Трудовая Москва” устроила провокацию в ЦПКиО им. Горького”.

Автору этой статьи посчаст­ливилось быть очевидцем того, как разгневанные люди освис­тали Президента РФ и как он бежал с праздника в окруже­нии своей свиты. Не будем скрывать, сердце радовалось, видя, как кончается долготер­пение советских людей, и как лопаются мифы о “любимом неродном президенте”. Одна­ко, учитывая социальную зна­чимость того события, отка­жемся от эмоций. Давайте про­анализируем и попытаемся по­нять, почему народ освистал Ельцина и никто, НИКТО из на­блюдавших ту картину не выс­тупил в его защиту. Начнем с фактов.
КАК ЭТО БЫЛО

Все помним, как в разгар предвыборной борьбы за ман­дат народного депутата СССР, затем РСФСР, затем Президен­та России Борис Николаевич Ельцин любил показать свою демократичность, доступность простым людям труда. То он приезжает на завод в мос­ковском трамвае (оставив слу­жебную “Чайку” за две трам­вайных остановки до завода), то появится в простой район­ной поликлинике и попросится на прием к участковому вра­чу... Это вчера. Сегодня на митинге бастующих медиков Москвы один из выступивших врачей призвал Бориса Никола­евича вновь зайти в районную поликлинику, “чтобы увидеть, что там творится, а если глаза у Бориса Николаевича стали слишком узкие, участковый врач, получающий нищенскую зарплату, поможет ему их рас­крыть”.

У входа в ЦПКиО им. Горь­кого трамваи не ходят. Там ря­дом метро, остановки трол­лейбуса, автобуса... 9 мая, примерно, в 10.30 к входу в парк подкатили три роскош­нейших кадиллака марки “Мер­седес”, плюс правительственный “ЗИЛ”, плюс караван обычных “членовозов” марки ГАЗ-24. Из первого “Мерседеса” вылез улыбающийся Президент Рос­сийской Федерации, и его тут же окружил рой охранников и тележурналистов.

Слева и справа от этого яв­ления Бориса Николаевича на­роду, группа активистов “Тру­довой Москвы” вела сбор под­писей под требованием прове­сти Всероссийский референдум о досрочном прекращении пол­номочий нынешнего президен­та РФ. Заметим, что никаких “организованных групп скан­дирования” не было по той причине, что охрана Президен­та не ставит “Трудовую Моск­ву” в известность о предпола­гаемых маршрутах поездок Президента. Так что появление Ельцина оказалось для активи­стов “Трудовой Москвы” пол­ной неожиданностью, и они остались в тылу президентской свиты. Л с передовой на Ель­цина посыпались возмущенные, нелицеприятные слова фронто­виков: спросил ли Борис Ни­колаевич у погибших солдат со­вета, прежде чем отменять боевые ордена Отечественной войны. Красной Звезды, Бое­вого Красного Знамени; кто ответит за развал Союза; поче­му ветераны вынуждены про­сить милостыню в переходах метро!.. Улыбка исчезла с лица Президента. Он быстро проско­чил в ворота центрального входа в парк и решительным шагом направился к набереж­ной, где его ждала шеренга изрядно подуставших ветера­нов для официальных поздрав­лений. Но до места встречи Борис Николаевич не дошел. Навстречу ему двинулись бес­смертные остатки фронтовых рот, дивизий, фронтов.... К ве­теранам присоединились моло­дые. Этот народ уже не похо­дил на тот, что приветствовал Бориса Николаевича на непре­рывных митингах в Лужниках. Нервы Президента не выдер­жали и он повернул вспять, бегом через клумбы парка культуры.

— Зачем цветы топчешь!— раздался пронзительный женс­кий крик.

Президент ускорил шаг. Раз­двигая людей к нему спешил “Мерседес” с открытыми двер­цами... Еще мгновение и охра­на вздохнула с облегчением, Президент хлопнул дверью бро­нированной машины. Милиция задержала несколько человек, среди них и рабочего завода “Фрезер” на том основании,

что он “похож на фоторобот ливийского террориста”, но затем отпустила всех. Пока с миром. Итак, никакой органи­зованности в этом инциденте не просматривается. Была су­матоха и спонтанное выраже­ние чувств. Тем более важно понять, почему же народ осви­стал своего недавнего кумира?
ИНТРИГИ СТАРОЙ ПЛОЩАДИ

Нравится ли это Ельцину или нет, но факт останется фактом: любимцем московской публики он стал благодаря интригам Старой площади, то есть своим звездным часом Борис Нико­лаевич обязан именно ЦК КПСС. 21 октября 1987 года состоялся Пленум ЦК, который и открыл нам новые грани облика бывшего секретаря Сверд­ловского обкома КПСС. Горба­чев, Лигачев, Манякин, Яков­лев, Тяжельников... Иных уж нет, а те — далече...

Главным событием того дня стало выступление первого секретаря МГК КПСС, кандида­та в члены Политбюро ЦК КПСС тов. Б. Ельцина. Исчерпы­вающую характеристику этому выступлению дал тогда член Политбюро серый кардинал пе­рестройки, а ныне главный идеолог команды Ельцина ака­демик Александр Яковлев: “Веpoятно, Борису Николаевичу кажется, что высказался здесь, на Пленуме, смело и принципиально. На самом деле, на мой взгляд, ни то, ни другое”.

Действительно, внимательнее изучение стенограммы Плену­ма, опубликованной в “Извес­тиях ЦК КПCC” № 2 за 1989 г., утверждает непредвзятого чита­теля о том, что выступление Ельцина было ни рыба, ни мя­со. Так в одном месте он за­щищает “ленинские нормы жи­зни партии”, в другом осторо­жно против “определенного роста, я бы сказал, славосло­вия от некоторых членов Политбюро в адрес Генерального секретаря”. Не более. Однако по Москве в тот же день по­ползли слухи о необычайно дерзком выступлении Ельцина против Горбачева. По прошест­вии почти пяти лет можно смело утверждать, что каждое слово тех слухов было вывере­но в серых кабинетах Старой площади. Говорилось о том, что Ельцин, выступил против вмешательства Раисы Горбачевой в распределение московс­ких квартир среди своих льсте­цов, о том, что Ельцину меша­ют работать ее непрерывные звонки... Лучшего хода серые кардиналы придумать не мог­ли. К тому времени люди на­чали освобождаться от психоза горбачевской демагогии. А к супруге бывшего высшего го­сударственного и партийного руководителя СССР выработалось неприятие, граничившее с ненавистью. Жизнь, вопреки горбачевской болтовне, не улучшалась и всех раздражала назойливость, с которой Раи­са Максимовна лезла под объективы телевизионных ка­мер в Москве, Иркутске, Лон доне, Гаване, Нью-Йорке и т. д. и т. п. Выступить тогда против Горбачевой — значило стать национальным героем. Ельцин против Раисы не выступал, но и слухи не опровергнул даже после того, как была опубли­кована стенограмма его выс­тупления. Повивальной баской рождения “народного прези­дента” стала матушка-ложь.



ПРЕДАВШИЙ РАЗ...

Если изучить все речи, все письма, заявления Бориса Николаевича Ельцина до того, как он стал “народным президентом”, создается впе­чатление, что больше всего он любил свою партию — КПСС, ей был верен, с ней сверял свои помыслы, бдил “генераль­ную линию” и других призы­вал к этому. Вчитайтесь! Это из выступления Б. Н. Ельцина на пленуме МГК КПСС 23 фев­раля 1987 года: “Линия на ог­раничение доступности алко­гольных напитков, сокращение продажи будет бескомпромис­сной и впредь”. Прониклись! Какой же силой воли надо обладать, чтобы вопреки, изве­стному всему миру синдрому алкоголизма, выступать в поддержку Генеральной линии.

Не менее убедителен был коммунист Борис Ельцин, когда говорил о роли партийных комитетов: “Горкомы, райкомы партии могут и должны более активно влиять и целенаправ­ленно координировать (Какой стиль!—В. А.) усилия правоох­ранительных органов и общест­венных формирований, меди ков и педагогов, деятелей ис­кусства и журналистов в борь­бе за чистоту морального кли­мата столицы”. Жаль, что в стенограмме выступления Б. Н. Ельцина, которую мы цитиру­ем по газете “Московская правда” за 23 февраля К 37 года, в конце такого высказы­вания стоит банальная точка. Пафос, глобальность и безус­ловная идейная убежденность партбосса требовали по край­ней мере двух восклицатель­ных знаков.

Или вот еще: “Следуя Следуя ленинскому завету, партийные комитеты должны выдоить “тысячи и тысячи рядовых тру­дящихся, испытывать их, систематически и неуклонно, сотнями передвигать их на высшие посты”. Нет, так хвалить свою партию, так знать идейное нас­ледие ее вождей, мог вроде бы только убежденный комму­нист. И вот этот же человек вдруг заговорил об “оконча­тельном искоренении комму­низма”, поощряя тем самым сторонников писать на стенах лозунги типа “Добить собак коммунистов”, этот же чело­век своим Указом запретил свою партию. В таком случае миллионы рядовых членов этой партии вправе бросить ему в лицо: “Иуда”. А что говорить о ветеранах, тех, которые име­ли мужество подниматься в бой с командой: “Коммунис­ты, вперед!”.



ПРОЩЕНИЯ НЕ БУДЕТ!

И все же 9 мая Президента Ельцина освистали не потому, что он предал свою партию. Гнев собравшихся в тот день в ЦПКиО обрушился на него по другим причинам. Во-пер­вых, народ вправе спросить Ельцина, на каком основании он, выбранный на высшую го­сударственную должность мень­шинством избирателей, нару­шил волю абсолютного боль­шинства, выраженную на Все­союзном референдуме 17 мар­та 1991 года. Кто дал ему право попрать Конституцию СССР и РСФСР? Понимал ли он, что в Беловежской пуще подписывал не Договор об об­разовании СНГ, а приговор народам. Из-под пера Ельцина брызнула кровь на проспект Руставели в Тбилиси, на паш­ню Приднестровья, на камни Душанбе...

Впереди — кровь русских за Ель­цина не голосовавших, потому что они проживают на терри­тории других республик, учат детей таджиков, водят поезда, по Грузии, плавят медь в Ка­захстане, лечат горцев в Осетии... Не будет прощения это­му никогда, даже если у всех россиян появятся вдруг “Мерседесы”, как у самого Ельцина, хотя скорее всего у них не окажется даже велосипеда.

Простому труженику было за что свистеть в лицо Президен­ту РФ. Разве он не обещал лечь на рельсы, но не допус­тить повышения цен! Ведь эта клятва была ключевой в побе­де Ельцина над Рыжковым, который вынужден был под­нять цены в два раза. Сегодня сахар в цене увеличился в 100 раз, хлеб в 50 раз, мясо в 40—50 раз, а с Ельцина — взятки гладки?

Грустно сегодня читать пред­выборные обещана “народно­го президента”. Грустно, пото­му что не знаешь, чего в них больше: пренебрежения к соб­ственным словам или к судьбе народа. Вот его портрет со страдальческой складкой губ. А вот и его слова: “Принимая во внимание неоправданное рас­слоение общества по имущест­венному признаку, необходимо ужесточить борьбу за социаль­ную и нравственную справед­ливость. Добиться равных воз­можностей для всех граждан в приобретении продовольствен­ных и промышленных товаров, услуг, в получении образова­ния, в медицинском обслужи­вании”. (Из предвыборной про­граммы кандидата в народные депутаты СССР).

Позволительно спросить, что из этого выполнено? Где те­перь социальное равенство! Мо­жет Ельцин считает идеалом равенства положение при кото­ром миллионеры типа Стерли­гова, Тарасова могут класть а карман в день по нескольку миллионов, а миллионы людей вынуждены отказаться от стака­на молока, ставшего им не по карману? Да как можно ходить по этой земле после этого!! Как можно появляться перед ветеранами и изображать пе­ред ними благодетеля?!..

Эмоции! — скажет защитник “Народного Президента”. Тогда как прикажите понимать тот факт, что всего за один год, черный год ельцинизма, у миллиона честных тружеников фактически были изъяты их тру­довые сбережения и превращены “народным реформато­ром” в прах? Предъявим простой счет Ельцину. Если после 25 лет работы, Вы, уважаемый читатель, накопили скажем 10 тысяч рублей, то на эти деньги до ельцинских реформ могли купить автомобиль “Жигули” или хорошую квартиру. Теперь же такой автомобиль стоит никак не менее 300 тысяч рублей, а квартира около миллио­на. Итак, в карман миллионов людей по прямой наводке Пре­зидента нагло залезло возглавляемое им же правительство. Вывернули карманы, ограбили среди осла дня, и при этом выражают крайнее неудовольст­вие, когда ограбленные начи­нают скандировать: “Банду Ельцина — под суд!”. Извини­те, коммунисты здесь не вино­ваты. Не надо было грабить беспартийных. Они-то ведь вроде бы ни при чем...
ЧЕРНЫЙ ГОД ЕЛЬЦИНИЗМА

Было за что свистеть в лицо Ельцину! За то, что унизил Россию до роли всемирной побирушки, за то, что лезет в миллиардные валютные долги, за которые наши дети и внуки будут расплачиваться вечно, за то, что они уже сегодня выну­ждены убегать из школы, что­бы заработать на кусок хлеба, протирая стекла зарубежных “Мерседесов”.

Увы, свистом делу не помо­жешь. То, что произошло у входа в ЦПКиО имени Горького 9 мая лишний раз доказывает, что терпение народа лопается, бунт может грянуть с минуты на минуту. Окружение Ельцина, и в первую очередь московский мэр Попов видят спасение в диктатуре, они то­ропятся разогнать съезд, Советы народных депутатов, пони­мая, что любая представитель­ная власть в конце-концов должна выступить против антинародных реформ. Положение шаткое. Перешагнув через кровь, “реформаторы” уже не остановятся.

Что делать? Надо как можно быстрее разворачивать кампанию по сбору подписей за проведение референдума по досрочному прекращению президента Б. Ельцина, а также за отставку московского мэра Г. Попова и предание его суду. Нужно поворачи­вать стачечную борьбу от экономических требований к политическим, тик как нынешнее правительство не хочет, и сможет улучшить жизнь на­рода.

Надо смелее выходить к проходным заводов, к дверям университетов. Надо объяснять людям, что реформы Ельцина принесли смерть, голод, хаос, свертывание промышленности, растаскивание пахотных земель. И дело не только в Ельцине. Следует обличать ель-цинизм, объясняя народу, что только всем миром, возрождая Сове­ты трудящихся, можно проти­востоять этой напасти, обру­шившийся на нашу землю. Ни­каких поблажек реставраторам капитализма в России. Так называемые реформы никогда не принесут блага народу. Толь­ко что в своем новогоднем поздравлении Ельцин призывал народ потерпеть еще полгода. Полгода кинуло. Надо ли сом­неваться, что 12 июня в годов­щину избрания Ельцин вновь призовет потерпеть еще год— полтора.

Что опять поверим? Или бу­дем свистеть? Довольно эмоций. Наберемся мужества, и скажем, что реформы, которым якобы нет альтернативы, с са­мого начала были хорошо про­думанным преступлением про­тив народа. А потому не будем лезть в хомут колонизации, как бы нас к этому не призывали обанкротившиеся реформато­ры. Почти 70 лет мы шли по своему новому, неизведанному пути. Мы не просили подаяния и многого добились, даже когда нами правили такие люди, как Б. Ельцин. Мир уважал нашу страну заслуженно. Уважал за свободолюбие, за дерзость планов и умение их выполнять. Надо возвращаться на столбо­вую дорогу развития мировой цивилизации — К СОЦИАЛИЗ­МУ.

В. АНПИЛОВ.

Май 1992.


ЗАПОР ЛИМОНКАМИ

Газета "Московская правда" N 161 (759) за 20 августа с.г. опубликовала статью Эдуар­да Лимонова "Лимонка в Ле­нина".

В этот раз мишенью для ме­тания стала статья Владимира Ильича "Еще о национализ­ме". Обильно цитируя вождя пролетарской революции, Ли­монов демонстрирует пе­чальную для его возвраста закостенелость серого веще­ства.

Даже без первоисточника, только по цитатам, добросо­вестно искаженным ("феода­лизм" вместо федерализм) Э.Лимоновым или, "Москов­ской правдой" все же видно, что в статье Ленин проводит мысль о том, что буржуазный национализм рвет Великую Россию на части, и подкрепля­ет свою мысль цитированием доклада члена Государствен­ной думы Савенко: "На разва­линах великой России будут основаны под скипетром Габ­сбургов в пределах Австро-Венгрии автономные Польша и Украина". Статья датирова­на февралем 1914 года. Что делает Эдик прочитав это предвидение? Аплодирует своему однофамильцу Са­венко (Лимонов, оказывается, как и Сахаров раньше был Савенко) и бросается с ли­монкой на Ленина.

Хотя на Ленина и набрасыва­ются теперь любые демоублюдки, благо "большая прес­са" услужливо предоставля­ет для этого свои страницы, Лимонов-Савенко все же подбадривает себя боевыми кличами попуасов: "Тут Вла­димиру Ильичу так легко вре­зать, что даже неудобно за него", "Аргументация Ильича, как видим, в данном случае неглубокая и ошибочная, "И не кто иной, как Владимир Ильич, вынужден был ценою крови сотен тысяч русских солдат свергать, 'убирать эту самостийность", Ленин - ге­ниальный политик, но в нацио­нальном вопросе он порабо­тал халтурно, поверхност­но"...

Из этого семантического ря­да, конечно же, выделяется неприкрытое подражение Волкогонову и Яковлеву: это они насобачились говорить о том, что Сталин "вынужден был заплатить за Победу над Гитлером ценою миллионов жизней", что "Гитлер захлеб­нулся русской кровью". На попуасов действует впечатля­ющее: они скрипят зубами при упоминании имени Иоси­фа Виссарионовича. Мы же отметим, что Лимонов здесь не первооткрыватель, он не­сет свою лимонку по давно проторенной тропе войны.

Что же касается аргумента­ции, то даже из процитиро­ванных Лимоновым отрывков статьи видно, что Ленин проти­вопоставлял буржуазному национализму пролетарский интернационализм: "Рабочий класс, - пишет Ильич, - против всяких привилегий; поэтому он отстаивает право наций на самоопределение. Созна­тельные рабочие не пропове­дует отделения; они знают выгоды больших государств и объединения крупных масс рабочих. Но большие госу­дарства могут быть демокра­тичны только при самом пол­ном равноправии наций, а та­кое равноправие означает и право на отделение. Борьба против национального гнета и против национальных приви­легий неразрывно связана с отстаиванием этого права". Лимонов смотрит в книгу, а видит фигу; наблюдает со­временную действительность - а лимонки бросает не в Ель­цина, а в Ленина. Уничтожьте национальный гнет, уничтожь­те всю и всяческую эксплуа­тацию, поставьте во главу уг­ла интересы человека труда и право наций на самоопреде­ление заснет летаргическим сном. Мы проиграли не пото­му, что предоставили нациям право на самоопределение, а потому что мы отстранили от власти трудящихся, интересы которых цементировали госу­дарство, делали его своим для украинца, бурята, чукчи, русского, таджика, белоруса... Ныне буржуазия, захва­тившая власть, устами Ельци­на уже не говорит "берите суверенитета, сколько проглотите", сегодня она талды­чит о "Великой России". Что же остается сознательным рабочим? Подпевать Борису? То есть, подогревать нацио­нализм, а следовательно, и сепаратизм? Этого от нас и ждут и американские, и гер­манские, и израильские "друзья".

Нет! И еще раз - нет! Если, к примеру, в Татарстане власть перейдет в руки трудящихся и они поднимут там красное знамя Советской власти, под­держим ли мы "право рус­ской буржуазии послать туда воинские части для подавле­ния Советской власти? Нет! Мы должны, обязаны будем требовать права рабочих Та­тарстана на самоопределе­ние. А разве не это право мы отстаивали для трудящихся Приднестровья? Или Абхазии? И если завтра трудящиеся Мордовии или Башкирии ото­бьют власть у буржуазии, не ужто мы не сможем помочь им интернациональными бри­гадами? И если там в окопах появится Эдик и затянет "на­ционалистическую пропо­ведь", или замахнется лимон­кой на интернационалиста Ле­нина или на брата украинца, неужто не найдется способ избавить его от хронического запора лимонками?!

В.Белоглинец

1994.

ЗЕРКАЛО” И “ТРУДОВАЯ РОССИЯ”



4 июля Председатель исполкома движения "Трудовая Рос­сия", секретарь ЦК РКРП В.И. Анпилов был приглашен на заседание политклуба "Зеркало". Открыл заседание прези­дент клуба Владимир Рогов. Виктор Иванович ответил на вопросы представителей российских и зарубежных средств массовой информации. Встреча вызвала большой интерес у журналистов, но отражения в СМИ не нашла, за исключением обрезанной и даже враждебно-провокационной информации в газете "Правда". Учитывая пожелания сторонников "Тру­довой России", предлагаем нашим читателям стенограмму заседания политклуба "Зеркало". (Публикуется в сокраще­нии).

ВЕДУЩИЙ: Предоставля­ет вступительное слово В.Анпилову.

АНПИЛОВ: Уважаемые коллеги, товарищи, дамы и господа! Когда я встречаюсь с представителями средств массовой информации, я ста­раюсь выразить то, что ду­маю, то, что чувствую. Уве­рен, что только искренностью можно разрушить тот оттал­кивающий образ, который де­лают из Анпилова средства массовой информации, и в первую очередь, телевиде­ние. За рубеж9м мне это уда­ется лучше, благодаря про­фессиональной объективно­сти журналистов. При оценке событий я излагаю свою точку зрения и точку зрения РКРП, секретарем которой я явля­юсь.

Теперь о нашей точке зре­ния. Сегодня даже самый кретинистый журналист не ста­нет оспаривать тот факт, что так называемые реформы провалились по всем статьям. Вместо улучшения социаль­ной обстановки получилось гнусное разделение общества на богатых и бедных, супер­богатых и тех, кто вынужден зарабатывать себе на хлеб в поте лица своего. Нищих все больше и больше, и в то же самое время Москва уже вы­шла на первое место по коли­честву самых роскошных ка­диллаков на душу населения. Сегодня в магазине Вы поку­паете хлеб, а рядом стоит че­ловек. и просит: подайте Христа ради. Я уж не говорю о молодых женщинах с детьми, которые держат картонки с надписями: Помогите на опе­рацию". Они уже никому не интересны, их перестали фо­тографировать. Всех интере­суют деньги, деньги и еще раз деньги.

Но и в денежных делах - мы наблюдаем катастрофу. На­циональная денежная едини­ца, рубль, практически не су­ществует, не говоря уже о ко-j пейке. Мировые банки взяли за горло денежную систему России. Все эти попытки оста­новить бешеный рост курса доллара смехотворны. В кон­це рыночного тоннеля, пусть его сегодня называют "кори­дором" - смерть. Антисовет­чики, антикоммунисты, раз­рушившие социалистическое общество, скрывали от народа легко предсказуемые послед­ствия рыночных реформ. Раз рынок - значит мировой ры­нок. Раз мировой рынок - действуют исключительно законы мирового рынка, на кото­ром нет места независимой, промышленно развитой России. Мировой рынок безжало­стно уничтожает конкурен­тов в высокотехнологичных отраслях промышленности, в производстве продуктов пи­тания. Россия могла войти в мировой рынок только как ис­точник дешевого сырья и бро­совых рабочих рук. Сегодня все здравые силы общества поднимаются на борьбу за на­циональную независимость России.

Борьба осложняется состо­янием оппозиции на сегодня. Не все, далеко не все лидеры оппозиции понимают, что только отмена курса на ры­нок, на капитализацию спа­сет Россию от порабощения. Иллюзии того, что рыночные реформы можно провести с меньшими социальными из­держками, что возможно достичь гармонии капитала и труда на общенациональных интересах, минируют оппо­зицию, лишают воли к орга­низованному сопротивлению миллионов людей, сеют уны­ние и пессимизм. В стане на­ших политических противни­ков тоже нет единства, да там его и никогда не было. Просто Ельцин, Горбачев, Яковлев и Шеварднадзе, Черномырдин и Гайдар использовали госу­дарственный аппарат, чтобы проводить в жизнь свои идеи. У нас такого нет. Мы вынуж­дены создавать партию в не­вероятных исторических ус­ловиях, когда идея коммуниз­ма бешено оплевывается вче­рашними партийными босса­ми.

И все-таки я считаю, что идея коммунизма наиболее полно отвечает нашему наци­ональному самосознанию, всей нашей жизни, в частно­сти, и моей тоже. Она краси­ва, изящна. Идея равенства, братства людей. Идея обще­ства, в котором условие сво­бодного развития каждого есть условие свободного раз­вития всех, выстрадана чело­вечеством в течение тысяче­летий. Альтернативы комму­низму нет.

"МОСКОВСКИЕ НОВО­СТИ": Виктор Иванович, а когда коммунизм наступит?

АНПИЛОВ: Ваш вопрос напомнил мне текст Еванге­лия. Однажды 12 апостолов подступили к Христу и спра­шивают: "Господи, если бога­тый не может попасть в царст­во небесное, как и нечестный, прелюбодействующий - ска­жи нам, кто же попадает в царство небесное?" Он отве­тил просто: "Не ищите царст­во небесное на стороне, оно в вас самих". Как только вы, "Московские новости" поверите в коммунизм, как только вы перейдете на сторону тру­дового народа, вам станет лег­че, в вашем сердце загорится заря коммунизма.

Коммунизм вырастает из истории человечества, из со­стояния общества. Если гово­рить о строе, то элементы коммунистического обще­ства, где свободное развитие каждого зависит от свободно­го развития всех, присутствовали в советском обществе. Об этом и вся моя жизнь говорит. Я из простой рабоче-крестьянской семьи. В колхозе, как и большинство моих сверст­ников, начал работать с 4-го класса: ходил в ночное, коров пас, сгружал зерно из-под комбайна. После восьмого класса уехал в город Таган­рог. Поступил в ремесленное училище. Начал работать на комбайновом заводе, одно­временно продолжил учебу в школе рабочей молодежи. Со­ветский строй, социалистиче­ское общество предоставляли мне оплачиваемый удлинен­ный отпуск для того, чтобы я мог учиться. В неделю у меня был один свободный день для того, чтобы я учился. Здесь есть с Запада журналисты?

ГОЛОС: Есть! WTN - Сое­диненные Штаты Америки.

АНПИЛОВ: Скажите, по­жалуйста, в вашем обществе есть такое положение, когда компания предоставляет мо­лодому рабочему оплачивае­мый удлиненный отпуск, раз в неделю предоставляет сво­бодный день и оплачивает его, исходя из средней ставки ра­бочего? Есть у вас такое?

АНПИЛОВ: Спасибо. Ва­ше молчание красноречивее самого объективного репорта­жа. Далее. Я служил в армии. Да, у меня была трудная служба, но я гордился, что за­щищаю Родину. Мои отец и мать радовались, что все три сына отслужили. Была сопри­частность к тому, чем живет страна. Это одна из черт ком­мунистического строя. Я по­ступил в прекрасный универ­ситет - Московский государ­ственный университет, меж­дународное отделение фа­культета журналистики. Ос­воил несколько языков - я получил блестящее образова­ние' Почему я должен про­клинать тот строи? Я считаю, что тот строй дал все не только мне, но и всем. Пусть он не давал идеально равных воз­можностей, но он давал воз­можность соревноваться. А сейчас? Если без копейки де­нег начать соревноваться с тем, кто сегодня имеет все? Кто выиграет?

Я верю в коммунистиче­ский строй. Он осуществлял­ся. И не надо замалчивать это.

ИТАР-ТАСС: Вы верите в мечту о коммунизме или в коммунистический строй? Как он будет выглядеть?

АНПИЛОВ: Это общество, в котором действует принцип КТО НЕ РАБОТАЕТ, ТОТ НЕ ЕСТ. И это гуманно. Труд - неотъемлемое право челове­ка. Здесь нет никакого наси­лия. Напротив, паразитирование унижает человека, превращает его в скотину, Горький был прав: отнимите у че­ловека возможность трудить­ся, кормите его, в конце кон­цов, он захрюкает.

Далее: все члены общества участвующие своим интел­лектом или физической силой в созидании совокупного об­щественного продукта, долж­ны иметь возможность конт­ролировать распределение этого продукта. При комму­низме в управлении государ­ством, начиная с трудового коллектива, будут участво­вать миллионы людей. Пусть избранный совет журнали­стов решает, кому из коллег предоставить новую рубрику или лучшее время в эфире, кого послать в зарубежную командировку, кого поощрить материально. То есть, журна­лист должен быть независим от прихоти администрации. Но такое же право должно принадлежать и рабочему, и крестьянину, и ученому,

Так что, через Советы, че­рез участие в государствен­ных делах миллионных масс, как говорил Ленин, начнется переход к коммунизму, на­чнет отмирать государство, не нужны будут тюрьмы, не ну­жен будет ОМОН, не нужны будут внутренние войска.

“ПРАВДА”: Виктор Ивано­вич, вот Вы победите, что дальше? Ведь будет второй день, когда в магазины надо будет завозить хлеб, убирать улицы, кто это будет делать?

АНПИЛОВ: Я Вас слушал и вспоминал речи Гавриила Харитоновича Попова, когда я был депутатом Моссовета. Любил Гаврила Харитонович развивать эти теории элитар­ности управления: "Ну вот вы пришли к власти, а вы знаете, что там, под Манежной пло­щадью, канализация?" Обна­ружит там фекалии и надует­ся от самолюбия: специалист! Открытие сделал. Да знает, знает человечество, что есть канализация. Есть специали­сты по канализации. Есть ин­женеры, которые проектиру­ют эти коммуникации. Я счи­таю, что специалистов у лю­бой власти будет в избытке. Вопрос весь - во взятии пол­итической власти, в отстране­нии от кормила власти пре­ступников…

В случае перехода власти в руки трудящихся первым же актом этой власти мы декретируем восстановление Сове­тов снизу доверху: от трудово­го коллектива по съезда Сове­тов, которым будет подконт­рольны все административ­ные органы, включая главу государства. Первый же съезд Советов должен отменить по­сты президентов, мэров, пре­фектов по всей России.

Что касается "второго" дня, - то нужно и хлеб подвозить, и транспорт и связь обеспечи­вать. Обеспечим! У нас есть социально-экономическая программа-минимум "Трудо­вой россии", есть программа теневого Советского прави­тельства. Пока ни один эконо­мист ничего вразумительного этим программам не противо­поставил.

"МК" (И. Филатова): А если победит Зюганов, это будет хорошо?

АНПИЛОВ: Я считаю, что любой человек, который при­дет к власти вместо этого чу­довища, принесет благо стра­не.

ГОЛОС: Почему же среди коммунистов нет единства?

АНПИЛОВ: Сейчас далеко не все представляют себе, что стоит за термином "коммуни­сты. Слово "коммунисты ' се­годня нуждается в таком же осмыслении, как и во времена Маркса. Вспомним, с чего на­чинался "Коммунистический манифест": "Мы, коммуни­сты, должны честно, открыто сказать миру, кто мы такие". Я на XXX съезде СКП-КПСС выступал и сказал, что сегод­ня коммуниста можно опреде­лить по отношению к собст­венности и власти. Просто по­вторять формулу Маркса о том, что коммунисты пришли в мир, чтобы уничтожить час­тную собственность - это дог­матизм. В настоящее время конкретно-историческая си­туация диктует нам другую формулу, а именно: отноше­ние к приватизации. Мы гово­рим, что при восстановлении власти трудящихся привати­зация будет объявлена неза­конной. А лица, организовав­шие грабеж общенародной собственности или приняв­шие в нем участие, будут при­влечены к у головной ответст­венности. Это первое. Второе - власть. Мы не за власть пар­тии, которая, по выражению Ленина, защищает своих под­лецов. Мы за власть самих трудящихся. Мы за такое по­ложение, при котором правя­щую коммунистическую пар­тию должны контролировать не только партийные, но и беспартийные рабочие. Власть для трудящихся. Мы говорим: Советы, начиная с трудового коллектива, съезд Советов от малого до большо­го, право трудового коллекти­ва отзывать тех людей, кото­рых когда-то выдвинули с лю­бого уровня власти. Это де­мократично. Это выражение воли народа. Мы готовы объе­диниться с теми коммуниста­ми, которые готовы отдать жизнь за власть людей труда.

"МК" (А. Митрофанов): "Что Вы любите читать?" Сказки, фантастику, классику?

АНПИЛОВ: Я люблю сказ­ки Пушкина. Обожаю в ори­гинале цыганские романсы Гарсиа Лорки. Я выучил в тюрьме наизусть весь цыган­ский цикл Лорки. Люблю ли­рику Байрона. Мой любимый герой - Митя Карамазов До­стоевского. Люблю петь песни на стихи Есенина. Одно вре­мя увлекался фантастикой Айзека Азимова. Сегодня мне больше всего нравится фило­софская литература. Часто перечитываю Ленина. Об этом свидетельствует моя книга "Лефортовские диало­ги". В тюрьме я за пять меся­цев прочитал около 200 книг, в том числе Платона, Сокра­та, лекции Гегеля. Я с радо­стью обнаружил, что, оказы­вается, Платон первый гово­рил о коммунизме, когда ему задали вопрос, как устроить идеальное государство, он от­ветил: "Уничтожьте частную собственность!".

ВОПРОС: Сейчас комму­нистов больше или меньше, чем в 17-ом?

АНПИЛОВ: По моему, меньше.

"ИНТЕРФАКС": Общеиз­вестно, что Ленин существо­вал на деньги кайзеровской Германии, а на что существу­ет “Трудовая Россия”, и на какие деньги осуществляются поездки за границу?

АНПИЛОВ: Ну, во-первых это вам общеизвестно, а мне, например, это неизвестно, о Ленине. Называйте источник ваших сведений. Не надо так сразу говорить: "общеизвестно” . Это бездоказательно.

А "Трудовая Россия" суще­ствует исключительно на на­родные деньги, на пожертво­вания. Так как мы существу­ем, ни одна партия не сущест­вует. У нас есть телевидение, спутниковая связь? Что у нас есть? У нас есть только наши горячие сердца, готовность отдать жизнь за народ, и на­род это видит и помогает, чем может.

Что касается средств на международные поездки, то существует такая форма , как приглашение за счет пригла­шающей стороны. Это можно проверить, потому что билеты заказывают, можно узнать номер заказа. Если бы я был нечист на руку, уверяю вас, нашлись бы люди, которые сразу бы это вычислили. Я горжусь этой международной помощью, солидарностью коммунистов всех стран.

“ЭКСПРЕСС-ХРОНИКА”: Как Вы относитесь к Сталину?

АНПИЛОВ: В свое время, Сталин сказал, что экономи­ка страны должна быть по­строена таким образом, чтобы человек, у которого нет швей­ной иглы мог ее получить. Этой иглой моя мама штопала мне рубашку в очень нелегкое время. Стадии получил Рос­сию, по образному выраже­нию антикоммуниста Чер­чилля, с деревянной сохой, а оставил ее с атомной бомбой. Сталин для меня символ По­беды социализма над фашиз­мом. Этот человек умер, ни­чего не скопив для себя. Это факт. Он ничего не оставил своим детям. Он был комму­нистом. Весь смысл своей дея­тельности Сталин видел в том, чтобы хорошо жилось ра­бочему человеку, труженику. В этом смысле я хотел бы быть похожим на Сталина.

Июль 1995.

1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   33


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница