Виктор анпилов поднять живых



страница23/33
Дата24.04.2016
Размер6.18 Mb.
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   33

НАШЕ РЕЗЮМЕ

Наличие более 180 политических партий в Рос­сии —есть отражение идейной путаницы, воз­никающей под воздействием массовой про­паганды антикоммунизма, и целенаправленны­ми попытками вытравить из сознания каждо­го, а также из общественного сознания в целом, материалистическое понимание истории, подменить научный опыт человечества пошлятиной новоиспе­ченных экзотических теорий, скатывающихся в кон­це концов к поповщине, к идеализму. Пропаганда “христианского социализма” в номере 2 (379) “Эко­номической газеты” — тому подтверждение. Уж луч­ше бы назвали “христианский коммунизм”, было бы и точнее, и оригинальнее. “Рыночные отношения”, “экологизм”, “евразизм”, “пофигизм”, “глобализм” и прочая дребедень буржуазной терминологии при­звана в конечном итоге отвлечь нас от конкретно-исторического анализа окружающей нас действи­тельности и доказать неизбежность деления обще­ства на богатых и бедных, на рабов и господ.

К стыду нашему коммунисты (или называющие себя таковыми партии) сдают позиции воинствую­щего материализма и отступают под натиском взбе­сившегося буржуазного идеализма. Раздроблен­ность в коммунистическом движении России обус­ловлена не вождистскими амбициями того или ино­го лидера, а непреодолимыми различиями в идео­логических, программных установках партий и их лидеров по вопросам власти и собственности, в оценке тенденций развития государства и его клас­совой сути. Разногласия у разных компартий по вопросу переходного (от капитализма к коммуниз­му) периода, то есть к социализму, содержанию борьбы классов и исторической миссии диктатуры пролетариата на этом этапе, — нередко перераста­ют в противоположность.

РКРП (Тюлькин) ратует за диктатуру пролета­риата, за вечную при ведущей роли компартии мо­нополию рабочего класса на власть, забывая при этом историческую миссию диктатуры пролетари­ата — построение бесклассового общества, где нет места ни классу богатых, ни классу бедных, где нет места политическим партиям, включая РКРП, где нет места политической власти вообще.

КПРФ (Зюганов) вообще не желает замечать классовой природы любого государства и призы­вает патриотов “не раскачивать лодку”, а идти во власть, чтобы “укреплять государственность России”, то есть, укреплять бандитский режим.

ВКПБ (Андреева), повторяя сталинский тезис об обострении классовой борьбы по мере упрочения социализма в СССР, в упор не видит “глобализма” диалектики Сталина. По мере упрочения социализ­ма, по мере того, как исчезали классовые противо­речия в самом государстве рабочих и крестьян, рос авторитет нашей страны в глазах трудящихся всего мира, и они открыто готовились к решительной схват­ке с классом капитала. Последний, цепляясь за власть и собственность уступал политическую власть фа­шизму, развязывал мировые войны, но триумфаль­ное наступление мировой пролетарской революции продолжалось. Планетарное крушение колониальной системы после Второй мировой войны, победа со­циализма в Китае, странах Восточной Европы, на Кубе, во Вьетнаме, — все подтверждало сталинский тезис о том, что классовая борьба обостряется в мировом масштабе, что мира с империализмом не будет, что надо готовиться к решающей схватке, укреплять по­зиции коммунизма на Родине Октября.

Увы, после Сталина пришел Хрущев и началась демагогия о коммунизме в отдельно взятой стране и мирном сосуществовании государств с различ­ным общественно-политическим строем.



Сегодня, стоило Общественному политическому движению “Трудовая Россия” утвердить в своей программе тезис о двух этапах коммунистической революции в России: рационально-освободительном — до полного освобождения от кабалы междуна­родного империализма и упразднения института пре­зидентской власти, и пролетарском — до полного восстановления власти самих трудящихся и разви­тия (через поголовное привлечение к управлению государством массы трудового народа) государства диктатуры пролетариата до его отмирания, до бес­классового общества, до коммунизма, — на нас под­нялись и друзья и враги. Мы опять слышим обвине­ния в отсутствии у нас всякой теории, в непроду­манных призывах к стачке, к Походам на Москву и т.д.. Особую ярость у нашего классового врага вызвало намерение “Трудовой России” офор­миться в самостоятельную политическую партию, твердо стоящую на позициях марксизма-ленинизма. Аргументов против такой позиции у наших “доброжелателей” нет, потому “Экономичес­кая газета” и опубликовала галиматью В.Рудомето­ва: авось, кто-нибудь поверит. Нас это не смущает. Только что из Ленинграда, к тому, что уже собрано, получено более тысячи заявлений в партию “Трудо­вая Россия”. Собака лает, а караван идет.
СТРАТЕГИЯ КАПИТУЛЯЦИИ
22 июня в Москве состоял­ся IX Пленум ЦК КПРФ, на ко­тором с докладом “О страте­гии Компартии Российской Федерации в избирательных кампаниях 2002-2004 годов” выступил Председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов. После обсуждения доклада Пленум принял соответ­ствующее по­становление, совпадающее и по названию, и по содержанию с основными выводами и по­ложениями док­лада Зюганова. Для КПРФ это неожиданно. По крайней мере. Полити­ческая резолю­ция VII съезда была куда бо­лее радикальнее и прагматичнее патриотических воздыха­нии и красот Политического доклада съезду партии, с ко­торым тогда выступил Зюга­нов. Теперь же мы имеем аб­солютное тождество оценок и выводов и полный откат от решений собственного съез­да. Если Политическая резо­люция YII съезда нацеливала коммунистов на подготовку и проведение Всероссийской политической стачки, вовле­чение широчайших масс тру­дящихся на борьбу с суще­ствующим строем, то Поста­новление последнего Плену­ма КПРФ ставит перед ком­мунистами совсем другую “стратегическую цель”. “Ус­пех на выборах, - говорится в документе, — создаст пред­посылки для восстановления народовластия, смены соци­ально-экономического и по­литического курса, защиты национально-государствен­ных интересов России на бла­го нынешнего и последующих поколений”. Сказано краси­во, но страшно далеко все это и от решений собственного съезда, и от интересов нынеш­них и последующих поколе­ний. Наученные горьким опы­том грязных избирательных технологий, подкупов и под­логов во время выборов, фальсификаций итогов голо­сования, избиратели России в большинстве своем не же­лают принимать участия в по­шлом фарсе под названием “демократические выборы”. По закону для проведения президентских выборов доста­точной считает­ся явка 50% избирателей, а парламентских и местных — всего 25% . В реалии на выбо­ры в Москве, Питере и других регионах Рос­сии на выборы приходит 15, от силы 20% граж­дан, имеющих право голоса. Повсеместно из­бирательные ко­миссии, находящиеся под контролем административных органов, “рисуют” установ­ленную законом явку избира­телей. По большому счету коммунистам, и в первую оче­редь КПРФ во главе с Зюга­новым, заявляющим о пере­ходе “в жесткую оппозицию социально-экономическому курсу, внутренней и внешней политике президента и прави­тельства”, следовало бы при­звать народ к бойкоту гряз­ного фарса под названием “демократические выборы в России”. Увы! И в докладе Зюганова, и в Постановлении Пленума ЦК КПРФ коммуни­стов (и не только!) призыва­ют “продумать формы под­держки избирательной кампа­нии массовыми протестными акциями”. Выходит, участие в выборах не ради просвеще­ния масс и подготовки их ко Всероссийской политической стачке за восстановление Со­ветской власти, а стачка, мас­совый протест — ради прове­дения выборов, ради укреп­ления существующий системы власти. Ай, да фокусники! Ай, да подлецы! И кто только на­учил Зюганова так ловко ду­рачить массы?! И почему та­кой чудовищный подлог оста­ется незамеченным для ря­довых коммунистов?
ДЕКЛАССИРОВАННЫЙ ВОЖДЬ КОМПАРТИИ

Еще на Учредительном (клязьменском) съезде КПРФ мне до­велось выступить и обратиться к делегатам съезда с вопросом:

“Станет ли учреждаемая Вами, товарищи, КПРФ партией рабо­чего класса?”. Ответа на мой вопрос не прозвучало, как раз по той причине, что уже на Учреди­тельном съезде в КПРФ столк­нулись две линии: ленинская — в интересах рабочего класса и горбачевская — в интересах дек­лассированной партийной номен­клатуры. На Клязьме дело закон­чилось компромиссом. По пред­ложению генерала Макашова, только что покинувшего ряды радикально-непримиримой РКРП, председателем ЦК КПРФ был выбран патриотичес­ки настроенный, осторожный Ген­надий Зюганов. А вторым сек­ретарем съезд избрал Валенти­на Купцова, опытного аппаратчи­ка, которым Горбачев выдавил из партии ненавистного ему Ивана Полозкова. Судя по многочис­ленным книгам, статьям и выступ­лениям, Зюганов так и остался патриотом-державником, провод­ником весьма далеких от науч­ного коммунизма идей нацио­нал-социализма. Но ленинская, рабочая линия в КПРФ, и осо­бенно в ее низах, не исчезла. По­мнится, газета “Молния” № 4 (236) за 2001 год опубликовала статью “Пойдут ли за нами мас­сы?”. Статью по итогам VII съез­да КПРФ написал кубанский писатель, рядовой член КПРФ из станицы Атаманская Ленинград­ского района Краснодарского края Михаил Постол, Вот его сло­ва: “Глубокое удовлетворение принесло заявление съезда, что социальной базой КПРФ являет­ся союз рабочего класса, трудо­вого крестьянства, народной ин­теллигенции, всех людей труда, что стержнем этого союза яв­ляется рабочий класс”. Думает­ся, прочитав доклад Зюганова на последнем Пленуме ЦК КПРФ, Михаил Постол испытает глубо­кое разочарование. Доклад Ген­надия Зюганова последнему Пле­нуму ЦК КПРФ изобилует таки­ми терминами и понятиями, как “левое поле”, “либеральное электоральное поле”, “патриоти­ческий (Уже даже не красный! — В.А.) пояс”, “конрольный па­кет голосов (Сказал бы уж пря­мо: акций!-В.А.) в нижней пала­те”, “урбанизированные регио­ны” и прочим словесным му­сором буржуазной социологии. Словесная форма доклада со­впадает с его содержанием. Ни рабочий класс, ни крестьянство, как естественная социальная база коммунистов, в докладе Пле­нуму ни разу не упоминаются. Вскользь упоминаются “квали­фицированные рабочие крупных производств”, да и то в ряду тех­нической, социальной и творчес­кой интеллигенции, людей науки, разумеется, без всякого намека на “авангардную роль” рабоче­го класса, не говоря уже о мес­тах для рабочих и крестьян в из­бирательных списках партии. Говоря об “избирательном по­тенциале оппозиции”, Зюганов заявляет: “ Ясно — чтобы побеж­дать на выборах, необходимо сделать резкий рывок в привле­чении на свою сторону предста­вителей из других электоральных полей и групп. Поэтому к соста­ву и особенностям этих соци­альных слоев необходимо вни­мательно присмотреться”.

Но для того, чтобы “присмот­реться” к новой “социальной не­весте”, Зюганов вынужден от­креститься от прежней социальной базы, то есть, от рабочих и крестьян. Прямо об этом заявить Зюганов смелости не набрался, а окольно, намеками — сколько угодно: “Необходимо поскорее преодолеть стереотип, гласящий, что популярность компартии и база ее социальной поддержки коренится в “нищете”. Чем глуб­же, мол, обнищание народа, тем больше он обращает свои взо­ры к компартии. Этот стереотип не нами выдуман, но, к сожале­нию, получил широкое хождение в оппозиционной среде. Однако сторонники этого взгляда не учи­тывают одного простого обсто­ятельства: вконец обездоленный и забитый человек находится вне политики. Его жизнь без остат­ка заполнена борьбой за элемен­тарное выживание, не оставляю­щей ни времени, ни физической и моральной возможности хоть сколько-нибудь трезво судить о политике, даже вспомнить о ее существовании. Такой индивид есть полный раб своего нищен­ского положения и, как следствие, — раб существующей власти”. Это огульная клевета на самых эксплуатируемых, а потому и са­мых бедных людей России. Зю­ганов в упор не видит смертель­ную, кровоточащую рану народов России. Чем больше богатство и роскошь немногих, тем страш­нее и безысходнее нищета по­давляющего большинства насе­ления России: в первую очередь, рабочих, крестьян и ветеранов труда. Вот они-то и не хотят при­нимать участие в фарсе “демок­ратических выборов”, где все решают деньги. Большие день­ги! Сотни миллионов долларов, за которые скупаются партии, телевидение, информационные агентства, юристы, судьи, мастера черного и белого пиара и про­чие политические проститутки, которым глубоко плевать на тех, кто им платит, кто станет прези­дентом, главное — урвать поболь­ше. Металлурги, строители, шах­теры, водители больших и малых автомобилей, животноводы, меха­низаторы, участковые милиционе­ры и врачи, — вся безжалостно уничтожаемая сегодняшним ре­жимом огромная армия людей наемного труда за стакан вод­ки не продается, как это пред­ставляет себе Геннадий Зюганов.

Предав и оклеветав бедных, эксплуатируемых людей России, деклассированный лидер КПРФ начал приценяться к тем, кого “нередко называют средним классом”. По квалификации главного докладчика на после­днем Пленуме ЦК КПРФ, это “слой более или менее обеспе­ченных трудящихся”, со средним доходом 4-6 тысяч рублей в ме­сяц. “Они делают свой выбор более осознанно, - утверждает Зюганов, — Их труднее подку­пить и обмануть. В то же время в поселках, деревнях, где люди живут натуральным хозяйством и месяцами не видят “живых” де­нег, голос избирателя можно ку­пить за сто рублей. Не случай­но правящий режим так упорно истребляет (Выделено нами, - В.А.) то, что нередко называют

“средним классом”, — слой бо­лее или менее обеспеченных тру­дящихся. Он им опасен как по­тенциальная и реальная база пат­риотических сил”. Браво, госпо­дин Зюганов! Вы не только от­крестились от союза рабочих и крестьян, но и противопостави­ли этому союзу “средний класс”. Напомним читателям, не имею­щим, в отличие от Зюганова, дип­лома доктора философских наук: внешне безобидный тер­мин “средний класс” означает мелкого собственника, мелкого предпринимателя, частнопракти­кующих врачей, учителей, юрис­тов, — то есть класс, который в научной литературе принято на­зывать МЕЛКОЙ БУРЖУАЗИЕЙ. С 1991 года и даже раньше, на­чиная с Горбачева, правящий ре­жим всячески способствуют ста­новлению и численному росту мелкой буржуазии. Гавриил По­пов, Егор Гайдар, Анатолий Чу­байс и другие апологеты прива­тизации общенародной собствен­ности никогда не скрывали, что целью вселенского грабежа в России было создание класса собственников. Разрушили круп­ную промышленность, военно-промышленный комплекс, обанкротили высокотехнологичные предприятия, колхозы, совхозы, — лишь бы уничтожить, сократить до минимума организованный класс рабочих и крестьян.

Из теории и практики повсед­невной жизни нам известно, что мелкий буржуа спит и видит себя буржуа крупным. А так как “крупным” стать уже достаточ­но проблематично (все доход­ные места схвачены), мелкий буржуа время от времени забо­левает политическим бешенством, требует навести в стране желез­ный порядок, читай фашистскую диктатуру, обвиняет в своих не­удачах иноземцев — кавказцев, евреев, арабов, не задумываясь о последствиях, поддерживает лозунги “мочить террористов в сортире”, демонстрирует пока-зушный патриотизм и тайно вздыхает о фюрере, свободно говорящим по-русски, как Пу­тин, или с легким грузинским ак­центом, как у Сталина.

Невероятно, но факт! В этом же докладе на Пленуме ЦК КПРФ Зюганов признает, что мелкая буржуазия отличается “наибольшей политической неус­тойчивостью и колебаниями”, но все равно поддакивает интере­сам мелкого буржуа, набивает­ся к ней в союзники: “За пят­надцать лет “перестроек” и “ре­форм” в стране сформировался новый весьма обширный мелко­буржуазный слой — предприни­матели, “челноки”, ремесленники, посредники и т.п. Он экономи­чески заинтересован в полной, ничем не ограниченной свободе предпринимательства (Зюганов спешит выдать маленькому буржую гарантии на свободу частнособственнической ини­циативы! — В.А.).Он страдает и от произвола бюрократии, и от криминального рэкета, и от все­властия олигархии (Опять пред­выборное обещание: став пре­зидентом Зюганов защитит маленького буржуя от более крупных и злых хищников ры­ночной экономики!— В.А.) И, что весьма важно (Sic! Держитесь за землю, дорогие читатели! — В.А.), в отличие от рабочего, ко­оперированного крестьянина или интеллигента он сталкива­ется с ними значительно боль­нее и чаще, практически повсед­невно”. Выходит, мелкий буржуа и есть, по Зюганову, самый эксп­луатируемый класс в России, а следовательно, всем коммунистам и патриотам надо встать на его защиту. С такой программой КПРФ вряд ли получит новые го­лоса. Зюганов сам признал, что средний класс “пока не верит и коммунистам”. А рабочие и кре­стьяне, с которых мелкий буржуа, как правило, дерет три шкуры, чтобы поскорее стать крупным, перемрут от голодухи еще до вы­боров.


ПАТРОНЫ БЕЗ ПОРОХА

Лидер КПРФ — непревзойден­ный мастер пустопорожних по­литических заявлений. В своем докладе Пленуму Зюганов при­знал, что большевики “завоева­ли на свою сторону большинство народа не “умеренностью и ак­куратностью”, а четкостью, пос­ледовательностью и определен­ностью своих лозунгов”. Сказав “а”, надо говорить “б”, то есть, действовать по-большевистски и сегодня, а Зюганов хоть и назы­вает три этапа предстоящей из­бирательной кампании, но ниче­го конкретного о них не гово­рит.

ПЕРВЫЙ ЭТАП: референдум о земле. КПРФ, сообщил Плену­му докладчик, поддержала инициативу Агропромсоюза о проведении референдума о зем­ле, в сентябре-октябре с.г. пред­полагается начать сбор подписей за проведение референдума. Од­нако Зюганов ни словом не об­молвился о вопросах, которые КПРФ собирается вынести на ре­ферендум. Если вопрос будет по­ставлен в соответствии с ленин­ским Декретом о земле, то есть, об отмене в России частной соб­ственности на землю на вечные времена, “Трудовая Россия” без каких-либо условий примет уча­стие в сборе подписей, будем аги­тировать на улицах, у проходах заводов, среди крестьянства за участие в референдуме. Если же вопрос будет сформулировал в плоскости, продавать или не продавать землю иностранцам, как это сделал Агропромсоюз, то “Трудовая Россия” откажется от всякого участия в референдуме. При той степени коррумпирован­ности, которой отличаются рос­сийские бюрократы в центре и на местах, нашу пашню через под­ставных лиц продадут иностран­ным банкам по бросовой цене, но за бешеные взятки. Способ­ствовать обогащению негодяев “Трудовой России” не пристало.

ВТОРОЙ ЭТАП: выборы де­путатов Государственной Думы. В докладе много говорится о не­обходимости искать союзников,

но ни слова не сказано о пред­ложении “Трудовой России”. Об этих предложениях мы нео­днократно писали в “Молнии”, информировали от них лично Геннадия Зюганова. Вот суть этих предложений: под руководством коммунистов и при активном уча­стии всех действующих в России компартий реформировать НПСР, превращенный в рассадник пре­дательства для всей левой оппо­зиции, в широкий народный фронт “Победа”. Главной целью широкого Народного фронта на настоящем этапе считать не участие в выборах, а скорейшее освобождение России от ига ино­странного капитала, принятие за­кона “О защите национального достояния и благосостояния на­родов России”. Закон должен установить государственную мо­нополию торговли нефтью, газом, лесом и восстановления за счет доходов от продаж покупатель­ной способности заработка, пен­сий и стипендий. “Трудовая Рос­сия” более года назад предло­жила экономические лозунги широкого Народного фронта:

“Каждому работнику России — 100 рублей за один час труда, каждому пенсионеру и студенту — минимум 3 тысячи рублей в месяц”. На неизбежном этапе национально-освободительной борьбы, мы также требуем допол­нить экономические требования политическими: уже на предсто­ящих выборах отдать часть мест в парламенте под обязательное квотирование представителей не­имущих слоев населения. То есть ввести в состав Государ­ственной Думы без всяких выбо­ров, по квоте, представителей рабочих, крестьян, студентов и во­еннослужащих рядового и млад­шего офицерского состава. Вре­мени, чтобы принять соответству­ющий закон до выборов ново­го состава Государственной Думы более чем достаточно. Но КПРФ отмалчивается от наших предложений, а своих конкретных предложений не делает.

ТРЕТИЙ ЭТАП, по Зюганову, выборы президента Российской Федерации. Практически эта кампания уже началась. Действу­ющий президент России привле­кает на свою сторону огромный административный ресурс, не гнушается дешевым пропулизмом, а Пленум ЦК КПРФ пока только нацеливает на создание штаба избирательной кампании. Ничего не было сказано на Пленуме об отношении КПРФ к институту президентской влас­ти вообще. “Трудовая Россия” уже много лет выступает за уп­разднение президентской влас­ти в России. Мы считаем, что кандидат на пост президента от левой оппозиции должен пуб­лично взять на себя обязатель­ство в течение года подготовить и провести съезд Советов тру­дящихся России и объявить на нем о ликвидации поста прези­дента в России на вечные вре­мена. Ни в докладе Зюганова, ни в Постановлении Пленума ЦК КПРФ об этом, как и ожидалось, не сказано ни единого слова. Более того, после двух провалов Зюганова во время предыдущих президентских выборов ЦК КПРФ постеснялся назвать даже имя своего кандидата на этот пост. Не успеем оглянуться — надо опять на выборы, а в под­сумках КПРФ — пусто. А если и остались там патроны, то и из них выпотрошили порох. Значит, на Пленуме ЦК КПРФ опреде­ляли не стратегию победы в из­бирательных кампаниях 2002-2004 гг., а стратегию очередной капитуляции перед правящим в России режимом. С такими “стратегами” настоящим комму­нистам не по пути.

Виктор АНПИЛОВ

Июнь 2002.


СЧЕТ МОГИЛЬЩИКАМ НАРОДНОГО ЕДИНСТВА
Почему левопатриотические силы России, и в первую оче­редь, коммунисты не могут объединиться накануне парламентских выборов 2003 года? Ответ на этот вопрос, по край­ней мере для “Трудовой России”, очевиден. Руководство КПРФ в оче­редной раз предало идею Народно­го фронта. Вместе с идей единства преданы надежды широких трудя­щихся масс на то, что коммунисты объединятся сами и, сплотив вокруг себя основную массу униженного и беспощадно эксплуатируемого тру­дового народа, дадут решительный бой могильщикам Советской власти на поле свободных демократических выборов.

Начиная с совместного с КПРФ первомайского 2002 года митинга в Москве, “Трудовая Россия” пропаган­дирует идею создания широкого На­родного фронта “Победа”. Полтора года назад во время личных встреч Геннадий Зюганов не отвергал эту идею, но считал постановку вопроса преждевременной и настаивал на “единстве действий”, которые своди­лись к совместным манифестациям и митингам КПРФ и “Трудовой России” в дни советских праздников. Тогда РКРП-РПК (Тюлькин—Крючков) про­водили в Москве отдельные манифе­стации в пику “оппортунистам и со­глашателям из КПРФ”.

Первого мая молодежь (АКМ) по­шла впереди “Трудовой России” с ло­зунгом “Да здравствует Народный фронт “Победа”! С трибуны митинга лозунг заметил только космонавт Ви­талий Севастьянов. Товарищ Зюганов, стоявший на той же трибуне, не толь­ко лозунга не заметил, но и умудрил­ся не услышать призыв “Трудовой Рос­сии” — незамедлительно приступить к созданию широкого Народного фронта во главе с коммунистами. Мало того, на Театральной площади Москвы тогда произошла потасовка, разъяренные “зюгановцы” разбили лобовое стекло звуковой машине трудороссов “Газель”, с крыши которой пришлось призывать участников митин­га к подготовке “Похода на Москву” под лозунгами: “Долой президентов. Вся власть - трудовому народу!”. Более того, 9-го мая 2002 года КПРФ нарушила достигнутые договореннос­ти о совместном митинге и не предо­ставила нам слова для выступления. Вскоре после этого некто Иван Савелов разродился на страницах “Совраски” гнусной статьей, содержавшей клеветнические измышления в адрес “Трудовой России”.

Наши контакты с лидером КПРФ прервались ненадолго. 10 октября того же года мы вновь встретились на трибуне совместного митинга, орга­низованном оппозицией на Васильевском спуске Московского Кремля. Там же находились и выступили со­председатель РКРП-РПК Виктор Тюлькин и член руководства НПСР, бывший член правительства Гайдара, Сергей Глазьев. Все говорили о не­обходимости единства коммунистов накануне парламентских выборов. На том митинге Сергей Глазьев от имени НПСР потребовал национализации природной ренты, то есть изъятия в пользу государства сверхприбылей частных нефтяных, газовых и других компаний, захвативших под флагом приватизации природные ресурсы ог­ромной страны.

“Трудовая Россия” считает прива­тизацию природных ресурсов тяжким преступлением против общенародной собственности и требует полной на­ционализации (обобществления) зем­ли и недр России с последующим пре­доставлением народу (через референ­дум, общенациональные народные со­брания) права распоряжаться не толь­ко рентой, но и всеми богатствами, полученными от использования при­родных и энергетических ресурсов в целях улучшения бесплатного меди­цинского обслуживания, народного образования, укрепления обороноспо­собности страны, строительство удоб­ного, доступного народу жилья, вос­становления покупательной способно­сти заработка, пенсий и стипендий. И тем не менее, пусть и скромное, по нашему мнению, заявление депутата фракции КПРФ в Госдуме Глазьева в пользу национализации , сделанное в присутствии Геннадия Зюганова, все­ляло уверенность в возможности сближения наших позиций по вопро­су собственности. Необходимо отме­тить, что вскоре после этого аполо­геты рыночной экономики форсиро­ванным порядком протаскивают через Думу закон о купле-продаже земли. В средствах массовой информации разворачивается невиданная пропагандисткая кампания, оправдывающая разграбление общенародной соб­ственности под флагом приватзации. Президенты Путин и Шаймиев, хамовитый Чубайс, женоподобный премьер Касьянов и прочий рыночный сброд пошли в атаку: “Мы вас научим ува­жать частную собственность' Прива­тизация была преступной, но возвра­та к старому не будет.'”. И чем боль­ше бесновались жулики, тем ближе и понятнее широким массам трудящих­ся становилась идея обобществления (национализации) природных ресур­сов и в первую очередь топливо — энергетического комплекса. После захватнической войны в США Ираке, интересы национальной независимо­сти России требовали срочной наци­онализации нефти и газа. Быстро и безошибочно улавливающий популяр­ные идеи Жириновский неожиданно для многих начал свою избиратель­ную кампанию с требованиями наци­онализации крупных промышленных корпораций и нефтяных кампаний типа “ЮКОС” Ходорковского. Но еще более неожиданной стала пози­ция ближайшего окружения Зюгано­ва. Духовный наставник “коммунис­та №1” писатель Александр Проха­нов в своей газете “Завтра” №32 за август 2003 г. напишет: “Однако на­ционализация, то есть возвращение государству крупной собственности, в нынешних условиях означает оконча­тельное уничтожение этой, оставшей­ся от советских времен собственнос­ти”. После таких прохановских “пер­лов” Чубайс, Гайдар, Бендукидзе, Дерипаска, Ходорковский, Абрамович могут спать спокойно: “Да, мы огра­били страну, но без нас вам будет еще хуже!” Разумеется, на базе та­ких подходов к вопросу собственно­сти никакого единства “Трудовой России” с авторами “Призыва к един­ству” не могло произойти.

Участники октябрьского 2002 г. митинга у стен Кремля тепло встре­тили выступление сопредседателя РКРП-РПК Виктора Тюлькина. Он заявил о готовности своей партии пойти на выборы единым избиратель­ным блоком в составе коммунистов и патриотов. После Тюлькина мое выс­тупление было воспринято, как мне показалось, прохладно. Такая реак­ция объяснялась усталостью большин­ства рядовых участников митинга от поражений и от хамства власть иму­щих. А еще больше — нашей укоре­нившейся еще в советские времена безоглядной доверчивостью вождям. После социальной демагогии Горба­чева мы разучились анализировать, ду­мать, делать собственные выводы. На­стаивая на создании единого блока коммунистов и патриотов, Виктор Тюлькин, в отличие от рядовых участ­ников митинга оппозиции в Москве 10 октября прошлого года, хорошо знал требования нового Закона о политических партиях, разработанно­го Центризбиркомом и протащенно­го через Государственную Думу по указке Кремля. По этому закону бло­кироваться для участия в парла­ментских выборах могут не более трех политических партий. Следо­вательно, когда Тюлькин предлагал Зюганову идти на выборы единым из­бирательным блоком, он имел в виду три партии: КПРФ, РКРП-РПРК и, воз­можно, Народно-патриотическую партию генерала Родионова. Предложение Тюлькина торпедировало предложение “Трудовой России” о создании широкого Народного фронта с привлечением максималь­но возможного числа оппозиционных партий и движений. Закон, как мы уже говорили, исключает возможность широкого объединения оппозицион­ных сил. Вот почему на митинге 10 октября прошлого года мы предло­жили всей оппозиции объединиться вокруг КПРФ по формуле: “де-юре — список КПРФ, де-факто —список широкого Народного фронта”.

1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   33


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница