Виктор анпилов поднять живых



страница12/33
Дата24.04.2016
Размер6.18 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   33

МЕЧ ДЛЯ ТРЕТЬЕЙ БАШКИ

Последнею треть голосов Гудкову обеспе­чило местное руководство КПРФ, начиная с первого секретаря Московского обкома Некгоева и кончая секретарем Коломенского райкома КПРФ Сорниковым. Первый уверял коммунистов в том, что “за Анпилова никто голосовать не будет”, второй — брызгал на меня ложью со страниц местной газетенки под названием “Товарищ!”. Это была по­трясающая сделка. Гудков потирал руки от удовольствия: “Меня поддерживает и “Един­ство”, и КПРФ!” Вот это и было воплощение зюгановских теорий “многоукладной эконо­мики”, “национально ориентированных пред­принимателях и банкирах” на практике. Со­всем омерзительно выглядил этот союз в Озер­ском районе. Там Гудкова поддержали и ру­ководители КПРФ, и глава районной админи­страции, перепробавший все политические партии и пребывающий в настоящий момент в рядах Союза правых сил Хакамады, Одно радует: понтонная переправа через Оку в рай­оне Озер осталась за нами: “С первого раза ты, Виктор Иванович, этому змию башку не открутишь, — учили меня понтонщики. — При­езжай к нам почаще, вместе сообразим ско­рее, как эту башку срезать!”

Рядовые коммунисты оказали мне на выбо­рах немалую помощь. Ветераны КПСС Кашир­ского района направили коллективное пись­мо Зюганову с предложением срочно попра­вить позицию Московского обкома. Член бюро Каширского райкома КПРФ полковник запаса Владимир Иванович Тарасов доставил письмо в ЦК КПРФ. Никакого ответа не пос­ледовало... Партийная верхушка на местах продолжала агитировать за Гудкова и угро­жала исключить из партии “всех, кто не под­чиняется партийной дисциплине”.

Раздрай среди коммунистов укреплял по­зиции наших идейных противников. Во время встреч с рабочими в цехах каширского “Центролита”. Коломенского тепловозостроитель­ного завода, в пикетах у Воскресенского хим­комбината половину всей энергии приходи­лось затрачивать в защиту чести коммунис­тов. Я горжусь тем, что рабочие чугунолитей­ного цеха Коломенского тепловозостроитель­ного, не дожидаясь результатов выборов, на­звали меня своим депутатом. Вот этот мандат у меня ни один предатель не отнимет.

О поддержке нашей программы во время встреч с избирателями заявил Герой Советс­кого Союза космонавт Игорь Петрович Волк. В поддержку пункта о предании суду Ельци­на — высказывались Терехов и Касьянов. Наше требование — принять Закон о. соот­ветствии минимальной зарплаты и пенсии про­житочному минимуму — поддержала канди­дат Веселова Нина Григорьевна. Вместе с ней мы выступили единым фронтом против пра­вительственного проекта КЗоТа.

Любопытны итоги выборов Генерального директора Коломенского тепловозостроитель­ного завода. Королев Александр Петрович, молодой, энергичный предприниматель, занял третье место. Он “работал” на одном соци­альном поле с Гудковым. Но хотя, “генераль­ный” также истратил немалую сумму денег на выборы — 462 007 рублей — голосов он набрал в пять раз меньше “безработного” Гудкова. О чем это говорит? О том, что с учетом цены одного голоса избирателя, ре­альная сумма средств, истраченная “победи­телем” в пять раз больше, чем у Королева.

Еще одно наблюдение по кандидатам Кась­янову и Логинову. Оба исповедовали антиком­мунизм, заигрывали с русским национализмом. Несмотря на то, что Касьянов пользовался ин­формационной поддержкой радиостанции “Свободная Россия”, а помощник Жириновс­кого подполковник Логинов — поддержкой ЛДПР, оба кандидата показали незавидный результат. А значит, советский интернациона­лизм еще не выкорчевали из душ людей.

Результаты выборов в Коломенском окру­ге говорят о том, что нам с лидером Союза офицеров Тереховым С.Н. надо было дого­вариваться. Уже во время первых встреч с избирателями было очевидно, кто из нас дво­их наберет больше голосов. Жаль, что Ста­нислав Николаевич не заметил этого. Ради будущего единства кузнеца, пахаря и воина в борьбе за освобождение Росси от трехглаво­го змея наш союз необходим. Ведь только в единстве мы обретем меч, способный снести все головы мерзкому чудищу.

В.АНПИЛОВ.

Апрель 2001.


ПРОКЛЯТИЕ ВОЙНЫ

Режим Путина не может управлять по-старому и гниет” Закон бездействует. В Москве - война” Вооруженный отряд чеченских боевиков-смертников беспрепятственно проник в центр города и захватил в заложники сотни людей”. Переговорный процесс полностью контролировался боевиками. Газовая атака “замочила” в театре “Норд Ост” 50 бандитов и еще 119 мирных граждан из числа заложников. Телевидение способствовало унижению русских и разжиганию межнациональной розни…

Трудовая Россия” предлагает прекратить войну в Чечне, отсечь от России раковую опухоль бандитизма и незамедлительно сформировать вооруженное народное ополчение для охраны и защиты государственной границы с Ичкерией.


Накануне трагических событий в Москве, связанных с захватом заложников чеченскими боевиками-смертниками, в политической ат­мосфере столицы висел удушливый газ беззакония. Даже беглый оли­гарх Березовский вынужден был признать, что нынешний режим ан­тинародный и авторитарный по сво­ей сути. Чума без пира. Без всяких объяснений мэр Москвы Лужков повышает стоимость проезда в мет­ро, автобусах и трамваях. Повыше­ны цены на бытовое электричество, телефон, газ, отопление. Без всяких предупреждений правительство России делает “контрольный выст­рел” по льготам ветеранов войны и труда. Зима еще не пришла, а в школах и жилых домах Приморья, Воронежа(!) температура не подни­мается выше 10 градусов. На глав­ных улицах Москвы убивают губер­натора Магадана, и убийцы легко уходят от преследований. Нас при­учают бояться смерти в метро, в ре­сторане, в театре, а потому мы уже не обращаем внимания на количе­ство наших летчиков и солдат, по­гибающих при падении вертолетов, сбитых в Чечне зенитными снаря­дами российского производства. Смерть смотрит на Россию холод­ным, безразличным взглядом пре­зидента Путина. Сам президент оза­бочен только одним: как бы про­длить срок своего пребывания на троне...

Псевдодемократы, успевшие раз­жиреть на разграблении народно­го добра, на взятках и поборах, уже не толкуют о “правовом государ­стве” и о “верховенстве закона”. После позорного решения Государ­ственной Думы, ущемившей консти­туционное право суверенного на­рода на выражение своей воли через референдум, Закон “опус­тили” ниже некуда. Гарант Кон­ституции смолчал и преподнес ла­кеям в депутатской мантии еще один сюрприз: выдвинул вдову Соб­чака, своего учителя и наставника по темным питерским делам, госпо­жу Нарусову в верхнюю палату Фе­дерального Собрания России. Ра­зумеется, “демократический” Вер­ховный Хурал Тувы единодушно поддержал вдовствующую протеже Путина и отдал ей место в Совете Федерации. Через пару дней после своего “избрания” членом Совета Федерации косноязычная госпожа Нарусова, как ни в чем не бывало, появилась на экране российского телевидения в обычной роли ве­дущей программы “сексуального образования населения” и приняла живейшее участие в обсуждении вопроса, какой мужской половой член лучше: большой или малень­кий.

“Почему депутаты Государствен­ной Думы никак не отреагировали на высшей степени сомнительное назначение Нарусовой членом со­вета Федерации?” Этот вопрос удалось задать одному из руково­дителей парламентской группы “На­родные депутаты”. Депутат заулы­бался: “Понимаешь, когда он пы­тался “протолкнуть” в Совет Феде­рации Коха, мы запротестовали. Ну, а тут женщина, понимаешь?!.. Из ува­жения к президенту надо было со­глашаться”. Ничего не понятно! В цивилизованном обществе надо ува­жать Закон, перед которым равны и мужчины, и женщины. Но уж коли нашему президенту хочется подчер­кнуть свою симпатию к женщинам вообще, мог бы порекомендовать Верховному Хуралу Тувы назначить в Совет Федерации вдову команди­ра атомной подлодки “Курск” ка­питана первого ранга Лячина, погиб­шего при исполнении воинского долга...
НА МЕСТЕ ТРАГЕДИИ

Мистика. Вот уже два года штаб “Трудовой России” располагается в подвале жилого дома по улице 1-я Дубровская, № 2. От нашего “бункера” до места захвата залож­ников не более ста метров. Это бывший Пролетарский район сто­лицы, где в советское время были сосредоточены заводы-флагманы отечественного машиностроения. С началом рыночных реформ и при­ватизации все промышленные пред­приятия Пролетарского района, за исключением Микояновского мя­сокомбината, перерабатывающего теперь зарубежную говядину, ока­зались заложниками мировой эко­номики свободного рынка и были обречены на вымирание. Первый. нокаутирующий удар мировой кон­куренции принял на себя АЗЛК — Автомобильный завод имени Ленин­ского комсомола “Москвич”. К середине 90-х годов завод резко сокращает производство, числен­ность рабочих сокращается с 50 до 10 тысяч человек. Завод отказывается от уникального соцкульт-быта, снимает с баланса жилые дома для своих работников, продает Дворец культуры и спорта, бросает в панике санатории и пионерские лагеря. Не помогло. В конце 90-х правительство Москвы пытается спасти АЗЛК, заключает договор с Францией на поставку двигателей “Рено” для нашего “Моквича”. Не­посредственно перед наступлением мирового кризиса перепроизвод­ства автомобилей “Рено” успева­ет сбросить в России тысячи двига­телей на сотни миллионов, если не миллиарды, долларов. Цена на “Москвич” подскочила выше подер­жанных “иномарок”, и конкуренция безжалостно “мочит” АЗЛК. Сегод­ня завод отключен от энергоснаб­жения, немногочисленные рабочие переведены в разряд сторожей, зда­ния цехов и инженерных корпусов пугают зловещими проемами окон без стекол.

Не в лучшем положении — распо­ложенный в районе трагедии дру­гой флагман отечественной автомо­бильной промышленности завод имени Лихачева — ЗИЛ. Военные заказы сократились до единиц. На экспорт (в советское время мос­ковские грузовики покупали в 80 странах мира) наши ЗИЛы давно не поставляются. Отлаженное еще на американских, поставленных по ленд-лизу станках штучное произ­водство правительственных “члено-возов” ЗИЛ осталось невостребо­ванным. Правительство и депутаты предпочитают кататься на БМВ и “Аудио” ценой до 80-100 тысяч долларов штука. По инициативе Лужкова ЗИЛ освоил производство малотоннажного грузовика “Бы­чок”, но дальнейшего развития ини­циатива не получила. Производство затухает.

Рядом с больницей № 13, куда по­местили большинство заложников, пострадавших от газовой атаки, на­ходится “Мосэнергоремонт”, уникаль­ное предприятие, способное восста­навливать сложнейшее оборудова­ние атомных и тепловых электростан­ций. Сдается, Чубайс поклялся при­ватизировать завод, — и тогда на истории коллектива рабочих и инже­неров высочайшей квалификации можно будет поставить точку.

Ближе всего к музыкальному те­атру “Норд-Ост” на Дубровке рас­положен Московский шинный за­вод. С 1991 года “Шинник” стал яблоком раздора между московс­кими мафиозно-финансовыми группировками. Несколько лет дли­лась война за право владеть конт­рольным пакетом акций. Количество трупов в этой войне доподлинно неизвестно, хотя и сравнимо с ко­личеством трупов в “Норд-Осте”. В конце-концов три года назад за­горелись склады готовой продукции “Шинника”. Три дня район Дубров­ки задыхался от гари и копоти пожара. Сегодня военные действия приватизаторов “Шинника” прекращены, завод перешел в частные руки и производит.

Государственный шарикоподшип­никовый завод N® 1, коллективу ко­торого принадлежал ставший те­перь всемирно и печально извест­ный Дворец культуры, агонизирует на уровне 30% объема производ­ства при Советской власти. С на­чалом приватизации завод был вы­нужден продавать за рубеж гото­вые шарики по цене сырья для сталелитейной промышленности США и Германии. Естественно, за­вод прекратил строительство бес­платного жилья для своих работ­ников и пустил с молотка всю со­циальную инфраструктуру, в том числе знаменитый Дворец Культу­ры на 1200 мест. Кстати, по соседству с театром “Норд-Ост”, у выхо­да из метро станции “Пролетарс­кая”, частные фирмы строят огром­ный жилой дом, с распродажей еще недостроенных квартир по цене 1000 —1200 долларов за квадрат­ный метр. Покупают квартиры в ос­новном денежные “лица кавказс­кой национальности”.

При попустительстве столичных властей этническое лицо района пре­ступления, как впрочем и всей Моск­вы, быстро меняется не в пользу коренных москвичей. Рабочие “Ша­рика” за всю свою жизнь на квар­тиру по такой цене не заработают. А вот боевики, как выявилось в пер­вые же дни следствия, имели на ру­ках новенькие российские паспорта с МОСКОВСКОЙ пропиской. Каким образом они ее получили? Кто по­мог им купить квартиры в Москве? И как получилось, что органы безо­пасности не заметили сосредоточе­ния довольно крупного вооружен­ного отряда чеченских боевиков практически в центре города, всего в 10 минутах езды от Кремля? Эти вопросы, звучавшие на пресс-кон­ференциях, носили чисто ритори­ческий характер. Ответ на них раз­вешен по всему городу на реклам­ных плакатах и растяжках: “В Мос­кве все продается!” Уточним: в том числе здесь торгуют совестью, чес­тью и достоинством великого наро­да. К стыду нашему, цинизм торга­шества стал нормой, способом жиз­ни не только для “новых русских”, но и для подавляющего большин­ства русских “старых”.

Вот еще один факт из новейшей истории все того же района Дуб­ровки. Два с половиной года назад доведенные до отчаяния длитель­ными невыплатами заработной пла­ты рабочие “Шарика” пошли на забастовку. “Трудовая Россия” помогла соседям организационно, предоставила свой штаб для про­ведения рабочих собраний, выпус­тила листовку, предоставила бес­платно звуковой автомобиль и при­няла участие в проведении несанк­ционированных митингов, за что наши активисты, в том числе автор этих строк, были арестованы и дос­тавлены в отделение милиции. Яока шла борьба, все рабочие ис­кренне благодарили нас за помощь. Но как только задолженность по зарплате была погашена, руковод­ство стачкома ГПЗ тут же отмеже­валось от “Трудовой России”, обо­звав нас “провокаторами”.

Если бы в Пролетарском районе существовало сильное рабочие дви­жение, осознавшее необходимость борьбы до победного конца за всю полноту экономической и по­литической власти пролетариата, боевики сюда бы не сунулись. Но террористы прекрасно знали со­циально-экономическую ситуацию в районе, городе, да и по всей Рос­сии. Знали, а потому ударили в самую слабую точку российского общества.
ТВОРЦЫ МЕЖНАЦИОНАЛЬНОЙ РОЗНИ

“У террористов, у преступников нет национальности”,- заявил президент Путин. И это эмоциональное, нео­боснованное утверждение тут же подхватили и начали перепевать Патриарх Московский и всея Руси, Верховный муфтий мусульман России и прочие подпевалы рангом пониже. Странная штука получает­ся: президент Татарии Шаймиев от­стоял право татар завить о своей национальной принадлежности в паспорте нового образца, а прези­дент России Путин проигнорировал требование патриотической обще­ственности оставить такое же пра­во для всех других народов Рос­сии, в том числе для русских. Поче­му? Разве русский народ не вправе гордиться своей историей? Или нас хотят сделать безродными преступ­никами, не помнящими ни отца, ни матери, ни своего родного языка?! Вспоминается наигранное, театраль­ное недоумение российского граж­данина американского происхожде­ния по фамилии Познер. Коммен­тируя ход Всероссийской переписи населения в телепередаче по об­щенациональному каналу ОРТ, По­знер негодовал: “А зачем перепис­чику спрашивать национальность?! Русских большинство, а по ходу переписи к большинству добро­вольно примкнут представители на­циональных меньшинств. Русских станет еще больше! Картина будет необъективная”. Мудер Познер, но все его страхи были напрасны. Методисты Всероссийской перепи­си населения не меньше его боя­лись, что русских в России окажет­ся больше, а потому, как было офи­циально заявлено, после переписи населения “в России появились но­вые национальности: жители севе­ра и юга России называли себя по­морами, казаками... Господин По­знер может спать спокойно: рус­ских стало меньше. Но не потому, что во время переписи представи­тели различных этнических групп русского населения вопреки здра­вому смыслу фиксировались как представители других национально­стей, а потому, что правящий в России режим осуществляет поли­тику геноцида по отношению к рус­ским, и они ускоренно вымирают. Перепись скрывает последствия людоедских реформ по капитали­зации России, в том числе на терри­тории Чечни, население которой, судя по результатам переписи, воз­росло.

Межнациональные отношения в России обострены запредельно. Москва в этом отношении напоми­нает пороховой погреб. Захват за­ложников чеченскими боевиками-смертниками мог стать запалом, пре­людией неуправляемого национали­стического взрыва. Боевики на это и рассчитывали. В первые же часы после захвата заложников они от пускают “грузин и мусульман”. Рас­чет прост: русские увидят и в тех и в других “союзников” террористов и начнут мстить всем подряд. Мно­гонациональный город мог в счи­танные минуты превратиться в кро­мешный ад. К счастью многие мос­квичи, особенно из тех, кто на сле­дующее утро пришел на Дубровку, не поверили провокационным сооб­щениям. Даже молодые, особенно горячие головы, призадумались: не спектакль ли все это?! Почему ник­то из освобожденных не проявил солидарности и не остался с залож­никами? Почему никого из освобож­денных “грузин и мусульман” не показали по телевидению и не взя­ли у них интервью? Сомнения уси­лились, когда на переговоры с захватчиками пошли Немцов и Хака­мада. Только что они были героя­ми показательного спектакля в Минске. Как справедливо отметил корреспондент “Новой газеты”, в толпе зевак поползли слухи о “чернокожих и жидках”.. Круг пе­реговорщиков расширялся и явно контролировался боевиками: детс­кий врач Рошаль, журналистка Политковская, депутат Госдумы Кобзон, еще один депутат Примаков, еще один — Явлинский... Неужто в штабе по проведению операции никто не обратил внимания на яв­ный крен в сторону одной нацио­нальности? Или боевики полностью контролировали переговорный про­цесс и специально подчеркивали свое нежелание говорить с рус­скими? Телевизионщики усиливали эффект бесконечными повторами интервью Щеранского и предложе­ний спецслужб Израиля поделить­ся с властями России опытом борь­бы с терроризмом, накопленным разведкой “Массад” на оккупиро­ванных землях Палестины. Захват заложников в Москве был выгоден Израилю, оправдывающему соб­ственную агрессию и кровавое вар­варство на оккупированных землях Палестины “угрозой международно­го терроризма”. В еще большей степени события в Москве выгодны сегодня США для оправдания войны против Ирака и установле­ния нового мирового порядка под абсолютным контролем американс­кого империализма.

И, наконец, президент Путин бла­годарит Явлинского за перегово­ры с бандитами. Почему именно Явлинского, а не Кобзона, который спас троих детей? А если Путин благодарил Явлинского, то за ка­кие заслуги? Что сделал тот для предотвращения гибели людей, кого спас от гибели?... Похоже, Путин сам решил заняться пиаром, лишь бы смикшировать критику политики “мочить террористов в сортире” со стороны “Яблока”.


ПИАР ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ

В первые же часы захвата залож­ников в Москве страна напряжен­но ждала обращения Президента к народу. Понимая, что наглая вы­лазка чеченских боевиков в центре Москвы означает полный провал безмозглой политики “мочить теро-ристов в сортире”, дезавуирует его собственные неоднократные заявле­ния о том, что инфраструктура че­ченского терроризма в России раз­громлена, Путин отделался коммен- тарием происходящих событий: “Действия террористов хорошо ско­ординированы за границей”. Ни­каких фактов, подтверждающих “забугорный след” Путин не назвал. Журналисты и фээсбешники продол­жают “гнать туфту” даже после тра­гической развязки. Говорят о том, что якобы среди 42 убитых и двоих задержанных боевиков есть гражда­не иностранных государств. Пока ни одного факта причастности “иност­ранных наемников” к событиям в Москве общественности предостав­лено не было. Не имея за душой фактов, журналисты засоряли эфир фантазиями о том, что пояса шахи-дов для женщин-комикадзе были сделаны за рубежом. А по другим каналам телевидения в эти же самые секунды демонстрировался до­кументальный фильм о том, как контрактники Российской армии вору­ют с армейских складов и продают боевое оружие чеченцам. Оказы­вается, и в Чечне все продается! Ма­родеры умудряются опустошать ко­роба, защищающие броню танков от прожигания кумулятивными сна­рядами. Пластид, добытый таким спо­собом, делает наши танки беззащит­ными, зато идет на рынке по хоро­шей цене. Вот вам и весь “забугор-ный след” поясов шахида!

В целом телевизионные репорта­жи с места события по каналам ОРТ, РТР, НТВ, СТС были пустыми и бессодержательными. Телеведу­щие жаждали крови. Диктор ОРТ Катя даже нервно подпрыгивала от напряжения: “Есть ли раненые?! Сколько раненых?!” В первые же минуты после штурма НТВ заглотила “дезу” спецслужб и выдала ее телезрителям в виде сообщения ИТАР-ТАСС о том, что при штурме театра “Норд Ост” никто из за­ложников не пострадал. Буквально через пять минут в том же НТВ мэр Москвы Юрий Лужков признал, что “пострадало около 30 заложников, есть жертвы”. Понятна неопреде­ленность ситуации в первые мину­ты после штурма ДК, но зачем же подсовывать “дезу” всему населе­нию?! В свете окончательных фак­тов неприлично звучали восторги по поводу “мужества спецназовцев, блестяще завершивших операцию по уничтожению бандитов и осво­бождению заложников”. Каждый бандит, умерщвленный нервно-пара­литическим газом, унес с собой по две-три жизни ни в чем не повин­ных людей. И, прямо скажем, жутко было слушать признание спецназовца о том, что в голову каждого пораженного газом боевика, в том числе женщин, был произведен контрольный выстрел. Как хотите, но воинской доблестью здесь и не пахло! Понятно, приказ есть приказ, но лучше бы об этом помолчали!...

Вечером 25 октября НТВ пригла­сило к участию в передаче “Свобода слова” “всех желающих, всех политиков, способных предложить конкретный план по спасению лю­дей, оказавшихся заложниками в руках террористов”. У “Трудовой России” был конкретный план по спасению людей, а план полити­ческого урегулирования военного конфликта на территории Чечни мы предложили народу еще в начале первой чеченской войны, при Ельцине. В искренность ведущего про­граммы “Свобода Слова” госпо­дина Шустера верилось с трудом, но товарищи уговорили ехать. Дви­нулись в “Жигулях” от Дубровки через Таганскую площадь к проспек­ту Мира. Автомобильные пробки этого часа заставили вспомнить не­нормативную лексику всех известных мне языков. Однако в теле­центр мы зашли за 15 минут до начала прямого эфира. Щуплая нервная девушка-продюсер по име­ни Наташа, увидев меня, напряг­лась как гюрза перед броском: “Никто вас сюда не звал! Мы со всеми предварительно созваниваем­ся! Охрана!” Пытаюсь мягко воз­разить: “Я не претендую на роль главного героя. Позвольте присут­ствовать в качестве зрителя и за­дать, если можно, хотя бы один вопрос главным героям. Поверьте у нас есть что предложить для ос­вобождения людей”. “Да где же эта охрана?!” — вертела головой ма­ленькая Наташа. “Да вы же сами с экрана пригласили в студию всех желающих, всех политиков?! Значит, вы обманули и меня, и миллионы лю­дей?!” “Охрана!” — завизжала те­лезмея и выбежала прочь из по­мещения для гостей. Пришла доб­родушная толстомордая охрана. Из-под полы пиджака красноречиво светилась кобура с пистолетом. “У вас кто сейчас хозяин?” — спра­шиваю и не без иронии предлагаю: “Проведите меня к нему, я хочу ви­деть этого человека!” “Тёрнер, — был ответ. — Он сейчас в Нью-Йорке”. Пришлось подвести итог общения со “свободной прессой”: “Познер — мудёр. Шустер — шус­тёр, Тёрнер — вообще в Нью-Йор­ке! Тут без автомата не разберешь­ся!” С этой эпитафией мы покину­ли телецентр, чтобы вернуться под проливной дождь на Дубровке и приступить к распространению нашей листовки с обращением к родственникам заложников в теат­ре “Норд-Ост”.


МЫ НЕ РАБЫ! НЕТ ВОЙНЕ!

Сторонники “Трудовой России” на спектакли “Норд-Ост” не хо­дят. Билеты по цене нам недоступ­ны. Авторы спектакля безбожно переврали дух и содержание за­мечательной повести Каверина “Два капитана”. Остался один плагиат, предназначенный для нетребова­тельного вкуса сытого обывателя.

Не случайно, по свидетельству оче­видцев трагедии, зрители “Норд-Оста” приняли появлекние боеви­ков на сцене и стрельбу из боевого оружия как “режиссерскую наход­ку”. Мы не ходим на мюзикл теат­ра по соседству еще и потому, что общаться с представителями гей-центра (сексуальные меньшинства, или по-научному гомосексуалисты и пидерасты), занимающими ниж­ний этаж бывшего Дворца культу­ры рабочих ГПЗ, откровенно гово­ря, противно.

Однако в час трагедии “Трудо­вая Россия” не стала выяснять мо­ральные ценности тех, кто оказал­ся в заложниках. Над жизнью со­тен людей нависла смертельная опасность и мы считали своим долгом делать все возможное и невоз­можное во имя их спасения.

Вот дословный текст листовки, которую мы распространяли среди журналистов, милиционеров и всех желающих у оцепления по улицам 1-я Дубровская, Мельникова и дру­гих, прилегающих к месту трагедии.
ОСТАНОВИМ ВОЙНУ — СПАСЕМ ЗАЛОЖНИКОВ!

Обращение лидера “Трудовой России” В.И.Анпилова

к родственникам заложников,

захваченных чеченскими боевиками в музыкальном театре “НОРД-ОСТ” 23.10.02. “Трудовая Россия” осуждает захват мирных граждан в каче­стве заложников для решения ка­ких бы то ни было политических целей. Мы считаем своим долгом сделать все возможное и невоз­можное для того, чтобы не до­пустить кровопролития в Моск­ве. Тем более, что штаб “Трудо­вой России” размещается по ул. 1-я Дубровская, дом 2. Это в тридцати метрах от Дворца культуры, где над жизнью Ваших близких нависла смертельная опасность. Долг каждого честно­го человека, партии, движения — спасти конкретных людей и не допускать впредь рецидивов по­добного варварства в России. В данной ситуации есть только один способ достижения этого — заставить администрацию Пу­тина остановить войну на тер­ритории Чеченской республики, вывести с ее территории войс­ка, предоставить чеченскому на­роду право на самоопределение, вплоть до отделения от России. В случае отделения Чечни от Рос­сии, мы требуем установления неприступной государственной границы по ее периметру, созда­ния вооруженного народного опол­чения в Ставрополе, Дагестане, Северной Осетии для ее охраны и защиты, а также репатриации в Чечню всех ее граждан, прожи­вающих в Москве и России.

Уважаемые родственники за­ложников, я обращаюсь к вам не из конъюнктурных соображений, а ру­ководствуясь необходимостью бес­компромиссной борьбы с теми, кто разрушил СССР и натравливает его народы друг на друга.

В воскресенье, 27 октября, с 11.00 до 13.00, в центре Москвы, у быв­шего музея В.И. Ленина, “Трудовая Россия” проводит митинг протес­та против войны в Чечне за осво­бождение заложников. Присоеди­няйтесь к нам. Одно дело, когда вы даже по совести требуете оста­новить войну и справедливо надее­тесь, что чеченские боевики не сме­ют поднять руку на жизни ваших близких. Другое дело — когда войну требует остановить народ, чтобы никогда более террор и смерть не держали нас всех в заложниках.

ПРИХОДИТЕ НА МИТИНГ “ТРУДОВОЙ РОССИИ” В БЛИ­ЖАЙШЕЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ. ВАМ ОБЯЗАТЕЛЬНО ДАДУТ СЛОВО. ВАС УСЛЫШИТ ПРЕЗИДЕНТ ПУТИН. НЕТ- ВОЙНЕ! НЕТ -ТЕРРОРУ! ВМЕСТЕ ПОБЕДИМ!

Текст этой листовки был иллюст­рирован фотографией Майи Скурихиной, сделанной в ноябре 1994 года, в первый день Чеченской войны, развязанной вурдалоком Ельциным и его бандой: Гайдаром, Бурбулисом, Ериным, Грачевым... “Трудовая Россия” была тогда единственной политической организацией, прямо и недвусмысленно выступившей против войны. На фото плакат “Руки прочь от Чечни!” держит ве­теран Великой Отечественной вой­ны Виктор Ефимович Никитенков. Четыре года назад коммунист Ни­китенков был сбит иномаркой при переходе улицы в положеном мес­те. Смерть вырвала товарища из наших рядов, но он и сегодня в борьбе.

А в газете “Известия” 29 октяб­ря 2002 г. была опубликована фо­тография родственницы одного заложников. Подавленная страхом женщина держит в руках плакат “Вывести войска из Чечни!”, в зу­бах — случайную картонку, голова опущена, глаз не видно... Фотодо­кумент опубликован под рубрикой! “Мы не забудем”, подпись под сним­ком “25 октября. Заставили!”. По­лучается, что даже в минуты смертельной опасности для жизни со­тен невинных людей, “Известия” не допускало и мысли о выводе рос­сийских войск из Чечни. Более того, крупная буржуазная газета полага­ет, что такой лозунг люди могли поднять только под угрозой смер­ти их близким: “Заставили!”.

“Трудовая Россия” так не счи­тает, потому как именно война на территории Чечни, уничтожение ма­лого народа другим более много­численным и сильным народом бес­смысленны и ведут к бесконечным взрывам домов, захвату заложников, смерти ни в чем не повинных лю­дей с обеих сторон. Сегодня даже зрителям мюзикла “Норд-Ост” дол­жно быть понятно: после траге­дии в Москве путей к мирному, по­литическому решению конфликта стало меньше, война в Чечне и за ее пределами ожесточится, надо ждать новых террористических ак­тов. Положа руку на сердце, мы должны признать, что пока про­должается война в Чечне, любая мать будет переживать за безопас­ность своего ребенка, провожая его в школу, в кино, не говоря уже о проводах сына в армию...

Что делать? Путин предлагает изменить концепцию национальной безопасности, увеличить бюджетные ассигнования на содержание мили­ции и вооруженных сил в Чечне. Но это мы уже проходили: больше войск в Чечне — больше трупов с обеих сторон. Где же выход? Его указал Владимир Ильич Ленин: са­моопределение наций вплоть до отделения.

Путин мог воспользоваться на­глым вызовом боевиков и начать по­литические переговоры с Масхадовым о прекращении военных дей­ствий в Чечне с последующим ее самоопределением. Ничего унизи­тельного для политика в этом нет. Однако кто-то внушает президенту порочную мысль о том, что перего­воры будут проявлением слабости России. После трагедии в “Норд-Осте” Путин так и сказал: “Им не удалось поставить Россию на коле­ни”. Сказал — не подумал, что уже признал Чечню отделенной от Рос­сии и записал ее в число заклятых врагов. Будем мочить до победно­го конца! Но в таком случае и наши враги будут драться до последнего чеченца. И не будем удивляться, если в следующий раз они запасут­ся противогазами и захватят Боль­шой театр. На войне -— как на вой­не! Только эта идея не нова и не способствует единению нации.

В противовес тупой логике вой­ны “Трудовая Россия” признает право чеченского народа на ре­ферендум по вопросу самоопреде­ления, вплоть до отделения от Рос­сии. Если Чечня отделяется, необ­ходимо вывести российские войс­ка с ее территории, установить не­рушимую ГОСУДАРСТВЕННУЮ границу по ее периметру, передать охрану и защиту границы воору­женному народному ополчению. Народное ополчение сформировать из числа годных к строевой служ­бе граждан России, проживающих в Ставропольском крае, Дагестане, Северной Осетии и Краснодарском крае. Считать службу в народном ополчении почетной обязанностью гражданина, засчитывать время ее прохождения в трудовой стаж год за два. В случае отделения Чечни от России, предложить всем чечен­цам определиться с гражданской принадлежностью, и в течение трех дней провести репатриацию граж­дан Чечни на их историческую ро­дину.

После распада СССР “Трудовая Россия” предлагает дополнить пра­во наций на самоопределение вплоть до отделения, правом наций на воссоединение, вплоть до доб­ровольного вхождения в состав Российской федерации на правах ее субъекта. Нетрудно предполо­жить, каков будет ответ народов Крыма, Абхазии, Восточной Украи­ны, Белоруссии и других. Начнется процесс возрождения СССР и воз­вращения его народов в лоно ми­рового прогресса.

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   33


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница