Вера Фёдоровна Панова, Юрий Борисович Вахтин



страница24/25
Дата01.05.2016
Размер5.95 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25
Глава 25

" Я выбрал смерть..."

Племя за племенем принимает ислам

Внезапная болезнь и смерть Ибрахнма

Болезнь Мухаммеда усиливается

Последний долг его жизни - хадж

Прощальное паломничество

Проповедь на горе Арафат

Религия завершена

Ночная молитва на кладбище

Борьба со смертью

Медина присягает Абу Бакру - первому халифу

Мусульмане прощаются с прахом Мухаммеда
Четыре месяца милостиво даровал Аллах многобожникам на размышление, и этого им оказалось достаточно. Племя за племенем принимало ислам. вместе с женщинами и детьми, шейхами и рабами. Немногие предпочли остаться в язычестве и платить дань. вечно дрожать за свою судьбу - все ли условия договора с Мухаммедом выполняют они точно и неукоснительно, не обидели ли ненароком соседей-мусульман? До берегов Индийского океана и Красного моря, до пустынь Центральной Аравии разлился по полуострову ислам. Всюду уничтожали языческие капища, беспощадно вырубали священные деревья, в щебень обращали бетилы - вертикально торчащие из земли камни, идолов кочевников.

- Семя веры проросло! - радовался Мухаммед. - Из крошечного семени быстро растет могучее древо! Пришла помощь Бога и победа, и люди толпами устремляются к вере!

Даже разбойничьи шайки, укрепившиеся в горах Хиджаза и грабившие все и вся без разбора, смирил Мухаммед строгостью и милосердием. Всю кровь и преступления, совершенные в язычестве, предал он забвению, беглым рабам среди них дал свободу, и разбойники приняли ислам и вернулись к мирной жизни.

Люди писания в городах и оазисах давно привыкли к государственности и связанным с ней налогам;

испокон веков они платили кому-нибудь дань - собственным князьям и царькам, персам и арабам, грекам и эфиопам. Теперь они платили Мухаммеду

- примерно столько же, и особой перемены в своей судьбе не ощущали; причин для враждебного отношения к исламу у них не было, на их веру Мухаммед не посягал, на их внутренние дела тоже - как и встарь, должны они были жить и творить суд по предписаниям своих священных книг.

Язычество не находило в себе сил для отпора исламу - оно уже умирало в сердцах людей. Священной войны с язычниками не было - достаточно оказалось одной угрозы, чтобы язычество пало.

К концу 631 года на покоренных Мухаммедом землях с язычеством было покончено, и умножившая свои силы умма пророка стала готовиться к новому походу на север - против Византии и зависимых от нее племен арабов-христиан была направлена в первую очередь выдвинутая пророком программа войны за веру - пока не покорятся люди писания и не станут платить дань. Могущество и слава Мухаммеда росли, а реальная власть... падала. По необходимости он вынужден был все больше и больше важных дел перепоручать "спутникам" - его неизменным советникам со времен выселения из Мекки, верным мусульманам, авторитет которых рос с каждым годом. "Спутники" привыкли к власти и считали своим долгом следить, чтобы пророк кому следует поручал предводительство в походах, правильно назначал наместников и сборщиков налогов, справедливо делил добычу и распределял милостыню. Если Мухаммед поручал ответственное дело стороннику Али, Абу Бакр и Омар чувствовали себя обиженными и требовали от него объяснений и равной по значимости должности для своих сторонников. Когда Мухаммед возглавил поход на север, его сопровождали Абу Бакр и Омар, а Али пришлось оставить в Медине.

Для Али это было унижением и умалением заслуг, Мухаммед с трудом уговорил его подчиниться. Он потом поручил Али приводить к покорности Йемен, что вызвало недовольство других "спутников" и новые неприятные объяснения с ними. Абу Бакр возглавил паломничество 631 года, но возвестить верующим новые важные откровения Мухаммед поручил Али - новый скандал: Абу Бакр, обиженный и разгневанный, явился в Медину, требуя объяснений - почему пророк унизил его в глазах верующих, почему не ему доверил зачитать новые послания Аллаха?

Умма пророка охватывала сотни тысяч людей, ислам стал непобедим, начатое пророком дело уже давно двигалось усилиями тысяч людей. Мухаммед перестал быть нужен исламу.

Покорение Мекки и обращение курайшитов нанесло удар былой сплоченности мухаджиров. Вера не разделяла больше соплеменников, никогда не угасавшее чувство принадлежности к разным кланам пробудилось в них с новой силой. Они радели теперь о многочисленных родственниках, их волновало, как и встарь, положение хашимитов и омеядов, преуспевание максумитов и науфалитов...

Мухаммеду приходилось примирять соперничавшие партии и группы, внимательно следить, чтобы неосторожным словом или поступком не нарушить сложившееся соотношение сил. Все "спутники" были преданы исламу, они знали наизусть важнейшие откровения Аллаха, они помнили обо всех решениях и поступках пророка и посланника божьего, служивших для них образцом угодного Аллаху поведения и справедливости. И все-таки у Абу Бакра было свое представление об исламе, у Омара-свое, у Али, аз-Зубайра, Османа-тоже свое. С этим Мухаммед ничего не мог поделать.

В январе 632 года внезапно заболел Ибрахим. Внезапно - ибо мальчик до этого не отличался хилостью, он рос крепким, уже начинал ходить и произносить первые слова. Мухаммед любил держать его на коленях, радовался, глядя на сына, с нежностью нюхал маленького Ибрахима, всегда вымытого и помазанного растительным маслом к его приходу. "Мухаммед нюхает Ибрахима, как мать нюхает свое маленькое дитя", - говорили про него.

Теперь Ибрахим опасно заболел, и тоскливые предчувствия овладели Мухаммедом; он бросился спасать его. Марйам и другие женщины поили метавшегося в жару Ибрахима настойками трав и мазали его целебными мазями, Мухаммед не мешал им. Он сидел у постели своего единственного сына и молился - власть над жизнью и смертью в руках Бога, к нему он обращал свои молитвы, не молитвы - мольбы, просьбы о пощаде, милости и милосердии.

- Бог - свет земли и небес, - шептал Мухаммед. - Свет его подобен светильнику в нише, светильнику в стеклянном сосуде, сияющем, как жемчужная звезда. Зажигается от дерева благовонного, неземного; масло в нем вспыхивает без прикосновения огня. Свет к свету! Бог ведет к своему свету, кого захочет, Бог всемогущ. Спаси же, Господи, сына моего единственного!

Ты всемогущ! Людям, которых ни продажа, ни купля не отвлекают от призывания имени твоего, от молитв и очистительной милостыни, которые боятся дня суда твоего, ты посылаешь награды. Ты посылаешь свои дары, кому пожелаешь, без счета - спаси сына моего.

День сменялся ночью, тускло тлел фитилек масляной лампы.

- Прибегаю к Господу рассвета, - молился Мухаммед, - от зла того, что он сотворил, от зла мрака, когда он покрыл, от зла дующих на узлы, от зла завистника, когда он завидовал! Прибегаю к Господу людей, царю людей, Богу людей, от зла наущателя скрывающегося, который наущает груди людей, от джиннов и людей! Молитвы не помогали, и лекарства не помогали. На третий день стало очевидно, что жизнь покидает Ибрахима.



  • Помни! - обливаясь слезами, шептал Мухаммед умирающему сыну. - Господь твой -Аллах, отец твой - пророк божий, вера твоя - ислам! Так и отвечай, когда спросят.

  • Сын мой! - рыдал Мухаммед. - Все мы от Бога - и к нему возвращение! Скоро я последую за тобой, сын мой! Скоро я последую за тобой.

Многие порицали Мухаммеда за неумеренную скорбь по умершем сыне, им чудилась в ней непокорность воле Аллаха, в руках которого - жизнь, и смерть, и судьба каждого. Но Мухаммед был покорен, к горю его не примешивался грех ослушания.

- Бог не запрещает нам оплакивать близких и изливать скорбь слезами, - отвечал он тем, кто его попрекал.

Говорят, что Ибрахим умер 27 января 632 года, в день, когда солнце померкло и мрак на несколько минут опустился на Аравию.


  • Небеса скорбят о смерти твоего сына, пророк!- говорили Мухаммеду верующие.

  • Солнце, луна и звезды во власти Бога, - отвечал им Мухаммед. - Им нет дела до людских судеб.

Сколько он ни внушал верующим чистое однобожие, языческие предрассудки продолжали прочно сидеть в них...

После похорон Ибрахима спокойствие вернулось к Мухаммеду, но он понял, что означала эта смерть: дело его жизни завершалось и Бог собирался призвать его к себе. Скоро он последует за Ибрахимом и встретится с ним в раю. И с Хадиджей. И с Зайдом. Со всеми, кого он любил и потерял.

На земле же у него оставались только Фатима и Айша; и, конечно, Али, отец его внуков, Хасана и Хусейна.


  • Я скоро умру, - сказал он как-то Фатиме, и она заплакала.

  • Не плачь! - улыбнулся Мухаммед. - У меня был выбор, и я выбрал смерть.

Фатима часто болела, Мухаммед вполне мог пережить и ее, последнюю оставшуюся у него дочь.

  • Хотела бы ты умереть раньше меня? - спросил он Айшу.

  • Нет! - не задумываясь, ответила Айша, и, заметив, что пророк огорчен, добавила: - Ты похоронишь меня, и будешь плакать на моей могиле, и молиться обо мне, а потом вернешься к женам и будешь проводить с ними мои ночи!

Мухаммед, по словам Айши, улыбнулся и больше к разговорам о смерти не возвращался. Он очень любил Айшу и был по-дружески привязан к ней, но Хадиджа бы ему так не ответила.

Смерть Ибрахима подорвала в Мухаммеде волю к жизни, болезнь его усилилась, мучительные головные боли повторялись все чаще, "яд Хайбара" сжигал его изнутри.

Аллах выбрал его, Мухаммеда, своим пророком и посланником. Выполнил ли он волю Аллаха? Все ли сделал для распространения истинной веры? Пожалуй, все. Через него поведал Аллах обо всем, что необходимо людям, чтобы жить на земле справедливо и заслужить счастливое бессмертие в раю. Греховное отделено от добродетельного, чистое от нечистого, запретное от дозволенного. Известно теперь, как молиться и как соблюдать пост, как судить и как наследовать имущество, как торговать и вступать в брак, как относиться к женам и рабам, что есть и что пить, как одеваться. И о том, сколько времени кормить грудью младенцев, не забыл поведать людям Аллах. О каждой опасности, подстерегающей человека в жизни, поведано людям через Мухаммеда. Никто в день страшного суда не сможет сказать, что грешил он по неведению - все грехи перечислены, все известно.

Осталось теперь лишь нести веру по земле - об этом поведано верующим еще год назад, они это знают. Не все понимают мудрость Аллаха, предписавшего войну с людьми писания и распространение власти ислама, мир кажется им лучше войны. А что дал бы мир? Кровной мести не будет, бесконечных междоусобных войн не будет, новорожденных девочек убивать Бог запретил, нищих и бедняков повелел кормить за счет милостыни. К чему это приведет в условиях мира? К голоду, и только к голоду! Тесно станет кочевникам на земле, и вновь вернутся они к нескончаемой вражде и набегам на оазисы. Запрещение войны не даст мира. Даже лжепророк Мусейлима понимает это - провозглашает мир, но требует, чтобы не прикасались его последователи к женам, если у них уже есть один сын. Мерзкое и невыполнимое требование, не примут его арабы.

Поистине те, кто противится войне, не только впали в грех ослушания, но и лишились рассудка, не могут они понять справедливость и мудрость предписанного Богом.

Все существенное поведал Аллах через Мухаммеда, посланничество его завершается, пора Мухаммеду возвращаться к Богу. Не ждут уже верующие с нетерпением новых откровений, пожалуй даже страшатся их. "Кому прибавит веры новая сура?"-спрашивают они тайком друг друга, об этом Мухаммеду не раз доносили.

Один долг тяготил Мухаммеда - хадж. Лишь недавно осознал он, что почитание не только Каабы, но и древних святынь в окрестностях Мекки угодно Аллаху и является обязанностью каждого верующего. Это новшество, радостно принятое язычниками, смущало многих ветеранов ислама. В прошлом году хадж возглавил Абу Бакр, и за ним последовало менее четырехсот мусульман. Подробного описания обрядов Мухаммед в откровениях не получил, пример Абу Бакра для верующих значил немного. Нужно было самому пророку возглавить хадж и подтвердить угодное Аллаху, да заодно разобраться окончательно, какие же из древних обрядов "чистые". Сердцем и разумом Мухаммеда руководил Бог, и Мухаммед не сомневался, что, очутившись на месте, он выполнит все угодные Богу обряды и воздержится от неугодных.

В марте наступило время паломничества, и Мухаммед отправился в Мекку. Весть о том, что сам пророк возглавит хадж, разнеслась повсюду. Толпы мусульман примкнули к нему - из одной Медины, уверяют благочестивые историки, поклониться святыням вышло шестьдесят тысяч верующих. Может быть, их было не шестьдесят тысяч, а всего лишь тысячи три -историки ревниво относились к славе пророка. Хаджиев было множество, бесчисленные толпы следовали за Мухаммедом, а каким числом выразить этот взрыв энтузиазма и доверия к пророку - несущественно.

Все "спутники" пророка, сопровождавшие его, все девять жен следовали за ним - в носилках, укрепленных на спинах верблюдов, как и подобало знатным дамам.

После первой же ночной стоянки Мухаммед снял обычную одежду и облачился в ихрам -с этой минуты он предстал перед Богом и все мирское и нечистое стало для него запретным. Все хотели последовать его примеру, но Мухаммед потребовал, чтобы ихрам одевали лишь те, кто ведет с собой предназначенных для жертвоприношения животных. Жены его подчинились этому требованию, как вели себя остальные - неизвестно; в дальнейшем верующие отвергли эту рекомендацию пророка.

- Здесь я служу тебе, Боже! - воскликнул Мухаммед, надев ихрам. - Здесь я служу тебе! Нет тебе равного! Одному тебе - поклонение, от тебя - все благое! Нет царства, кроме твоего царства, нет власти, кроме твоей власти!

Слова этой древней молитвы были хорошо известны:

но во времена невежества язычники исказили их, а теперь Мухаммед очистил ее, вернул ей святость - точно так молился праотец Ибрахим, представая перед Господом.

Очистить угодный Аллаху хадж от искажений, подсказанных сатаной многобожникам, и было его апостольским долгом.

В Мекке пророк совершил умру - поклонение Каабе. Болезнь измучила его, совершать обхождение вокруг храма и бегать между ас-Сафой и аль-Марвой ему было не по силам. На верблюдице аль-Касве объехал он семь раз вокруг Каабы, тросточкой прикасаясь к Черному камню, на ней же совершил "бег" между священными холмами. Исполняя чти древние обряды, он молился, и молитвы были обращены к единому Богу: тем самым умра очистилась от языческой скверны и стала служить исламу.

Мухаммед смазал волосы специальной мазью, приготовленной из камеди; мазь эта придавала голове опрятный вид, помогала против насекомых и делала не столь мучительным последующее бритье головы. Но бриться Мухаммед не стал - никто не должен брить голову, объяснял он, пока жертва не дойдет до своего места;

ему же еще предстояло поклониться окрестным святыням и совершить жертвоприношение.

Завершив умру, Мухаммед снял ихрам и переоделся в обычную одежду, чтобы немного передохнуть. Вместе с ихрамом он снял с себя все обязанности паломника - все мирское стало для него дозволенным, он мог видеться с женами, заниматься делами. Омар открыто осудил его за это; что бы Мухаммед ни делал, всегда находились недовольные, всегда его осуждали.

Отдохнув, он вновь надел ихрам и отправился исполнить самое трудное - очистить от скверны долины Мина и Муздалифа и гору Арафат. Здесь были главные святыни кочевников, многобожники чтили их больше, чем Каабу. Теперь кочевники приняли ислам и должны были чтить на этих местах, насквозь пропитанных язычеством, Аллаха.

Через долины Мина и Муздалифа проследовал Мухаммед во главе многотысячной толпы паломников к горе Арафат, древнему месту предстояния, встречи людей лицом к лицу с Богом или богами. Идолы были уничтожены, но места, на которых они еще недавно стояли, запомнились и почитались мусульманами особенно священными. В этом гнездилось язычество.



  • Весь Арафат - место предстояния! - громко возвестил Мухаммед. - Весь, целиком!

  • Здесь служу я тебе, Господи! Здесь я служу тебе! - стали кричать мусульмане знакомые слова молитвы, положенной в местах предстояния. Эту молитву, лаббайку йа рабба, как ее называют арабы, выкрикивали как можно громче и повторяли многократно.

С вершины Арафата, сотворив полуденную молитву, обратился Мухаммед с проповедью к паломникам. Он восседал на аль-Касве, а Рабия ибн Убайя, наделенный могучим голосом и четким произношением, был его глашатаем.

  • О люди! - кричал Рабия многотысячной толпе. - Посланник Бога говорит: знаете ли вы, какой сейчас месяц?

  • Священный месяц! - кричали хаджии.

  • Посланник Бога говорит, - кричал Рабия, - Бог освятит вашу кровь и ваше достояние до дня встречи с ним, как он освятил этот месяц!

Фразу за фразой повторял Рабия слова Мухаммеда, голос которого не мог долететь до толпы.

- О люди! Не знаю, встретимся ли мы через год - внемлите же словам моим! - говорил Мухаммед. - Ваша кровь и ваше достояние - священны до встречи с Господом вашим, и этот день, и этот месяц, и этот хадж - священны!

Верните клятвы тому, кто вам доверился, клятвы запретил Господь! Рост запретил Господь - проценты уничтожаются. Не должно быть никакого ростовщичества, и проценты Аббаса ибн аль-Мутталиба уничтожены!

... За кровь, пролитую во времена неведения, Бог запретил мстить! И я не буду судить ее!

О люди! Сатана теряет власть над всяким, молящимся на вашей земле. Но если вы станете поклоняться ему, он будет расставлять вам сети и сделает ничтожным в глазах Бога все ваши деяния - берегитесь же сатаны!

Время принадлежит Богу - так было в день, когда он создал небеса и землю, так есть, и так будет! Число месяцев у Бога - двенадцать, и вставка - увеличение неверия, деяние сатаны!

Ваше право - на жен ваших, и право ваших жен - на вас! Вы вправе требовать, чтобы они не оскверняли ложе ваше и избегали непристойного. Если они не воздержатся - Бог разрешает запирать их и наказывать ударами, но без жестокости! Если они воздержатся - их право требовать, чтобы вы питали их и одевали их с добротой! Будьте снисходительны к поступкам жен ваших - ведь они пленницы ваши, не умеющие обуздывать себя; вы взяли их по закону Господа, вы обладаете ими по слову Господа - слушайте же мои слова, о люди!

О люди! Верующий - брат верующего, и все верующие - братья! Берите же от брата своего только то, что он дает вам, дает по доброй воле, - и не ошибетесь вы! Поняли ли вы слова мои?



  • Поняли! - кричали верующие.

  • Посланник Бога сказал, - кричал глашатай Мухаммеда, - Бог - свидетель того, что вы поняли!



  • О люди! Придерживайтесь того, что я оставляю вам, и вы не ошибетесь! Ясное указание, Книгу Бога, оставляю я вам - внимайте же тому, что я говорю вам! Веруйте: Бог -един, смерть и воскресение - несомненны, и предопределено время, когда восставшие из гробов будут призваны на суд! Веруете ли вы?

Веруем! - кричали в ответ хаджии... Так или примерно так проповедовал Мухаммед во время хаджа. Когда солнце опустилось к самому горизонту, хаджии заволновались - они хотели, как встарь, с воплями кинуться к горе Муздалифе, чтобы скорее зажечь костры у ее подножия... Но Мухаммед оставался неподвижным

- ему не надо было откровений Аллаха, чтобы видеть в этих воплях по умирающему солнцу языческую мерзость, несовместимую с верой. Он заставил их подождать, пока солнце полностью скрылось за горизонтом, а затем нарочито медленно - никаких оснований спешить не было! - повел их к Муздалифе. То, что хаджии начали кричать, и хлопать в ладоши, и свистеть, его не смущало - пусть теперь кричат сколько душе угодно, солнце-то ведь село...

У Муздалифы паломники разожгли огромные костры и продолжали свои крики. Здесь они привыкли поклоняться Кузаху-громовержцу, повелителю гроз и дождей, оплодотворяющих поля и пастбища. Его вызывали язычники кострами и криками, ударами в бубны и свистом. Исправляя лунный календарь вставками, они приурочивали время великого хаджа к весне, ко дню весеннего равноденствия - одновременно это был и праздник солнца. Около того места, где всего лишь два года назад высился идол Кузаха, хотели мусульмане предстать перед Аллахом, но Мухаммед не допустил этого

- вся Муздалифа есть место предстояния, объявил он, отсюда надо взывать к Богу: "Здесь я служу тебе, Господи!.." Он не позволил хаджиям дождаться восхода солнца и еще в темноте, восславив Аллаха, повел их в долину Мина.

Хадж, который возглавил Мухаммед, происходил в марте, и чистое поклонение Аллаху невольно связывалось в сознании паломников, лишь недавно принявших ислам, с привычным поклонением солнцу, весне и Кузаху-громовержцу. Но скоро этой мерзости должен был наступить конец - Бог не случайно запретил исправлять лунный календарь, время хаджа будет отныне приходиться на разные времена года, хадж навсегда потеряет связь с язычеством, почитанием солнца и планет. Многие жаловались Мухаммеду, что в летний зной мучительно трудно будет совершать паломничество. "Хадж

- это жертва Богу, - отвечал им Мухаммед, - а жертва и не должна быть легкой".

В долине Мина были оставлены только три идола - отныне они стали символами сатаны, которого Исмаил некогда отгонял камнями. И древний обряд бросания камней наполнился новым содержанием - мусульмане отрекались от всякой связи с сатаной, бросая в каждого идола по семи камней, подобранных на склонах Муздалифы. Бросание камней они сопровождали лаббайкой: "Здесь служу тебе, Господи! Здесь я служу тебе!"

- ибо Мина тоже была местом предстояния. Жертвоприношения в долине Мина верующие совершали теперь в память об Ибрахиме, который собирался здесь принести в жертву Богу своего сына.

- Вся долина Мина - место жертвоприношения! - объявил Мухаммед, ему важно было отучить мусульман от заклания животных на местах, где недавно стояли идолы, ибо жертвы их принадлежали Аллаху.

После жертвоприношения большинство паломников заканчивали хадж - они брили головы, снимали ихрам и возвращались к обычной жизни.

- Пейте, и ешьте, и наслаждайтесь - так повелел Аллах! - возвестил им Мухаммед; любимый язычниками праздник не таил в себе угрозы чистоте ислама.

Кругом уже были расставлены бесчисленные палатки и шатры, торговцы разложили свои товары, фокусники, поэты и певцы собрались сюда со всей Аравии- знаменитая ярмарка в долине Мина началась. Треть мяса жертвенных животных предназначалась беднякам, все могли есть досыта и веселиться.

Мухаммед принес в жертву шестьдесят три верблюда - по одному верблюду за каждый год своей жизни. В честь своих жен он принес в жертву коров. Сюда, в долину Мина, прибыл к нему из Йемена встревоженный Али - Мухаммед совершал хадж без него, и это могло серьезно отразиться на его репутации в глазах верующих. Мухаммед купил верблюдов и для Али - тридцать семь верблюдов принес Али в жертву, если верить преданиям, - тоже по числу лет своей жизни. Неслыханно щедрое угощение устроили Мухаммед и Али для паломников.

Судьба Али тревожила Мухаммеда: слишком многие влиятельные мусульмане относились к двоюродному брату, воспитаннику и зятю пророка враждебно. Кочевникам же Али нравился - бесстрашный воин, щедрый и прямодушный, он был им ближе и понятнее, чем политики типа Абу Бакра и Омара. Мухаммед часто поручал Али улаживать дела кочевников и наводить порядок среди них, зная, что это умножает число его друзей. Хадж Мухаммед использовал и для того, чтобы прославить Али еще больше - он совершил вместе с ним жертвоприношение, он всячески выказывал свою привязанность к нему и, говорят, даже призывал верующих любить Али - отца его единственных внуков - Хасана и Хусейна.

Из долины Мина пророк вновь вернулся в Мекку;

здесь он поклонился Каабе, выпил воды из священного источника Замзам, а затем уже обрил голову и снял ихрам - на этом его паломничество было закончено, и он возвратился в Медину.

Пророческая миссия его приходила к концу.

- Сегодня я завершил вероустав ваш, - сообщил Мухаммеду в конце хаджа Бог, - полностью проявил мою милость вам. Ислам - предание себя Богу - сделал я верой вашей.

Хадж не принес ему облегчения - болезнь его усилилась, головные боли повторялись чаще. Все-таки он продолжал заниматься делами каждый день и являлся в мечеть руководить молитвами верующих. И он готовил мусульман к новому походу - опять на север, к берегам Иордана, в пределы Византии. Возглавить этот поход он поручил Осаме - сыну любимого Зайда ибн Хариса, павшего смертью мученика в долине Мута. Мухаммед поклялся тогда, что Осама, а не кто-нибудь другой отомстит за смерть Зайда. Осаме было всего двадцать лет, и верующие негодовали, что Мухаммед поручает ему руководить походом, по их мнению, достаточно было людей более опытных, чем Осама, а главное - более заслуженных. "Они всегда не любили Зайда, - с грустью говорил Мухаммед, - они всегда противились, когда я давал Зайду важные поручения. Теперь они перенесли неприязнь на сына Зайда, им обидно подчиняться сыну вольноотпущенника". Так уж получилось, что почти всех, кого пророк любил, верующие не любили. Но Мухаммед не отменил своего назначения - войска на север поведет Осама.

В конце мая у Мухаммеда еще хватило сил проводить в поход Осаму. Армия не ушла, однако, далеко - все были встревожены болезнью пророка, все понимали, что в случае его смерти начнется борьба за власть, и далеко уходить не следует. На расстоянии дневного перехода от Медины армия разбила лагерь.

Чуть ли не на следующий день после проводов Осамы состояние Мухаммеда резко ухудшилось. Ночью его мучили кошмары, а затем он явственно услышал голоса, которые звали его: мертвецы требовали, чтобы он помолился за них. Сейчас же, немедленно.

Он очнулся в ужасе от того, что не выполнен важный долг. С тех пор как Аллах призвал его, он ни разу не ослушался его воли, не исказил ни одного слова, не утаил ничего. Он всегда провожал верующих и молился на их могилах. Но кто-нибудь мог умереть в его отсутствие, ему могли не сказать об этом или сказали, а он забыл. За десять лет умерли сотни людей - женщины, дети, рабы, он даже не знал их имен. Нет, обо всех он не молился, свой долг пророка не выполнил. Нужно было спешить.

Мухаммед позвал раба и приказал немедленно вести себя на кладбище.

- Мне приказано помолиться об умерших на кладбище, - объяснил он. Поддерживаемый рабом, он отправился по улицам спящей Медины на

окраину, к общественному кладбищу. Была середина ночи, молодой месяц корабликом висел над далекими горами, ярко пылали звезды на черном небе, белели камни на могилах. По словам раба, окончив молиться, Мухаммед воскликнул:

- Мир вам, люди могил! Счастье для нас, что вы умерли! Волнами мрака надвигаются беды, и каждая последующая будет ужаснее предыдущей!

Тревожное время близилось для уммы Мухаммеда. Язычество было сломлено, но в разных частях полуострова стали появляться новые пророки Аллаха, противопоставляющие себя Мухаммеду. Для мусульман это были лжепророки и колдуны, которых следовало уничтожать без пощады.

На юге, в Йемене, власть захватил лжепророк аль-Асвад. На востоке, в Йемаме, прочно утвердился лжепророк Маслама, которого мусульмане презрительно звали Мусайлима, то есть "Масламишка", - он получал откровения и творил свой "Коран". "От пророка Масламы пророку Мухаммеду - мир тебе" - так якобы начинал свои послания этот лжепророк, предлагая Мухаммеду сотрудничать и поделить власть в Аравии. К северу от Йемама сеяла смуту лжепророчица Саджах, племена Центральной Аравии подбивал на восстание лжепророк Тулайха (Талха).

А кочевники не хотели платить закат и были чувствительны ко всяким течениям ислама, напоминавшим первые проповеди Мухаммеда в Мекке...

Время было действительно тревожное.

С этой ночи состояние Мухаммеда стало стремительно ухудшаться. Он едва добирался до мечети, чтобы руководить молитвами, с трудом пересекая двор, чтобы отдать себя заботам очередной жены. Наконец болезнь осилила его - в домике Маймуны он впервые потерял сознание, а очнувшись, не мог подняться. Он попросил, чтобы его освободили от этих ежедневных переходов из дома в дом и отдали на попечение Айши.

Али и сын Аббаса с трудом перевели - скорее, перенесли - Мухаммеда через двор, ноги его волочились по земле, голова упала на грудь.

Маймуна хотела лечить его какими-то снадобьями, привезенными из Эфиопии. Мухаммед отказался их принимать; он попросил принести воды из семи колодцев Медины и облить его. Воду принесли, его усадили на чурбан и стали поливать голову холодной водой - он терпел эту пытку, хотя и кричал от боли, но лечение не помогло.

На следующий день он уже не мог встать на молитву - молиться нужно было стоя. Ему помогли совершить омовение и подняли, но он сразу же потерял сознание и упал. Очнувшись, он вновь попросил, чтобы ему помогли встать; его поставили, и он опять упал. Так повторялось несколько раз.

После этого он смирился. До мечети ему было не дойти, руководить молитвой попытался вместо него Омар, но верующие не приняли Омара. Тогда Мухаммед поручил эту обязанность Абу Бакру. А может быть, и не поручал:

все чувствовали, что он скоро умрет, власть ушла из его рук.

От него всех удалили, даже жен. Только Айша видела его и ухаживала за ним. К нему перестали пускать. Абу Бакр, Омар, Али и другие "спутники" его заглядывали на минуту и сейчас же исчезали - им было не до него. Они спешно совещались со своими сторонниками, слали гонцов к дружественным кочевникам, настороженно следили друг за другом. Их заботила судьба уммы и судьба ислама, вопрос о том, кто станет преемником пророка, был для них вопросом жизни и смерти.

Кого хотел видеть Мухаммед главой верующих после себя? Никто не спрашивал его об этом, а он молчал. Он знал, что ничего не может сделать: верующие не подчинятся его выбору, они будут решать этот вопрос сами. Хуже того, если избранный Мухаммедом не получит власти, его убьют. Никто не рискнет оставить в живых человека, которого сам пророк считал своим достойным преемником...

Мухаммед молчал, но все-таки его боялись. Боялись его последней воли, необдуманного слова, ненужного откровения. Он бредил и впадал в забытье, временами теряя способность говорить. Один раз, когда сознание вернулось к нему, он попросил принести принадлежности для письма - что-то хотел продиктовать. Никто не ответил ему, никто не пошевелился. Все. Конец. Больше он уже ни о чем их не просил.

Слухи о смертельной болезни пророка вызвали среди мусульман опасное волнение. Некоторые настойчиво утверждали, что Мухаммед умер, другие были убеждены, что пророк не может умереть, что пророк бессмертен. Абу Бакр и Омар, по-видимому, всячески успокаивали мусульман - болезнь пророка не опасна, утверждали они, он уже поправляется, скоро он будет здоров. Утром 8 июня, когда верующие собрались в мечети, двери хижины Айши распахнулись, занавес отдернулся, и на пороге показался Мухаммед. Его поддерживали, но все-таки он стоял - живой и невредимый. От дверей Айши до мечети было всего метров сорок, верующие хорошо видели пророка, некоторые утверждали, что он улыбался. Постояв минуту, Мухаммед слегка помахал им рукой, дверь захлопнулась. Все успокоились и разошлись по своим делам.

Через несколько часов Мухаммед умер. По словам Айши, голова его покоилась у нее на коленях, когда она увидела, что глаза его остановились. На крик Айши сбежались остальные жены пророка, они огласили дом дружными воплями, раздирали свои одежды и царапали себе щеки.

Вопль их возвестил Медине о смерти Мухаммеда, все бросились к мечети. Омар кричал, что Мухаммед не умер - он просто ушел на время к Аллаху, как уходил пророк Муса; он скоро вернется! Омар грозил мечом всякому, кто распускает ложь о смерти пророка.

Абу Бакр, заглянув в дом Айши и убедившись, что Мухаммед мертв, поспешил обуздать Омара.

- О люди! - закричал он. - Если кто-нибудь поклоняется Мухаммеду, пусть знает - Мухаммед умер. Но Аллах, которому мы поклоняемся, жив и бессмертен! О люди! Вспомните слова Аллаха: "Мухаммед только посланник. Нет уже посланников, которые были прежде него; ужели вы обратитесь вспять, если он умрет или будет убит!

Никто из собравшихся не помнил этих слов Корана... Но волнение понемногу улеглось, опасные мечтания о вознесении на небо и скором воскресении Мухаммеда были пресечены.

Сподвижникам некогда было оплакивать Мухаммеда. Двор Мухаммеда заперли и никого туда не пускали. Хижину Айши заперли тоже. Жены пророка и родственники Аббаса притихли.

В пустом домике Айши всеми покинутый лежал мертвый пророк. К ночи выяснились главные претенденты на власть. Али, которого поддерживали аз-Зубайр и Тальха, собирал сторонников в доме Фатимы. Ансары сплотились вокруг Саада ибн Убайда и с оружием в руках засели в квартале Бану Сайда. Остальные мухаджиры раскололись на сторонников Абу Бакра и сторонников Омара. По словам Омара, раскол среди мухаджиров привел его в ужас: кандидатура Али была для него совершенно неприемлема. Омар немедленно отправился к Абу Бакру, и они объединились. Той же ночью Абу Бакр, Омар, их сторонники пришли в дом Бану Сайда, где собрались предводители ансаров.


  • Мы - помощники Бога! - сказали ансары. - Вы, о мухаджиры, часть нас и нашего народа, среди которого вы поселились. Главой верующих должен быть ансар.

  • Все, что вы сказали, правильно, - ответил им Абу Бакр. - Но арабы признают власть только курайшита. Я предлагаю вам на выбор - Омара или Абу Убайду.

  • Пусть у нас будет свой глава, а у вас - свой, курайшиты! - сказал один из ансаров.

- Протяни руку, Абу Бакр! - закричал Омар. - Я присягаю тебе! За ним тут же принесли присягу Абу Бакру и остальные мухаджиры, а потом и ансары.

"Мы готовы были тут же прикончить всякого, кто отказался бы присягать Абу Бакру", -говорил потом Омар.

Среди ансаров, как всегда, не было единодушия, их вождь - "лицемер" Абдаллах ибн Убайя - умер. За спиной мухаджиров стояла Мекка, слова "арабы признают власть только курайшита" не были выдумкой - лишь опираясь на мощь курайшитов, можно было сохранить завоевания ислама. В создавшихся условиях осторожный и благочестивый Абу Бакр устраивал их больше, чем Омар или Али. Присягу, данную Абу Бакру чуть ли не под угрозой смерти, ансары не собирались нарушать.

Али и его сторонники поняли, что они не могут противостоять объединенным силам Абу Бакра, Омара и ансаров.

Утром в мечети все верующие Медины присягнули Абу Бакру - он стал "заместителем посланника Бога" - первым халифом, главой мусульманской уммы.

- Повинуйтесь мне, пока я повинуюсь Богу и его посланнику! - сказал он мусульманам. Халиф был избран, пора было позаботиться и о теле пророка, пролежавшем почти сутки

необмытым и неприбранным.

Как нужно хоронить пророка, никто не знал, в Коране об этом не сказано. Жен пророка не допустили обряжать его тело, его тело омыли Аббас, Али и другие родственники-мужчины, омыли, не снимая одежды, в которой он умер. Потом его завернули в три плаща - верхний был из полосатой йеменской ткани - и уложили на ложе, на котором застигла его смерть.

Во вторник после полудня началось прощание мусульман с пророком - сперва мужчин, потом женщин, детей и рабов. Они переступали порог хижины Айши, произносили слова молитвы и быстро уходили - нужно было успеть дать попрощаться всем. К вечеру несколько тысяч мусульман простились со своим пророком и заодно убедились, что он действительно мертв.

Спорили, где хоронить Мухаммеда, пока не вмешался Абу Бакр. - Я точно помню, как пророк Аллаха сказал: "Не было ни одного пророка, которого бы не похоронили на том месте, где он скончался". И еще пророк Аллаха сказал: "Проклят народ, который поклоняется могилам пророков".

Некому было ни подтвердить, ни опровергнуть слова Абу Бакра. Но Мухаммед вполне мог высказать подобные мысли - всякие проявления идолопоклонства были ему ненавистны.

"Пророк Аллаха сказал..." - отныне это стало звучать как закон.

Итак, пророк Аллаха сказал, что хоронить его нужно на том месте, на котором его застигнет смерть. Поэтому кровать, на которой он скончался, отодвинули и на ее месте выкопали могилу с нишей. В среду ночью тело Мухаммеда поместили в нишу, могилу засыпали и пол в комнате выровняли.

Мухаммед умер, оставив тысячи ревностных последователей, которые продолжили его дело.

Абу Бакр возглавлял умму, созданную Мухаммедом, два года. При нем были подавлены восстания кочевников, не желавших смириться с налогами, уничтожены все пророки и пророчицы, сеявшие смуту.

Весь полуостров - от устья Евфрата до берегов Мертвого моря - покорился исламу.

Наиболее знаменитого лжепророка - Мусайлиму сразил во время решающей битвы Вахши - тот самый, который победил Хамзу в битве при Оходе. "Я убил самого лучшего и самого худшего из людей", - говорил Вахши. До конца своей долгой жизни Вахши сражался на пути Аллаха и не раз бывал наказан плетьми за пьянство, что ничуть не умаляет его славы великого воина.

По смерти Абу Бакра халифом был выбран Омар. Он поклялся, что из уст самого Мухаммеда слышал откровение Аллаха, повелевающего побивать прелюбодеев и прелюбодеек камнями, и помнил это место из Корана наизусть.

В списках Корана такого откровения не нашли - напротив, там говорилось не о смертной казни за подобное преступление, а о ста ударах палками. Один из самых полных списков Корана хранился в сундуке Хафсы, жены пророка и дочери Омара, - в нем тоже не нашли повеления побивать камнями. И все-таки Омар настоял на своем - было решено считать, что коранический текст, о котором он говорил, существовал, но его съели мыши. Характерно, что халифу Омару, который был грамотен, и в голову не пришло записать короткий стих, который он помнил наизусть, и выдать эту запись за сделанную со слов пророка и при жизни пророка. Омар по-своему понимал ислам, но он предал себя Богу и на подобное святотатство был не способен.

Омар прославился простотой, суровостью и справедливостью. Говорят, что он выслушивал советы даже от женщин, настолько он смирил свою гордыню, став заместителем посланника Бога на земле. И доподлинно известно, что он не обогащался за счет уммы, хотя через его руки проходили колоссальные средства. Сам не обогатился и родственникам не дал - случай очень редкий в истории халифов.

Омар руководил верующими двенадцать лет, и при нем полководцы ислама покорили Палестину и Сирию, Египет и Ливию, большую часть Персии.

При Османе ибн аль-Аффане, племяннике Хадиджи и зяте Мухаммеда, который был избран халифом по смерти Омара, продолжалось наступление ислама на Византию, полностью была покорена Персия, отряды мусульман захватили Дербент и весь Дагестан и вышли на берега Амударьи...

Но мусульмане были недовольны правлением Османа - его обвиняли в несправедливом дележе добычи и милостыни и явном пристрастии к близким родственникам, которых он назначал наместниками в важнейшие покоренные города. Посланные Амром ибн Аасом, завоевателем и наместником Египта, ревностные мусульмане, явившись в Медину, ворвались в дом Османа и убили его. Осман встретил их с Кораном в руках, и кровь его впервые обагрила страницы священной книги.

При Османе завершилось начатое еще Абу Бакром собирание Корана. При жизни Мухаммеда по рукам ходили лишь записи отдельных откровений и некоторых сур, часто отрывочные и неполные. Никто не заботился о том, чтобы собрать и сохранить все откровения, полученные пророком от Аллаха. Но время шло, люди, знавшие наизусть весь Коран или большую его часть, гибли в битвах, угроза забвения божественных строк становилась все более реальной. И угроза кровавой смуты тоже - нельзя было допустить, чтобы существовали разные тексты Корана, разночтения уже начинали приводить к мелким стычкам. Поэтому все записи коранических текстов, сделанные на пергаменте и пальмовых листьях, на глиняных черепках и плоских костях, на камнях и кусках ткани, были собраны и сверены, все знатоки Корана опрошены, и специальная комиссия, куда входили и секретари Мухаммеда, составила окончательный текст божественной книги. Остальные же списки ведено было уничтожить.

Тексты, вошедшие в Коран, несомненно, создал Мухаммед, и многие из них еще при его жизни были объединены в специальные главы - суры. Многие, но не все. Остальные откровения составители Корана объединили в суры, руководствуясь памятью знатоков, набожным воодушевлением и здравым смыслом, учитывая содержание откровений, ритм и рифму отдельных "строф" Не всегда сходились концы с концами, но составители все-таки объединили все сохранившиеся откровения в его четырнадцать сур и дали каждой суре название. Определить порядок расположения сур им было нелегко - Мухаммед не создавал книги как таковой, откровения и суры существовали для него совершенно независимо друг от друга, связанные лишь тем, что все. они являлись частями небесного Корана, словами Аллаха. Составители не дерзнули навязывать свою волю Богу; поместив в начале Корана "Фатиху", давно ставшую любимой молитвой мусульман, расположили остальные суры просто по их длине - длинные впереди, самые короткие позади.

Почти каждая сура оказалась составленной из откровений, полученных в разное время и по разным поводам. В этом виде Коран и дошел до нас. Многие откровения, полученные Мухаммедом, конечно, не вошли в Коран - одни были "отменены" еще при его жизни, другие просто забылись.

После Османа, правившего двенадцать лет, Медина провозгласила халифом Али. Фатимы уже давно не было - она всего на два года пережила Мухаммеда и, умирая, требовала, чтобы ее похоронили рядом с пророком. Но ее просьбу не уважили - рядим с Мухаммедом похоронены Абу Бакр и Омар.

Али два года провел в непрерывных войнах с соперниками - против него выступили аз-Зубайр и Тальха, которых поддерживала Айша, его власть не признал Муавия, наместник Сирии, сын Абу Суфиана. Али разгромил войска аз-Зубайра и Тальхи, нанес несколько поражений Муавии, а затем был убит одним из фанатиков-сектантов, мечтавших возродить первоначальную чистоту ислама.

Пятым халифом стал Муавия, положивший начало династии Омейядов. Он придал власти халифов более светский характер, назначил высокие пенсии поэтам-язычникам. Его противники утверждали, что, пируя с близкими друзьями, он иногда приказывал принести Коран и с удовольствием плевал на него... Но что бы Муавия ни думал о Мухаммеде и Коране, он вынужден был на людях торжественно клясться, что верен каждому слову пророка и каждой букве Корана, а каждый поступок пророка для него образец и закон. И также клялся любой правитель и деспот после него - ислам победил.

Девять жен было у Мухаммеда в год смерти. Всех он обеспечил еще при жизни богатыми наделами земли в Хайбаре, а халифы выплачивали им щедрые пенсии. Коран запретил им вступать в новый брак, зато их почитали верующие. Их рассказы о Мухаммеде высоко ценились, с ними советовались судьи и богословы. Они были священны, им не рубили голов, даже если они вмешивались в кровавые политические интриги. Благочестивая Зайнаб, отданная пророку в жены самим Аллахом, на восемь лет пережила Мухаммеда; наследники ее не получили ничего - все средства, в том числе двенадцать тысяч дирхемов, подаренных ей халифом Омаром, она раздала беднякам. Напротив, Сафийя, плененная в Хайбаре, прожив после смерти Мухаммеда почти пятьдесят лет, приумножила свои богатства и оставила наследникам почти сто тысяч дирхемов. Рукописи, хранившиеся в сундуке Хафсы, помогли, как уже говорилось, составить Коран.

Любимая жена пророка Айша, которой в год его смерти было всего восемнадцать лет, прожила долгую и бурную жизнь. Она участвовала в заговоре против Османа и боролась на стороне аз-Зубайра против своего давнего врага Али. Говорят, она не простила ему попыток развести ее с пророком. Решающая битва отрядов Али и аз-Зубайра получила в честь Айши название "битвы верблюда" - ее вывезли на верблюде в защищенном броней паланкине, и она, "мать верующих", вдохновляла соратников аз-Зубайра стоять насмерть. Вокруг Айши разгорелась одна из самых ожесточенных схваток, семьдесят воинов пали, защищая ее, но сторонники аз-Зубайра потерпели поражение, священный верблюд Айши был убит, и она попала в плен к Али. Аз-Зубайр и Тальха пали в этой битве, и Айша предложила Али объединиться вместе против Муавии. Но Али отклонил это предложение и отправил ее обратно в Медину.

Айша прославилась рассказами о пророке. Тысячу двести хадисов - рассказов о том, как поступал пророк в таком-то случае и что он говорил по такому-то поводу, - запомнили верующие со слов Айши. Из таких рассказов слагалась сунна пророка - основа поведения и законодательства для верующих, ибо в Коране многих важных сведений благочестивые юристы и богословы не находили. Составленные позднее сборники включают до шестидесяти тысяч хадисов, а в народе ходили сотни тысяч рассказов о Мухаммеде - самых фантастических и друг другу противоречащих. Специалисты хадисной науки и по сей день особенно ценят рассказы, которые восходят к Айше.

Что сказать о других современниках пророка? Тысячи верующих, видевших и слышавших Мухаммеда, сражались на пути Аллаха. Они были среди тех, кто победоносно прошел через всю Северную Африку до берегов Атлантического океана. Испания приветствовала их как освободителей от ига готов. Сыновья и внуки современников Мухаммеда, перевалив Пиренеи, тревожили набегами окрестности Бордо. Большинство их не знало ни строки Корана, но они верили, что Бог един, Мухаммед - пророк, законы Аллаха - единственно справедливые, а смерть в бою - венец благочестивой жизни и прямая дорога в рай.

Десятки раз в истории человечества кочевники покоряли обширные области с высокой цивилизацией, и военные успехи арабов не кажутся чем-то поразительным. Поразительны лишь их последствия - ни до, ни после завоевательные походы кочевников не создавали новой цивилизации. На покоренных же арабами землях возникла новая цивилизация, которая по праву называется арабской. Пятая цивилизация земли, существующая и поныне. В рождении ее участвовал Мухаммед - сын Абдаллаха, курайшит из крошечного города Мекки, понявший на сороковом году жизни, что он пророк и посланник Бога.


1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница