Вера Фёдоровна Панова, Юрий Борисович Вахтин



страница23/25
Дата01.05.2016
Размер5.95 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25
Глава 24

Священная война


Разгром кочевников

Осада Таифа

"Завоевание сердец"

Ансары недовольны Мухаммедом

Рождение Ибрахима, сына пророка

"Год депутаций"

Скандал в семье пророка

Изгнание Марйам

Новый поход на север

Для противников пророка "стесняется земля"

Разрушение нечестивой мечети аль-Дирар

Аллах повелевает начать священную войну
Грозная опасность нависла с востока - кочевники Хиджаза объединились в могучий союз во главе с племенами Хавазин, одинаково враждебный и Медине и Мекке. К ним примкнули сакифиты, населявшие оазис Таиф и его окрестности, - давние враги курайшитов, они воспользовались ослаблением Мекки и спешили восстановить свою былую независимость. Двадцатитысячная армия собралась в горах к северу от Таифа; за ее спиной раскинулся огромный табор - шейхи кочевых племен, не очень доверявшие друг другу, договорились выступить в поход вместе с семьями и стадами - так было больше надежды, что кочевники не побегут с поля битвы.

Навстречу объединенным силам кочевников и сакифитов повел Мухаммед свою армию, в ряды которой влились две тысячи курайшитов, новообращенных мусульман и многобожников. За три дня двенадцатитысячная армия пророка достигла предгорий Хиджаза и по долине Хунайн стала приближаться к вражескому лагерю. Впереди, растянувшись чуть ли не на километр, шли кочевники под командованием Халид ибн Валида. За ними двигался Мухаммед с мухаджирами и ансарами. Курайшиты находились в арьергарде.

В нескольких километрах от лагеря отряд Халида попал в засаду - хавазиниты внезапно ударили по нему с флангов из боковых ущелий. В считанные минуты ряды мусульман смешались, воины потеряли своих шейхов и знаменосцев, отряд Халида превратился в панически бегущую толпу, в которой каждый помышлял только о собственном спасении. Три тысячи обезумевших от страха кочевников галопом понеслись вниз по долине, сминая по пути ряды ансаров и мухаджиров, с которыми продвигался Мухаммед.

Все потонуло в пыли, рев верблюдов заглушал голоса, ансаров и мухаджиров охватила паника, они побежали, бросая на произвол судьбы пророка.



  • Теперь они не остановятся, пока не добегут до моря, - с презрением сказал Абу Суфиан.

  • Остановитесь! - кричал Мухаммед. - Ко мне! Я посланник Бога! Я - Мухаммед ибн Абдаллах!

Никто не слышал слабого голоса пророка, лишь человек десять родственников и соратников тесно окружили его - Абу Бакр, Омар, Али, Аббас, Абу Суфиан, Осама, сын Зайда и немногие другие. - Ансары! - закричал Аббас, и его могучий голос покрыл шум битвы. - Побратимы! Люди клятвы! К пророку! Ко мне, хазраджиты!

Призыв Аббаса многих образумил. Ансары, мчавшиеся мимо, останавливали разгоряченных верблюдов и спешили туда, где развевалось знамя Мухаммеда. Когда показались увлекшиеся погоней хавазиниты на красных верблюдах, с черными знаменами на концах длинных пик, их встретила сотня отборных воинов, закованных в доспехи и прекрасно вооруженных, простодушно верящих, что смерть на поле боя открывает дорогу в рай. Короткая схватка, стоившая жизни трем мусульманам, и кочевники поспешно повернули обратно.

- Жаль, что Мухаммеда не прикончили, - говорили некоторые мекканцы, но таких было немного.

- Уж лучше Мухаммед, чем хавазиниты, - возражали им более благоразумные язычники. Менее чем за час предводители мусульман привели войска в порядок и повели их вверх

по ущелью. Около вражеского лагеря вновь вспыхнул бой. Хавазиниты и их союзники из других кочевых племен обратились в бегство при первом же натиске мусульман. Бросив на произвол судьбы стада и семьи, они рассеялись по окрестности. Сакифиты сражались упорно; потеряв более сотни убитыми, они медленно отошли к Таифу.

Добыча была огромна - свыше шести тысяч женщин и детей, тысячи верблюдов и десятки тысяч овец захватили мусульмане в лагере кочевников, не считая оружия, утвари, золотых и серебряных украшений. Все жаждали немедленного дележа, но Мухаммед оставил добычу под надежной охраной и повел войска к Таифу. Сакифиты не стали защищать свои сады и поля, они укрылись в крепости. Под руководством Сальмана аль-Фариси были построены стенобитные машины и катапульты, и мусульмане, прикрываясь кожаными щитами, несколько раз шли на штурм Таифа. Осажденные осыпали их тучами стрел и камней со стен, поливали расплавленным свинцом, и каждый раз они откатывались, понеся большой урон. Во время одного из неудачных приступов Абу Суфиан лишился глаза.

Мухаммед не принимал участия в сражениях. Из своего лагеря, куда иногда долетали стрелы, пущенные сакифитами со стен крепости, он руководил осадой и молился - молился он между палатками Зайнаб и Май-муны, сопровождавших его в походе. На этом месте спустя несколько лет построили мечеть. Он возвестил, что все рабы Таифа, принявшие ислам, получат свободу. Некоторые рабы бежали из крепости и получили свободу, но упорство сакифитов не ослабло. Он посулил богатые дары шейхам, которые перейдут на его сторону, но сакифиты заключили под стражу всех, кто симпатизировал Мухаммеду, и смуту среди осажденных посеять не удалось. Абу Суфиан и другие мекканцы взывали к своим дочерям, отданным замуж за сакифитов, но те не покинули свои семьи. Тогда Мухаммед приказал начать рубить виноградники и финиковые пальмы, но и это не сломило сакифитов.

Каждый день промедления под стенами Таифа охлаждал боевой пыл мусульман, воодушевленных недавней легкой победой при Хунайне, они все более неохотно шли на приступы, все настойчивее требовали дележа захваченной у кочевников добычи. Каждый день промедления развеивал миф о непобедимости Мухаммеда, и кочевники, рассеянные в горах, но не истребленные, начали мало-помалу обретать боевой задор.

Положение становилось все более опасным.

Когда надежды на взятие Таифа окончательно рухнули, Мухаммед понял, что нужно срочно мириться с кочевниками. В его руках находилось около шести тысяч женщин и детей; он предложил вернуть их без выкупа в обмен за мир и дружбу.

Мухаджиры и ансары, несмотря на недовольство многих из них, поддержали пророка - то, что принадлежит им, принадлежит Мухаммеду, заявили они. Но кочевники, участвовавшие в воине на стороне мусульман, возмутились - вопросы высокой политики их не интересовали, они требовали свою долю пленных и не собирались уступать ни пророку, ни самому Аллаху. Их упорство расстраивало все планы Мухаммеда, но справедливость была на их стороне, и ему пришлось уступить: за каждого пленного он пообещал по шести верблюдов из ближайшей добычи, и на этих условиях они нехотя уступили ему свою долю.

Послы хавазинитов охотно согласились на предложенные условия мира: они получили свои семьи без выкупа, признали власть Мухаммеда и обязались впредь оставаться его друзьями; шейхам, порывавшим с идолопоклонством, Мухаммед делал богатые подарки. Мухаммед вернул почти всех пленных - нескольких девушек он успел к этому времени подарить своим ближайшим соратникам - Али, Осману, Омару и некоторым другим, но себе лично не взял на этот раз никого.

Говорят, среди пленниц находилась и дочь Халимы - племя Бану Бакр выступало в союзе с хавазинитами. Мухаммед, конечно, не узнал свою молочную сестру, но старушка напомнила ему, как она носила его за спиной и как он укусил ее, за что-то рассердившись, и в доказательство показала оставшийся с тех пор шрам. Мухаммед принял ее с почетом, ласково расспрашивал про Халиму и отпустил с подарками.

Таиф, откуда некогда с позором изгнали Мухаммеда, упорно держался, но мир с кочевниками был заключен, опасный союз между сакифитами и хавазинитами разбит, и на двадцатый день Мухаммед приказал снять осаду.

Он был до того подавлен и раздражен неудачей, что потерял самообладание. По дороге верблюд одного из ансаров случайно придавил ему ногу, и это незначительное происшествие совершенно вывело Мухаммеда из себя.

- Держись сзади! - грубо закричал он неловкому ансару и стегнул его кнутом, и тот в страхе поспешил замешаться в толпу. Наутро Мухаммед приказал разыскать провинившегося, тот явился с повинной. Но Мухаммед уже осудил себя за вспышку гнева и высокомерия, не приличествующих пророку и посланнику Бога, он просил ансара забыть обиду и принять от него богатый подарок. "Восемьдесят верблюдов получил я от пророка за удар кнутом по ноге!" - с восхищением вспоминал потом ансар об этом происшествии.

Возвращение пленных взбудоражило всех и посеяло недоверие к пророку. Некоторые начали тайком расхищать трофеи. На одной из остановок ансары и мухаджиры плотно окружили Мухаммеда, громко требуя немедленного дележа. Они вели себя бесцеремонно, прижали его к стволу акации, размахивали руками и кричали о справедливости, сорвали с него плащ...

- Верните плащ! - кричал возмущенно Мухаммед. - Клянусь Богом, будь у меня столько же овец, сколько деревьев в Тихаме, я бы всех их распределил между вами! Никто не может обвинить меня в скупости, несправедливости и трусости!

Когда его отпустили, он взобрался на своего верблюда и стал увещевать толпу:

- Воины! - кричал он. - Я никогда не брал больше положенной мне пятой части! Хоть на такой волосок! - Он протянул руку с вырванным верблюжьим волоском. - И эту пятую часть я отдавал вам же! Верните все до последней иголки и нитки - несмываемый позор в день воскресения ждет нечестных! В адском пламени будут гореть те, кто утаит хоть крупицу общей добычи!

Говорят, что напоминание о страшном суде заставило мусульман принести большую часть похищенного, и на следующий же день Мухаммед приступил к дележу добычи, которая даже после возвращения пленных продолжала оставаться огромной - скот, оружие, украшения и утварь составляли стоимость шестидесяти тысяч верблюдов. Верблюд был основной мерой всех ценностей, и каждый участник похода получил по четыре "верблюда", а всадники - по двенадцати "верблюдов". Кроме того, всякий, убивший врага, получил его оружие, доспехи и одежду - это было новшество, которое Мухаммед ввел для поощрения активных участников битв. Поощрение немаловажное - по словам одного из мусульман, оружие и доспехи, снятые с кочевника, убитого при Хунайне, позволили ему купить участок с несколькими десятками финиковых пальм, и это была первая собственность, которую он приобрел в своей жизни.

Мухаммеду досталось более десяти тысяч "верблюдов"-неслыханное богатство. Неудивительно, что мусульмане с нетерпением ожидали, как он распорядится им.



  • Поведение пророка поразило всех - он стал щедро раздавать свою долю курайшитам, многобожникам и тем, кто лишь недавно принял ислам. Абу Суфиану и его сыновьям - по сто "верблюдов", и ревностному многобожнику Сухайлу ибн Амру, подписавшему с пророком договор при Худайбии, - сто "верблюдов"; и Икриме, сыну Абу Джахла, бежавшему из Мекки и лишь под стенами Таифа явившемуся к пророку с повинной, - сто "верблюдов"; и многим другим курайшитам - вчерашним врагам и богохульникам, клеветникам и организаторам похода против Медины - по сто "верблюдов" и по пятьдесят "верблюдов"; и нескольким предводителям кочевых племен - такие же щедрые подарки. А ансарам и мухаджирам, тем, кто уже десять лет следовал по пути Аллаха, кто сражался с Мухаммедом при Бадре и Оходе, защищал Медину во время "Битвы у рва" и покорял Хайбар, - ничего. В том, что ты делаешь, Мухаммед, нет справедливости! - открыто заявили некоторые мусульмане.

  • Где же вы собираетесь искать справедливость? - с гневом отвечал им Мухаммед. - Если не у Аллаха и его посланника, то где же?

Мусульмане хмуро молчали - они не собирались посягать на принцип веры и все же считали, что Мухаммед поступил несправедливо. Омар, убежденный сторонник решительных действий и суровой дисциплины, немедленно предложил отрубить наглецам головы.

Особенно были возмущены ансары. Возмущены несправедливостью и встревожены за свою дальнейшую судьбу - милостивое отношение Мухаммеда к курайшитам после взятия Мекки, щедрые дары, которыми он их осыпал, - все, казалось, свидетельствовало о намерении его покинуть Медину. "Мухаммед возвращается к своему племени! Медина будет подчинена Мекке! Курайшиты станут теперь командовать нами, как покоренным народом!"- в испуге и негодовании кричали ансары.

Когда об их волнении донесли Мухаммеду, он немедленно отправился в их лагерь. Здесь он восславил Аллаха - милостивого, милосердного, а затем обратился к ансарам с пылкой и проникновенной речью.

- Ансары! Помощники мои, что слышу я о вас? В ваших ли сердцах думы зла обо мне? Вы были заблудшими и грешными, когда я пришел к вам, и с тех пор Господь руководит вами! Вы были бедны - Господь обогатил вас! Вы ненавидели друг друга - Господь смягчил ваши сердца! Разве не так? Почему же вы молчите, ансары? Почему не отвечаете мне?

Вы могли бы ответить, если бы захотели! Тебе никто не верил, могли бы вы ответить мне, когда ты пришел к нам - мы поверили тебе; ты был всеми покинут - мы помогли тебе; ты был изгнанный - мы приняли тебя к себе; ты был нищим - мы дали тебе все необходимое! Свидетельствую-все это правда! Покинутым, нищим, оклеветанным и беспомощным пришел я к вам, и вы помогли мне, ансары!

Что же вы расстроились из-за благ дольней жизни, с помощью которых я пытаюсь завоевать сердца людей, не предавших еще себя Богу? В надежде, что они станут мусульманами? Пока я веду вас чистым путем ислама - милость Господа на вас, награда вам и в этой жизни и в будущей! Они уведут с собой овец и верблюдов; вы же возьмете с собой посланника Бога

- вам мало? Клянусь тем, в чьих руках душа Мухаммеда, не родись я в Мекке, я был бы одним из ансаров! Если все люди пойдут одним путем, а ансары - другим, я буду с ансарами! Господь осеняет ансаров, и сыновей их, и сыновей их сыновей!

Так или примерно так взывал Мухаммед к ансарам, и сердца их смягчились, обиды улеглись, многие рыдали, слушая его.

- Мы довольны своей долей, Мухаммед! - кричали ансары, когда он закончил свою речь. Считается, что богатыми дарами Мухаммед завоевал сердца курайшитов - завоевал для

ислама, для истинной веры. Завоевал прочно - с тех пор постепенно оставили курайшиты свое язычество и храбро сражались на пути Аллаха.

От Таифа направился Мухаммед в Мекку, где совершил умру - поклонение Каабе, малое паломничество, а затем, оставив в городе своим наместником молодого курайшита, родственника Абу Суфиана, вернулся в Медину. По дороге он навестил селение Акбу, где была похоронена его мать Амина, и горько рыдал на ее могиле. Амина умерла язычницей, и мусульмане с недоумением смотрели на странное поведение пророка.

- Я просил у Аллаха разрешения посетить могилу матери, и он разрешил мне, - объяснил им Мухаммед. - Но молиться мне было запрещено, и я не молился. Оплакивать же близких Аллах не запрещает.

В Медине ожидало Мухаммеда радостное известие - Марйам, наложница-коптянка, родила ему сына. Аллах явно был доволен своим пророком и посланником. Сына, наследника, подарил он ему, продолжателя его дела. Никто не посмеет назвать теперь Мухаммеда "куцым", "бесхвостым". Род пророков утверждался на земле;

впрочем, с родом пророков не все было ясно, ибо Мухаммед являлся "печатью пророков", последним посланником Аллаха, до дня суда и воскресения не будет ни одного пророка. Мухаммед назвал сына Ибрахимом - в честь праотца всех верующих, великого пророка и любимца Аллаха, ханифа, религия которого была чиста, как ислам. Себя Мухаммед считал потомком Исмаила, сына Ибрахимова.

Мухаммед был счастлив, но радости его не разделял никто - печальны были лица жен, униженных рождением Ибрахима, неискренни их поздравления, хмуро смотрели верные "спутники" пророка. Рождение Ибрахима чревато было для них в будущем серьезными осложнениями, привычное соотношение сил и партий рушилось, беспомощный младенец грозил превратиться в могучего соперника, наделенного в глазах верующих неоспоримыми правами на власть. Все заслуги соратников пророка могли померкнуть рядом с сыном пророка. Фатима и Али тоже были опечалены рождением маленького Ибрахима - их сыновья, Хасан и Хусейн, лишались привилегии быть ближайшими наследниками пророка. Пожалуй, один человек мог бы разделить радость Мухаммеда - верный Зайд ибн Харис. Но нет его уже - смертью мученика пал Зайд в долине Мута, у пределов Византии. "Вы не можете даже понять, как мы любили друг друга", - печально говорил Мухаммед.

Марйам, мать Ибрахима, окружил Мухаммед нежной заботой, но виделся с ней лишь изредка, не рискуя обострять отношения с женами, родственниками и влиятельными мусульманами. Его деликатное поведение не помогало - в доме его назревал крупный семейно-политический конфликт.

630 год получил в истории ислама название "года депутаций". Мекка пала, хавазиниты покорились власти пророка, и, хотя Таиф продолжал упорствовать, во всей Центральной и Южной Аравии не было такой силы, которая могла бы поспорить с мощью мусульман. Люди всех племен и оазисов поодиночке и группами приходили к Мухаммеду принимать ислам. Чаще всего они не были ни депутатами племен, ни послами - от своего, и только от своего имени клялись они пророку порвать с язычеством и поклоняться одному Аллаху. Приняв ислам, они становились членами уммы - единого народа верующих, и с помощью этих новообращенных умма Мухаммеда пронизывала весь полуостров, вплетаясь в сложную систему кланов, племен и межплеменных союзов.

Требования Мухаммеда к покорившимся племенам оставались прежними - прекращение всякой междоусобной борьбы, грабежей и убийств, соблюдение установленных мусульманами законов, мир со всеми союзниками Медины и готовность выступить против любого ее врага. За это они получали от Мухаммеда гарантию неприкосновенности жизни, свободы и имущества. Разрыва с язычеством Мухаммед от них не требовал, но положение язычников и мусульман не было одинаковым: мусульмане платили только закат, налог в пользу бедных, все немусульмане обязаны были вносить подушную подать. Размер этой подушной подати определялся в момент заключения письменного договора. С жителей оазисов Мухаммед чаще всего взимал по одному дирхему с человека в год, и этот налог можно было вносить натурой - зерном, финиками, тканями и оружием. Кочевники платили подать скотом.

Впрочем, взыскать с кочевников налоги было почти немыслимо: испокон веков они никому не платили налогов, сама идея налога оскорбляла их честь. Мухаммеду приходилось довольствоваться теми "подарками", которые присылали шейхи племен.

На этих условиях Мухаммеду подчинились многие районы юга полуострова

- Йемен, Хадрамаут и Оман. Почти без кровопролития отряды мусульман численностью в десять - двадцать человек приводили к покорности могучие племена, многолюдные города и обширные оазисы, опираясь на тех, кто уже связал себя союзом с Мухаммедом, и на грозную силу, готовую двинуться из Медины и безжалостно расправиться с теми, кто отвергал "дружбу" с пророком.

На восток влияние Мухаммеда распространилось до середины полуострова

- племя Хавазин и его союзники хранили верность заключенным с пророком договорам, враждебное племя Гатафан, оставшись в одиночестве, поспешило установить с Мухаммедом дружеские отношения, а к концу года покорился неизбежному и Таиф. Окруженный со всех сторон союзниками Мухаммеда, поставленный вне закона и постоянно тревожимый набегами, оазис запросил о мире. С жителями Таифа у Мухаммеда были особые счеты - он потребовал, чтобы сакифиты приняли ислам и своими руками уничтожили капище богини аль-Лат, святыню племени. Послы Таифа доказывали Мухаммеду, что пять ежедневных молитв - дело немыслимое и непереносимое, а на богиню аль-Лат ни у кого не поднимется рука. Какие-то уступки - то ли в числе, то ли в продолжительности молитв - они для себя выторговали, и Мухаммед послал для разрушения храма Абу Суфиана с отрядом курайшитов. Курайшит аль-Мугира, родственник жрецов аль-Лат, под горестный вой женщин кузнечным молотом расколол на куски белый камень, символизировавший богиню, а все драгоценности, пожертвованные аль-Лат, отослал пророку. Привязанность такифитов к своей богине была сильна, и даже через тысячу лет их потомки, ревностные мусульмане, продолжали чтить белые камни, оставшиеся от аль-Лат: они верили, что молитвы, обращенные к этим камням, хорошо помогают от болезней.

По приказу Мухаммеда разрушили и храм богини Манат близ Медины; немногие оставшиеся в городе язычники не посмели протестовать, а клан ансаров Ayс-Манат стал именовать себя Аус-Аллах, что, конечно, более приличествовало помощникам посланника Бога.

Разноплеменное население покорившихся исламу земель Мухаммед намеревался превратить в единый народ. Мир и законность водворил он в завоеванных областях. Бесконечные распри и междоусобицы, грабительские набеги на соседей и длящаяся из поколения в поколение кровная месть были несовместимы с верой и искоренялись. "Пройдет несколько лет, - утверждал Мухаммед, - и верующая женщина сможет в одиночку пойти из Медины в Мекку, ничего не опасаясь".

Всюду Мухаммед разослал своих агентов - для надзора за многобожниками и людьми писания, для сбора налогов, для наставления мусульман в вопросах веры, для правильного суда, не противоречащего Корану и обычаю, утвердившемуся в Медине. Полиции не было, и на обширных пространствах степей, пустынь и гор не так-то легко было добиться соблюдения законности, обеспечить прежде всего личную безопасность каждому человеку. Запрещение кровной мести оказалось преждевременным, и Мухаммед разрешил родственникам убитого своей рукой казнить убийцу - если убийство было преднамеренным, а "цена крови" их не удовлетворяет. Но только убийцу, а не его родственников или соплеменников, как это практиковалось издревле. Так повелевал Аллах.

Пророк сдержал слово, данное ансарам, - Медина стала столицей и главным торговым центром всех покоренных земель. Могущество Мекки было подорвано, запрещение ростовщичества болезненно отразилось на крупных мекканских торговцах, они покидали священный город и перебирались в Медину.

Желанный мир, заповеданный Аллахом, поставил умму Мухаммеда перед сложными проблемами: иссяк источник добычи, за счет которого удалось Мухаммеду поднять благосостояние ансаров и мухаджиров, а ряды мусульман стремительно умножались. Переход от многобожия к истинной вере не повлиял и не мог повлиять ни на продуктивность пастбищ, ни на урожайность полей и плантаций финиковой пальмы.

Налоги не покрывали расходов уммы, Мухаммеду приходилось платить и своим агентам, собиравшим закат и дань, и наместникам, и наставникам в вопросах веры - платить или делать подарки, семьи их не должны были страдать. Нужно было поддерживать мусульман-бедняков, и семьи мучеников, павших за дело веры, и семьи ветеранов ислама - тех, кто уверовал в него еще до битвы при Бадре, и тех, кто выселялся в Эфиопию. Нужно было одаривать шейхов кочевых племен, язычников и мусульман, завоевывая их сердца на сторону Аллаха. И бесчисленных родственников нужно было кормить.

Поступления от налогов росли, а средств все время не хватало.

Только новые походы и новая добыча могли решить проблему.

Дорога была одна - на север, к границам Византии и Персии, где кочевали сильные племена арабов и простирались плодородные оазисы.

К походу на север начал Мухаммед готовить мусульман, но для этого опять-таки требовались средства.


  • К Мухаммеду приходили новообращенные мусульмане, жаждущие сражаться за дело веры, - в жалких лохмотьях, босые, голодавшие всю жизнь и безоружные - лишь прадедовский кинжал гордо торчал за поясом ветхого плаща. Они рвались в бой более ревностно, чем те, кто уже вырвался из нужды. Он, пророк и руководитель уммы, обязан был вооружить их и одеть, снабдить продовольствием и верблюдами, без которых в дальние походы отправляться было немыслимо. Я не нахожу, на чем вас отправить, - часто приходилось отвечать Мухаммеду. Они отворачивались, уверял Мухаммед, и глаза их были полны печали, оттого что нечего было им пожертвовать Аллаху и не могли они сражаться на его пути.

  • Расходуйте имущество на пути Аллаха! Очищайте себя милостыней! - призывал Мухаммед зажиточных мусульман.

  • Верующие! - требовал Аллах. - Когда беседуете тайно с пророком, то выдвигайте перед вашей беседой милостыню. Это лучше для вас и чище.

Требования новых и новых видов милостыни вызывало недовольство мусульман, подарки пророку они делали скупо, от подготовки к военным походам многие старались уклониться.

Всегда находились обиженные дележом милостыни, они называли Мухаммеда несправедливым, и Аллаху приходилось брать под защиту своего пророка.

- Среди них есть и такие, кто клевещет на тебя из-за милостыни. Если им было дано что- нибудь, они довольны, а если им не дано, то вот - они сердятся.

Если бы они были довольны тем; что дал им Аллах и Его посланник, и сказали: "...Мы ведь устремляемся к Аллаху!"

Милостыни - только для бедных, нищих, работающих над этим, - тем, у кого сердца привлечены, на выкуп рабов, должникам, на пути Аллаха, путникам...

Настраивало многих против Мухаммеда и то, что ему доносили о каждом слове, произнесенном в оазисе.



  • Мухаммед - ухо, - говорили недовольные постоянной слежкой.

  • Да - ухо! - отвечал им Аллах. - Ухо блага для вас! Пусть не беседуют тайно те, которым запрещена тайная беседа, пусть не переговариваются о грехе, и вражде, и неповиновении посланнику! Тайная беседа - от сатаны, чтобы опечалить тех, которые уверовали! Беседуйте о добродетели, богобоязненности и бойтесь Аллаха, к которому вы будете собраны!

Многие выражали недовольство родственниками Мухаммеда, после завоевания Мекки число их умножилось, и все они кормились за счет пятой части добычи, которая предназначалась "Богу и его посланнику". Сторонники Омара и Абу Бакра были резко настроены против Али, аз-Зубайра, племянника Хадиджи, Аббаса, переселившегося в Медину. Почти все влиятельные мусульмане дружно ненавидели только что родившегося Ибрахима.

Мухаммеда нарастающая вражда к его родственникам огорчала и страшила до того, что он обратился к мусульманам со специальным посланием Аллаха.

- Кто стремится к посеву для будущей жизни, тому Мы увеличим его посев, а кто желает посева для ближней - Мы дадим ему его, но нет ему в последней никакого удела!.. Для несправедливых - наказание мучительное!.. А те, которые веровали и творили благое, - в цветниках рая. Для них - все, что они пожелают, у их Господа. Это - великая милость!..

Скажи: "Я не прошу у вас за это награды, а только любви к ближним; кто совершит доброе, тому Мы прибавим к этому благое". Поистине, Аллах прощающ и благодарен.

И почтения требовал Аллах к посланнику своему - не называйте его по имени, как вы называете друг друга, и уступайте ему дорогу в мечети, и вставайте, когда он входит, и расходитесь, когда проповедь окончена.

Летом 630 года разразился-таки всеми ожидаемый скандал в семье пророка. Поводом послужила, конечно, Марйам-коптянка, мать Ибрахима. Мухаммед привязался к ней, но виделся с ней лишь изредка и, по-видимому, тайком. Предания рассказывают, что одна из таких встреч произошла в день, который всецело принадлежал Хафсе, дочери Омара, и Хафса, ходившая навещать отца, вернувшись, застала Мухаммеда и Марйам вместе. Права Хафсы были попраны, а честь грубо оскорблена, и все это ради жалкой рабыни-наложницы, которая, вопреки всякой справедливости, уже родила сына пророку и могла родить еще. Этого благородная дочь Омара перенести не могла - она намеревалась тотчас же разразиться громкими воплями, кричать, переполошить весь гарем, ославить пророка на всю Медину. Угроза скандала, безобразного и неприличного для посланника Аллаха, образца чистоты и справедливости, нависла над Мухаммедом. Этого скандала нужно было избежать любой ценой - и Мухаммед поклялся Хафсе - только бы она замолчала, - что он прогонит Марйам, что он удалит ее и никогда в жизни не прикоснется к ней больше; что он еще обещал Хафсе, никто не знает, но он клялся страшными клятвами и призывал в свидетели Аллаха, и Хафса согласилась молчать о случившемся.

Вскоре она, однако, пожалела о своей уступчивости - слишком хорош был повод для устранения опасной Марйам вместе с ее сыном, а клятвы, данные наедине, со временем вполне могли потерять свою силу. И она рассказала обо всем Айше и другим женам, все они, дружно ненавидевшие Марйам, ополчились против Мухаммеда и сделали его жизнь невыносимой.

За спинами Айши и Хафсы стояли Абу Бакр и Омар. Ибрахим мешал всем, Мухаммеду же не на кого было рассчитывать и неоткуда ждать помощи. Он оказался в одиночестве, и ему пришлось уступить - Марйам, с ее опасной плодовитостью, была удалена, но за это Аллах послал ему много откровений, расширяющих его власть в семье.

Он освободил Мухаммеда от необдуманно данных клятв, он разрешил ему не соблюдать удручающую очередность в общении с женами:

- Ты можешь отсрочить той из них, кому ты желаешь, и дать приют той, кому пожелаешь и кого захочешь из тех, что ты отстранил. Нет на тебе греха;

это - наиболее подходящее, чтобы глаза их прохлаждались; пусть они не печалятся и будут довольны тем, что ты им дашь, - все они. Аллах знает то, что в ваших сердцах. Аллах -знающий, кроткий!

После этого тебе не дозволяется больше женщин и заменять другими женами, хотя бы тебя и поражала их красота.

Кроме того, Аллах в специальном откровении напомнил женам пророка, что если они и впредь станут безобразничать, то пророк их выгонит всех, а он, Аллах, даст ему других жен, вдов и девиц, послушных и богобоязненных.

Считается, что Мухаммед обуздал своеволие жен и с честью вышел из разыгравшегося скандала. На самом деле его заставили расстаться с Марйам и связать себя откровением, запрещающим ему брать новых жен. На этих условиях Абу Бакр и Омар пришли ему на помощь и помогли утихомирить своих дочерей, зачинщиц скандала.

Мухаммед проиграл; освобождение от суровых законов гаремной жизни было мелкой уступкой его пророческому самолюбию и почтенному возрасту, уступкой, которая для таких серьезных людей, как Абу Бакр и Омар, ничего не стоила.

Все лето готовил Мухаммед великий поход на север и в сентябре призвал верующих "выступить на пути Аллаха". Его призыв не вызвал энтузиазма. Поход на север страшил мусульман - лето выдалось на редкость жаркое и засушливое, в оазисе созрели финики.



  • Мухаммед думает, что война с ромеями - то же самое, что война с кочевниками! -твердили одни.- Идите, идите, если вам хочется ходить закованными в цепи!

  • Кто же начинает поход в такую жару и засуху? - спрашивали другие.

  • Сперва уберем урожай, а потом пойдем за пророком, - настаивали третьи.

На успех похода мусульмане не надеялись. Причин недовольства существовало много, но за всеми ними Мухаммед видел главную - недостаток веры.

- Поистине Аллах купил у верующих их души и их достояние за то, что им - рай! - напоминал Мухаммед. - Они сражаются на пути Аллаха, убивают и бывают убиты, согласно обещанию от Него, истинному в Торе, Евангелии и Коране... Радуйтесь же своей торговле, которую вы заключили с Ним. Это ведь - великий успех.

Но мусульмане не радовались. Откровение за откровением обрушивал на них пророк, чтобы сломить их упорство. Не о финиках вы должны думать, а о приближении к Аллаху; и каждый шаг ваш в походе, каждое усилие, и потраченное имущество, и пролитая кровь - все это приближение. И повиновение посланнику Аллаха - приближение. Жара? Огонь ада пылает жарче! Сколько раз вы обещали: "Если Аллах дарует нам от своей щедрости, мы будем давать милостыню и будем праведными!" И вот Аллах даровал вам, а вы стали скупиться, и отворачиваться, и уклоняться.

- Упорствующие - лицемеры! - провозгласил Мухаммед. - В сердцах их - болезнь; мучительное наказание ждет их в тот день, когда они встретятся с Аллахом. И тем, кто порицает верующих, щедро дающих средства на поход,

- болезненное наказание! Никогда пророк не будет молиться за тех, кто уклоняется от пути Аллаха, а если и будет молиться - не примет Аллах эти молитвы! Угрозы и увещевания действовали не на всех. Завет с Аллахом никто не отрицал, обязанность подчиняться пророку не оспаривали, но выступать в поход не хотели. Нескончаемой чередой потянулись мусульмане к Мухаммеду за разрешением остаться. У одного нет средств, другой только что построил дом и не успел его обновить, третий женился - испокон века, бросив молодую жену, воевать не ходили. Некоторые срочно заболели, некоторым не на кого было оставить попечение о семье. Говорят, один из ансаров сослался даже на свою неумеренную страсть к женщинам - в поход ему никак нельзя идти, убеждал он Мухаммеда, если он увидит ромеянок, он тотчас же потеряет над собой всякий контроль; пусть уж пророк позволит ему остаться...

У многих, слишком многих оказались веские причины не идти за пророком.

- Нет тягости ни на слабых, ни на больных, ни на тех, которые не находят, что расходовать, если они искренни пред Аллахом и Его посланником! - говорил Мухаммед.

Все же остальные, уклонявшиеся от похода, впадали в тяжкий грех ослушания.

Не было особого смысла заставлять недовольных. Они будут только сеять сомнение и смуту в наших рядах, объяснял Мухаммед, они побегут в день битвы, для нас же лучше, если они останутся с "сидящими". Многих пророк освободил от участия в походе, но неверия им он не простил.

Даже ансары и мухаджиры колебались, следовать ли им за пророком. Бедуины же оказались, по словам Мухаммеда, хуже мединских "лицемеров", "еще сильнее в неверии и лицемерии и способнее не знать границ того, что низвел Аллах своему посланнику". Некоторые кочевые племена вообще отказались участвовать в походе, другие прислали небольшие отряды.

В начале октября Мухаммед повел мусульман на север. Всего под его знаменами собралось тысяч пятнадцать - мухаджиров и ансаров, курайшитов и кочевников. Намного меньше, чем он рассчитывал.

Многие, слишком многие отправились в поход, лишь страшась гнева Мухаммеда, они продолжали пререкаться с пророком, пророчили поражение при встрече с регулярными войсками Византии.

С дороги началось бегство. Первым, если верить преданиям, повернул обратно престарелый вождь "лицемеров" Абдаллах ибн Убайя - с ближайшего же ночного привала он увел своих сторонников в Медину. Каждое утро Мухаммеду доносили - ушли такие-то и такие-то.

- Тем лучше, - упрямо повторял пророк, но известия о непрекращающемся дезертирстве его не радовали. Особенно больно ему было слышать, что среди беглецов есть и ансары и мухаджиры, на верность которых он надеялся больше всего.

Армия понемногу таяла, в рядах оставшихся не было воодушевления и готовности к самопожертвованию.

Мухаммед дошел до Табука, в трехстах пятидесяти километрах к северу от Медины, и здесь остановился.

Табук и ближайшие его окрестности покорились без боя, и проживавшие на этих землях арабы-христиане обязались платить дань; за это им была гарантирована безопасность от лица Аллаха и его посланника. Покорился и населенный христианами город Айла, расположенный на берегу Аккабского залива.

За Табуком начинались земли Гассанидов, союзников Византии, и Мухаммед собрал военный совет, чтобы решить, двигаться ли дальше.

Самые преданные соратники пророка были настроены мрачно: армия не хотела вторгаться в пределы Византии, если заставить мусульман продолжать поход, добром дело не кончится. У всех на памяти была печальная история с походом в долину Мута, когда погибли Зайд и Джафар. Но соратникам пророка не хотелось и посягать на волю Аллаха.

- Зачем ты нас спрашиваешь? - сказал Омар. - Поступай так, как приказывает Аллах. Аллах приказал идти походом против Византии, а теперь пророк пытался переложить

ответственность на них.


Тогда нужно возвращаться, - сказал Омар, и все его поддержали. За продолжение похода, о котором мечтал Мухаммед, не высказался ни один из его соратников. Великий поход на север не состоялся. В декабре армия вернулась в Медину. Захваченной добычи едва хватило на то, чтобы покрыть, хоть частично, расходы, понесенные теми, кто последовал за пророком. Но потерь не было, обширные области покорились Мухаммеду, богатство земель Сирии и Палестины воочию убедило мусульман, что путь, указанный Аллахом,

- истинный путь. Мухаммед был прав, призывая их к походу на север, но малодушный недостаток веры сорвал его планы - Аллах не руководит народом распутным.

Верные пророку мусульмане совершили утомительный поход, ничем их не обогативший, напротив, они понесли убытки, а "оставшиеся с сидящими", ослушники пророка и маловеры, торжествовали. Но они рано торжествовали - участники похода были раздражены против них, и Мухаммед не собирался их прощать, справедливость требовала примерно наказать дезертиров.

- Отвратитесь же от них, - приказал Мухаммед верующим. - Ведь они - мерзость, и убежище их - геенна, в воздаяние за то, что они приобретали!

Так повелевал Аллах.

- Не извиняйтесь! Никогда мы не поверим вам! - велено было Мухаммеду отвечать ослушникам. - Никогда вы не выйдете со мной и никогда больше не будете сражаться со мною против врага!

Все отвернулись от дезертиров, никто с ними не говорил ни слова, им не отвечали даже на приветствия, их не замечали в мечети, а пророк даже не смотрел на них, если они подходили к нему.

Бойкот был дружный, и "земля стеснилась" для противников Мухаммеда. Униженные и напуганные, они взмолились о пощаде, и Аллах, справедливый и милосердный, сжалился наконец - Мухаммед с радостью оповестил верующих, что ему разрешено прощать "оставшихся с сидящими", но только взяв с имущества их милостыню, "которой он очистит и оправдает их". Поодиночке пришлось исключенным из уммы мусульманам испрашивать прощение и платить за него немалую милостыню - иногда до трети своего имущества.

Дольше всех тяготело наказание над тремя мусульманами. Сорок дней никто их не замечал, а потом Мухаммед приказал, чтобы они удалились даже от своих жен. И лишь на пятидесятый день Аллах позволил Мухаммеду простить их, взяв, конечно, милостыню с их имущества.

Лишь Абдаллах ибн Убайя избежал наказания - Мухаммед застал его по возвращении в Медину тяжелобольным и умирающим. Он навещал Абдаллаха во время болезни, а затем проводил его на кладбище и молился на его могиле. Многие мусульмане не понимали милости пророка к вождю "лицемеров".

- Сколько бы я ни молился над лицемерами, - успокоил их Мухаммед, улыбаясь, - молитва моя не принесет им никакой пользы.

С кончиной Абдаллаха ибн Убайи так называемые "лицемеры" перестали быть организованной силой, с которой Мухаммеду волей-неволей приходилось считаться. И нечестивую мечеть аль-Дирар, в которой "лицемеры", по свидетельству самого Аллаха, издевались над пророком и знамениями божьими, Мухаммед не намеревался больше терпеть. По его приказу мечеть аль-Дирар разрушили до основания. В Медине осталась одна мечеть - та, в которой молился пророк. Заодно разрушили и дом, служивший местом частых сборищ "лицемеров". Порядок в Медине был наконец наведен. Пора было наводить порядок на покоренных землях. В марте 631 года Абу Бакр по поручению пророка возглавил паломничество мусульман в Мекку - к Каабе и окрестным святыням. Сам Мухаммед остался в Медине - то ли усилилась его болезнь, то ли он не хотел смешиваться с многобожниками, которые в это же время совершали хадж по своим нечестивым обрядам.

В Медине остались и все противники Абу Бакра, в том числе и Али. Пока Абу Бакр с несколькими сотнями мусульман двигался к Мекке, явлены были Мухаммеду новые, неожиданные откровения. Откровения столь важные, что он поручил Али немедленно отправиться вслед за паломниками и обнародовать их в долине Мина, после жертвоприношений.


  • О люди! - возвестил Али. - Слушайте повеление Аллаха милостивого, милосердного!

Отречение от Аллаха и Его посланника - к тем из многобожников, с кем вы заключили союз. Странствуйте же по земле четыре месяца и знайте, что вы не ослабите Аллаха и что Аллах опозорит неверных!

И призыв от Аллаха и Его посланника к людям в день великого хаджа о том, что Аллах отрекается от многобожников и Его посланник... Они не соблюдают в отношении верующих ни клятвы, ни условия. Они - преступники.

- А когда кончатся месяцы запретные, то избивайте многобожников, где их найдете, захватывайте их, осаждайте, устраивайте засаду против них во всяком скрытом месте! А если они обратились и выполняли молитву и давали очищение - они братья ваши!

Мухаммед призвал верующих начать через четыре месяца священную войну

- джихад - против многобожников; кроме тех, кто заключил с ним союз, а потом ни в чем его не нарушил и никому из врагов мусульман не помогал. Шаткая оговорка - ведь о точности соблюдения договора имел право судить только сам пророк, и никто другой.

По истечении четырех месяцев доступ многобожников к Каабе и другим мекканским святыням запрещался - ибо не годится многобожникам оживлять мечети Аллаха, и свидетельствовать в них о своем неверии, и подвергать верующих искушению.

Начинать войну Аллах приказывал с теми из неверных, которые находятся поблизости. Конец священной войне должен был наступить тогда, когда неверие будет вырвано с корнем и не останется на земле соблазна.

Что касается людей писания, то Аллах приказывал вести войну и с ними

- до тех пор, "пока они не дадут откупа своей рукой, будучи униженными". Новое требование

Аллаха - джихад - было обращено не к каждому верующему лично, а ко всему народу верующих. Умма в целом должна была вести войну за веру, и Мухаммед предупреждал, что не следует верующим выступать всем сразу. Обязанности отдельного мусульманина не изменились

- он по-прежнему должен был очищать себя милостыней, очищать милостыней свое имущество (платить налог-закат), поститься в месяц рамадан (саум), совершать хадж и молиться, памятуя о главном исповедании веры - "свидетельствую, что нет никакого божества, кроме Аллаха, и свидетельствую, что Мухаммед - посланник Аллаха" (шахада). Таковы пять рукн - пять столпов, на которых основан ислам.

- Нет принуждения в вере! - провозгласил некогда Аллах. - Скажи многобожникам, - учил он, - "у вас своя вера, у нас своя вера", и отвернитесь от них красивым оборотом!

Отныне все подобные откровения отменялись - отменялись самим Аллахом, отменялись навсегда. Противникам войны не удастся в будущем ссылаться на волю Аллаха. От новых походов на север никто не сможет уклониться, когда их призовет пророк.

А противники бесконечной войны были - земледельцев Медины война тяготила; и строгих ревнителей чистоты веры, наследников старых ханифов, предписание войны за веру смущало. "Кому добавит веры новая сура?" - спрашивали они. Но Мухаммед был убежден, что добавит.

- В тех, которые уверовали, она увеличит веру,- убеждал он, - и они радуются. А тем, в сердцах которых болезнь, они прибавят скверну к их скверне, и они умрут, будучи неверными. Разве вы не видите, что подвергаетесь искушению каждый год?

Мухаммед знал, что вера не проникает в сердца людей, принимающих ислам под угрозой или из соображений выгоды. Но он знал также, что дети насара вырастают тоже насара, а дети яхуди становятся яхуди. И он был убежден, что дети насильственно обращенных мусульман вырастут истинными мусульманами.

Некогда, говорил Мухаммед, Бог предложил земле принять на себя бремя веры. И, содрогнувшись от ужаса, отказалась земля. А человек принял в себя веру и заключил завет с Аллахом. Разве он, Мухаммед, учил когда-нибудь, что бремя веры - легкое? Нет, не учил. Рай не покупается дешевой ценой - вы будете бороться на пути Аллаха и распространять истину по земле, вы будете убивать и находить смерть в сражениях - и за это вам рай!

1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница