Вера Фёдоровна Панова, Юрий Борисович Вахтин



страница21/25
Дата01.05.2016
Размер5.95 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25
Глава 22

Последняя уступка язычеству


Приказ Аллаха о поклонении Каабе

Курайшиты не хотят допустить пророка в Мекку

Лагерь в долине аль-Худайбия

Споры среди мекканцев

Клятва под деревом

Посольство от курайшитов

Договор о перемирии

Разочарование мусульман

Оазис Хайбар - награда зa верность

Дележ добычи

Попытка отравить Мухаммеда

Его женитьба на Сафийе, а затем на дочери Абу Суфиана
На запад - до берегов Красного моря, на север - до плоскогорья Неджд и на восток – до границ племен Гатафан распространили влияние Медины победоносные дружины мусульман. На этой обширной территории только друзья пророка могли чувствовать себя в безопасности, и шейхи кочевых племен потянулись в Медину - в сопровождении отборных воинов - с подарками семье пророка и его влиятельным соратникам.

Сложные переговоры с кочевниками Мухаммед вел неторопливо и искренне. Часами длились бесконечные обмены любезностями, шейхи в стихах и прозе воспевали благородство и могущество своих племен, исподволь пытались выяснить дальнейшие планы Мухаммеда.

- Я такой же человек, как и вы, - говорил им пророк. - Я предал себя Богу, единому и всемогущему, и выполню любое его приказание. Разве я могу знать замыслы милосердного? Жизнь и смерть, настоящее и будущее - все в его власти. Идущие по пути Аллаха победят, ибо что на земле сможет воспротивиться воле его?

Тщетно пытались проницательные шейхи уловить малейшую ноту фальши в голосе Мухаммеда, хоть тень неискренности на его лице, сомнение в его глазах - о своей связи с Богом пророк говорил со спокойной уверенностью, как о деле привычном; ноша эта для него тяжела, но он снесет ее. Враги Аллаха останутся "с потерпевшими убытки", способствующие делу Аллаха своими душами и имуществом получат награду.

Убытки, которые терпели враги Мухаммеда, были налицо, а добыча, стекавшаяся в руки мусульман, лучше всяких слов убеждала в могуществе того, кто руководит пророком. Аллах ли это, как утверждает Мухаммед, или просто джинн - дело темное, и отказываться от собственных богов кочевники не торопились. Шейхи предпочитали и с Мухаммедом дружить и языческих богов не обижать. И Мухаммед, когда чувствовал, что шейхи не готовы принять ислам, оставлял религиозные проблемы в покое и готов был чисто по-деловому обсуждать условия договора о мире и дружбе.

Среди этих условий одно было обязательным - дружба с Мухаммедом означала и дружбу со всеми союзниками Медины, а потому старые тяжбы следовало урегулировать, кровную месть погасить, уплатив цену крови, а будущие споры решать с помощью Мухаммеда как третейского судьи.

Текст договора скрепляли подписями - Мухаммед прикладывал серебряное кольцо с печатью. "Мухаммед, посланник Аллаха" - было вырезано на печати.

Шейхи небольших племен приходили с намерением принять ислам не движимые верой, а просто не видя для себя иного выхода. Они безбожно торговались с Мухаммедом, чтобы требования новой веры были не слишком обременительны.



  • Веруйте, что Бог един, поклоняйтесь только ему и не придавайте ему сообщников! -объяснял очередному новообращенному Мухаммед главнейшую заповедь ислама.

  • Так, - задумчиво кивал шейх и сокрушенно умолкал, чтобы показать, как нелегко ему будет убедить соплеменников подчиниться этому тяжкому требованию. - И это все? -спрашивал он с надеждой.

  • И совершайте молитву, - настаивал пророк. - Без молитвы нет веры.

  • И это все? - опять спрашивал шейх.

- И творите милостыню! - добавлял пророк. Что такое "милостыня", шейх хорошо понимал. Так или иначе, налог в пользу бедных придется вносить, но хорошо бы добиться, чтобы размер милостыни был поменьше. И шейх начинал перечислять Мухаммеду все невзгоды, постигшие его племя за последние годы, - пастбища у них скудные, а тут еще засуха, овцы и верблюды болеют; своих собственных бедняков и неимущих сирот еле-еле удается прокормить.

Но Мухаммед обладал превосходной памятью, положение всех племен знал досконально и умел отличать правду от выдумки. Знал он также, что жажда добычи томит сердца кочевников и что ради участия в будущих успешных походах они готовы смириться с необходимостью платить налоги.

- Не называйте себя мусульманами, - часто говорил Мухаммед новообращенным кочевникам. - Вы только приняли ислам - вера не проникла еще в ваши сердца.

Большинство кочевников-мусульман не знало ни единой строки Корана. К концу 627 года Мухаммед завершил создание обширной, но непрочной конфедерации, в состав которой вошли кочевники-язычники, кочевники, принявшие ислам, и жители Медины. Все понимали, что эта сила весной будущего года придет в движение, но планов пророка никто не знал. Решение, единственное и непреложное, должно было снизойти от Бога, и Мухаммед, десятки и сотни раз продумывая различные варианты дальнейшей политики, терпеливо ждал той минуты озарения, когда замысел Аллаха станет ему предельно ясен. Эта минута провидения наступила во время поста в феврале 628 года - Мухаммед пережил ночное видение и наутро сообщил верующим волю Аллаха: всемогущий Бог повелевал, закончив пост, двинуться на поклонение Каабе.

Что скрывалось за этим неожиданным приказом, мы не знаем - содержание видения, пережитого пророком, не сохранилось, соратники пророка, вспоминая много лет спустя об этом событии, не считали нужным вдаваться в подробности. Официальная версия гласит, что никаких враждебных курайшитам намерений у Мухаммеда не было, совершить благочестивое и мирное паломничество к Каабе - умру (малый хадж) -ничего больше он не хотел.

Ясно одно - впервые во весь голос провозгласил Мухаммед, что Кааба, "заповедная мечеть", является величайшей святыней новой религии, а древний языческий обряд паломничества к святыням Мекки заповедан самим Аллахом. Пророк возвращал Мекке утраченное величие, он открывал курайшитам дорогу к исламу.

Неожиданное решение пророка вновь обострило разногласия в лагере мусульман и их союзников. Почти все кочевые племена - и принявшие ислам и языческие - отказались следовать за пророком, ибо они понимали, что мирное паломничество приведет к кровопролитному побоищу у стен Мекки - бессмысленному (не сулящему никакой добычи) и святотатственному. Против похода выступило и большинство мединцев - по словам полученного Мухаммедом впоследствии откровения, "они думали, что посланник и верующие никогда не вернутся к их семьям", причем не только думали эту "скверную думу", но и радовались предстоящему поражению сторонников пророка.

Задуманный поход во главе многотысячной армии вооруженных паломников провалился, но Мухаммед не отменил своего приказа - повеление Аллаха должно было быть исполнено. Прокляв в очередной раз "лицемеров и лицемерок, многобожников и многобожниц, думающих против Аллаха думы зла", посулив им наказание от Господа и геенну огненную, он выступил на юг с теми, кто остался ему верен, и таких набралось, по рассказам одних, человек семьсот, а по рассказам других - почти полторы тысячи. Верными оказались все переселенцы из Мекки, большинство же ансаров приняли сторону "лицемеров" и ослушались пророка. Вооруженные с ног до головы паломники вели с собой семьдесят украшенных цветами верблюдов, предназначенных для жертвоприношения.

Как следует выполнять паломничество в соответствии с волей Аллаха, никто не знал -идея паломничества озарила Мухаммеда внезапно, откровений, касающихся угодных и неугодных богу обрядов, он не получил. Мусульмане шли вслепую за своим религиозным вождем и пророком, готовые следовать его примеру.

На первом же привале Мухаммед снял боевые доспехи и, совершив омовение, облачился в ихрам - белую набедренную повязку и белую накидку,

- специально предназначенную для совершения паломничества одежду. Ихрам он препоясал мечом, и мусульмане последовали его примеру. В белых полотняных одеждах паломников, с мечами у пояса, погрузив оружие и доспехи на верблюдов, двинулись они по дороге к Мекке.

Через три дня пути Мухаммед получил достоверные сведения о реакции курайшитов -курайшиты поклялись не допустить пророка и его сторонников в Мекку, и их кавалерия под командованием Халида ибн Валида уже стережет выход из ущелья, по которому движутся мусульмане.

- Горе курайшитам! - воскликнул пророк. - Война пожирает их! Доколе они будут мешать нам идти своим путем? Убьют ли они меня, или я одержу победу - ведь они толпами устремятся в ислам! Но нет - они будут сражаться, пока у них хватит сил, но и я, клянусь Аллахом, выполню волю пославшего меня!

И он приказал найти проводника, который вывел бы мусульман к Мекке горными тропами. Проводника нашли, и паломники, свернув с главной дороги, двинулись в обход курайшитов.

Преодолев горы, они вступили в пределы священного мекканского округа и здесь, в долине аль-Худайбия, у заброшенного, но обильного колодца, Мухаммед приказал разбить лагерь.

Кочевники племени Хузаа, официальные союзники курайшитов и преданные друзья Мухаммеда, поспешили в Мекку с известием о том, что мусульмане в одежде паломников, с жертвенными верблюдами, украшенными цветами и ожерельями из цветных ремешков, мирно ожидают разрешения поклониться Каабе и выполнить древние обряды хаджа.

Политические страсти кипели в Мекке. Тайные мусульмане, которых среди курайшитов было немало, и сторонники немедленного и полного примирения с Мухаммедом призывали воспользоваться великодушием пророка и допустить его в город. Абу Суфиан, убежденный, что война с Мухаммедом уже проиграна, возглавлял партию умеренных - умеренные склонялись к тому, чтобы, не роняя престижа курайшитов в глазах кочевников, "разрешить" мусульманам совершить хадж. С теми или иными оговорками, но разрешить. Непримиримые язычники доказывали мекканцам, что Мухаммед явился самовольно и в этих условиях "разрешение" будет выглядеть как полная капитуляция. Никто не может поручиться, убеждали они колеблющихся, что за мирным паломничеством не скрывается коварный план беспрепятственно проникнуть в Мекку, а затем с оружием в руках обрушиться на курайшитов

- ведь Бог Мухаммеда разрешил ему сражаться с язычниками и в священные месяцы мира и на священной территории. Непримиримые все еще надеялись выиграть войну с Мединой. Любой ценой преградить дорогу Мухаммеду, требовали они, и их точка зрения победила. Конница Халида ибн Валида отошла к Мекке, пропаганду в пользу Мухаммеда в городе грубо подавили, доступ мекканцам, симпатизирующим исламу, в лагерь Мухаммеда был закрыт.

Надежды Мухаммеда, что его появление в пределах мекканского округа во главе полутора тысяч вооруженных паломников вызовет в городе переворот, не оправдались -тайные его сторонники, на поддержку которых он рассчитывал, оказались недостаточно влиятельными. И все-таки пророк не терял надежды. Он предложил Омару отправиться в Мекку на переговоры с курайшитами, не пожелавшими прислать своих послов к нему в лагерь, но Омар отказался - всем известна моя ненависть к язычникам, объяснил Омар пророку, и в Мекке нет ни одного человека, который осмелился бы оказать мне покровительство; меня убьют, как только я покажусь в городе. Тогда Мухаммед отправил в Мекку своего зятя Османа ибн аль-Аффана.

Тревожно тянулось время в лагере Мухаммеда, и напряжение достигло предела, когда на второй или третий день кочевники принесли известие, что Осман, посол пророка и посланника Бога, предательски убит в Мекке. На мирные переговоры рассчитывать не приходилось, мусульманам оставалось либо с позором возвращаться в Медину, либо попытаться силой овладеть Меккой Никто не знал, что прикажет пророк. Мухаммед же торжественно провозгласил, что он не уйдет от Мекки, не поразив врагов, и призвал верующих поклясться, что они будут биться насмерть.

- Кто присягает пророку, тот присягает самому Аллаху! - возвестил Мухаммед. Он стоял под плоской кроной аравийской акации, а мимо него нескончаемой лентой тянулись верующие, готовые сменить полотняные рубахи паломников на боевые доспехи. Каждый из них останавливался перед Мухаммедом и, глядя ему в глаза, внятно произносил слова клятвы, а затем скреплял ее, ударяя своей ладонью по ладони пророка. Они клялись быть верными, подчиниться любому приказу пророка, ни при каких обстоятельствах не покидать его.

Долго длилась церемония присяги, всего лишь несколько человек из полуторатысячного войска Мухаммеда в этот критический момент уклонилось от клятвы. Большинство присягало с искренним воодушевлением, они радовались в душе, что паломничество отныне превращается, как они и надеялись, в военный поход, который даст им сразу все - и доступ к "заповедной мечети", и добычу, и пленных. Религиозный энтузиазм и жажду грабежа видел Мухаммед на лицах верующих.

Волнение в лагере мусульман улеглось, когда стало известно, что Осман не убит: курайшиты просто задержали его в Мекке, по-видимому, в качестве заложника. Они даже предложили Осману совершить обхождения вокруг Каабы, если он пожелает, но Осман отказался;

очевидно, тоска по Каабе не столь уж его мучила. Осман вновь заверил курайшитов в мирных намерениях пророка, и курайшиты послали к Мухаммеду для переговоров Сухайла ибн Амра в сопровождении вооруженной свиты.

Сухайл увидел в лагере все, о чем рассказывали в Мекке, - и предназначенных для жертвоприношения животных, и мусульман, препоясанных мечами поверх ихрама, и идеальный порядок, немыслимую среди арабов дисциплину. Мухаммед встретил посла под тем же деревом, под которым он недавно принимал присягу, окруженный самыми влиятельными сподвижниками, которые оказывали ему поистине царские почести. Говорят, что, когда Сухайл, сидевший напротив Мухаммеда, случайно коснулся рукой его бороды, громкие крики возмущения раздались вокруг, ибо прикосновение поганого многобожника к особе пророка мусульмане расценивали как святотатство. Сухайл же делал вид, что нисколько не верит показному величию, которым окружен Мухаммед. Он убеждал пророка, что весь сброд, который тот привел против родного города и родного племени, покинет его, если дело дойдет до битвы. Курайшиты же, по словам Сухайла, все, как один, выйдут на защиту Мекки, если Мухаммед попытается силой пробиться к Каабе.

Впрочем, переговоры Мухаммеда с Сухайлом носили в значительной мере показной характер - с помощью Османа ибн аль-Аффана приемлемое для обеих сторон соглашение было уже подготовлено, оставалось только скрепить его письменным договором. Сухайл от имени курайшитов предложил заключить перемирие сроком на десять лет; что касается паломничества, то в этом году мусульмане от него воздержатся, а на следующий год курайшиты на три дня покинут Мекку, и Мухаммед беспрепятственно совершит хадж к Каабе, Мухаммед принял эти условия и приказал Али написать текст договора.

Это известие многие мусульмане встретили с негодованием. Даже преданный Омар воспротивился ему - разве не запретил нам Аллах вступать в соглашения с многобожниками, спрашивал Омар, обращаясь к Абу Бакру и Мухаммеду.


  • Такова воля Аллаха, - ответил ему Мухаммед. - Я раб Аллаха и посланник его. Пиши, -приказал он Али. - "Во имя Аллаха, милостивого, милосердного..."

  • Нет! - запротестовал Сухайл, для которого введенные Мухаммедом такие названия верховного Бога были совершенно неприемлемы. - Пиши просто: "Во имя твое, о Боже!"

  • И Мухаммед уступил, несмотря на ропот мусульман. Далее пиши, - приказал он Али. - "Это договор между Мухаммедом, посланником Бога, и Сухайлом, сыном Амра..."

  • Стой! - опять запротестовал Сухайл. - Если бы я верил, что ты посланник Бога, я бы не боролся с тобой! Поэтому укажи просто свое имя и имя отца.

И Мухаммед вновь уступил, не посчитавшись с негодованием мусульман, и в этом усмотревших оскорбление их веры.

- ... Между Мухаммедом, сыном Абдаллаха, и Сухайлом, сыном Амра..." - продиктовал он Али. Договор провозглашал мир на десять лет, отказ мусульман от начатого паломничества и их беспрепятственный доступ к Каабе в следующем году. За кочевыми племенами признавалось право вступать в союз как с Меккой, так и с Мединой. Племя Хузаа тотчас же провозгласило себя союзником Мухаммеда, а племя Бакр, к которому принадлежала Халима, кормилица пророка, открыто присоединилось к курайшитам.

Мухаммед обязался выдавать курайшитам всех их соплеменников, которые без согласия своих патронов примут ислам и убегут в Медину, курайшиты же, напротив, не обязаны были выдавать Мухаммеду тех, кто убежит от него в Мекку. Этот неравноправный пункт договора вызвал справедливое возмущение мусульман, однако Мухаммед подписал и его. Он знал притягательную силу победоносного ислама и оказался дальновиднее курайшитов. Точно выполняя условия договора, Мухаммед перестал отныне принимать в свою умму беглецов из Мекки, но многие из них обратно в Мекку не возвратились, а, сколотив крупную шайку, стали грабить курайшитские караваны на дороге вдоль Красного моря. Курайшиты не могли с ними справиться и обратились к Мухаммеду с просьбой обуздать занимающихся разбоем мусульман. Мухаммед им вполне резонно ответил, что это мусульмане не его, он не принял их к себе и не несет за них никакой ответственности. В конце концов курайшиты из двух зол выбрали меньшее и перестали требовать выдачи беглецов.

Вскоре Мухаммед получил и повеление Аллаха не возвращать мусульманок к их мужьям и опекунам - язычникам, а браки между мусульманами и язычниками запрещались. Многим мусульманам пришлось развестись со своими супругами, отказавшимися принять ислам. Омар развелся с двумя женами-язычницами, которые возвратились в Мекку.

Заключив договор о мире с курайшитами, Мухаммед тотчас же объявил верующим, что паломничество будет закончено здесь же, на самом краю священного мекканского округа. И он стал молиться, обратив лицо в сторону Каабы, затем зарезал кремневым ножом предназначенных для жертвоприношения верблюдов, после чего Кихаш ибн Омейя бронзовой бритвой обрил ему голову.

Молча и сосредоточенно наблюдали мусульмане за действиями пророка, а затем нехотя и скрепя сердце последовали его примеру. Обряд жертвоприношения вдали от Каабы, источника Замзам и долины Мина ничего не говорил их уму и сердцу, они были унижены и разочарованы, но ослушаться пророка не посмели. Впрочем, доходило и до открытого непослушания, и некоторые мусульмане не брили себе голову, а стригли, грубо игнорируя пример Мухаммеда. За это пророк их незамедлительно наказал:



  • Господи! - воззвал он громким голосом во время очередной молитвы. - Осени своей милостью бривших головы!

  • И остригших?.. - с испугом напомнили ему непокорные мусульмане. Но Мухаммед, не замечая их, вновь призвал божье благословение на обривших головы, и только в третий раз воззвав к Господу, нехотя добавил: "...и на остригших".

- Я призывал милость на обривших потому, - объяснил он, окончив молитву, - что обрившие не ведают сомнения.

Уныло и разочарованно собирались мусульмане в обратный путь. Они не понимали пророка, заключившего мир с многобожниками, вырвавшего из их рук законную добычу, помешавшего им мечами проложить себе дорогу к Каабе. Простодушно они поверили обещаниям пророка, провозглашенным от имени самого Аллаха, что поход увенчается торжеством и победой, напрасно покинули они Медину и отправились в утомительное и дорогостоящее паломничество, которое на поверку оказалось даже и не паломничеством. Выходило, что "лицемеры", благоразумно оставшиеся дома, оказались правы, они же, поверившие пророку, вели себя как глупцы.

- Аллах пощадил Мекку ради тех верующих курайшитов, о которых вы и не подозреваете, - объяснял Мухаммед. Что еще он мог им сказать, своим соратникам? Что любовь к родному городу и родному племени продолжает жить в его душе? Что курайшит-язычник, торговец и горожанин, ближе стоит к исламу, чем мусульманин-кочевник, полный предрассудков и суеверия, но лишенный веры в единого Бога, а главное, не испытывающий никакой потребности в едином Боге? Что ему нужно не истребить курайшитов, а завоевать их на сторону ислама?

Мухаммед был пророк и свой внутренний голос считал голосом Бога. Это было очевидно и в то же время необъяснимо. Он знал, что поступил единственно правильным образом, что он выполнил волю Аллаха, и свое убеждение стремился передать верующим. Но они не слышали голоса Бога, они были влюблены в жизнь ближнюю, они не понимали, что они лишь средство осуществления божественного провидения, как и он сам, Мухаммед, пророк и раб Бога.

- Кто присягал мне, - обрадовал Мухаммед мусульман, - тот присягал Аллаху. Рука Аллаха - над их руками. На них снизошла от Аллаха благодать

- чтобы ввести их в сады, где внизу текут реки, для вечного пребывания там и избавить их от дурных деяний, и это у Аллаха - великая милость!

- Был доволен Аллах верующими, когда они присягали тебе под деревом, и он узнал, что у них в сердцах, и низвел на них свою сакину (божественную благодать), и дал им в награду близкую победу и обильную добычу, которую они возьмут. Аллах - великий, мудрый!

Не знаем, как отнеслась дружина Мухаммеда к известию о снизошедшей на верных пророку божественной сакине, но полученное в откровении от Аллаха обещание близкой победы и обильной добычи мгновенно всколыхнуло лагерь. И Мухаммед не стал скрывать, какой подарок уготовил им Аллах - Хайбар, плодородный и богатый оазис Хайбар, давал Бог в награду верным. Только им, давшим пророку клятву под деревом, преданным и почти не знающим сомнения! Те же из мусульман, кто остался в Медине, и кочевники, которые не пожелали следовать за пророком, не получат ничего. Аллах запрещает брать их в поход против Хайбара, не получат они ни добычи, ни славы - таково наказание им за ослушание.

Предали курайшиты своих союзников из Хайбара! За перемирие с Мухаммедом, за временную безопасность Мекки. Мусульмане, роптавшие на уступчивость Мухаммеда, не знали, какую цену заставил Мухаммед заплатить курайшитов за сделанные им уступки, такие пункты соглашения не принято заносить на пергамент и диктовать при всех. Поистине для мусульман это был подарок Бога, неожиданный и щедрый, укрепляющий веру в Аллаха и в непогрешимость его пророка и посланника - Мухаммеда.

Бережно подбирали мусульмане пучки волос с обритой головы пророка и обрезки его ногтей, ибо действительно он был избранник Бога.

Празднично и победоносно вернулся Мухаммед в Медину после неудавшегося паломничества. Он не простил "лицемеров", и после полуторамесячного отдыха, в мае 628 года, повел против Хайбара только тех, кто приносил клятву при аль-Худайбии. Войско его насчитывало тысячу четыреста человек, в том числе двести всадников. Это была уже армия, достаточно дисциплинированная и сплоченная, поделенная на сотни, предводительствуемая талантливыми и бесстрашными командирами, среди которых были Али и Омар; группа незамужних мусульманок с разрешения Мухаммеда сопровождала войско, чтобы ухаживать за ранеными и помогать воинам; одна из них потом с гордостью рассказывала, что она целый день ехала за спиной пророка. За несколько дней покрыли мусульмане расстояние до Хайбара и ночью вышли на окраину оазиса. Здесь пророк приказал остановиться и лишь наутро, получив счастливые предзнаменования, двинулся в глубь оазиса. Облако висело над мусульманским войском, солнце сверкало на шлемах и боевых доспехах, высоко над головами развевались боевые знамена - белые, черные и украшенные изображением орла. В ужасе разбегались земледельцы Хайбара, с лопатами и корзинами вышедшие трудиться на свои поля, вопль "Мухаммед!" несся по всему оазису. Все спешили за стены укреплений.


  • Аллах акбар! - кричал Мухаммед. - Аллах велик! Рушится Хайбар! Горе тем, кто был предупрежден и не внял!

  • О Боже! - громко взывал он. - Господь небес, земли, духов и ветров! Даруй нам добро этого города, и добро его жителей, и все добро, которое в нем есть! И защити нас от зла этого города, и зла его жителей, и всего зла, которое в нем есть! Вперед, во имя Аллаха!

Многотысячное население Хайбара, земледельцы, ремесленники и торговцы, не могли противостоять мусульманам. Мелкие крепости оазиса падали одна за другой, а уцелевшие жители обращались в рабство. Некоторые селения сдавались без боя - за это их жителям разрешалось покинуть оазис, оставив все добро победителям. Дольше всего-десять дней-продержалась центральная крепость Хайбара. Под руководством Сальмана аль-фариси мусульмане подвели к ней рвы, а затем проломили стену тараном. Три дня после этого штурмовали они крепость - сперва Абу Бакр, а затем Омар со знаменами пророка устремлялись на приступ, но лишь Али удалось прорваться через пролом. Али, любимый герой мусульманских легенд. Лев Бога, потерял в битве щит, но не растерялся и, подхватив сорванные ворота крепости, устремился в пролом. Этого осажденные вынести не могли и тотчас же сдались.

В сражении за Хайбар, овеянном легендами и хвалебными гимнами, пало двадцать пять мусульман.

Расположенный к северу оазис Фудак сдался без боя - жители его предложили уплачивать Мухаммеду половину всего урожая ежегодно, и на этих условиях пророк обещал им мир и безопасность. Вся дань, которую обязался уплачивать Фудак, поступала в полное распоряжение Мухаммеда - это была добыча, взятая без боя, ради которой не пришлось гонять ни коней, ни верблюдов, личный подарок Аллаха своему пророку и посланнику...

Добыча была огромна - золотые и серебряные украшения, оружие, одежда, запасы зерна и фиников, скот и домашняя утварь, земля и финиковые пальмы, сотни рабов достались мусульманам. Но этого им было мало - среди развалин и пепелищ они искали зарытые сокровища яхуди, о существовании которых ходили упорные слухи. Тайну зарытых сокровищ пытались вырвать у плененных шейхов Хайбара с помощью пыток, но и это не помогло -сокровищ, по-видимому, просто-напросто не было. Кстати, пытали с ведома и согласия Мухаммеда, что не противоречило божественным откровениям, ибо Аллах требовал милосердного и братского отношения друг к другу, но беспощадного - к врагам.

Сложен был дележ огромной и разнообразной добычи, которым руководил лично Мухаммед - пророк и признанный третейский судья. Все захваченное без боя составляло его личную собственность. Ее он поделил на пять частей - одну часть Богу, вторую - себе, третью - своим родичам, сиротам, беднякам и путникам, четвертую - своим женам, пятую -мусульманам, которые помогли ему добиться мирной капитуляции оазиса Фудак.

Сам Хайбар и почти всю захваченную в нем добычу Мухаммед разделил на тысячу восемьсот равных долей - все участники клятвы при Худайбии получили по одной доле, и каждый всадник еще дополнительно по две доли. Себе Мухаммед взял только красивую пленницу Сафийю, семнадцатилетнюю вдову недавно казненного по его приказу шейха и дочь казненного за год до этого надирита; ее он заметил еще в разгар битвы и накинул на нее свой плащ, чтобы каждый знал, что она избрана для себя пророком. Обиженному мусульманину, считавшему, что Сафийя по справедливости должна принадлежать ему, Мухаммед уступил двух племянников Сафийи, также захваченных в плен.

Среди разгула победителей Мухаммед, как умел, выполнял свою миссию пророка и посланника Бога. Молился над павшими мусульманами - мучениками веры, для которых уготовано райское блаженство. Следил, чтобы не было пьянства и азартных игр. Чтобы не ели домашних ослов - мясо домашних ослов, пояснил он, запрещено мусульманам; верблюдов и лошадей есть можно, а осла нельзя, такова воля Аллаха, да и оазис разорять ни к чему

- теперь это их же достояние, владеть им они будут всегда, и следует к нему относиться по-хозяйски. Пока одежда и верблюды не поделены - не трогать их, не портить, а то иной мусульманин, надев на себя трофейную одежду, глядишь, под шумок норовит ее утаить от справедливого дележа, а уличат его - отговаривается: взял, дескать, поносить на время, а присваивать ее и не собирался. Запретил Мухаммед менять золотые слитки на золотые монеты и серебряные слитки на серебряные монеты - менять подобное на подобное -ростовщичество, а ростовщичество - смертный грех в глазах Аллаха. А серебро на золото и золото на серебро менять можно - это честная торговля, обмен вещами разной природы.

Довел Мухаммед до сведения мусульман и новое повеление Аллаха, запрещавшее трогать беременных пленниц; а когда нет уверенности, беременна пленница или нет, то ждать, пока состояние ее не выяснится с несомненностью. Иначе, по представлениям Мухаммеда, может последовать недопустимое смещение чистого и нечистого мужского начала, ни права, ни обязанности родившихся детей невозможно будет определить. Насколько действовали увещания Мухаммеда на праздновавших победу мусульман, сказать трудно. Все было - и пили, и в кости играли, и ослиное мясо ели. Но делали все это тайком и зная в душе, что совершают грех, а не с прежней языческой беззаботностью.

За четыре года походов и сражений соратники пророка незаметно превращались в воинов-профессионалов, не умевших да и не желавших заниматься земледелием. Не о монотонном и тяжком труде мечтали они, а о новых удачных походах, о подвигах во имя веры, о добыче и славе. Селиться на захваченных в Хайбаре землях они не собирались. Это понимали племена Хайбара, купившие жизнь и свободу в обмен на обещание покинуть родные края, и они известили Мухаммеда о своем согласии остаться на тех же условиях, что и жители Фудака, - в качестве арендаторов, обязанных отдавать половину собранного урожая мусульманам. Мухаммед охотно принял их предложение, после чего по всем правилам был заключен письменный договор между Мухаммедом, пророком и посланником Бога, и племенами Хайбара. На их веру Мухаммед не посягал. Дела в Хайбаре были завершены, пора было возвращаться в Медину.

В один из последних дней пребывания в оазисе на Мухаммеда было совершено, если верить преданиям, очередное покушение. Пленница-рабыня, мстя за убитых близких, подала ему начиненное ядом жаркое из барашка. Мухаммед, ничего не подозревавший, выбрал себе лопатку, откусил большой кусок мяса и стал жевать. Но странный привкус насторожил его, и он поспешно выплюнул мясо. "Лопатка сказала мне, что она отравлена", - якобы рассказывал он впоследствии. Бишру ибн аль-Баре, который сидел рядом с пророком, кости барашка ничего не сказали, он проглотил отравленный кусок мяса и скончался; его причислили к тем, кто пал мученической смертью в борьбе за веру. Отравительницу отдали на казнь родственникам Бишра. Мухаммед остался жив, но порция яда досталась и ему, и здоровье пророка пошатнулось - именно с этих пор, по его словам, он стал страдать мучительными болями.

Отравили Мухаммеда в Хайбаре или нет - мы не знаем. Но болезнь его началась после похода в Хайбар. Бишр, деливший с пророком трапезу, умер, а Мухаммед считал причиной своей болезни отравление. Возможно, он заболел тяжелой и не поддававшейся полному излечению формой плеврита.

Отравление не сразу сказалось на здоровье Мухаммеда, и по дороге в Медину он взял в жены или наложницы пленницу Сафийю, которая, очевидно по велению свыше, приняла ислам. Мусульманин Абу Айюб всю ночь ходил вокруг его брачной палатки с мечом в руках.


  • Я боялся за твою жизнь, Мухаммед, - объяснил он наутро удивленному пророку. - Ведь ты убил ее отца и ее мужа, ты истребил весь ее народ, и еще недавно она была неверующей...

  • Пусть тебя хранит Аллах, как ты хранил меня в эту ночь! - ответил ему Мухаммед. Опасения Абу Айюба были не лишены оснований, но совесть пророка была спокойна - все свершилось по воле Аллаха. Сафийя, которой по милости Всевышнего овладела десница Мухаммеда, была разрешена ему, его брак с ней был чист и безгреховен. И разве не Аллах руководил влечениями сердца своего пророка и посланника?

Возвращение в Медину было триумфальным. Лишенные добычи, "лицемеры" и кочевники искренне сожалели о своем недавнем ослушании, и Бог простил их - участие в походах было вновь разрешено им.

- Вы будете призваны на народ, обладающий великой яростью! - пообещал Мухаммед бедуинам. - Вы будете сражаться с ними, или они предадутся. И если вы будете повиноваться, Аллах дарует вам хорошую победу, а если отвернетесь, как отворачивались раньше, Он накажет вас мучительным наказанием.

Во время похода в Хайбар из Эфиопии по требованию Мухаммеда прибыли последние остававшиеся там мусульмане - человек тридцать, считая женщин и детей, во главе с двоюродным братом пророка Джафаром ибн Абу Талибом. Среди вернувшихся, которые, как верные мухаджиры, получили долю добычи от завоевания Хайбара, была и родная дочь Абу Суфиана - Умм Хабиба, мусульманка почти с пятнадцатилетним стажем, овдовевшая в Эфиопии и там же просватанная за Мухаммеда. Пророк незамедлительно женился на ней -прочная нить родства связала его с многочисленным. богатым и влиятельным домом Омейядов.

1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница