Векшняй, акмянский район



Скачать 244.31 Kb.
Дата05.11.2016
Размер244.31 Kb.

ВЕКШНЯЙ, АКМЯНСКИЙ РАЙОН

Церковь во имя преподобного Сергия Радонежского

П

ервые русские поселенцы прибыли в Векшняй в 1866 году. По тем временам оно считалось большим торговым местечком. Казенные земли на северо-западе от него власти решили использовать для русских поселений, а часть отделить для православной церкви и ее причта. В 1867 году в ветхом доме местного помещика была устроена временная церковь, престол которой освятили во имя преподобного Сергия Радонежского. Средства на обустройство Дома молитвы выделило Ковенское (Каунасское) Свято-Никольское православное братство. Первое время службы вел иеромонах, командированный в Векшняй Литовской Духовной консисторией. В 1868 году был утвержден штат Векшняйского причта, и в общину назначили постоянного священника Михаила Баталина. 24 июня 1871 года в молельный дом торжественно доставили икону святителя Петра, митрополита Московского, пожертвованную наследником российского престола Цесаревичем Александром.

Приход состоял из поселенцев: крестьян, солдат и нескольких семей русских чиновников и помещиков, осевших на этой земле в последние годы. Кроме прямых духовных обязанностей на о.Михаила Баталина легла и забота по доставке строительных материалов для возведения новой церкви. Губернские власти выделили гранитный камень, а также 400 бревен. В Векшняй их привозили на своих телегах прихожане-поселенцы. В 1872 году, когда все необходимые материалы переправили на стройплощадку, были утверждены план и смета постройки храма. Церковь предполагалось возводить на площади, вокруг которой находились помещичий дом и хозяйственные постройки, а неподалеку по обоим берегам протекающей реки Венты виднелись тесные ряды жилых построек русских колонистов. Район этот на небольшой возвышенности так и назывался - «русским концом».

Место закладки нового храма освятили в 1871 году в день памяти преподобного Сергия Радонежского. Чин совершил Шяуляйский благочинный протоиерей Василий Круковский в сослужении шести настоятелей приходов благочиния. А перед этим в молельном доме состоялось праздничное соборное богослужение. Пели хор мальчиков и девочек, детей русских поселенцев, а с ним - несколько дам и наставники народных училищ векшняйского прихода. Хор за несколько лет до этого организовал педагог народного училища Михайлов. На торжественной службе присутствовало и множество иноверцев, как обычно бывало на православных храмовых праздниках. В назидательном Слове тяльшяйский священник Гавриил Зосимович подчеркнул значение храма Божиего в повседневной жизни верующих.

Новая каменная Свято-Сергиевская церковь в Векшняй была освящена 20 июля 1875 года. Власти дали возможность приходской общине приватизировать более 40 гектаров земли, а также мельницу с земельным участком в 5 гектаров. В 1884 году частное лицо передало приходу еще полгектара земли в центре местечка, с жилыми и хозяйственными постройками. В эти годы векшняйский настоятель о.Михаил Баталин окормлял и приход Свято-Духовской церкви в Мажейкяй, совершая там богослужения два раза в месяц. В середине 70-х годов XIX века при векшняйской Свято-Сергиевской церкви образовалось возглавляемое местным мировым посредником Владимиром Николаевичем Семчевским приходское Попечительство. В его состав вошли помещики соседних имений, отставные унтер-офицеры и крестьяне. Новому храму в то время не хватало самой необходимой церковной утвари, не было колоколов. Сама церковь стояла без ограды, причтовый дом настолько обветшал, что на зиму его обитателям приходилось снимать частные помещения. К началу 80-х годов векшняйское Попечительство получило значительные пожертвования. Шяуляйский предводитель дворянства граф Зубов хоть и не был членом Попечительства, но не оставлял своими заботами Свято-Сергиевский храм. Кроме него, житель далекой Калуги Петр Федорович Трунев также постоянно присылал средства на приобретение облачений. Недостающую церковную утварь векшняйцы получили от Ковенского Свято-Никольского братства. В документах Попечительства названы имена еще троих жертвователей - местных жителей Даргиса, Юдейкиса и Войткевича - этнических литовцев, чей общий вклад в церковную кассу составил 220 рублей.

Пришлось искать средства и для оплаты церковного хора, в котором пели русские крестьяне-поселенцы. Хористы приходили на спевки несколько раз в неделю, отрываясь от домашних работ, при этом не получая никакой материальной компенсации. Членам Попечительства раздали подписные листы для поиска материальных источников. Успех дела теперь зависел от активности и настойчивости каждого из них. На поддержание хора собрали средства, достаточные для выплаты певчим единовременного пособия. По поручению председателя Попечительства местный землемер составил проект благоустройства церковной территории и смету на возведение ограды. Вскоре вокруг храма зазеленели молодые деревца - саженцами поделились окрестные помещики.

В 1889 году по всей России отмечали годовщину чудесного спасения российской императорской семьи. Напомним, что 17 октября 1888 года у станции Борки Харьковской губернии произошло крушение Царского поезда, в котором находился российский император Александр III со своим семейством. В катастрофе погибли 21 человек, 37 получили тяжелые увечья. Царский вагон был полностью разрушен, но все, находившиеся в нем, милостью Божией, остались невредимыми. В память о чудесном спасении Царской семьи векшняйские прихожане заказали киот с иконой. Средства на эту святыню были собраны по открытой подписке. Киот с иконой пророка Осии и преподобномученика Андрея Критского доставили из Вильны специальным поездом. В Векшняй драгоценный подарок уже ждали.

В 9 часов утра удар железнодорожного колокола известил о том, что святыня доставлена на станцию Векшняй: это было сигналом к тому, чтобы от Свято-Сергиевского храма навстречу ей двинулся Крестный ход. На вокзальной платформе процессию встречали векшняйский настоятель о.Михаил Баталин с псаломщиком, здесь же была большая группа железнодорожников, чиновников, народных учителей, почтовых служащих. О.Михаил возглавил Крестный ход со святыней от станции к церкви. В Слове за торжественной литургией о.Михаил описал картину крушения Императорского поезда и отметил благородные побуждения местных православных, решивших заказать икону и поставить киот ней в местной женской церковно-приходской школе.

Благодарственный молебен в школе совершил Шяуляйский благочинный протоиерей Василий Круковский. Обращаясь к народу, священник и мировой посредник Селезнев особо подчеркивали значение воспитания девочек в церковном духе. В те годы Православная церковь и школа расценивались как основа будущего нравственного и материального процветания русских поселений. Векшняйская церковно-приходская школа была первым такого рода воспитательным заведением в Ковенской губернии. При ней было общежитие для 20-ти бедных православных девочек. В школе обучались также девочки-католички. В этот день все они тоже участвовали и в Крестном ходе, и в остальных торжествах. Гости во главе с духовенством осмотрели девичьи спальни, комнаты для занятий. А подарки от взрослых получили все дети, независимо от их вероисповедания.

Векшняйский приход охватывал довольно большую территорию, где жили в основном коренные жемайтийцы-католики. Тем не менее епархиальный Училищный Совет вместе с настоятелем Свято-Никольского храма позаботились о том, чтобы организовать на этом пространстве как можно больше школ. В конце XIX века за счет средств Училищного Совета работало пять церковно-приходских школ и две школы грамоты. Их охотно посещали не только православные дети, но и католики, и евреи. Некоторые из них перешли из школ Министерства народного просвещения в церковно-приходские учебные заведения, считая, что здесь они получат более глубокие и нужные для жизни знания. Одному из счетчиков Всероссийской переписи населения 1897 года, работавшему в Векшняйском отделении, приходилось ходить из дома в дом и заполнять переписные листы. При заполнении графы «образование» родители на опрос, где учились их дети, нередко отвечали: «в церковно-приходской школе». Счетчик рассказывает: «... и в основном это были дети католиков, и нередко евреев. Во многих домах я заставал девушек за рукодельными работами, которым, как выяснялось из моих вопросов, они обучались в церковно-приходской школе. Я радовался, как окрепла она даже здесь, на иноверной и разноплеменной нашей окраине. Тому, что не только православные, но и жемайтийцы-католики и даже евреи как бы с гордостью отвечали, что их дети учились в церковно-приходской школе».

На старом Векшняйском православном кладбище есть заросший мхом могильный камень с надписью: «Дарья Васильевна Моро-Олсуфьева». В молодости Дарья Васильевна была фрейлиной российской императрицы, жены Александра II. До переезда в Литву супружеская чета Моро-Олсуфьевых содержала приютские дома в Петербурге и в Москве. Переехав в имение Даубишкяй неподалеку от Векшняй, они и здесь опекали сирот - содержали приют для 14 девочек, православных и католичек. Обучали их не только грамоте, но и жизненно необходимым навыкам - готовить еду, шить, ухаживать за малыми детьми и т.д. Дом призрения, основанный прихожанкой Свято-Сергиевского храма Дарьей Моро-Олсуфьевой, окормлялся векшняйскими священниками. Примечательно, могилы супругов Моро на кладбище находятся в одной ограде, но разделены каменной перегородкой, которая служит напоминанием о том, что господин Моро был по вероисповеданию католиком, а его супруга - православной. В местном некрополе похоронены также русские специалисты, строившие во второй половине XIX века железную дорогу Либава - Ровно. Среди них и начальник станции Мажейкяй Петр Никитич Яковлев.

В 1891 году Свято-Сергиевский храм был капитально отремонтирован, а через год на месте обветшавшей колокольни возвели за счет казны новую. Кроме престольного праздника в память преподобного Сергия Радонежского 5 июля и 25 сентября (по старому стилю) в векшняйской церкви 21 февраля совершали и праздник в честь местночтимой Козельщанской иконы Божией Матери. Главой общины, в которой по данным 1898 года числилось 509 мужчин и 512 женщин, был священник Иоанн Христачевский.

В 1908 году в самом Векшняй и на картонной фабрике, находившейся от в десяти верстах, в целях просвещения проводились народные религиозно-нравственные чтения с так называемыми световыми картинками. Православных знакомили с Житиями святых, читали им вслух брошюру «Смутное время на Руси» и другие исторические тексты. На встречи собиралось до 160 человек. Их вели настоятель векшняйской церкви священник Феодор Шипица, учителя церковно-приходской школы и народного училища. Тематику подобных бесед с верующими для всех благочиний епархии разрабатывало виленское Свято-Духовское братство.

С осени 1915 года, когда Литву оккупировали немцы, и позднее - в общей сложности восемь лет - в Свято-Сергиевском храме не было постоянного священника, редкие богослужения в нем совершались тяльшяйскими священнослужителями. В первые годы существования независимого Литовского государства православным Векшняй нанесли ощутимый ущерб: церковные причтовые постройки снесли, а на их месте возвели муниципальную школу. Попытки общины получить у Министерства просвещения Литвы какую-либо компенсацию успехом не увенчались. Все земли прихода отошли к казне. Православным оставили всего полгектара под огороды.

Только в 1923 году на Векшняйский приход прислали штатного настоятеля -иеромонаха Геннадия (Романюка). 18 июля 1925 года, в праздник обретения мощей преподобного Сергия Радонежского и по случаю 50-летия юбилея векшняйского храма состоялись торжества, на которые прибыло особенно много богомольцев. За всенощным бдением читался Акафист преподобному, а в сам праздник отслужили водосвятский молебен и литургию, после чего состоялся Крестный ход. На собранные в тот день пожертвования позднее сделали косметический наружный ремонт церкви - покрасили крышу, устроили водосточные трубы, частично отремонтировали окна...

26 октября 1933 года в Векшняй приехал служить священник Александр Чернай. С его именем связано возрождение прихода. В 1934 году в Свято-Сергиевском храме провели внутренний ремонт. Кроме того, вызолотили надкупольный крест и подвели к зданию электричество. С первых же дней служения О.Александр начал объезжать окрестные деревни, звать людей в церковь. Молодой священник всей душой отдавался служению, был заботливым и сердечным, умел общаться с людьми - как с безграмотными, так и с учеными. Приход как бы заново ожил. При церкви организовали культурно-просветительский кружок православной молодежи, драмкружок, струнный оркестр, было учреждено Свято-Сергиевское сестричество. В июне 1939 года состоялся слет русских хоров Прибалтики, проходивший в Псково-Печерском монастыре. Хоры выступали прямо на паперти Успенского собора. В слете участвовало четыре церковных хора из Литвы, в том числе и хор Векшняйской церкви из 27 человек во главе со своим настоятелем О.Александром Чернаем.





1938 год, Векшняй. В престольный праздник местной церкви митрополит Елевферий (в центре)

с прихожанами и духовенством. Второй справа в первом ряду -настоятель Свято-Сергиевского

храма священник Александр Чернай.


С соседями-литовцами векшняйские прихожане жили дружно, в страду крестьяне помогали друг другу, потом вместе веселились. Русские селяне жили полноценной жизнью, по православному календарю. На Крещение Господне Крестным ходом шествовали через все село к реке Венте на Великое освящение воды. В престольные праздники соседних приходов -
в Колайняй, Мажейкяй, Тяльшяй - выступали из Векшняй Крестным ходом. В деревнях по пути следования О.Александр служил молебны, а если не успевали управиться за один световой день, устраивались на ночевку у таких же крестьян - потомков первых русских поселенцев.

К 1937 году Свято-Сергиевская община выросла до 1297 человек, пришлось сюда назначать второго священника. Им стал о.Виктор Курилович. Двухклирный Векшняйский причт теперь окормлял еще четыре прихода - Мажейкяйский, Шкудский (Скуодасский), Клайпедский и Кретингский. А летом 1940 года в Векшняй назначили и третьего священника.

В годы буржуазной Литвы православным общинам, прошедшим государственную регистрацию, из казны выделялись, пусть и небольшие, средства на содержание клира. Однако в августе 1940 года при установлении в Литве Советской власти духовных лиц лишили ежемесячного жалования, недвусмысленно дав понять, что они - дармоеды. Кроме того, им было запрещено на людях носить священнические облачения. Так семья о.Александра Черная, состоящая из шести человек, оказалась без средств к существованию. Пришлось векшняйскому батюшке надеть светскую одежду и наняться на дорожные работы. К весне 1941 года репрессии в Литве приняли массовый характер. Священника Александра Черная часто допрашивали по ночам, удерживая до утра в местном отделе НКВД, откуда ему и приходилось идти на работу. От о.Александра требовали, чтобы он принародно отказался от сана, угрожали, что иначе его жена и четверо детей могут бесследно исчезнуть. Не выдержав притеснений, не устоял третий священник векшняйской церкви, и отрекся от духовного сана. В награду его произвели в комиссары.

В своей книге «Жизненный путь русского священнослужителя», изданной в 1981 году в Сан-Франциско, о.Александр Чернай описывает напряженную атмосферу того времени: «Дома, приходя с работы усталый, никогда не знал -пройдет ли ночь спокойно или потащут к допросу. Спал, как заяц, прислушиваясь к каждому шороху, а как расслышишь шум мотора на улице - так поневоле вздрагиваешь. Если же проедет мимо - с одной стороны, камень отваливает от сердца, а с другой - стыдно становится, ведь другого ожидает беда!».

В мае-июне 1941 года начались массовые вывозы «неблагонадежных» векшняйцев в Сибирь, среди них были и прихожане Свято-Сергиевского храма, те, кого называли «кулаками». В самом начале войны, когда Векшняй еще не был занят немцами, туда нагрянула специальная часть НКВД. Хватали всех, кто попадался под руку. Ворвавшись в дом местного ксендза, экзекуторы выволокли его на улицу и прилюдно расправились с ним, заколов штыками, а тело сбросили в канаву. О.Александру чудом удалось избежать подобной участи.

В годы войны Векшняйский храм оставался действующим, а приход значительно вырос за счет прибывших новгородцев. Осенью 1943 года немцы интернировали в Жемайтию три тысячи человек из оккупированной Новгородской области, среди них было и духовенство. Клир Свято-Сергиевского храма тогда состоял из трех священников: о.настоятеля протоиерея Александра Черная, второго священника Николая Харченко, третьего - протоиерея Василия Николаевского, а также иеродиакона Илариона (Андреева). Трое последних прибыли в Векшняй в группе этапированных россиян.



В ноябре 1943 года приходской векшняйский Сергиевский храм удостоился принять под свои своды великие Новгородские православные святыни, а именно: раки с мощами святителя и чудотворца Никиты Новгородского, его матери св. Анны, свв.благоверных князей Феодора Новгородского (брата св.блгв. князя Александра Невского) и Владимира Новгородского, а также св.Мстислава, свт.Иоанна Новгородского и св.Антония Римлянина. Вот как описывает это чудесное событие векшняйский настоятель о.Александр Чернай:

«Произошло это совсем неожиданно. Утром раздался телефонный звонок - звонил мне начальник станции железной дороги, сообщая, что только что немецкий военный эшелон выгрузил пять «гробов». Начальник недоумевал, что это за гробы. Я немедленно отправился на своей лошадке на станцию. Подойдя ближе к выгруженным «гробам», я увидел кованные серебром раки со святыми мощами, обмотанные старой парчой и рогожей. Первая рака была святителя Никиты Новгородского, а за ним, вряд, стояли все последующие... Глубоко потрясенный этой находкой, я тотчас связался по телефону с Ригой, где была резиденция Высокопреосвященного Сергия, митрополита Виленского и Литовского, экзарха Прибалтики. Я доложил владыке о происшедшем. Последовало распоряжение от митрополита - немедленно перенести мощи Крестным ходом в наш Свято-Сергиевский храм.

Я сразу сделал распоряжение о перевозке святых рак. В каждую подводу было впряжено по четверке лошадей. Все они были убраны и увиты цветами с зеленью и устланы коврами. Весть о прибытии свв.мощей быстро разнеслась по городу и всем окрестностям. Гудел большой колокол, созывая верующих и возвещая им о великой благодати, по милости Божией, посетившей наш храм. Со всех сторон собирались люди, чтобы принять участие в Крестном ходе для встречи великих святынь, со слезами радости передавая друг другу о чудесном выборе места почивания, хотя бы на время, святыми угодниками. Выстраивался Крестный ход. Народ с истовым благоговением выносил из храма иконы и хоругви. На лицах присутствующих было выражение глубокой духовной радости... Приближались святыни. Колокол гудел беспрерывно и перешел в трезвон всех колоколов. Вышел Крестный ход, растянувшийся далеко по Мажейкяйской дороге.

Осень уже была сухая и золотистая. Блестели иконы на солнце, хоругви развевались над ними, как бы защищая их. Общенародное пение далеко разносилось по полям и лесам, смешиваясь с трезвоном колоколов, который становился все отдаленнее, но народное пение крепчало: «Пресвятая Богородице, спаси нас!», «Святителю отче Никита, моли Бога о нас!», -рвалось из глубин русских душ, измученных бедствиями и страшной войной, опустошившей Новгородский край и забросившей тысячи людей в далекую Литву.

...Крестный ход медленно шел навстречу святыням и, подойдя совсем близко, остановился. Склонились хоругви, а народ пал ниц. Плач, пение тропарей – все слилось в одно. Начался молебен. Люди ползли на коленях, чтобы дотронуться до свв.рак, прося у Небесных покровителей защиты и молитвенного предстателъства перед Богом. Крестный ход двинулся обратно к церкви. Множество людей по пути присоединялись к шествию. По прибытии Крестного хода на паперти был отслужен молебен, и затем свв.мощи внесли в храм. Оставалось три часа до всенощного бдения, и за это время надо было привести в порядок свв.раки и расставить их в храме. По благословению митрополита Сергия мне было поручено открыть раки со свв. мощами, чтобы поправить одеяния святых.

Первой была открыта рака свт.Никиты - со дня кончины которого прошло почти 800 лет. Четыреста лет свт.Никита почивал под спудом земли и четыреста лет после открытия его свв.мощей - в храме св.Софии в Новгороде... Сподобил меня, недостойного, Господь поднять свт.Никиту, целиком, на моих руках, при помощи иеродиакона Илариона. Святитель был облачен в темно-малиновую бархатную фелонь, поверх которой лежал большой омофор из кованной золотой парчи. Лик его был закрыт большим воздухом, на главе ~ потемневшая от времени золотая митра. Лик святителя замечателен. Всецело сохранившиеся черты его лица выражают строгое спокойствие и, вместе с тем, кротость и смирение. Бороды почти не видно ,только заметна редкая растительность на подбородке. Правая рука, благословляющая, сложена двуперстием - на ней ярко выделяется сильно потемневшее место от прикладывания в течение 400 лет.

...Мощи св.Анны, княгини Новгородской - матери св.князя Владимира Новгородского, также хорошо сохранились: она - в княжеском одеянии в богато украшенной серебром раке. Останки св. князя Владимира, св. князя Феодора и св. кн.Мстислава были в раках, но совсем обнаженные. Эти мощи поражали своей целостью. Повидимому, их княжеские одежды были похищены безбожниками. Вскоре по прибытии мощей на них были сшиты верующими парчевые одежды и срачицы (нижнее льняное или шерстяное платье, род белого подризника - авт.). Последней была рака с останками св.Антония Римлянина и святителя Иоанна. В ней хранились лишь части их мощей.

Мощи долго находились в музее, подвергаясь исследованиям, о чем свидетельствует найденный под изголовьем в раке у свт. Никиты небольшой мешочек с частицами нетленных мощей новгородских угодников. Эти частицы были, видно, взяты экспертами и повидимому кем-то из них, имеющих страх Божий, возможно и тайно верующим, бережно собраны и положены в мешочек. Один вывод - Божий промысел! Через некоторое время после прибытия свв.угодников о.Иларион увидел сон, повторившийся дважды. Он видел святителя Никиту, стоявшего в храме, облаченного в мантию и читающего Покаянный канон. Войдя в храм и увидев святителя, о.Иларион пал ему в ноги, прося у Него благословения. Благословив его, святитель сказал: «Молитесь все об избавлении от бедствий, грядущих на родину нашу и народ. Враг лукавый ополчается. Должно вам всем перед службой Божией принимать благословение».

Поклонился земно о.Иларион и поцеловал стопы святителя, после чего святитель Никита стал невидим. С большим духовным трепетом рассказал мн

ео.Иларион о видении. Впоследствии я об этом доложил митрополиту Сергию (Воскресенскому, главе Виленской и Литовской епархии - авт.). Выслушав меня со вниманием, и по прибытии к нам в Векшни расспросив благочестивого старца о.Илариона, владыка сделал распоряжение - выходить священнослужителям и прикладываться к деснице свт.Никиты, затем возвращаться в алтарь и лишь тогда начинать литургию.

По обе стороны раки святителя во время службы стояли рипидоносцы. За часами был установлен возглас священника: «Молитвами святителя Никиты нашего, Господи Иисусе, помилуй нас!». Благолепные уставные богослужения, при стройном пении большого хора, полный благодати храм, мерцающие повсюду лампады, множество ярко горящих свечей, беспрестанно ставимых верующими под раками святых мощей, - все свидетельствовало о горячей вере у народа. Теплота молитв, слезы и вздохи - все захватывало душу и устремляло ввысь... «Святителю Божий Никита, моли Бога о нас»...

Каким же образом новгородские святыни оказались в Литве? В числе беженцев в Векшняй прибыл и духовный руководитель новгородской паствы, настоятель собора во имя архистратига Божия Михаила, благочинный Новгородского округа протоиерей Василий Николаевский. Из записок о.Василия Николаевского видно, по каким причинам и при каких обстоятельствах святыни были вывезены из объятого пожаром Новгорода в Литву и доставлены именно в Векшняй.

После Октябрьской революции православная церковь в СССР несла тяжелый крест гонения. Величественные соборы, храмы и обители превращались в склады, театры, музеи или вовсе разрушались. Подверглись такому же поруганию и святыни Великого Новгорода, а древний Софиевский собор был обращен в антирелигиозный музей. До Второй мировой войны мощи Новгородских святых хранились в его подвальных помещениях. Когда Новгород был взят немцами, то местные православные верующие снова положили святые мощи в раки и внесли в храм. 4 июня 1942 года Софиевский собор подвергся жесточайшему обстрелу (теперь бомбила советская авиация - авт.) и получил 18 пробоин, его купола были повреждены снарядами, а главный купол совершенно исковеркан. Но мощи свв.угодников уцелели.

Опасаясь новых обстрелов собора, благочинный Новгородского округа протоиерей Василий Николаевский начал хлопотать перед германским командованием о перенесении святых мощей в Свято-Георгиевский храм в местечке Поозерье в 15 километрах от Новгорода. По мнению о.протоиерея, это место было более безопасным. Немцы удовлетворили ходатайство православных, и 16 сентября 1943 года верующие торжественным Крестным ходом доставили свв.мощи в Свято-Георгиевскую церковь.

Однако недолго останки новгородских угодников пребывали в Поозерье. Осенью 1943 года вблизи Новгорода возобновились ожесточенные бои, город и его пригороды постоянно бомбили. Протоиерей Василий Николаевский даже ночевал в Георгиевском храме, ясно сознавая, что теперь лично на нем лежит забота о сохранности святынь. С 6 ноября немцы начали вывозить новгородских жителей в Жемайтию. И о.благочинный вновь обратился за помощью к немецким властям с просьбой эвакуировать останки русских свв.угодников в Литву вместе с православными своего округа, которые не желали расставаться со своими святынями. О.протоиерей объяснил, что святыни вручены ему под расписку и просил предоставить для их эвакуации отдельный вагон, который он же и будет сопровождать. Германское командование и на этот раз пошло навстречу. Оставить святыни под Новгородом, в Поозерском в Свято-Георгиевском храме протоиерей Василий Николаевский не мог, так как знал, что немцы при отступлении обычно взрывали все храмы. Так, между прочим, произошло позднее в самом Новгороде, когда фашисты сравняли с землей здание Софиевского собора. Верующие новгородцы были глубоко убеждены, что Векшняй останется лишь временным местом пребывания останков свв.угодников, они надеялись, что рано или поздно святыни возвратятся в родные места.

19 декабря 1943 года в векшняйском Свято-Сергиевском храме о. Александр Чернай был возведен в сан протоиерея митрополитом Виленским и Литовским Сергием. Осенью 1944 года о.Александр принял решение покинуть Литву. Через Мемель (Клайпеду) ему удалось перебраться на Запад. В 1948 году О.Александр по приглашению митрополита Виталия занял место второго священника при соборной церкви Русской Зарубежной Церкви в Нью-Йорке. Позднее он принял монашеский постриг с именем Алексий, был возведен в сан архимандрита, выполнял миссионерскую обязанность в Африке.

Новгородцы - протоиерей Василий Николаевский и иеродиакон Иларион (Андреев) - оставались в Литве до прихода советских войск. 19 ноября 1944 года о.Василий Николаевский отправляет из Векшняй в Ленинград Рапорт на имя Высокопреосвященного Алексия (Симанского), митрополита Ленинградского и Гдовского, Заместителя Местоблюстителя Патриаршего Престола, в котором рассказывает владыке о том, как новгородские святыни оказались в Векшняй.

В заключительной части своего Рапорта о.Василий сообщает: «Русские войска теперь освободили Векшняй, поэтому предоставляется возможность вновь возвратить святые мощи в Новгород. Я прошу Вашего благословения на перевозку святынь и водворение их в Софиевский собор, если тот отремонтирован, а если нет, то временно их можно поместить в другой храм. При приезде в Новгород считаю своей обязанностью лично свидеться с Вами и сделать полный доклад о церковной жизни Новгородской епархии в период захвата немцами этой местности. Также прошу Ваших молитв, чтобы Господь помог мне благополучно доставить святыни до места. Одновременно возбуждаю ходатайство перед комендатурой о предоставлении мне вагона под святые мощи».

Из Прошения от 25 декабря 1944 года иеродиакона Илариона (Андреева) на имя епископа Григория, управляющего Новгородской епархией, узнаем, что к этому времени мощи свв.Новгородских чудотворцев уже вывезли из Векшняй и что иеродиакон сопровождал их до самого Новгорода (письмо хранится в архиве С.-Петербургской епархии - авт.).

О.Александр Чернай в книге воспоминаний называет иеродиакона Илариона «благочестивым старцем», который в Литве в течение года (ноябрь 1943 - декабр1944 года) являлся ответственным за сохранность новгородских святынь в Свято-Сергиевском храме, а затем благополучно доставил их в родные места.

В 1944 году при освобождении Векшняй от оккупантов сильно пострадал Свято-Сергиевский храм. Снарядами была снесена его колокольня и продырявлена крыша, в стене храма образовалась пробоина диаметром в три метра, из окон вылетели все стекла. Богослужения приходилось совершать в частном доме. После бегства на Запад протоиерея Александра Черная векшняйский приход возглавил священник Симеон Фоевцев. В его отчете в епархию от 31 июля 1946 года о состоянии храма сказано: «крыша повреждена на 75 процентов, необходимо остекленение и заделка пробоин кирпичом в крыше и стенах». Распоряжением архиепископа Корнилия (Попова) от 10 октября 1946 года о.Симеона сменил на должности настоятеля в Векшняй священник Никандр Муллер. Этот иерей был рукоположен в священнический сан в двадцатилетнем возрасте 22 апреля 1945 года епископом Смоленским Сергием. В Литовскую епархию о.Никандр прибыл согласно прошению, поданному на имя Виленского архиерея. До Векшняй о.Никандр Муллер с 23 августа по 3 октября 1946 года возглавлял клайпедскую общину.

Службы в Свято-Сергиевской церкви возобновились только в 1947 году, когда она была отремонтирована и вновь освящена. Тогда же векшняйская община прошла государственную регистрацию. В ее владении остались всего-то полгектара земли под огороды. С 1951 года векшняйский приход возглавлял протоиерей Александр Сташенко. В годы его служения к Свято-Сергиевской церкви была приписана мажейкяйская община. Капитальный ремонт векшняйского храма производился в 1953-1954 годах и в 1970 году. В 1958 году на средства прихода был построен причтовый дом.

...Сегодня в Векшняй из постоянных жителей остались всего четыре русских семьи. Прошло то время, когда в местном храме едва помещались все желавшие молиться. А ведь в 1900 году в Свято-Сергиевской общине было более тысячи человек, в 1937-м - 1297, в 1944-м - 678 человек. Нынче векшняйский храм приписной к тяльшяйскому, и службы в Свято-Сергиевской церкви в основном заказные. Но каждое лето в храмовый праздник - в день преподобного Сергия Радонежского - в Векшняй по давней традиции съезжаются богомольцы из сел округи да выходцы из здешних мест - каунасцы, шяуляйцы, вильнюсцы. Лет десятъ-пятнадцать назад на престольный праздник, случалось, прибывало и до полутораста человек, а в последнее время их собирается не больше пятидесяти. Церковный домик, хотя и является собственностью прихода, никем не занят. Мажейкяй всего в двенадцати километрах от Векшняй, поэтому в хоре Свято-Сергиевской церкви поют православные из этого города нефтяников: Любовь Севастьянихина, ее сын Викентий с друзьями из воскресной школы, а также директор общеобразовательной русской школы в Мажейкяй Нина Григорьевна Скибицкая. Прислуживают священнику - также мажейкяйские подростки.

Из прямых потомков первых русских поселенцев в общине Свято-Сергиевского храма осталась его староста Вера Семеновна Васичева. Она еще помнит, как в межвоенное время местные девушки и женщины выходили за околицу в русских вышитых сарафанах. Вспоминает, как в первые послевоенные годы учителей, замеченных на богослужениях в церкви, лишали права преподавания в школе. Предки прихожанки Зинаиды Ивановны Бусель приехали в эти края из Курляндии (район латвийского Даугавпилса - авт.). В 1913 году ее отец женился на векшняйской девице. В годы Первой мировой войны семья эвакуировалась и осела в Бузулуке Оренбургской губернии. Там в 1918 году и родилась Зинаида. В 1921 году семья возвратилась на родину, в деревню Ферма. Литовские власти вернули 12 гектаров земли, которой они владели до войны. В годы буржуазной Литвы русских школ в этих края не было, и Зинаида училась в литовской школе. Правда, Закон Божий местный православный батюшка вел на русском языке. Читать и писать по-русски ее выучила старшая сестра. В Векшняй главная улица по-прежнему называется - Ферма. Здесь и живут те оставшиеся четыре семьи, чьи предки когда-то были первыми поселенцами этих мест. В общей сложности шесть православных верующих.

В 1944 году перед отступлением оккупанты вывозили всю молодежь в Германию. Как же ее отловить? Легче всего - на месте скопления народа, у церкви. Выходят как-то богомольцы из храма, а немцы к паперти подгоняют грузовик и заталкивают туда молодых людей. В этой группе оказался и Михаил Бусель, муж Зинаиды. Всех доставили на железнодорожную станцию, погрузили в вагоны и наглухо закрыли дверь. На стоянке в Мажейкяй кто-то из железнодорожников дал знать, что проволока, скрепляющая дверные скобы вагона, затянута не туго. Это послужило сигналом к действию. На ходу поезда парням удалось освободить дверь от проволоки, и когда состав приближался к Куршенай, некоторые, в том числе и Михаил Бусель, успели выпрыгнуть на ходу. В сторону своей деревни Михаил шагал по железнодорожным шпалам. Не сомневался, что Господь помог. Какое-то время Михаил скрывался в подвале своего дома. Так и дождался прихода советских войск...

Сейчас векшняйский приход является приписным к тяльшяйскому, который с 1994 года возглавляет иеромонах Нестор (Шмидт). При нем в Свято-Сергиевском храме проведены существенные ремонтные работы. В 1995 году удалось укрепить церковный купол, в 1998 году на средства, выделенные местным самоуправлением, произвели внутренний и наружный ремонт церковного здания. Каменная колокольня Свято-Сергиевского храма была разрушена еще в годы Второй Мировой войны: как самый заметный объект местности она стала мишенью для артиллерии. После войны векшняйцы сложили деревянную звонницу, но со временем эта конструкция износилась и вот-вот могла рухнуть. До 2001 года православные обращались в различные инстанции с просьбой о помощи в восстановлении колокольни, но тщетно. Помогли прихожане соседней Мажейкяйской церкви. Они решили собирать в своем городе по домам пожертвования. Существенную помощь оказал и глава тяльшяйской строительной фирмы «Ранга» Виктор Рудаков. А на одном из вечеров, организованном Русским Культурным Центром Мажейкяй, местный предприниматель Сергей Мамедов узнал от директора школы Н.Г.Скибицкой о ветшающей церкви и тоже счел делом чести внести свой вклад.





2001 г., Векшняй. Крестный ход в престольный праздник местного храма. На переднем плане Сергей Мамедов с сыном Сергеем. Фото Ирины Арефьевой.

Так, всем миром, в Векшняй отремонтировали Свято-Сергиевский храм. Во всей красе, с обновленной колокольней, предстал он перед богомольцами в престольный праздник летом 2001 года. Во главе торжественного Крестного хода в день памяти своего Небесного покровителя преподобного Сергия Радонежского, игумена земли Русской, нес св.крест с распятием благотворитель Сергей Мамедов, а рядом шествовал сын его, тоже Сергей...




База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница