Василий Лоза анекдот с привидением



страница1/3
Дата14.11.2016
Размер0.6 Mb.
  1   2   3

- -

Лонг – лист «Премьера – 2007»




Василий Лоза

АНЕКДОТ С ПРИВИДЕНИЕМ

время действия: наши дни

место действия: квартира

действующие лица:


СЕМЁН – привидение

АРКАДИЙ – его брат

СТЕПАНИДА – его невеста

ЛИДУШКА – его бывшая тёща

МАРИЯ – его первая супруга, дочь Лидушки

РАИСА – его предыдущая супруга



Действие 1



спальня. Утро

Лидушка, Мария, Семён

Двухкомнатная квартира. Окно, с раздёрнутыми шторами, тюль. Правее окна, у стены, старый комод. Комнату поперёк «перерезает» почти застеленная тахта, «головой» к стене. Мария набрасывает на тахту покрывало, которое прячет и подушки, и саму кровать. Лидушка шваброй моет полы. Мария из эмалированного ковша поливает цветы в горшках, набирая воду из оцинкованного ведра.



ЛИДУШКА

Аркадий Аркадьевич же, когда приезжает же, сегодня?



МАРИЯ

(ворчит) Знает ведь, зачем переспрашивает…



ЛИДУШКА

Так надо же о чём-то разговаривать, доча.



МАРИЯ

И почему она зятя, даже за глаза, называет с отчеством… и не лень выговаривать…



ЛИДУШКА

Бывшего же зятя. Нам, бедным людям же, полезно уважать кормильца же даже за его спиной. Такого мужика же профукала. Это же не муж, это же железобетонная крыша же над нашими же непокрытыми головами.



МАРИЯ

Как будто не она его шпыняла при совместной жизни, мол, непутёвый, зарабатывать не умеешь… то ли дело моя доча с высшим образованием… Нас развела. Неучёный зять поднялся. А дипломированная доча, где?



ЛИДУШКА

Не ругайся же ты, училка прогорклая.



ЛИДУШКА

Сама ботанику же выбрала, а надо же было химию долбить, вот же теперь хлеб…



МАРИЯ

Разве уборкой чужих квартир должна заниматься настоящая учительница? Разве не с детских душ должно мне стирать пыль? Разве не юные мозги драить? Разве не новые сердца подметать? Не квартиру прибирать бы мне, планету… а, Лидушка?


На тахте, под покрывалом, начинается шевеление. Ровная поверхность «бугрится», принимая форму человеческого туловища. Верх покрывала отбрасывается. В постели, оказывается, лежит Семён. Семён привстаёт, открывает глаза, видит Лидушку и Марию, удивляется и задумывается. Лидушка и Мария, как ни в чём не бывало, продолжают заниматься делами.

ЛИДУШКА

И не на надо же меня порочить! Никакая же тёща не разведёт собственную же дочь, если у неё в семье командует не законный брак, а настоящая же любовь.



МАРИЯ

Лидушка, откуда тебе было знать, брак у нас с Аркадием или любовь?



ЛИДУШКА

Или я же сама же не любила же…



МАРИЯ

Тогда, где мой отец?



ЛИДУШКА

А я откуда знаю же. Где-нибудь же есть же.



СЕМЁН

Здравствуйте.

Лидушка и Мария продолжают заниматься делами.

ЛИДУШКА

Я же тебе не про самца и самку долдоню же, я же рассуждаю же про любовь между полами. А любовь-то же моя-то, тут она, в сердце.



семён

Ау…


МАРИЯ

В дверь звонят? (уходит.)



СЕМЁН

Ау, блин… ох, голова…

Семен падает на спину, закрывается покрывалом.

ЛИДУШКА

Для меня же всегда сердечное чувство важнее же конкретного человека же.


прихожая. утро

Мария, Раиса

Звонок в дверь. Мария, с ведром и ковшом, подходит к двери, смотрит в глазок.



мария

Прощай, утро – здравствуй, жизнь.

Звонок в дверь. Мария ставит на пол ведро с ковшом, открывает дверь. На пороге – Раиса, растрёпана, заплакана, несчастна.

мария

Ну и что?

Раиса жестами показывает, что нет слов, входит в квартиру. Набирает ковшом воду из ведра, выпивает.

мария

Разве я тебя предупреждала, что это вода для цветов?

Раиса вновь - жестами показывает, что нет слов.

спальня. утро

Семен, Лидушка, Раиса, Мария

Лидушка моет полы. Семён отбрасывает верх покрывала.



СЕМЁН

Эй, вы кто?



ЛИДУШКА

(не обращая внимания) Хочешь любить же кого-то вечно?



СЕМЁН

Вы меня спрашиваете?



ЛИДУШКА

Тогда очаруйся же им, поживи же с ним быстренько и тут же его - вон.



СЕМЁН

Женщин всё больше, меня всё меньше. Что происходит? Ох, как больно!

Семен падает на спину, закрывается покрывалом. Входит Раиса, за ней - Мария. Раиса оглядывает комнату, отвлекаясь от несчастья.

ЛИДУШКА

Рая? Как же ты-то же здесь-то?



РАИСА

Не спрашивайте, Лидушка, сама скажу.



МАРИЯ

Ну, Раиса Осиповна, говорите же, что… что, что?



РАИСА

Что за дом стал, а. Как я съехала, так всю религиозную утварь задевали, небось, в чулан. Где икона в красном углу?



ЛИДУШКА

А где красный угол?



РАИСА

В вашем возрасте, Лидушка, все углы, поимённо, знать надо.



ЛИДУШКА

Мой возраст же не имеет никакого же отношения к твоим неестественным религиозным отправлениям! Я - урождённая атеистка, и даже на Страшном же Суде, дорогому нашему Господу Богу, лично, глаза в глаза, так прямо же и заявлю же: не верю.



МАРИЯ

Лидушка!


ЛИДУШКА

Доча же…


семён

(выглядывая из-под покрывала) Сил нет никаких. Пьянка… пьянка – всё.



МАРИЯ

Зачем ты покупаешься на дешёвые провокации? Раиса Осиповна пришли с какой-то новостью, да?



РАИСА

(резко вернувшись к состоянию несчастья) Не знаю, как и язык-то повернуть, не перекрестившись на красный угол. Сейчас раздышусь.



лидушка

У нас работы же невпроворот же! Может же, как-то же уже же и не выпендриваться?



РАИСА

Ну, я приступаю. Семён наш, бабоньки, родные вы мои, умер.

Пауза. Мария и Лидушка обмерли. Из-под покрывала показалось любопытствующее лицо Семёна.

МАРИЯ

Нет же!?


ЛИДУШКА

Доча! Не кричи же. Дай переварить же. Нет же! Не верю.



МАРИЯ

Проверяла?



РАИСА

Конкретно и непосредственно. Отвечаю.

Семён садится в постели.

семён

Спятила, что ли!



МАРИЯ

(Раисе) Допился, да, допился? По пьяне, да, по пьяне? (причитает) Ох, и зачем же ты, Сеня, пил, как проклятый? Или я тебя не предупреждала, что кончишь, как ханыга?



раиса

За мной! Покажу.

Раиса уходит, за ней – Лидушка и Мария.

семён

А я!?
гостиная. утро



Семен, Лидушка, Раиса, Мария

Из спальни выходит Раиса, за ней – Лидушка и Мария. За ними входит Семён. Раиса подходит к большому окну. Никто не замечает Семёна.



Раиса

Вот в этом дворе всё и случилось. Шёл, наверное, сюда, к брату. Нарвался на компанию подростков. Кто там кого зацепил, люди скоро точно узнают и поведают. Однако же, вот, избили до смерти и… всё.



СЕМЁН

Сколько ж было вашему Семёну?



МАРИЯ

Раиса Осиповна, вы с ним после меня жили, лучше помните, сколько ему было точных лет?



РАИСА

Тридцать три.



СЕМЁН

Опасный возраст. Эх, тёзка, тёзка… уж если собрались у меня, так, может, помянём? Выпивку принесли?



МАРИЯ

На поминках пьяницы - ни капли, слышали все?



СЕМЁН

Ну, тогда не знаю. Всё, пошли отсюда.



РАИСА

Шагу не сделаю отсюда, покуда не отплачу мужика нашего.



ЛИДУШКА

Царство же ему же Небесное же.



МАРИЯ

Помолчим, повспоминаем?



СЕМЁН

Кому - земля пухом, кому пух - землёю. А, чёрт с вами.

Семен уходит в спальню.

спальня. утро

Семен

Входит Семён, укладывается в постель.



семён

(ворчит) Как будто нет меня для них. В моём же доме! Тогда и вас нет. Никого. Ничего, сами ещё потребуете пойло, я не побегу. (Забирается под покрывало.)


гостиная. утро

Лидушка, Раиса, Мария

Раиса стоит у окна. По бокам от неё – Мария и Лидушка. Все замерли. Раиса встряхивает причёской, выходит на середину.



РАИСА

Ну, что застыли? Не знаете, как на Руси провожают умерших? Падите на мою грудь, небось, повместительнее некоторых, и станем голосить.



МАРИЯ

Так надо, да?



ЛИДУШКА

По другому-то же как?



РАИСА

Иди сюда, Маруся. (Обнимает, прижимает к груди голову Марии.) И вы, Лидушка, давайте. (Обнимает, прижимает к груди голову Лидушки.) Ну, как вы там?



ЛИДУШКА

Теперь понимаю же, почему Семён от нас с тобой остался.



МАРИЯ

Да? Разве у женщин цимус только в груди?



РАИСА

Не только, Маруся, не только. У русской женщины вообще, весь цимус в натуре. Только как же разглядеть её, светлую натуру нашу, когда в каждом мужичьем глазу отражаются исключительно сиськи. Неизбывная у них тоска по детству, всё мамку им подавай.



ЛИДУШКА

Это верно же, мне ли же не знать.



МАРИЯ

Долго ещё, так и заснуть можно, дальше что?



ЛИДУШКА

Командуй, Райка же, текст продумала?



РАИСА

А то. Командую: три - четыре. (Начинает голосить, женщины подхватывают искренне и жалобно.) Улетел от нас наш ясный сокол… хоть и пьянь был беспробудная, так ведь не всю же жизнь… был же и наш мужчина когда-то человеком… иначе, не выскочили бы мы за него замуж, обе дуры набитые… умер наш Сенечка, дорогой наш Семён Аркадьевич…

Входит Аркадий.
АРКАДИЙ

Это ещё, что за джазбэнд?



РАИСА

Не глумись над народными традициями. Не кощунствуй и не шуми. Ты мне теперь не муж, сама могу, без спроса, разговаривать. А как зашла, да как увидела, что в доме ни одной иконы больше не висит, так и всё, отрезался ты от меня окончательно.



АРКАДИЙ

Совсем одичала, богомолка. Что, спрашиваю, происходит?



МАРИЯ

Семён наш… брат твой родненький, единственный… ты уже знаешь?



АРКАДИЙ

Что опять?



ЛИДУШКА

Убили же… Семёна же убили.



АРКАДИЙ

Что!?


РАИСА

А ты говоришь «джазбэнд».



АРКАДИЙ

(потрясённый) Когда.



РАИСА

Сегодня. Видела своим личным непосредственным взглядом. В нашем дворе прибили. Говорят, что пацаны.



МАРИЯ

К тебе, наверное, шёл?



АРКАДИЙ

Я его не звал. За деньгами на опохмелку, конечно, приходил. Вот и всё, братан. Ладно, пойду, переоденусь с дороги.

Аркадий уходит в спальню.

лидушка

Смотри-ка же, переживает…


спальня. утро

Аркадий, Семён, Лидушка, Мария, Раиса

Входит Аркадий, видит, что на тахте, под покрывалом что-то «горбится».



СЕМЁН

(выбирается из-под одеяла) О, Аркаша. Заспался, не слышал, как ты вошёл. Здорово.

Аркадий ошарашен. Потом распахивает дверь в гостиную. В проёме - Лидушка, Мария, Раиса.

ЛИДУШКА

Ну, нам пора же, девки. Надо домой к усопшему зайти же… мало ли, помочь. И помянуть надо, хоть лопни же, доча.


аркадий

Так, где, вы говорите, он лежит!? В морге!? Ну, какие же вы окончательные гадины стали… совесть в бабстве своём просвистели окончательно… над чем шутите, над кем!

Лидушка, Раиса и Мария - в непонимании.

СЕМЁН

Я что-то пропустил?



АРКАДИЙ

А ты… пьянь… в моей постели, в одежде…



СЕМЁН

Чего бормочешь, - я в твоей постели?



АРКАДИЙ

Пошёл вон.

Лидушка, Раиса и Мария - в изумлении, подходят к порогу, заглядывают в спальню, переглядываются. Семён встаёт на тахте.

СЕМЁН

Откуда и куда! Это моя тахта. В сапогах валяться имею право, не то, что в носках. Ты что, весь мой мир приватизировал, что ли!



АРКАДИЙ

Всё, Семён, это была твоя последняя хохма. Я сейчас иду в ванную. Возвращаюсь. Гляжу, а тебя здесь нет. Вот радость, правда?



СЕМЁН

Ты соображаешь, что говоришь? Как так меня здесь нет?



АРКАДИЙ

Вообще нет тебя, понял, нигде нет, ясно? Я всё сказал. Шагом марш из моей жизни.

Аркадий уходит. Лидушка, Раиса и Мария – просто не в себе. Семён уходит в гостиную.

гостиная утро

Семён, Лидушка, Раиса, Мария

Лидушка, Раиса и Мария уходят в спальню.



СЕМЁН

Нет, ты подумай. (Усаживается в кресло.) Ну, всё, Аркашечка, с этого часа, приступаю разговаривать с тобой за всю мазуту, подробно, с пристрастием… без скидок на родство! Мойся, мойся… подмывайся!

Лидушка, Раиса и Мария заглядывают в спальню.

ЛИДУШКА

Девки же!?



МАРИЯ

Что это было?



ЛИДУШКА

Что-то же было же…



МАРИЯ

Аркадий сошёл с ума, что ли?



СЕМЁН

Эти тут ещё… пошли все брысь!



РАИСА

Как я правильно поняла с его слов, Аркадий увидел в своей постели своего родного брата Семёна. Поэтому поглядите, кто под покрывалом.



МАРИЯ

А кто там может быть, если там никого нет? Я пять минут назад застилала?



лидушка

Застила же…



РАИСА

Ты просто, молча, потрогай постель и всё. Выводы будем делать потом.



ЛИДУШКА

Я же боюсь даже обернуться в ту же сторону.



СЕМЁН

Не, ну, не хотят меня замечать, и всё тут! Больно надо…



МАРИЯ

А сама, чего не посмотришь?



РАИСА

Я человек религиозный, восторженно-впечатлительный, мне легко может привидеться всё, что угодно.



РАИСА

А тут важна чистота взгляда.



ЛИДУШКА

Незамутнённость же восприятия, доча. А я сегодня с утра же уже мутная, пивка же приняла для бодрости жизни.



СЕМЁН

Да тут все с утра уже накочегарились, кроме меня. С вами всё ясно. А я…



МАРИЯ

Значит, я должна рисковать своим сознанием?



ЛИДУШКА

Ты же учительница, доча, нечем же тебе рисковать.



мария

Дверь закрывать не буду.

Мария уходит в спальню. В проёме видно: Мария идёт к тахте, отбрасывает покрывало.

РАИСА

Что там?


МАРИЯ

А чего вам хотелось бы?



РАИСА

Там есть, кто?



МАРИЯ

Ну, как тут может быть кто-то, если тут никого не может быть?



ЛИДУШКА

Логично же. Я же говорю же, нас, атеистов, легко запугать, но ввести же в заблуждение же невозможно.



РАИСА

Значит, в постели никого нет?

Лидушка и Раиса уходят в спальню.

семён

Что за бабы…


спальня. утро

Лидушка, Раиса, Мария

ЛИДУШКА

Аркадий же спятил же от горя же, сходу ясно же.



МАРИЯ

Каков же вывод?



Лидушка

Предлагаю, сей дом оставить же, и отправиться к Семёну же домой же. А там видно будет.



МАРИЯ

Валим, пока Аркадий не вернулся, мало ли, что у него за помешательство, вдруг буйное?



РАИСА

А всё ж, Маруся, он ни разу не матюгнулся, а как хотел-то, но сдержался. Моё воспитание…



МАРИЯ

Да разве ж дело в его матюгах, Раиса Осиповна? А не в вашем ли бюсте, на два размера больше моего? Поговорим, как благородные дамы?



РАИСА

Как это?


МАРИЯ

Пойдём, выйдем.



РАИСА

Эх, жаль, что я все божественные заповеди назубок помню, не-то дала бы тебе… прямо здесь.



МАРИЯ

Вы женщинам тоже даёте?



ЛИДУШКА

Хватит! В день смерти Сёмки-то, - цыц! Пойдёмте на свежий же воздух, а? Пошли, пошли же, пошли… пошли!



РАИСА

Я не могу уйти отсюда.



МАРИЯ

Испугалась?



РАИСА

Тебя, что ли. У меня сегодня алиментный день.



МАРИЯ

И как не стыдно обдирать мужика ни за что?



РАИСА

А ты меня не кори, бесплодная!



МАРИЯ

Лучше быть бесплодной, чем плодоносить от первого встречного, нет? Лидушка, идёшь?



ЛИДУШКА

А что же, если же здесь привидение же, Рая? Страшно же…



РАИСА

Я за деньгами пришла, пусть хоть сам сатана явится, порожняком отсюда не уйду.



МАРИЯ

Лидушка!?



ЛИДУШКА

Доча, идём же… жду тебя, жду же, а она тут собачится же.

Мария и Лидушка уходят.

гостиная. утро

Семен, Лидушка, Мария, Раиса

Семен дремлет в кресле. Просыпается, видит, что мимо идут Мария и Лидушка.



СЕМЁН

Кто ж вы такие? Вы чьё, бабьё?



лидушка

(на ходу) Здесь точно же привидение Семёна же.



мария

Точно, точно… точно.

Мария и Лидушка уходят.

СЕМЁН

Привидение? О, допились! На фиг, на фиг, я тоже боюсь. Нет, дождусь Аркашку.

Входит Раиса, из спальни, проходит в прихожую.

прихожая. утро

Раиса, Семён

Раиса распахивает входную дверь, выглядывает.



РАИСА

Конечно, я боюсь привидений.


лестничный пролёт. утро

Лидушка, Мария, Раиса

Мария и Лидушка останавливаются перед лестницей на первый этаж. Оборачиваются в сторону квартиры, где в дверях стоит Раиса.



раиса

Да, боюсь. А только Семён меня уважал, чтоб после смерти травлю устраивать. Семён, хоть пропойца, а приличный человек. Приличнее братца своего, Аркашки, даже… мог бы получиться.

Мария и Лидушка сбегают по лестнице вниз.

прихожая. утро

Раиса, Семён

Раиса закрывает входную дверь. Перед ней – Семён, которого Раиса не видит.



РАИСА

(усаживается на табурет) Ах, ты ж, Сеня… Семён Аркадьевич Абрамов…



СЕМЁН

Да, я весь - внимание?



РАИСА

Упокой, Господи, душу раба Божьего… (Бормочет поминальную молитву.)


СЕМЁН

Эй, женщина! Ты меня не отчитывай, я живой! Стоп, так… я не понял, кого вы покойником считаете? Подозрение у меня, что меня!?

Семён делает шаг к Раисе. Раиса вскакивает с табурета.

РАИСА

(испугано глядит на дверь) Сквозняк, что ли?



СЕМЁН

(протягивает руку к Раисе). Оглянитесь, тётя, на мужчину, проявите интеллигентность к собеседнику.

Раиса отбегает к входной двери.

РАИСА

(в ужасе). Что тут!? Кто?



СЕМЁН

Я тут, кто ж ещё. Хватит придуриваться.

Семен решительно направляется к Раисе. Раиса выскакивает за дверь, на лестничную площадку, глядит в дверной проём.

РАИСА

Господи, какой лютый холод… откуда взялся. (Крестится.) Привидение… привидение… нет, уж Бог с ними, с деньгами!

Раиса, с опаской, захлопывает дверь и сбегает вниз. Дверь открывается, в проёме – Семён.

СЕМЁН

Стой! Стойте!

Семён решительно заносит ногу, чтобы переступить порог, но натыкается на невидимую стену, - больно.

семён

Ой! Не понял?

Семен ногой, потом руками нащупывает непреодолимую для себя преграду, пытается подвинуть её плечом.

семён

(оторопел, остановился) Что? Во, проснулся! С добрым утром, Аркадьевич. Белая горячка? Тогда почему женщины были не зелёные? А голова-то болит…



голос аркадия

Не, ну, ты подумай, он ещё здесь. Захлопни за собой дверь.

Семен оборачивается, видит Аркадия.

семён

Аркадий, тебе от меня не холодно?

Аркадий смотрит на потрясённого Семёна, стоящего на пороге.

АРКАДИЙ

Мне от тебя муторно.

Аркадий сокрушённо кивает, входит в гостиную.
гостиная. утро

Аркадий, Семён

Аркадий входит.



АРКАДИЙ

Где наши грымзы?



СЕМЁН

Почему «наши»? Ты про женщин? Я их не знаю.



АРКАДИЙ

Господи, спасибо Тебе за моё урождённое чувство юмора. Он уже не знает двух наших бывших жён, не считая одной на всех заветной тёщи.



СЕМЁН

Что ты сказал?



АРКАДИЙ

Удумать такой узколобый розыгрыш. И все - на голубом глазу, мол, умер Семён. А он тут же, в моей постели валяется, даже не спрятался, так, покрывалом прикинулся. Меня разыгрывать зачем? О смысле не спрашиваю, откуда ему взяться у вашей компании, интересуюсь - в чём забава?



СЕМЁН

(растерян) Так, стоим и думаем вслух, по порядку. Ты имеешь ввиду, что те чертовки, которые здесь колготились, есть ничто иное, кроме, как мои жёны… с нашей тёщиной мамой? А я вижу, лица у тёток вроде знакомые… А ты, что же, - был женат на моих бывших жёнах, с их мамой.



аркадий

(веселясь) Ну, артист! Да. И что?



семён

Смысл?


АРКАДИЙ

Смысл в гуманизме. Мне было неудобно перед теми, кого кинул мой брат.



СЕМЁН

Ага, значит, их кинул я, а не они меня. Это вдохновляет и радует, - по-мужски. И дети у меня есть?



АРКАДИЙ

Ну, ты - клоун…



СЕМЁН

Не сбивай с логики, брат, я соображаю, на каком свете нахожусь, а он - с грубостями… Отвечай на вопросы, и всё, ладно?



АРКАДИЙ

Ну-ну. Нет у тебя детей.



СЕМЁН

Ага, значит, и совесть моя чиста. В том смысле, что кинул жён, не плодя сиротство. Вывод: мужчина, да ещё и совестливый… вот, я какой.

Аркадий идёт в спальню, уходит.

семён

А, начинаю соображать! И ничего я - не синяк. Вот только женюсь, сразу брошу пить и куролесить. Прикинь, это же не человек получится, а какой-то монумент. Нет, без недостатков нельзя. Куролесить брошу, а пить стану только дома, по выходным. Слышь, какие трезвые мысли? Значит, я жив.

Семен уходит в спальню.

спальня. утро

Аркадий, Семен

Аркадий снимает уличную одежду, чтобы переодеться в домашнее. Входит Семён.



АРКАДИЙ

Что ж ты, амнезия ремнём недобитая, про детство не спрашиваешь?



СЕМЁН

Детство, что это? Как можно забыть, чего не было. А если и было, то не со мной. В детстве жил не я, в детстве моём, вместо меня ангел гнездился… а я, Аркашка, не летаю… и никогда не летал. Летать нечем. Стоп, но они же, все трое, оплакивали Семёна… Семёна, который, что ли, я? А я же жив. Не тебя, меня разыгрывают, Аркашка. Если честно, я здесь тоже юмора никак не разгляжу. Зачем это? Чтобы встряхнуть меня, привести в чувство? Ткнуть мордой в зеркало? Кстати, где зеркало?

Аркадий переодевается в домашнее.

АРКАДИЙ

(испытующе) Я думал ты просто прокололся раньше времени. Ты не с ними в розыгрыше участвовал, точно?



СЕМЁН

(со слезою на щеке) Собою не шутят! Они переживали так бурно, надо отдать им должное, с таким глубоким чувством прискорбия. Как же они меня достали при жизни, если я их на этом свете забыл… не на этом свете, а на том… в смысле… то есть… нет!!! Мне надо поглядеться в зеркало. Потому что если я в нём не отражаюсь…



АРКАДИЙ

Не выдумывай.



СЕМЁН

(задумчиво) Прикинь, просыпается человек в собственной постели…



АРКАДИЙ

Ну, ты чума. Не заводи меня, Сёма, грызло начищу.



СЕМЁН

(искренне) За что!?



АРКАДИЙ

(себе) Ладно, Аркадий, успокойся, помни, что ты разговариваешь с конченым алкашом.



СЕМЁН

А вот тут ты не прав, да, я - алкаш, но не конченный.



АРКАДИЙ

Уверен?


СЕМЁН

Нет. Аркаша, мне что-то не по себе… приведи меня в чувство, пожалуйста.



АРКАДИЙ

Похмелять не стану.

Аркадий кончает одеваться, уходит в гостиную.

СЕМЁН

Я - не про похмелье, я про логику!

Семен уходит в гостиную.

гостиная. утро

Аркадий, Семён

Аркадий включает телевизор. Входит Семён.



семён

(закрыв собою монитор) Давай, по порядку?



АРКАДИЙ

Опять! Как же ты меня достал.



семён

Итак,слушай сюда. Ты - мой старший брат Аркадий Аркадьевич Абрамов. И я - всё то же самое, но Семён. Ага?



АРКАДИЙ

Правильно. (хохочет) Ты смешнее телевизора.

Слышен звонок мобильного телефона.

аркадий

Где? А, забыл…

Аркадий уходит в спальню. Семён, в беспокойстве, не находит себе места: то в кресло садится, то на диван, то подходит к окну. В дверном проёме в спальню виден Аркадий.

АРКАДИЙ

(по сотовому телефону). Да. Что? Нет, сейчас не приходи!

Аркадий захлопывает за собой дверь.

голос аркадия

Не смей, я сказал!


спальня. утро

Аркадий, Семён

Аркадий садится на стул. Кладёт телефон на комод.



аркадий

(себе) Ты глянь только, она, видишь ли, - на подходе. Ну, что ты будешь делать… только этой беды не хватало…



голос семёна

А серьёзно, может, похмелиться, и всё пройдёт, а?

Аркадий, сжимая кулаки, едва сдерживается. Входит Семён.

аркадий

От меня не дождёшься.



СЕМЁН

(умоляюще) Дай брату воскреснуть. У тебя же всегда есть.



АРКАДИЙ

Есть, но я поклялся, в жизни не притрагиваться к спиртному.



семён

Правильно. Тогда пусть притронусь я.



аркадий

(взвинчен) Оставь меня!



СЕМЁН

Дай денег, и я пойду своим путём.



АРКАДИЙ

Нет уж. Хлебнёшь стошку и отсюда - шагом марш. Но обещай, Сёма, что ляжешь в наркологию.



СЕМЁН

В психушку, за стошку, которой нет!?



АРКАДИЙ

Значит, так. Выпиваешь дозу, потом я тебе даю денег на твой последний пузырь. И ты, не мешкая ни секунды, упархиваешь отсюда. Но завтра мы с тобой вместе идём сдаваться эскулапам. Ты - на лечение, я на отдохновение. Согласен?



СЕМЁН

Да. Но, если пузырь последний, значит, чтоб не меньше двух кило.



АРКАДИЙ

Пол-литра.



СЕМЁН

Полтора, и ни грамма меньше!



АРКАДИЙ

И ты немедленно смываешься?



СЕМЁН

Давай деньги. И стошку.



аркадий

Вперёд.


кухня. утро

Семен, Аркадий

Входят Аркадий и Семён. Аркадий подходит к буфету.



семён

Сим-сим, откройся.



СЕМЁН и АРКАДИЙ

(вместе) По-моему, в дверь звонят? Да, надо бы новый звонок поставить. (Переглянулись.) Пойду, отопру. (Переглянулись.) Это наверняка она.

Семён и Аркадий обмерли, с ужасом глядя друг на друга. Слышны слабые звонки в дверь. Семён и Аркадий уходят в прихожую.

прихожая. день

Семен, Аркадий, Степанида

Входят Семён и Аркадий, в четыре руки пытаются открыть дверь, мешая друг другу. Оба, одновременно, отступили назад.



СЕМЁН и АРКАДИЙ

(вместе) Открыто!

Семён и Аркадий переглядываются, оба - в замешательстве. Дверь открывается. В проёме - Степанида. Степанида входит, закрыв за собою дверь.

СТЕПАНИДА

Ау.


СЕМЁН и АРКАДИЙ

(вместе) Степанида!



СТЕПАНИДА

Я - в общаге - только на порог, а мне вахтёрша, как вывалила про Семёна. Эх, Аркаша… пока мы там с тобой любились… он здесь без нас… без меня.



СЕМЁН

Любились!?



АРКАДИЙ

Вы тут сами разбирайтесь, есть хочу.

Аркадий уходит на кухню.

СТЕПАНИДА

Ты куда пошёл? Аркадий, вернись тут же, ау.



СЕМЁН

Любились они! Ну, ты, Стеша, – фря!



СТЕПАНИДА

Я за тобой бегать не буду, а ну, вернись!



СЕМЁН

Мне сказала, что едешь в Торжок, к маме, а сама - с Аркашкой!



СТЕПАНИДА

Аркадий, я жду.



СЕМЁН

Это ж сдохнуть! Эх, да пошли вы все.

Семен уходит в гостиную, видно, что он усаживается в кресло, с ногами, в позу обиженного.

СТЕПАНИДА

Аркадий, ко мне!

Входит Аркадий, из кухни.

АРКАДИЙ

Что такое? Меня женщина командует?



СТЕПАНИДА

(обнимает Аркадия). Милый, прости, сорвалось. Ау? Я в таком шоке. Милый, нужна штука баксов на погребальные расходы, и я пойду заниматься усопшим. Ау? Квартиру надо отскоблить, транспорт заказать, продуктов закупить. Девчонки из общаги помогут, уже шуршат. Надеюсь, в бюро ритуальных услуг ты сам сгоняешь? Больше некому, всё-таки, Семён был наш единственный брат.

Степанида уходит в гостиную.

гостиная. день

Степанида, Семён, Аркадий

Семен – в кресле. Входит Степанида, становясь посередине. Аркадий – на пороге.



СЕМЁН

Аркаша, она тоже про похороны…



АРКАДИЙ

Да подожди ты, Сёма, тут не в тебе дело. Бабы договорились, чтоб свести меня с ума, упрятать в психушку, а деньги поделить.



СТЕПАНИДА

Аркаша, ты чего, ау? Ты держись. Говори мне сегодня, что хочешь, всё стерплю. Понимаю. Я с ним тоже, как с живым, хожу, разговариваю. Ау…



Семён

Она хочет сказать, что я умер!

Семен встаёт из кресла, оказавшись впереди Аркадия.

СЕМЁН

Хватит! Надоело. Степанида Александровна, глядя мне в глаза, вы утверждаете, что я умер?



СТЕПАНИДА

Аркадий…



СЕМЁН

Со мной говори, со мной!



АРКАДИЙ

Ты меня видишь сквозь него!?



степанида

Сквозь кого?



аркадий

(указывает на Семёна) Это – кто перед тобой?



СТЕПАНИДА

Всё, чувака контузило. Передо мной, Аркаша, - ты.



СЕМЁН

Хватит! Я её сейчас прибью…



АРКАДИЙ

Нельзя… нельзя, будь выше женщины, человек, если даже она под два метра. Стёпа, хочешь потрогать Семёна? Не стесняйся. Могу отвернуться.



СТЕПАНИДА

Ну, ты, Аркаша, совсем ау! Давай так, я сейчас уйду. Ну, сама пока вложусь в погребальный процесс, потом сочтёмся. А ты пока успокойся. Да, смерть Семёна – это небесная кара нам. Я ведь его любила. И мне так плохо. Даже где-то стыдно.



СЕМЁН

И где же? Покажи.



АРКАДИЙ

(схватил руку Степаниды) Нет, так просто не уйдёшь… ты его потрогаешь! За какую часть туловища предпочитаешь?



СТЕПАНИДА

(высвобождает руку). Там - пустота.

Степанида уходит.

СЕМЁН

(вослед) Я – пустота!?

Стук захлопнувшейся двери. Пауза.

семён

Как-то меня всё это перестаёт забавлять.

Телефонный звонок – это аппарат, стоящий в коридоре.

прихожая. день

Аркадий, Семён

Входит из гостиной Аркадий, снимает трубку с аппарата.



АРКАДИЙ

(по телефону) Да? Что? Подождите, но он жив! Где? Да, да. Приеду. Сейчас. (Кладёт трубку.) Из милиции звонили.

На пороге – Семён.

аркадий

Просили приехать в морг, на опознание. Они тоже утверждают, что Семён умер. То есть, ты.

Телефонный звонок.

АРКАДИЙ

(по телефону). Да? Кто? Да. Что? (Звонок сотового телефона.) Спасибо. Извините, у меня «мобильник». (Кладёт трубку, говорит по сотовому телефону.) Да? Спасибо. Спасибо, держусь, как могу… спасибо.



СЕМЁН

Что?


АРКАДИЙ

Соболезнования. Всё, утро кончилось, наступил рабочий день.

Одновременно, зазвонили оба телефона. Семён входит.

АРКАДИЙ

Ну, и что всё это значит?



СЕМЁН

У меня недобрые предчувствия. По-моему, я всё-таки умер. Телефоны звонят по мне…

Аркадий выключает телефоны.

СЕМЁН

Может быть, я - привидение? Нет, привидений не бывает. А может быть, я - твоя отмершая совесть! Воплотилась и шляется.



АРКАДИЙ

Совесть – женского рода, а ты мужик. И совесть тоже не воплощается.



СЕМЁН

Да? Да, точно. Совесть к мужскому роду отношения не имеет.



АРКАДИЙ

Как себя чувствуешь?



СЕМЁН

А не поехать ли мне с тобой, в морг? На опознание. А!? Вперёд, брат, за истиной!

Семен открыв дверь, вновь натыкается ногой на невидимую преграду.

семён

Не могу пройти, здесь стена.

Аркадий выходит на лестничную площадку, оборачивается к Семёну. Семён протягивает руку навстречу руке Аркадия, натыкается на преграду. Рука Аркадия проходит преграду, сжимает руку Семёна. Аркадий дёрнул к себе Семёна, но Семёнова рука всё равно стукнулась о преграду.

СЕМЁН

Пусти, больно! Не могу, натыкаюсь.



АРКАДИЙ

Но я-то же прохожу. Давай, ещё.



СЕМЁН

Прости, я больше не буду. Очень больно биться о стену.

Аркадий входит в квартиру.

АРКАДИЙ

Ну, не бывает невидимых стен, Сёма, согласись. Что ты, как маленький. Это просто твоя похмельная слабость. Сам пил, помню. Но русский человек пробьёт любую стену.

Аркадий обеими руками схватил Семёна за плечи и толкнул в спину. Семён ударился лбом о преграду и рухнул, без сознания, на пол. Аркадий замер, потом ткнул ногой Семёна, тот не реагирует. Аркадий наклонился, потрепал Семёна за плечо, тот не реагирует. Аркадий осел, положил на колени голову Семёна.

АРКАДИЙ

(в ужасе) Сёма! Брат! (кричит) Ааа!



прихожая. вечер

Аркадий, Семён

Аркадий сидит на полу, на его коленях голова лежащего Семёна. Семён приходит в себя.



СЕМЁН

(привстаёт). Ну?



АРКАДИЙ

Опознал.


СЕМЁН

И родинки, и шрамы сверил?



АРКАДИЙ

Хоть тресни, ты труп. Ты - привидение.



СЕМЁН

Если туловище в морге, а сам дома, значит, душа на месте… притом, что всё-таки умер… получается – да, привидение. Стеша тоже была?



АРКАДИЙ

Куда там. Думаешь, дождалась? И след простыл. Решила, что я рехнулся. А я? Да, что я. Ты как?



СЕМЁН

Нормально. Правда, чердак трещит по всем швам. Отменно приложился. Давно я тут отдыхаю?



аркадий

Полный световой день.



семён

Только свет никакой – ни тот, ни этот. Порог мне не переступить. Вот, как я привязан к дому, не вырваться. Помянуть бы?



АРКАДИЙ

Согласен. Я тут прикупил. Как просил. На кухню?



семён

Заветная!

Семен подхватывается, идёт на кухню. Аркадий – за ним.

кухня. вечер

Семен, Аркадий

Входят Семён и Аркадий.



АРКАДИЙ

Последнее желание покойного – закон.



СЕМЁН

Э, нет, братан, это не последнее желание, это неизбывная потребность. К последнему желанию мы ещё обратимся. А есть ведь ещё и последняя воля.



АРКАДИЙ

Не жирно будет? Ишь ты, расходился.

Аркадий идёт к серванту, за стопкой, из холодильника достаёт закуску. Семён делает привычный жест, чтобы отвинтить пробку бутылки. Но по мере приближения к бутылке, руки Семёна начинают так дрожать, что приходится их опустить, и так –дважды.

СЕМЁН

Не получается.



АРКАДИЙ

(накрывая стол) Вот, пей.



СЕМЁН

Спасибо, братан. Хлебца бы?



АРКАДИЙ

Есть что и повкуснее…



СЕМЁН

Нет, Аркаша, только хлебца.

Аркадий ставит на стол хлеб на плетёнке.

АРКАДИЙ

Запивать будешь?



СЕМЁН

Грех!


АРКАДИЙ

Надо же, а при жизни без запивона уже не лезло.



СЕМЁН

При жизни из тебя сто граммов не выбить было, а тут два кило.

Семён пытается вновь откупорить бутылку, вновь не получается. Аркадий, задумчиво, глядит в окно.

семён

Как же мне тебя взять, вражина… не даёшься… не зря водка женского рода. Эх, царствие мне небесное… в мужском роде. Как пристроиться?

Семён протягивает руку за хлебом, но выходит та же история, что и с водкой.

АРКАДИЙ
Ты прости меня, брат, за всё, что сделал я тебе дурного… вольно или невольно.

СЕМЁН

Вольно, можешь расслабиться.



СЕМЁН и АРКАДИЙ

(вместе) По-моему, звонок? Пойду, открою. (переглянулись)



СЕМЁН

Иди, иди.



АРКАДИЙ

Может, не пускать никого?



СЕМЁН

А ты глянь – кто, и реши.



АРКАДИЙ

Классный из тебя мужик мог получиться.



СЕМЁН и АРКАДИЙ (вместе)

Эх, брат.

Аркадий уходит.
СЕМЁН

(«трясётся» то над бутылкой, то над хлебницей). Что ж это, ни выпить, ни закусить… как такое может быть? Я ж с ума сойду… мало мне, что привидение, так ещё и не выпить.

Входят Аркадий и Степанида.

СЕМЁН

Здравствуй, Стеша.



СТЕПАНИДА

Здравствуй, Сеня.



СЕМЁН и АРКАДИЙ

(вместе) Что ты сказала!?



СТЕПАНИДА

Поздоровалась… что такого? Лишний раз не помешает.



АРКАДИЙ

Ты поздоровалась с Семёном!



СТЕПАНИДА

Да? (Перекрестилась.) Свят, свят, свят. Оговорилась. Я пришла, тебя, Аркадий, проведать. Ты, как?



АРКАДИЙ

Всяко.


СТЕПАНИДА

Был на опознании?



АРКАДИЙ

Конечно.


СТЕПАНИДА

Возбудили уголовное дело?



АРКАДИЙ

Понятия не имею.



СТЕПАНИДА

Ну, ты писал заявление в милицию?



АРКАДИЙ

Нет, отказался.



СТЕПАНИДА

Я от тебя сбежала, не дождалась, испугалась, думала, ты – всё, сдвинулся… ещё в морг с тобой ехать. Сейчас ты – ничего, выглядишь.



СЕМЁН

Где твоё знаменитое «ау», Стеша…



СТЕПАНИДА

Сегодня весь день не своя, ау. Три дня полного счастья с тобой, Аркаша, и целый день полного ужаса с Семёном. Ау.



СЕМЁН

Пойду я от вас. Такое впечатление, что она меня слышит…

Семен идёт в прихожую.

СТЕПАНИДА

Слышу. Голос его слышу. Он меня преследует, как будто я виновата в его гибели.

Семен задерживается в дверях.

СТЕПАНИДА

Аркадий, так ты не потребуешь возбуждения уголовного дела по факту смерти твоего брата?

Семен уходит.

АРКАДИЙ

Не понимаю, тебе-то, что?



СТЕПАНИДА

Мне – ничего, а вот тебе? Пойми, тебе не хватает, как бы выразиться… гуманистической составляющей, что ли. Жесток ты больно, требователен в отношениях с людьми. Что осложняет твоё существование, соответственно и моё. Ау?


гостиная. вечер

Семен

Семен усаживает в кресло, слушая голоса из кухни.



голос степаниды

Вот и начни гуманизироваться с несчастных глупых ребятишек, которые сдуру прибили Сеню. Ему не поможешь, а пацанов упекут, всю жизнь поломают.



СЕМЁН

Ничего себе, заявки. А как же справедливость?



голос АРКАДИя

Да отстань ты со своей уголовщиной. Слышать не желаю, знать не хочу. Мне найти бы Сеньке место на кладбище посуше, чтоб комары не сжирали на поминках.



голос СТЕПАНИДы

Правильно.



голос аркадия

Он так и не выпил?

Входит Аркадий.

АРКАДИЙ

Ты так и не выпил?



СЕМЁН

Не поверишь, не смог.

Входит Степанида.

СТЕПАНИДА

Аркаша, опять заговариваешься? Водка! Ты развязал!? Ау…



АРКАДИЙ

(спохватившись) Бывает. Пришла, за деньгами на погребение? Сколько?



СТЕПАНИДА

Точной суммы ещё не знаю. Но наверняка не меньше штуки баксов.



АРКАДИЙ

Сейчас…


СТЕПАНИДА

Ой, да не надо, потом сочтёмся. А хотя, давай.

Аркадий подходит к серванту, открывает шкафчик, вынимает пачку купюр, кладёт на стол.

СТЕПАНИДА

Помянуть бы?



аркадий

Без проблем.

Аркадий уходит в прихожую.

степанида

Я деньги сочту пока.

Степанида пересчитает купюры.

семён

Изменить жениху с его родным братом! Надо было умереть, чтобы узнать правду о собственной невесте. Анекдот. Анекдот с привидением.



степанида

Ау… не скули, Сеня, на том свете, уж мы тебя помянём…

Входит Аркадий, приносит бутылку водки, две рюмки, плетёнку с хлебом и тарелку с закуской, ставит на стол.

степанида

Налил бы, руки заняты…



АРКАДИЙ

Хорошо, могу и налить.



СЕМЁН

И мне!


СТЕПАНИДА

(кладёт деньги в сумочку). И ему налей.



СЕМЁН и АРКАДИЙ

(вместе). Кому?!



СТЕПАНИДА

Ему, давай, я налью.

Степанида наливает водку в стопку, накрывает сверху хлебом.

СТЕПАНИДА

Надо фотографию поставить, я чёрную ленточку прихватила. Ты же не сообразишь.

Вынимает из сумочки фотографию Семёна, чёрную ленточку, - перевязывает ленточкой фото.

степанида

Возьми себя в руки, Аркаша. В России привидения не водятся, жилищные условия не подходящие.



АРКАДИЙ

Ну, хватит! Пейте уже.



СТЕПАНИДА

После похорон отбуксирую тебя к психотерапевту. Есть одно светило…



АРКАДИЙ

Я этому светиле… так засветил бы!



СТЕПАНИДА

Любишь!


АРКАДИЙ

Морду бить – нет.



СТЕПАНИДА

Меня любишь. Признайся, а?



АРКАДИЙ

Не время и не место. Пей и вали уже отсюда. Давай, Сёма, присоединяйся.



СЕМЁН

(глядит на свои затрясшиеся руки). Ничего-ничего, я потом, попозже.



СТЕПАНИДА

Нет, не стану пить. Ты же не любишь, когда от женщины пахнет табаком и перегаром.



АРКАДИЙ

Оставь меня в покое, Степанида! Уходи, пожалуйста!!!



СТЕПАНИДА

Пожалуйста. Псих. (выпивает залпом водку.) Ещё позовёшь. Ты не то, чтобы не сможешь без меня жить, ты без меня просто не захочешь. И никуда я не уеду от тебя, мой русский ангел.



АРКАДИЙ

А есть ещё и нерусский?



СТЕПАНИДА

(обвораживает) Мы же договорились, нерусским может быть только привидение. Ау? Куда ты денешься, старая хреновина. Любимый. Встретимся сразу после скорбных дел и отправимся в ЗАГС. А хочешь, венчаемся? И тогда я очищусь от грехов напрочь. Иди ко мне, муж мой.

Степанида и Аркадий обнимаются, целуются.

СЕМЁН

А так как я русский, значит, не привидение, я - ангел. Упорхнуть бы, да не на чем. Кто мне крылья обломал… Эй, ребята, я вам не мешаю?



АРКАДИЙ

Уходи… уходи, Стёпа.



СТЕПАНИДА

Ты мой. Я твоя. Мы друг для друга. Ау. Давай, простим друг другу всё, мой ласковый. Забудем былое. Пусть смерть нашего брата Семёна станет рубиконом, и с нами начнётся новая жизнь. И пацанов тех, убогих, кто Сеню отоварил, простим. Ладно?



АРКАДИЙ

Ладно, ладно. Иди.



СТЕПАНИДА

Мой. Твоя. Мы друг с другом. Ау.

Степанида уходит.

СЕМЁН

Интересно, почему мне до всех ваших «уси-пуси» параллельно? Как-то я совсем охладел к человеческой действительности. Точно умер. Ура.



АРКАДИЙ

Я тебя ненавижу.

Аркадий уходит в прихожую.

кухня. вечер

Аркадий, Семён

Входит Аркадий. За ним – Семён.



СЕМЁН

Врёшь, брат. Эта ненависть ко мне называется по-другому: любовь к ней. Как она тебя… за три дня-то ухайдакала. Умеет.



АРКАДИЙ

Да, я люблю. Люблю безумно! Так… так!.. так, как не бывает. А ты тут… ты всегда тут, всю мою жизнь ты тут. Тут как тут! Выметайся, нежить! Вон из меня, вон!



СЕМЁН

Ну, что с тобой, с таким, полемизировать. Я в тебе, ты во мне – какая особенная разница.



АРКАДИЙ

Ты умер, а я жив. Вот тебе и разница. Освободи помещение.



СЕМЁН

А если наоборот? Может быть, я жив, а ты умер?



АРКАДИЙ

Что? Как? Нет!



СЕМЁН

И стою перед тобой, кожа да кости, кровь с соплями. На, тронь. Я есть. Просто не все хотят меня замечать. Или ещё вариант: я жив, а ты со своими бабами – полтергейст. Шарашите по домам, бригада «ух», покоя не даёте. А, каково?



АРКАДИЙ

Что ты хочешь?



СЕМЁН

Выпить.


АРКАДИЙ

Пей.


СЕМЁН

Не могу! Идём, продемонстрирую.

Семен и Аркадий уходят.

гостиная. вечер

Семен, Аркадий

Входят Семён и Аркадий.



семён

Подхожу ближе, меня колбасить начинает, хоть воем вой «со святыми упокой».

Семён упирается взглядом в стопку с водкой.

семён

Ну, гадина, жидкость ненавистная… я тебя… всё равно, упакую… хочу тебя, хочу… ааа! (оседает на пол) Хорошо-то как, Господи… какая водка, класс.

Аркадий в изумлении смотрит на Семёна, переводит взгляд на стопку, снимает с неё хлеб, заглядывает в стопку, переворачивает её вверх дном.

аркадий

Пусто. Выпил!



СЕМЁН

А куда я, на хрен, денусь. Век живи – век учись, а сдохнешь - ничего не пригодится. Где справедливость? Аркаш, давай ещё, плещи!



  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница