Валерий Ковнир «адвокаты» «О, Генри! Такого Шоу вы ещё не видели»



страница1/7
Дата09.05.2016
Размер0.86 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7
Валерий Ковнир «АДВОКАТЫ»
«О, Генри! Такого Шоу вы ещё не видели»

(из подслушанного разговора двух театралов)
Адвокатская контора в Англии (Лондон). Её основатели (они же адвокаты) двое мужчин (35-40 лет), недавно вернувшихся из Америки, где они сделали себе небольшое состояние, отыскав на заброшенном ручье золотую жилу, и решивших вложить деньги в прибыльное (по их мнению), но не «пыльное» дело. До того, как уехать в Новый Свет в поисках удачи, оба закончили Оксфорд. Их основная работа – это составление завещаний и оформление документов по купле-продаже. Клиентов у них немного, так как они только недавно открылись, и поэтому один из них занят изучением основ игры на банджо, а второй – штудирует энциклопедию Дж. Даррелла.

Адвокатская контора находится на первом этаже двухэтажного здания, на втором живут сами адвокаты. Вместе с ними в этом же здании живёт и повар-китаец А-Син, которого они привезли с собой из Америки и который помимо обычных «утверждённых» блюд периодически балует адвокатов кулинарными экспериментами китайской кухни.

Контора представляет собой комнату с камином, все стены которой – это книжные шкафы с огромным количеством книг. Два рабочих стола на разных концах комнаты и на одинаковом расстоянии от входа. Множество кресел для посетителей (поддельный Чипендейл) и журнальный столик со свежей прессой.
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.
Один из адвокатов сидит в кресле у горящего камина (хотя на улице уже поздняя весна) и пытается извлекать звуки из банджо, которое у него в руках. На коленях – самоучитель игры на банджо Сэпа Уиннера. Второй стоит у окна и смотрит сквозь него на улицу. Из звуков, извлекаемых на банджо первым адвокатом, после множества затыков рождается некая музыкальная фраза, которая, постепенно обрастая звучанием других инструментов, превращается во вступление песни «Люди и собаки», которую поёт второй адвокат.
На улицах много гуляк и зевак

Неспешно несущих себя и наряды

И всё у них как у домашних собак

В зефире и в шоколаде


На мягких подушках у мисок с едой

Ошейник из кожи (ручная работа!)

Бок о бок жить рядом с чужою бедой

Им некогда и неохота


Так похожи друг на друга

Люди и собаки

(те, что тают в неге)

Жизнь скучна, однообразна

Словно сладко-приторная нуга

Сон до самого обеда

Чопорность, покой и никакого бега

Даже лень сказать порою «гав!»


Песня заканчивается нотами на банджо в исполнении первого адвоката.
2-ой адвокат:- Когда я смотрю на женщин, прогуливающихся с маленькими собачками, мне всегда непонятно: кто кого вывел на прогулку?

1-й адвокат: - Если собачка мужского пола, то естественно, что собачка свою хозяйку.

2-ой адвокат:- А если женского?

1-й адвокат: - Тогда они договорились….

2-ой адвокат:- Договорились? Но о чём?

1-й адвокат: - Пойти прогуляться и посимволизировать….

2-ой адвокат:- Посимволизировать?

1-й адвокат: - Ну да. Вид дамы, вырядившейся для прогулки, символизирует неприступность и независимость, а присутствие маленькой собачки, ну скажем, какой-нибудь чихуахуа….

2-ой адвокат:- Будь здоров…

1-й адвокат: - Спасибо, но я не чихал. Я просто сказал чихуахуа…

2-ой адвокат:- По-моему ты простудился…

1-й адвокат: - Я здоров. Здоров, как бык. Тьфу, тьфу, тьфу. (Стучит костяшкой пальца по деревянному подлокотнику кресла). Так вот, присутствие маленькой собачки, не важно какой породы, говорит о том, что в неприступной крепости оставлен некий лаз, называемый сентиментальностью, через который любой мужчина, если он, конечно, не конченый тупица, может проникнуть вовнутрь вражеских укреплений с наименьшими потерями для здоровья. Я настолько хорошо изучил все женские хитрости и увёртки, можно даже сказать собаку съел в этом вопросе, что, пожалуй, когда-нибудь на досуге напишу об этом книгу. Джулиус Скотт «Женская сущность». Звучит?

2-ой адвокат:- Представляю себе, что это была бы за книга. Размышления женоненавистника о женской природе или сто способов избежать счастливого брака. Ну что ж, пожалуй, книга могла бы стать бестселлером.

1-й адвокат: - А что, слог у меня хороший, фантазией бог не обидел. Помнишь, как хохотали те парни из Кентукки, когда я у костра травил им байки про то, как весело мы с тобой проводили время в Оксфорде?

2-ой адвокат:- Да уж, и половины из рассказанного тобой с нами вообще никогда не происходило.

1-й адвокат: - А это и не столь важно. Если чего-то не было или чего-то не знаешь – соври, но соври так, чтобы у слушателя не возникло ощущения, что его водят за нос. Врать надо убедительно. Именно в этом и заключён талант рассказчика. Да что я тебе рассказываю, ты же сам адвокат и всё это прекрасно знаешь.

2-ой адвокат:- Если ты возьмёшься за написание книги о женщинах, представляю себе, сколько небылиц размером со Скалистые горы ты наворотишь на страницах этого гениального произведения….

1-й адвокат: - Я буду это делать с одной единственной и самой благой целью на свете: предостеречь всю мужскую часть населения от женского коварства и их изворотливого ума. Тот не даст себя в обиду в этом мире, кто научится разбираться в женских фокусах и увёртках…. Предупреждён – значит вооружён!

2-ой адвокат:- Я думаю, что наша королева вряд ли одобрит выход этой книги в свет.

1-й адвокат: - Очень интересно. Это почему же?

2-ой адвокат:- Ну, она же всё-таки сначала женщина, а уж потом – королева. Можно только догадаться, что предпримет женщина, наделённая властью, если поймёт, что твоя, пока правда ещё ненаписанная, книга, может подорвать нравственные и моральные устои старушки Англии. Количество разводов, по крайней мере, может резко увеличиться. Но даже если это будет и так, лично я уже хочу почитать эту книгу. Позволь поинтересоваться, когда ты приступишь к её написанию?

1-й адвокат: - Как только совместно с Сэпом Уиннером разберёмся с тем, что сам мистер Уиннер написал вот в этом самом «Самоучителе для игры на банджо». Кстати непредсказуемость женского характера чем-то схожа с игрой на этом инструменте. В самый неподходящий момент женщина, как и банджо, может расстроиться, начать фальшивить и её терпение так же быстро лопается, как и струна на банджо, причём это может нанести играющему значительные физические увечья…. Поэтому играть на банджо так же сложно, а порою и очень опасно, как и пытаться понять женскую сущность.

2-ой адвокат:- Иными словами – один сплошной негатив во всём и никакого позитива. Не забывай, что среди цензоров твоей книги могут оказаться женщины.

1-й адвокат: - На этот случай в виде лирического отступления можно заготовить что-нибудь этакое типа: «если ваш друг представил вас своей девушке, и это никак не отразилось на её расположении к нему, то из этого можно заключить, что они созданы друг для друга». Как тебе такая мысль?

2-ой адвокат (с сарказмом):- Мысль просто гениальная по своей непорядочности не только по отношению к женщинам, но и по отношению к мужчинам тоже. Уж лучше так: если ваша невеста не сбежала из-под венца с вашим другом, то вы глубоко ошибались в том…

1-й адвокат:- …что она не сделает этого, став вашей женой!

2-ой адвокат:- Ну вот, я же говорил – никакого позитива!

1-й адвокат: - А, по-моему, очень даже замечательное высказывание. Пока не забыл - надо его срочно записать. (Продолжает наигрывать на банджо).

2-ой адвокат:- Позволь полюбопытствовать: сначала самоучитель, потом – книга, а когда же ты собираешься выполнять свои функции адвоката?

1-й адвокат: - А что, разве у нас такой бешеный наплыв посетителей, что не остаётся ни минутки свободного времени для того, чтобы заняться самообразованием или тем, к чему стремится моё творческое начало?

2-ой адвокат:- Твоё творческое начало, как ты изволил выразиться, может привести к тому, что в числе наших и без того редких посетителей не будет ни одной женщины…

1-й адвокат: - Не будет женщин, будут эти… ну как их… а, мужчины…

2-ой адвокат:- Очень сомневаюсь.

1-й адвокат: - Сомнения, мой друг, худший враг любого начинания… Мы же практически только-только начали наше дело. Вот увидишь, результаты не заставят себя ждать.

2-ой адвокат:- Пока что я слышу одно только твоё бла-бла-бла… на этой недоделанной арфе.

1-й адвокат: - Терпение, мой друг! Кстати сказать, у меня уже есть подвижки и определённые результаты.

2-ой адвокат: - В отличие от клиентов….

1-ый адвокат: - Да, в отличие от клиентов. Согласен, что в нашей работе очень важно наличие нескончаемого потока клиентов и посетителей. Но вся беда в том, что они, наши потенциальные клиенты, по всей видимости, считают, что будут жить вечно, и поэтому абсолютно не озабочены составлением собственных завещаний (звук банджо), по которым всё их имущество достанется тому, кому оно в принципе и должно достаться (звук банджо). Если только у составителя с головой всё в порядке (извлекает очередной звук из банджо). Потому, как муниципальные власти не дремлют (звук банджо), и всё, что нажито непосильным трудом при таком раскладе может «оприходовать кто-то, кто это вовсе не заработал». То-то (звук банджо).
Свет на сцене немного гаснет и усиливается на втором адвокате.
- Меня зовут…. Нет, лучше начать с фамилии. Моя фамилия Отт. О-Т-Т. С двумя Т. И в принципе ничего страшного и смешного в моей фамилии нет, фамилия как фамилия, если учесть, что мои предки выходцы из Германии, если бы не моё имя. При рождении мои родители окрестили меня Идди. С ударением на первом слоге. Не Инди, как Индиана Джонс, а Идди. И как вы сами уже могли бы догадаться, меня соответственно зовут Идди Отт. Не помню, кто мне сказал, но якобы по-русски это звучит, чуть ли не «придурок». Поговаривают также, что один русский писатель даже написал роман с таким названием и весьма и весьма прославился. Спешу предупредить сразу, что этот роман не про меня.
Идди поворачивается, было к первому адвокату, но потом, видимо что-то вспомнив, добавляет в зал:

- Кстати, моего друга… (бросает взгляд на первого адвоката) простите, компаньона и партнёра… зовут Джулиус Скотт.… Кстати, тоже через два Т. (поворачивается к Скотту).

- Чем целыми днями выслушивать твоё бесконечное бренчание на этой ковбойской балалайке, я с удовольствием защищал бы и отстаивал честь и достоинство какой-нибудь обиженной особы, где-нибудь, ну скажем, в Гаагском суде…. А если бы ещё и удалось выиграть процесс,… м-м-м представляешь, какая это была бы реклама для нашей конторы! Адвокатская контора «Отт и Скотт» стала бы самым популярным и востребованным местом во всей Англии. К нам бесконечным потоком потянулись бы богатенькие дамочки со своими проблемами и … деньгами.

Скотт: - А что, наши дела так плохи, и нам уже нечем платить жалование нашему повару-китайцу А-Сину?

Отт: - Ну, я бы не был столь категоричен…

Скотт: - Судя по тону, я начинаю подозревать, что запасы золота на нашем прииске…

Отт (перебивает): - На твоём прииске….

Скотт: - На НАШЕМ прииске истощились до неприличия, а я об этом почему-то ничего не знаю….

Отт: - Ничто не вечно под луной, мой друг Горацио. Но по счастью, к количеству золота на твоём…

Скотт: - На нашем…

Отт: - Хорошо, на НАШЕМ прииске в Нью-Мексико. Так вот к количеству золота это не имеет никакого отношения…. Или как говорят некоторые: на наш век хватит.

Скотт (возвращаясь к упражнениям на банджо): - В таком случае я склоняюсь к мысли, что у нас всего-навсего кончилась писчая бумага…
Скотт поёт «Песенку о бумаге»
Бумага стерпит всё Бумага стерпит всё

Всё вытерпит бумага Хоть рви её нещадно

Хоть ложь, хоть клевету Хоть жги её, хоть мни

Хоть спитч, хоть некролог Хоть рыбу заверни

Бумага стерпит всё Бумага не краснеет никогда

Вердикт суда в Гааге И вот что странно

Официальный тон Порой не отличишь на ней

И графоманский слог Фантазий от брехни


Бумага стерпит всё При помощи её

Доносы и советы Бухгалтер делит-множит

И даже в туалете Подводится итог

Бумага лучший друг Под жирною чертой

Бездарный эскулап Бумага может миловать

Строчит на ней рецепты Казнить опять же может

Не понимая сам Присутствием на ней всего

Чем вызван ваш недуг Одной лишь запятой

Бумага стерпит всё За то, что всё же к нам

Открытия и мысли С упорством черепахи

Признания в любви Дошли издалека

И пулю в преферанс Баллады и стихи

Бумага стерпит всё Никто не подал в суд

И слёз полночных брызги И не поставил памятник бумаге

И телеграфный шрифт За все её заслуги

И росчерки пера И за все её грехи!



Отт: - Надо вам сказать, что Джулиус по своей сущности – счастливчик, хотя и неплохой парень, в нормальном смысле. Мы вместе учились на юридическом факультете Оксфорда и, по окончании учёбы, не придумав ничего умнее, отправились в Америку на поиски счастья. Нашим девизом в те дни было следующее: «Пусть весь земной шар будет одной сплошной Англией, и пусть англичане правят миром». Согласитесь, несколько утопично и как-то уж очень попахивает юношеским максимализмом. К тому же править миром с пятью долларами в кармане, работая, где придётся и кем придётся (как правило, сезонными рабочими, и это с дипломами Оксфорда в кармане!) на мой взгляд, весьма цинично. В конце концов, удача приоткрыла нам своё личико в один из пасмурных и дождливых дней, пропитанных пессимизмом, пропахших меланхолией и тоской по Англии. Поворотным событием в череде непрекращающихся мытарств и неудач стали два набольших земельных участка, на никому не известной речушке в Нью-Мексико, приобретённые нами на последние деньги с таким чувством, с каким утопающий хватается за соломинку. Судьба, видимо спохватившись, что забыла сунуть Джулиусу серебряную ложку в рот при его рождении, решила реабилитироваться и сунула целый серебряный половник. На своём участке он нашёл золото, особо не прикладывая к этому никаких усилий. Ну а что нашёл на своём участке я? Правильно. Только дохлую кошку, которую, недолго думая, я зашвырнул в овраг. Если бы в тот момент меня увидела моя мать, она бы обязательно сказала следующее: «Ты зашвырнул своё счастье, сынок. Не будет тебе удачи на белом свете, потому, что всем, что к тебе ни приходит – ты швыряешься».
Дверь открывается и появляется посетительница, которая с ходу берёт быка за рога.
- Позвольте представиться: Бегония Сэвидж, кавалерственная дама ордена Британской империи.

Отт: – Чем мы можем мы быть вам полезными, леди?

Бегония: - Всё дело в том, что на демонстрации мод в Альберт-холле какой-то умник, видите ли, решил надо мной подшутить: прикинулся будто бы забыл, как меня зовут, и стал величать меня Дуронией.

Скотт: - Как-как, простите?

Бегония: - Дуронией. Прощаю. Так вот, шестнадцать газет это напечатали, и теперь я намерена возбудить дело против этих жалких бульварных листков.

Отт: - А существует ли способ, так сказать, примирения и разрешения этого неприятного инцидента без подачи дела в суд?

Бегония: - Конечно, если каждая из газет заплатит мне по одной тысяче фунтов стерлингов.

Скотт: - Однако…

Бегония: - Причём ответ на моё требование они должны дать с минуты на минуту…. Я назначила время и дала им номер телефона вашей конторы.
Начинаются телефонные звонки. Отт отвечает: «Адвокатская контора Отт и Скотт. Да мисс Сэвидж находится здесь. Да, она наша клиентка. Одна тысяча фунтов». Кладёт трубку. Тут же раздаётся новый звонок. Отт берёт трубку и отвечает теми же самыми словами. Кладёт трубку. Раздаётся звонок. Всё повторяется. С каждым новым звонком Отт отвечает всё короче и на последний шестнадцатый звонок, сняв трубку, отвечает только «Одна тысяча…» После последнего звонка он поднимает глаза на мисс Сэвидж и произносит:

- Поздравляю вас, мисс, вы только что стали богаче на шестнадцать тысяч фунтов стерлингов.



Бегония: - Этого и следовало ожидать. Огромное вам спасибо за помощь. Вот чек на тысячу фунтов. До свидания.
Встаёт и уходит. На журнальном столике остаются её перчатки, и она возвращается за ними. Скотт сидит спиной к происходящему и, думая, что Бегония ушла, не поворачиваясь к Отту, громко произносит:
- Идди, дружище! Ты упустил блестящий шанс. С её хваткой из неё получилась бы отличная жена: хороша собой, добродушна, у себя под носом видит всё, чуть дальше – ничего. Образцовая хозяйка – в политике круглая дура. Словом, не жена, а идеал.
Поворачивается и видит, что Бегония находится в комнате и внимательно его слушает.
Скотт: - Извините, мисс, я думал, что вы уже…

Бегония: - Да, я уже ушла, но потом подумала, что много потеряю, если не услышу столь пламенную речь, и вернулась. А, услышав её, решила кардинально изменить своё решение по поводу суммы вашего гонорара. (Берёт чек и рвёт его в клочки). Вот двадцать пенсов за то, что вы любезно разрешили мне воспользоваться вашим телефоном. (Забирает перчатки и выходит, громко хлопая дверью).

Скотт: - Поаккуратней, леди, а не то вам придётся заплатить ещё и за ремонт двери!

Отт: - Я всегда тебе говорил, что язык твой – враг твой. А также твоего кошелька.

Скотт: - Нашего кошелька.

Отт: - Хорошо, НАШЕГО кошелька. С твоими высказываниями, мы вообще останемся без клиентов и без … НАШЕГО КОШЕЛЬКА!

Скотт: - Идди, ну ты же знаешь мою позицию по отношению к женщинам, и, судя по отсутствию обручального кольца у тебя на пальце, мне казалось, что у нас с тобой на этот счёт мнения сходятся…. (начинает фальшиво наигрывать на банджо вальс Мендельсона)

Кстати, сегодняшняя выходка мисс Бегонии ещё раз подтверждает мою правоту в высказываниях и оправдывает моё нежелание сочетаться законным браком с представительницей противоположного пола.



Отт: - Джулиус! Что я слышу!?

Скотт: - Ты меня не так понял. Я имел в виду, что лучше быть свободным от брачных уз человеком. (Начинает играть на банджо, потом прерывается и декламирует).

«Не можем думать о тебе без содрогания,

О, раскрасавица весёлая Дурония….»
Отт смотрит в окно, где видит, как уходит Бегония.

Отт: - Жестокий мир, жестокие сердца…
Бегония поёт песню «Так устроен мир».
Мир так жесток

И жестокими нас

Делает прихоти ради

Жёсткими как

Из соломы матрац

Старой скрипучей кровати

Нас проверяет на прочность порой

И почему не ищите причину

Свой продолжает невидимый бой

Женщина против мужчины


Мир приглашает

На бал-маскарад

Выписав роли небрежно

Каждый найти должен

Парный наряд

В ярких и пышных одеждах


Этот – Пьеро, ну а тот – Арлекин

В поисках нежной своей Коломбины

Женщины могут быть в масках мужчин

И в масках женских – мужчины


Мир-полководец

Сыграет в свирель

Кинет военные карты

Полем сражения

Станет постель

Спальни – военным театром


Кто победит, а кто взят будет в плен

Всё просчитает спокойно и чинно

И поднимать с преклонённых колен

Женщина будет мужчину.



Скотт: - Я, пожалуй, пойду посмотрю за нашим поваром А-Сином….

Отт: - С каких это пор ты стал интересоваться кулинарией?

Скотт: - С сегодняшнего утра, когда узнал, что на обед у нас сегодня жаркое из хвостов китайских гупианов!

Отт: - Гупианов? А это ещё кто?

Скотт: - Если б я знал….
Выходит в дверь и сталкивается с посетительницей.
Скотт: - Прошу вас, леди.

Леди: - А вот этого не надо. Я сегодня не в том расположении духа, чтобы меня можно было о чём-то просить…

Скотт: - Как вам будет угодно.
Весьма нелюбезно отталкивает её и выходит.
Леди: - Однако…. (обращаясь к Отту) – Скажите, это контора «А вот и скот»?

Отт (сразу поняв, как себя следует вести с посетительницей, с улыбкой парирует): - Совершенно верно. Только если уж быть совсем точным, наша контора, как вы соизволили выразиться, называется «Кто войдёт – тот и скот»!

Леди: - Ха-ха, как смешно. Если бы отец не завещал мне всячески избегать адвокатов, лишённых чувства юмора, я бы немедленно покинула эту контору и лишила вас клиентки, чьё дело может принести вам целое состояние.
Оглядывает помещение и, видимо не удовлетворившись увиденным, останавливает взгляд на адвокате.
Леди: - А вы, по всей видимости, и есть мистер Скотт?

Отт: - Сожалею, но я – мистер Отт, а мистер Скотт был, да весь вышел (взглядом указывает на дверь).

Леди: - Да? Ну, впрочем, это не имеет никакого значения, мистер Отт. Я – Эпифания Фитцпатрик, если это вам о чём-нибудь говорит, и, кстати, у меня нет чувства юмора, и я не позволю смеяться над собой.

Отт: - Мне и в голову не приходит смеяться над клиенткой с годовым доходом в три четверти миллиона. Кстати, ваш отец был изумительный человек, сударыня.

Эпифания: - Мой отец был самый великий человек на свете и умер нищим. Я никогда не прощу этого свету.

Отт: - Нищим? Ничего не понимаю. Всем известно, что он оставил вам, своей единственной дочери, тридцать миллионов.

Эпифания: - А что такое для него тридцать миллионов? Он потерял полтораста. Обещал оставить мне двести миллионов, а оставил какие-то жалкие тридцать. Это разбило его сердце. И моё, кстати, тоже. Вы понимаете, что значит годовой доход в семьсот тысяч для женщины, воспитанной на доходе, который выражался семизначной цифрой? Это унижение! Понимаете?

Отт: - Стараюсь. Садитесь, пожалуйста.

Эпифания: - Нет. Я волнуюсь. Сяду, когда устану. Сядьте лучше сами и перестаньте суетиться.

Отт: - Как вам угодно. И в чём же суть вашего визита к нам?

Эпифания: - Я хочу составить завещание в пользу моего мужа и, кстати, указать в нём, что именно мой муж своим поведением довел меня до самоубийства.

Отт: - А как зовут вашего мужа?

Эпифания: - Элестер Дэкстер.

Отт: - Как?! Знаменитый боксёр-тяжеловес?!



Эпифания: - Вот именно. (мечтательно) Я называла его – Мистер Удар В Солнечное Сплетение. Я любила этого атлета и его … кулаки!

Отт: - И вы вышли замуж за человека только потому, что он профессионально умеет бить в солнечное сплетение?

Эпифания (игриво): - Он помимо этого был красив и в отличие от других интересных мужчин, хорошо выглядел раздетым, а я отнюдь не глуха к зову пола. До смерти не забуду, как во время нашего медового месяца я, взбешённая его холодностью, набросилась на него, и он с первого же выпада уложил меня этим своим отвратительным ударом. С тех пор он постоянно угрожал мне, что повторит этот опыт, если я опять выйду из себя.

Отт: - Неужели Элестер способен на это?

Эпифания: - Вздор! Я сама просила его об этом. Так мне легче держать себя в руках. Сила – одна из немногих его черт, которые многое искупают. В драке он энергичен, серьёзен, действует обдуманно. Я почти уважаю его за это.
  1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница