В. Ю. Малягин Преосвященный Зосима, епископ Якутский и Ленский. Книга памяти



страница7/17
Дата04.05.2016
Размер3.48 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17
Екатерина Апросимова, заместитель декана горного факультета, г. Якутск:

Июнь 2006 года выдался жарким, на территории Епархиального управления царил покой, на деревянных скамьях от солнца выступали капли смолянистой «росы», а горячий воздух прочерчивали бесчисленные жуки дровосеки.

Профессор Галина Рац, журналистка Ольга Сергеева и я, занятые подготовкой книги воспоминаний якутян о служении в нашем северном крае архиепископа Германа, ждали владыку Зосиму. Шел второй год, как епископ прибыл в Якутию, а я, признаться, все еще ревниво сравнивала его с первым архиереем. Работая с 2000 года в общественном Центре помощи жертвам деструктивных культов, мы с ним часто встречались. Наш первый архипастырь отличался строгостью и требовательностью не только к себе, но и к окружающим, однако при этом был по настоящему добр.

Завидев владыку Зосиму, мы подошли объяснить цель своего визита, и он тут же назначил встречу – на следующий день. Меня изумила доброжелательность и открытость епископа.

Назавтра во дворе Преображенского собора, недалеко от трапезной, состоялась наша первая беседа с правящим архиереем. Узнав о подготовке книги воспоминаний об архиепископе Германе, владыка Зосима как то по детски удивился и обрадовался. Добрая, светлая улыбка освещала его лицо в течение всей беседы: «Конечно, он же первый! Он всегда будет первым в ваших воспоминаниях, а каким стану я, еще неизвестно».

Рыжеватые борода и волосы, умытые солнечными лучами, казались еще ярче, а конопушки делали лицо епископа добродушным и каким то родным. Он спросил: «Как вы думаете, хорошо было бы открыть здесь семинарию или духовное училище?» Слово за слово, и разговор, поначалу предполагавший быть кратким, перерос в часовую беседу. На прощание владыка благословил нас на издание книги. Мы долго обсуждали встречу, детали разговора, а душа пела и радовалась. Радовалась тому, что новый епископ «ничуть не хуже» владыки Германа, что он молод, полон идей и доброжелателен.

Позже, когда была нужда, я, преодолевая порой разные неблагоприятные обстоятельства, обращалась к владыке, и, несмотря на занятость, он всегда старался помочь.

Сегодня, вспоминая первую встречу с епископом Зосимой, я думаю о том душевном тепле, которое он оставил в наших сердцах. Размышляю о добросердечии и терпимости, которые Преосвященный проявлял по отношению к окружающим и которые должны стать примером для многих и многих людей, общавшихся с ним.

Ирина Чайка, двоюродная сестра владыки:

Меня всегда удивляло одно его замечательное качество: он был совершенно одинаково уважителен по отношению ко всем людям. Искусственно демонстрировать это невозможно, такое отношение было его внутренним состоянием. С каждым, кто бы тот ни был, он разговаривал с одинаковыми интонациями – уважительными, ровными, теплыми.

Когда в Якутии побывал В.В. Путин, меня, как госслужащего, это, естественно, интересовало и я его спрашивала о деталях визита. А он мне сказал: «Да нет, ничего особенного не случилось, все было нормально. Я служил, он присутствовал на службе. А как иначе – ведь праздник великий...» Полное отсутствие лицемерия.

Но ведь люди бывают разные, с разным приходят – видит ли он это? Я как то задала ему такой вопрос. И он ответил: «Конечно, вижу. Но хоть они и разные – болит у них одинаково. И они просят молитв. Значит, я должен молиться...»


Игумен Иов (Талац):

Удивительно то, что епископство его совершенно не изменило человечески. Удивительно, потому что все мы – люди немощные, власть или богатство на нас влияют и очень многих меняют не в лучшую сторону. Не зря говорят: хочешь узнать человека по настоящему – дай ему власть. А ведь Епископ – это власть очень большая, это глава Поместной Церкви. И иногда легче добраться до Президента, чем до Епископа...


Визит В.В. Путина в Якутию. Январь. 2006 г.


Но даже и став епископом, владыка Зосима остался таким же простым и смиренным, каким был всегда. В каждом священнике и мирянине он по прежнему видел брата, в каждой обращающейся к нему женщине – сестру.

Конечно, бывали у него нелегкие периоды жизни, иногда он испытывал одиночество, особенно – уже будучи епископом. Ведь очень многие проблемы в своей Епархии можешь решить только ты сам, Епархиальный архиерей, и тебе даже никто не может в этом помочь, никто не может дать совет. А иногда он жаловался на то, что даже не может запросто, как любой священник, приехать в какой то храм и просто послужить Литургию. Нет, надо заранее созваниваться, договариваться, чтобы не застать священство и прихожан врасплох. И это естественно: чем выше твоя власть – тем меньше у тебя личной свободы, тем меньше ты принадлежишь самому себе.


Протоиерей Димитрий Иванов:

Как то раз, уже будучи епископом, он заехал ко мне в храм и молился в алтаре во время Литургии. Перед ее началом владыка попросил меня: «Только, пожалуйста, служи так, как всегда, как будто меня здесь нет. Иногда так тяготишься отношением к тебе как к архиерею. Хочется отношения доброго, человеческого, а не страха и трепета...»


Игумен Петр (Мещеринов):

Архиереем он был – думаю, без преувеличения – уникальным. Несколько освоившись со своим новым служением, он без всякого лукавства и рисовки говорил мне, что оно ему очень нравится. Но нравилось ему именно пастырство – возможность, обустраивая церковную жизнь, проповедовать Христа и дарить людям любовь и добро, – а вовсе не архиерейская власть, почет и деньги. Высокий сан нисколько не изменил ни его простого и открытого характера, ни строгого отношения к своему монашеству. Владыка остался бессребреником, совершенно нестяжательным человеком. Бывая в Москве, он всегда приходил в Данилов монастырь, и было видно, какую радость доставляет ему общение с братией. В этом общении никогда не чувствовалось натянутости, искусственной дистанции; с ним запросто можно было попить чаю, поболтать о том о сем; владыка говорил, что он отдыхает душой в таком братском общении.

Как то в один из его приездов в Москву я попросил владыку послужить на монастырском подворье, настоятелем которого я являюсь. Получив соответствующее благословение священноначалия, владыка приехал – и в нашем крошечном храме состоялась первая и единственная на сегодняшний день архиерейская служба. Она запомнилась всем прежде всего необыкновенной простотой и какой то молитвенной легкостью. Владыка служил иерейским чином, не было ни орлецов, ни дикириев с трикириями, ни иподиаконов с рипидами, ни громогласного протодиакона, ни прочих атрибутов сложного чина архиерейской службы, – но было ощущение полноты Церкви, евангельской радости и глубины Литургии. После службы за общей приходской трапезой владыка запросто общался с нашими старушками, совершенно очаровав всех своей лаской и открытостью.

Михаил Николаев, первый Президент PC (Я):

Он с первой нашей встречи оставался для меня человеком радости и оптимизма, человеком кипучей деятельности, неукротимой энергии, высокой культуры, далеко простирающихся жизненных планов.

Представить его себе хмурым, вялым, озабоченным я просто не могу. Я буду помнить всегда его улыбку, светлый и приветливый взгляд.

Оставим Богу власть судить и оценивать заслуги епископа Зосимы. Однако я непоколебимо верю в то, что владыка Зосима любил истинной христианской любовью каждого человека, был для всех нравственным маяком, примером благородства и великодушия. Он преданно и усердно служил Богу, Церкви и Отечеству. Горячо любил народ Республики Саха (Якутия), наш суровый край и заслужил ответную любовь. Память о нем будет вечно жить в нашем народе.

Я вновь и вновь по христиански прошу у него прощения за возможные огорчения, которые когда либо невольно доставил ему. И благодарю его за неизменно доброе и внимательное отношение ко мне.

История Православия в Якутии написана деяниями великих подвижников, в том числе архиереев. Жизнь продолжается, жизнь вечная. Нет сейчас более важной проблемы и у нашей республики, и у нашего Отечества, чем духовно нравственное совершенствование человека. От его уровня зависит глубина восприятия жизни, внутренний мир, физическое и психическое здоровье, плодотворная творческая деятельность.



С М.Е. Николаевым. Октемцы. 2006 г.


Но духовно нравственное в народе всегда связано с вероисповеданием. И потому государство не может остаться безучастным к деятельности Церкви в нашей республике. Ее былые позиции были восстановлены еще двадцать лет назад и с тех пор неуклонно укрепляются. Я верю, что духовный подвиг почившего епископа Зосимы получит достойное развитие во все последующие годы и войдет лучшими страницами в историю народа саха, народа нашей республики, как вошел в историю подвиг его предшественников. Православная Якутия никогда не была забытым Богом уголком. И никогда им не станет, здесь никогда не иссякнут Вера, Надежда и Любовь.
Инокиня Евфросиния (Миронова):

Первые год полтора после приезда было очень трудно. Во первых, приехали мы под зиму, да и первая зима выдалась очень суровая (в начале декабря морозы придавили за  50°), Епархиальное управление тогда располагалось в маленьком деревянном доме на территории женского монастыря. В этом домике жила настоятельница, находился кабинет епископа и еще две небольшие комнатки, в которых работало пять человек. Зимой в домике было так холодно, что мы никогда не разували унты, пальцы деревенели, пока что то наберешь на компьютере. Владыка сразу же начал объезжать приходы, знакомиться с духовенством, людьми.

(Интересно, что приехал владыка в Якутию перед Покровом, а уже в середине ноября мы побывали в Национальном Архиве PC (Я). Интерес к истории Епархии, своим предшественникам был для владыки так же важен, как и знакомство с современным положением.)

Почти сразу по приезде владыка ознакомился с наличием книг в Епархиальной библиотеке, это была небольшая, скорее приходская библиотечка при кафедральном соборе, фонд которой составляли в основном книги духовно нравственные общедоступного содержания, детская литература и немножко святоотеческой литературы. Владыка в конце октября прилетел в Москву, а мы (те, кто поехали с владыкой в Якутию) собирались вылетать в Епархию 31 октября. Владыка вызвал меня, дал внушительную сумму денег и благословил приобрести духовную литературу для будущей епархиальной библиотеки. Причем просил покупать побольше Святых отцов, книг по истории Церкви, серьезной духовной литературы. Дал мне послушание библиотекаря и зав. архивом Епархии. Архив нужно было формировать, собирать материал, но владыка считал что знание прошлого, истории очень важно. Те книги, которые мы привезли тогда в Епархию, легли в основу будущей епархиальной библиотеки, которая в дальнейшем стала библиотекой духовного училища. Впоследствии каждые полгода мы пополняли библиотечный фонд, а владыка привозил много интересных изданий из разных мест, где ему приходилось бывать.




Александр Сперкач:

Я имел возможность знакомиться с научными изысканиями Зосимы еще во время их подготовки к опубликованию. Тут проходил оживленный обмен мнениями по различным вопросам, связанным с историей России, непосредственно с событиями в церковной среде. Говорили мы и о бунтах в церковных образовательных учреждениях в период так называемой первой русской революции. По словам владыки, главные свои выводы он не мог излагать прямо ни в статьях, ни в подготовленной им монографии.

В частности, после многолетних своих изысканий, в том числе архивных, он пришел к выводу, что упомянутые бунты и брожение были сознательно инспирированы частью профессорско преподавательского состава, заблаговременно их готовивших. Кем то из них, в этом случае, двигал культ борьбы с существующей тогда в России властью, культ, охвативший существенную часть образованного общества; другие желали коренной реорганизации церковной жизни (если мне не изменяет память, по большей части, по протестантским образцам).

Мнение же свое владыка не мог прямо выразить, во первых, потому, что считал в принципе неприемлемым для своих работ дух острой дискуссии и полемичности, а подобные высказывания, волей неволей оказались бы как раз такими; во вторых, многие из упомянутых профессоров сами впоследствии стали жертвами коммунистического режима и их, по мнению Зосимы, скоропалительно начали объявлять новомучениками, между тем как их поглотила та волна, которой они сами помогали до того подняться.


Анастасия Алексейчук (Ларионова):

Я очень благодарна владыке, что он меня взял с собой в Якутск. Дело не в том, что нужны были помощники – там очень много хороших, желающих принести пользу Церкви людей. И как раз то от близких владыка много претерпел – обычные ревность и зависть стоили ему многих нервов и здоровья, да и приезд новых людей, близких к архиерею, вызвал у кого то и осуждение и недовольство. Владыка тем, что он нас взял с собой, в первую очередь, сделал милость для нас. Для меня годы в Якутске навсегда останутся самыми драгоценными – я от всего сердца полюбила Якутию, наши храмы, сотрудников Епархии, и даже приезжая в отпуск в Москву стала говорить «у нас в Якутске», «наша Якутская епархия». Для меня она действительно была такая родная, наша. В Епархиальном управлении всегда чувствовалась жизнь – не было такой тоскливой атмосферы административного учреждения. Владыка всех заражал своим энтузиазмом, энергией, желанием что то созидать. Даже мои бесчисленные бумажки владыка учил меня любить. Иногда изведя не одну пачку бумаги, начинала жаловаться, а владыка: «Ну потерпи, без этих бумажек не откроют приход, а без этой стопки отчетности – закроют, а эти бумажки – наша церковная собственность».



Он был истинным Пастырем и талантливым руководителем, организовавшем миссионерские поездки по Лене, крещенские купальни, Рождественские чтения, возрождение духовного образования, возведение храмов – это самое крупное, всего не перечислишь. Он весь был полон желания творить, созидать, а должность управляющего Епархией давала и поле деятельности – бескрайние якутские просторы, и начальственные рычаги для ее осуществления. В остальном владыка своей властью не пользовался и свое высокое положение, наоборот, в разных ситуациях всегда умалял – за стол в неофициальной обстановке старался сесть где то сбоку а не во главе стола, всех сам обслужить, подать чай, угостить, а когда и сумки помогал поднести.

Иерей Анатолий Астафьев, настоятель храма святителя Иннокентия Московского, г. Ленск:

В первый раз владыку я увидел в 2004 году – и это стало поворотным моментом в моей жизни. Происходило все в Никольском храме, где я преподавал на Молодежных курсах. Мы, признаться, ожидали увидеть другого архиерея – он совсем не походил на владыку Германа... Но лицо и глаза епископа Зосимы меня поразили с первого взгляда – такую открытость и прямо таки детскую чистоту доводилось встречать нечасто. Прихожане один за другим потянулись к новому архиерею за благословением, подошел и я, и в этот момент сердцем почувствовал, что буду служить Церкви. Вопрос – не уйти ли с работы, чтобы посвятить себя Богу – мучил меня и до этого, но решиться окончательно я смог в момент первого знакомства с владыкой. Случайно или нет, но ответ именно тогда стал ясен как день.



Он рукополагал меня во диаконы, потом – во священники, мудро наставлял. Помню, как тяжело давалась мне служба диаконом: много нового – чтение на церковнославянском языке, масса канонических правил, которых я тогда не знал, – без соответствующих знаний я чувствовал себя двоечником второгодником. Но учиться владыка не благословлял, при всей его любви к образованию: «Больше впитывай приходскую жизнь, с людьми общайся». Проходит 50 дней, – и, как гром среди ясного неба, известие о решении архиерея завтра же рукоположить меня во священники. Сказать, что я испугался ответственности, значит ничего не сказать. Но владыка был непреклонен, а через три года моего священно служения благословил учиться. Так он вводил меня в Церковь не только в прямом, но и в глубинном понимании этого.
Марк, архиепископ Вятский и Слободской:

Если вспомнить евангельскую притчу о талантах, то владыка Зосима – яркий пример человека, который свои таланты не закопал в землю, но сохранил, развил и приумножил. Я видел своими глазами, как он переживал за свою Епархию, как хотел привнести в нее все самое лучшее. Неоднократно он бывал у нас в Хабаровске, посещал наш Петропавловский женский монастырь, смотрел, какие там пишутся иконы и возжелал и в своих храмах видеть образа, написанные хорошей рукой.

Ему нравилась Хабаровская духовная семинария, он видел, что она сегодня является духовным центром всего Дальнего Востока и Забайкалья, готовит пастырей для всего региона, который лежит к востоку от Байкала. Поэтому он посылал учеников из Якутии учиться к нам в семинарию. В то же время он не был простым потребителем, как говорится, духовных благ – он понимал, как важно создать ту среду, которая правильно воспитает будущего пастыря.

А надо сказать, что весь наш Дальний Восток был, по сути, в полном церковном разорении. Вот простой пример: до революции по Амуру (три тысячи километров) стояло более ста храмов. Когда в 90 е годы заново открывались епархии, храмов не было ни одного. На Чукотке, на Камчатке, в Магадане – ни одного прихода не было! В Хабаровском крае два прихода оставалось.

Это я говорю о том, насколько архиереям в тот период восстановления дальневосточных епархий было тяжело. Иногда (даже часто!) приходилось рукополагать священников, которые никогда в своей жизни не видели храма! Как же важно в таких условиях подготовить настоящих духовных пастырей! Как важно открыть для них святыни нашей Церкви!

В Хабаровском крае с архиепископом Марком и архиепископом Евгением. 2007 г.


Понимая это, владыка Зосима подарил Хабаровской духовной семинарии ковчег с частицей мощей святителя Иннокентия Московского. А мы в знак благодарности преподнесли ему в дар икону этого великого святого, миссионера и просветителя. И с его мощами мы теперь ходим крестным ходом по Амуру от Хабаровска до Николаевска на Амуре (около тысячи километров) и освящаем этой святыней окружающий нас мир. Нам важно, чтобы живущие по Амуру православные люди, которые икон и мощей в советское время не видели, тоже могли приложиться к святыням и напитаться их духовной благодатью и светом.

О чем хочется сказать? Все эти дела духовного просвещения, все эти семена, которые мы, в меру своих сил, сеем, – рано или поздно дают всходы, создают связь духовного единения. И это самое дорогое. «Се, что добро, или что красно, но еже жити братии вкупе», – сказал псалмопевец (Пс. 132, 1). Вот так мы, епископы Дальнего Востока, поддерживаем друг друга чем можем. Из этой взаимной поддержки и складывается то единое целое, которое питает души и архипастырей, и пастырей, и пасомых.
Инокиня Евфросиния (Миронова):

Прожив какое то время в Якутии, владыка столкнулся со сложностями этого отдаленного региона. Одной из главных проблем была нехватка священнических кадров. Большинство священников были приезжими, с «большой земли». Прослужив в Якутии 5 10 лет, они стремились вернуться в родные места. И владыка понял, что нужно воспитывать свои кадры, растить священников из местного населения. В 2006 году было принято решение об открытии Якутского духовного училища. Из МДА и СПбДА были направлены выпускники преподаватели. Это было детище владыки. Он сам вникал во все проблемы и внешние, и внутренние, сам преподавал, общался со студентами, преподавательским составом. Училище располагалось в здании Епархиального управления. Сотрудники Епархии и училища трудились вместе, вместе молились, встречали праздники, отдыхали. Это была как бы одна большая семья, которую объединял владыка.



Владыка очень трепетно, по отечески относился к студентам. Я иногда просила благословения позвать кого то в дом, помочь в каких то хозяйственных делах. Владыка всегда очень неохотно разрешал, и не потому, что не хотел, чтобы студенты бывали в архиерейском доме, а потому что жалел их: они и учатся, и в Епархии какие то труды несут. И если разрешал позвать ребят, то просил обязательно после выполнения работы устроить им угощение, купить для них что то вкусное, чтобы у них было ощущение праздника. Он относился к ним как к детям.

Здание Епархиального управления г. Якутска


Афанасий Мигалкин, руководитель Департамента по делам народов и федеративным отношениям PC (Я) до июня 2011 г.:

Он был чистым практиком. Никаких фантазийных, «маниловских» планов у него не было. Все исходило из жизненного опыта. Все, что он планировал, было принципиально разрешимо, а потому и успешно решалось.

Даже Божественная литургия на якутском языке в Храме Христа Спасителя 9 декабря 2007 года – это же уникальное событие, огромное достижение всей Якутии. Нет, шире – всей Русской Православной Церкви...

В апреле 2009 года я заметил, что он ходит грустный, поинтересовался, отчего. Он ответил встревоженно:

– Меня назначили 1 мая сослужить Святейшему Патриарху на Американском подворье.

На открытии Пасхального фестиваля «Золотые купола»


– Ну так что? О чем тут волноваться?

– Существует такой обычай: после подобной службы могут отправить на служение далеко за границу А я не хочу уезжать из Якутии, я люблю этот народ, эту землю и хочу остаться здесь!

Зато в мае, после поездки, он ходил радостный:

– Никуда не еду, остаюсь в Якутии!..

Его мечтой было передать когда нибудь духовную власть епископу якуту или хотя бы просто местному уроженцу...
Диакон Георгий Протасюк:

Я долгое время служил на Орловской земле, в храме преподобного Сергия Радонежского города Ливны, и не думал, что Господь призовет меня трудиться на Якутской земле.

Летом 2007 года иеродиакон Ефрем (Пашков) приехал в отпуск к родителям из далекой Якутии. Он очень много рассказывал об этой северной земле, о Епархии, а больше всего о владыке Зосиме, о том, какой у них добрый и милостивый архиерей, что меня очень тронуло. Из слов отца Ефрема я понял, что владыка очень доступен и прост в общении с людьми, невзирая на их положение и статус. Где то в глубине души я даже позавидовал отцу Ефрему что у них такой епископ, которому можно открыть душу и получить духовный и отцовский совет. Появилось желание поехать служить в Якутию. Посоветовались с супругой, решили, что надо спросить еще и родительского благословения. Все отговаривали, говорили, что туда в свое время ссылали... И вот я уже набираю номер отца Ефрема и спрашиваю, не найдется ли место в Епархии для нас? Ответ получили через месяц, владыка согласился и благословил дать свой номер телефона. Впервые я позвонил 19 декабря 2007 года, мы говорили долго, голос владыки был ровным, тихим, спокойным. Следующий наш телефонный разговор состоялся на Рождество, и тогда я спросил у владыки, когда он будет в Москве, и благословит ли на встречу с ним, на что он охотно согласился.

Конец февраля, Москва, Чистый переулок, Патриархия. Владыка Зосима именно там назначил мне встречу в 11 часов утра, я приехал раньше, на душе было спокойно. И вот встреча. Я стою во дворе Патриархии, а владыка вышел на крылечко из приемной Патриарха и окликнул меня: «Отец Георгий, это Вы?» На душе было волнение, но когда я подошел поближе к владыке, взял благословение и посмотрел ему в глаза, – успокоился. В глазах была отцовская любовь. Лицо архиерея светилось, добрая улыбка и тихий голос окрыляли и успокаивали. Беседовали долго. Владыка рассказал о трудных условиях жизни на севере, о состоянии Епархии, о нехватке священнослужителей. Потом расспросил меня о моем служении и заверил: «Все будет хорошо, надо немножко подождать». Слова владыки сбылись.

Крестины младенца Анастасии Протасюк


В сентябре 2008 года я с семьей приехал в Якутск. В аэропорту нас встречал секретарь Епархии отец Ефрем. На второй день принял владыка, напоил чаем, очень долго говорили, беседа была задушевной. Преосвященнейший сказал, что я буду нести послушание в кафедральном соборе, на месте старшего диакона, и опять заверил, что все будет хорошо.

Первую Божественную литургию на Якутской земле мы служили в Преображенском соборе. В этот день был праздник Воздвижения Креста Господня и четвертая годовщина архиерейской хиротонии владыки. Служба прошла на одном дыхании, хотя я очень переживал. Дальнейшее служение проходило своим чередом. С владыкой Зосимой было очень легко молиться. Во время службы он всегда был сосредоточенным, молитва лилась из глубины души и, глядя на епископа, мы ощущали силу его духовного ходатайства за свою паству Когда мою супругу положили в роддом, я сразу позвонил архиерею и попросил святых молитв, на что он ответил: «Я обязательно сейчас же помолюсь, сильно не переживай, все будет хорошо». И действительно, все прошло хорошо.



Однажды перед Рождеством владыка вызвал меня в кабинет и сказал: «Отец Георгий, принимай Воскресную школу так как отец Дионисий рукоположен во священника и уезжает на приход». Я сказал: «Владыка, я не смогу не справлюсь», а он в ответ: «Справишься, да еще как справишься», и опять заверил: «Все будет хорошо». Владыка очень любил детей, всегда интересовался, что нам надо для школы. Он говорил: «Дети – это наше будущее, и мы должны уделять им как можно больше времени и внимания».
Николай и Светлана Белолюбские, члены Союза архитекторов Якутии и России, почетные архитекторы Якутии:

С владыкой Зосимой мы проработали четыре с половиной года. По его благословению выполнили более 25 эскизных и рабочих проектов церковных зданий, из которых 9 уже реализованы. С ним было очень интересно и поучительно работать. Владыка мягко направлял наши архитектурные мысли, он как бы спрашивал, советовался, но при этом сам являлся источником ценнейшей информации. Рассказывал, как красиво и удобно все сделано в других храмах и епархиях, подбирал для нас книги, отмечая закладками нужные образцы. Владыка постоянно и деликатно наставлял нас, объясняя смысл многих простых истин. Наверное, мы не все понимали, не всегда могли реализовать те идеи, которые он хотел воплотить в жизнь, но наш епископ никогда не повысил голоса, не высказал резкой критики или досады. Он всегда подбадривал нас, а глаза его улыбались и лучились теплотой и любовью.

С нами, архитекторами, владыка Зосима начал работать с 2006 года. В январе он пригласил нас к себе, чтобы поговорить о строительстве новой церкви в городе Покровске. Весь предшествующий 2005 год епископ занимался организацией духовного училища, изучением истории Якутской епархии, в том числе строительства храмов. Вероятно, поэтому он сразу согласился с тем, что будущая церковь должна быть построена в стиле старинной двухэтажной Кангаласской Покровской церкви XVIII века. Следует отметить, что в истории храмостроительства Якутии XVIII век выделяется возведением самых красивых церквей – в стиле «сибирского барокко». Не случайно при проектировании церкви для поселка Жиганск владыка Зосима тоже благословил воссоздать образ старинной казачьей церкви. Более того, он говорил о необходимости и в дальнейшем следовать строгому архитектурному стилю, сложившемуся в Якутии.

Храм Покрова Божией Матери. Покровск


Весь период проектирования и возведения Покровской и Жиганской церквей архиерей как бы присматривался к нам, не делая особых замечаний и, вероятно, решал, а стоит ли нам доверить воплощение своей главной мечты – строительство комплекса Якутского духовного училища и Богородицкой церкви. При его проектировании владыка уже вникал в каждую деталь, совершенствовал каждый планировочный узел. Он являлся главным идеологом и вдохновителем нашего творческого коллектива. Подчеркивал, что необходимо создать весь комплекс в едином архитектурном стиле, ориентируясь на детали и формы Богородицкого храма. Эта небольшая приходская церковь Заложного района уникальна тем, что соединяет в себе методы строительства как XVIII, так и XIX столетий.

Храм Святителя Николая. Жиганск


При подготовке реставрационных работ, когда Богородицкая церковь освобождалась от безобразных пристроек и встроек советских времен, владыка Зосима часто приезжал на стройплощадку. Внимательно осматривал каждый уголок храма и восхищался работой старых мастеров. Он радовался каждому кирпичу с причудливым изгибом, кирпичным сводам, каменной лестнице в стене колокольни. Находил замурованные ниши в алтаре и настаивал на использовании каждого проема. Именно владыке принадлежит идея воссоздать перспективный портал и поставить полукруглое окно над входом на западном фасаде. Он хотел украсить Богородицкий храм старинными иконами и установить старинный иконостас из Предтеченской церкви, который чудом сохранился до наших дней. Нужно было видеть сияющие глаза владыки, когда привезли детали иконостаса, и мы взялись раскладывать драгоценные реликвии, чтобы понять первоначальный замысел мастера. Епископ Зосима восхищался каждым завитком резьбы и безошибочно соединял детали, с которыми мы порой стояли в растерянности. Сейчас, по благословению архиерея, ведется реставрация этого иконостаса, с учетом конфигурации высокой восточной стены Богородицкой церкви. Владыка очень любил этот храм, готовил освящение к приезду Патриарха и хотел отслужить Божественную литургию в центральном алтаре.

На лесах Богородицкой церкви


Рядом с каменной церковью он благословил воссоздать деревянную Тихоновскую, с использованием древних бревен старой колокольни. По архивным данным, «чтобы употребить этот материал с пользой для церкви», из него соорудили «караулку» «против церкви на запад». Это сооружение и по сей день стоит недалеко от храма, поражая толщиной своих бревен, достигающих в диаметре 60 см.

Не забыл владыка и о наших предках, похороненных на старинном кладбище возле Богородицкой церкви. В апреле 2010 года он утвердил эскиз поминальной часовни, предполагая упокоить под ней останки тех, кого невольно потревожат во время строительства комплекса.


Богородицкая церковь. Якутск


2 мая 2010 года епископ Зосима собрал строительный комитет и много говорил о планах нового строительства. Возлагал большие надежды на новые храмы в городах Удачный и Ленск. В то же время сетовал по поводу недостатков, которые неизбежно сопутствуют нашей работе. Владыка прекрасно понимал, что в советский период прервался опыт преемственности при проектировании и строительстве церковных зданий и нам, конечно, еще не хватает мастерства. Он очень надеялся, что мы сможем учесть все недостатки и просчеты, допущенные при реставрации Богородицкой церкви, так как нам предстоит восстанавливать Троицкий собор. Так получилось, что за неделю до своей кончины владыка Зосима определил главную цель в нашей работе – очень грамотно и профессионально отреставрировать Троицкий собор, который со дня своего основания в 1708 году был сердцем православной жизни Якутии.

В нашем семейном архиве хранится фотография, подписанная рукой архипастыря: «Уважаемым Николаю Иннокентьевичу и Светлане Викторовне на память об отцахЯкутской епархии, кои смотрят на вас с надеждой, что во всех поселках будут построены вашими трудами храмы!» Об этом – новых храмах – он мечтал.


Миссионерская поездка по Лене. 2008 г.


Протоиерей Максим Козлов, настоятель храма св. мц. Татианы при МГУ:

Владыку Зосиму мы знали совсем недолго, и знакомство это возникло со специальной целью – ради миссионерской поездки. Главная часть нашего общения проходила в довольно необычной ситуации – мы две недели плыли на корабле по Лене от Якутска до Тикси, до Северного Ледовитого океана. Конечно, этот корабль теперь в особенности хочется сравнить с образом Церкви: там был епископ, там было несколько клириков, там было довольно много мирян – и наших паломников миссионеров, и сотрудников владыки из Якутска, и команда этого корабля. Были люди, встречавшие нас в поселках, названия которых звучат или очень по советски, вроде какого нибудь Жиганска, или очень своеобразно – таким нам казался в Якутии Кюсюр.

Но что интересно: сегодня владыка Зосима помнится не как архиерей, прежде всего, а как человек. Я не знаю, можно ли такое впечатление называть похвалой архиерею. Наверное, в других ситуациях он безусловно мог быть и был другим. Но мы видели просто человека – для меня фактически ровесника. Человека; с которым было хорошо. Видно было, что и ему было хорошо: он радовался этому неожиданному для Якутии теплу и солнышку которого хватило на все дни нашего путешествия, что там редко бывает. Он был рад рыбалке, радовался песням, которые наши ребята пели, он радовался людям, которые нас встречали, и общению, которое происходило. Радовался разговорам на палубе, радовался, когда со старшей частью миссионеров мы собирались у него в каюте и за рюмкой чая обсуждали какие то вещи, связанные с церковной жизнью или просто жизнью; переживал, когда возникали трудности с нашим возвращением; по детски удивлялся возможностям спутникового телефона, который и в самой глубокой тундре связывал нас с Москвой – с Министерством обороны.

Ни разу ни в чем он за эти недели не показал, что он выше по сану, по положению, по статусу – никогда нельзя было прочитать в глазах: «Вы все же не забывайте, что перед вами епископ». Надо сказать, что мы благодаря этому и не забывали. Он был просто человек, но именно поэтому мы чувствовали, что с нами архиерей Божий. Это было очень правильное ощущение епископа рядом с собой – и для меня как священника, и для молодых людей, которые были рядом. Это важно было, и это будет добрая память сердца.

Конечно, что то я знал о владыке Зосиме со времен его пребывания в Даниловском монастыре, а тем более – от других людей, для которых он оставался духовником, даже уже став епископом, а не насельником монастыря. Даже в нашей якутской поездке некоторым чадам удавалось связываться с ним, как только мы оказывались в зоне действия сетей, и при этих звонках обсуждались вопросы душепопечения. Когда мы отправлялись в Москву он сопроводил нас множеством поручений и писем, но ни одно поручение не было связано лично с ним или с Епархией. Зато он просил сделать что то для множества других людей, которые ждали от него какой то помощи и поддержки.

По Лене. 2007 г.


С миссионерами. 2008 г.


Я помнюm как владыка Зосима говорил, что человеку, извне приехавшему в Якутию, долго там пробыть трудно. Пять десять лет – это максимум, который выдерживает человек, который в Якутии не родился. Он говорил не о себе, а о священниках; ему хотелось бы, чтобы когда то в Якутии возникло духовенство из местного населения, но он понимал, что это очень сложно и к этому вдруг не придешь. Но он не жаловался, и в этих разговорах ни разу не прозвучало, что он хотел бы в другое место.
Анна Шуртина:

В августе 2006 года была совершена первая миссионерская поездка по реке Лене до Тикси, в которой принял непосредственное участие епископ Якутский и Ленский Зосима, местное духовенство и семинаристы из Калужской духовной семинарии, приехавшие по просьбе владыки и с благословения митрополита Калужского и Боровского Климента.

В последующие годы принять участие в миссионерском сплаве по реке Лене приезжали и студенты Православного Свято Тихоновского гуманитарного университета (миссионерского факультета), и прихожане храма святой мученицы Татианы при МГУ под руководством протоиерея Максима Козлова. Все они, во главе с архиереем, своим служением, пением дарили огромную радость жителям отдаленных районов (улусов). Ведь во многих улусах священника то никогда не видели, не говоря уже об архиерее, а когда ко всему «прилагался» хор, состоящий из студентов миссионеров, семинаристов – радости у местного населения не было предела. Где то на приходах поют две три бабушки – вот и весь хор, а в еще более отдаленных уголках Якутии и этого нет. И вот владыка всегда старался взять хор в поездки, он искренне радовался, когда видел, какую духовную пользу поддержку и радость получал народ от этих приездов.

В 2008 году и мне посчастливилось поучаствовать в такой поездке от Якутска до Тикси. А сколько было совершено миссионерских поездок помимо сплавов по Лене – на машине, самолете, вертолете. В одну из таких поездок, совершаемых в Хандыгу – Джебарики Хая и Усть Неру, владыка нас с мамой взял с собой. Воспоминаний, конечно, после такого путешествия была масса, но я, наверное, лишь в малой степени ощутила на себе, насколько сложными в плане опасности передвижения и каких то бытовых условий были эти поездки...
Семен Яковлев, глава муниципального образования «Чурапчинский улус (район)»:

С епископом Якутским и Ленским Зосимой я познакомился в 2008 году. 8 апреля он приехал в Бахсытский наслег Чурапчинского улуса по приглашению Бахсытского землячества в городе Якутске, чтобы посетить храм Покрова Пресвятой Богородицы. Мы тогда впервые встретились, и сразу же у меня сложилось о владыке весьма хорошее впечатление, возникло сильное притяжение как к очень приятному человеку Сопровождали его тоже очень добрые и приветливые священнослужители.



После этого епископ Зосима приехал летом 2009 года на освящение Бахсытской Покровской церкви. Народу на открытие храма собралось много. Землячество наслега во главе с Т.Т. Егоровым очень долго и упорно вело работу по восстановлению своей церкви, приложило много сил.

Потом владыка принимал нас в Епархии. Мы с В.В. Гуляевым, председателем улусного собрания депутатов, внесли предложение о восстановлении Вознесенской церкви в селе Чурапча, которая была возведена в 1898 году и до наших дней хорошо сохранилась. Епископ Зосима нашу Вознесенскую церковь три раза посетил, все осмотрел и поддержал чурапчинцев в стремлении возродить храм. По нашей просьбе и поручению владыки в Чурапчу приехали начальник стройкомитета Епархии Л.Н. Лахмостова и архитектор Н.И. Белолюбский. В результате был подготовлен проект восстановления не только самой церкви, но и всей прилегающей территории, с домом причта и котельной. Рядом с храмом у нас расположен мемориал памяти переселения колхозов Чурапчинского района на Север в 1942 году. Все это предполагается соединить в целостный комплекс.



Владыка также посещал Чурапчу в январе 2010 года в рамках Рождественских чтений. У нас есть участок – Орга называется, там епископ Зосима освятил место, где мы хотим построить часовню. Интересно, что на участке Орга около 100 человек живет, и в сорокаградусный мороз на установление креста, где часовня должна стоять, собрались все до единого – от мала до велика. Вот как народ его встречал! И после этого к нам приезжал два раза отец Сергий Клинцов с помощниками – Крещение проводили, Исповедь, Причастие. Крестилось у нас тогда более 20 человек.

В последний раз епископ у нас побывал 12 апреля 2010 года проездом из Тааттинского улуса. Мы его встретили на границе улусов. Владыка опять посетил Вознесенскую церковь, были уточнены некоторые аспекты восстановления. У нас в Чурапче – районном центре – живет более 9 тысяч человек и, конечно, большинство горит желанием, чтобы Вознесенская церковь была восстановлена в первозданном виде – ведь это память о наших предках. На том, чтобы храм возродить, народ настаивает. И владыка прямо говорил, что надо восстановить его до 2012 года, чтобы на открытии Игр Манчаары с позолоченных куполов Вознесенской церкви несся бы на всю округу торжественный колокольный звон.


Галина Козловская, повар:

В миссионерских поездках благодаря владыке все мы ощущали какой то необыкновенный подъем. А как его встречали люди! Ведь во многих улусах есть и приходы, и храмы, а священников нет. И приезд епископа – настоящий праздник! Помню, в одном месте мы никак не могли причалить к берегу, все селение стояло на берегу с хлебом солью, люди нам руками махали. И владыка решил: «Будем переправляться на лодках!» Первый сел с матросами в лодку добрался до берега, несмотря на сильные волны. Мы тогда переживали, а он произнес: «Ну вы же женщины, вам положено волноваться!» Настолько у него была сильна вера в Господа – что поможет, что ничего не случится.



Рассказывали, однажды владыка приехал в поселок, где последний раз люди видели епископа 90 (!) лет назад. Представляете, какое это было для них событие?

А когда мы первый раз прибыли в Сангары, возле нас все крутился один местный житель и без конца переспрашивал: «Это Владыка? Это настоящий Владыка? Это тот самый владыка Зосима?» И получив утвердительный ответ, благоговейно выдохнул: «Вот это да! Теперь буду детям и внукам рассказывать, что видел самого владыку Зосиму!»

С восхищением говорили о нем и ребята из Калужской духовной семинарии, с которыми мы ездили в первую миссионерскую поездку. Владыка, кстати, называл ее самой лучшей и интересной. При этом он общался с молодежью не как правящий архиерей другой Епархии, а как духовный отец. Много беседовал, да и свободное время с ними проводил – вместе рыбачили, ходили в лес по ягоды. Это общение они помнят, очень ценят и до сих пор удивляются доступности епископа – их просто потрясало, что люди могли набрать номер и напрямую поговорить с владыкой, решить какие то вопросы. Причем они замечали это не только в миссионерской поездке, но и когда встречались с ним в других местах, например, в Троице Сергиевой Лавре.

В миссионерской поездке. 2008 г.


Вообще владыка внес большой вклад в то, что о нашей Епархии знают. В том числе благодаря службам, которые проводились на якутском языке в Храме Христа Спасителя. А еще когда в Санкт Петербурге проходили Дни Якутии, епископ Зосима освятил там храм на одном из подворий – Шушары называется. О нем помнят далеко за пределами республики...

Со старостой Покровского храма Ольгой Сергеевной Заусаевой


...Для владыки было не важно – кто ты, какой ты. Он одинаково всех любил. И старался примирить, соединить тех, кто не очень хорошо друг к другу относился. Мы же все грешные, и, конечно, бывает, что кто то кого то недолюбливает, сторонится. Владыка подзывал одного, другого, говорил, что нужно что то сделать. А в конце: «Ну возьмите уже друг друга за руки!» И люди поневоле начинали общаться иначе... Вокруг него всегда были мир и любовь.

Я частенько за собой замечала: хочется подойти к владыке, о чем то спросить, ждешь, когда служба закончится, и когда эта минута настает, и он уже благословляет, вдруг осознаешь – а вопросов то и не осталось, все уже в голове по полочкам разложилось...

А как владыка умел утешить и придать силы! Собираешься на исповедь и думаешь: сейчас все расскажу, пожалуюсь, как обидели, огорчили! Он выслушает молча, возьмет за руку и всего одну фразу произнесет: «Галина, ну ты же мудрая!» И сразу все становится на свои места. Понимаешь – какая же мелочь все эти обиды! А когда в последний раз была у него на исповеди, призналась, что мне тяжело работать, что уставать стала сильно. Спросила – может, уже стоит перейти куда то в другое место? Владыка отошел к окну, потом вернулся и говорит: «Вставай с колен!» Я встала. А он положил мне в руки... пчелку. И говорит: «Вот кто ты у нас! Мы тебя любим!» И я с этой пчелкой (фигуркой, которую владыка снял с рыхлителя земли, воткнутого в цветочный горшок), счастливая, упорхнула на свою любимую кухню! О чем это говорит? О том, что даже мелочью, глубоко, искренне помолившись, можно у человека любое уныние снять и уверенность в него вселить!

А еще благодаря владыке у меня появилось много добрых знакомых, и теперь в разных местах – в Калуге, в Москве, в Подмосковье – люди молятся обо мне, грешной...


Ленские столбы


Екатерина Ткачук (Ларионова):

Господь по своей милости к маловерным дал мне возможность поехать в Якутию с владыкой, работать у него секретарем. Сначала был страх, ведь поехать на дальний Север, в суровые условия, неизвестность – это непросто. Но одновременно была и радость, что можно открыть новую страницу жизни, вырваться из московского комфорта. То, что мы будем там рядом с владыкой, придавало силы. И хотя по временным рамкам пять лет – это недолго, но жизнь в Якутии, работа в Епархиальном управлении была отдельной «эпохой». Столько открылось нового, столько было пережито и переосмыслено. Там впервые я поняла, что значит церковная соборность, когда архиерей, прихожане, клир, певчие, ученики – все жили одной жизнью, переживая за общее дело. Это была прекрасная пора. Уезжала я из Якутии с болью в душе, так не хотелось расставаться с владыкой, с Епархией, ставшей родной, с дорогим сердцу Преображенским собором, где всегда было очень легко молиться. Постоянно с любовью вспоминаю прихожан, сотрудников, матушку игуменью с сестрами. Люди там очень открытые и сердечные.


Галина Кренева, староста Иоанно Предтеченского храма села Намцы:

У меня как у старосты было много встреч с епископом Зосимой. Наш Иоанно Предтеченский приход он посетил одним из первых. И всегда мы видели любовь в его глазах, слышали ласковый голос, ощущали доброжелательность. Таким владыка был всегда – внимательным даже в мелочах.

Сегодня мне вспомнился один день Страстной седмицы – Великий Четверг. Подойдя к владыке после богослужения за благословением и получив очередную порцию ласки и участия, я уже отходила от него, как вдруг услышала слова: «А у нас уже и Пасха проглядывает!» Их смысл я поняла уже дома, заметив, что на мне была надета черно красная кофта.

После обсуждения некоторых вопросов с Линой Николаевной Лахмостовой я побежала к владыке, чтобы взять благословение на получение в Епархии церковных принадлежностей. У него была встреча с представителями правительства. Я сидела в приемной, ожидая ее окончания. Вокруг все суетились, что то улаживая и согласовывая, ведь впереди была Пасха. И вот я уже в кабинете владыки, а там тишина и спокойствие. Я сидела, обласканная лучистыми глазами Преосвященного, а он достал пачку фотографий (крещение в реке Лене), стал их показывать, комментируя каждую. Он восхищался отцом Анатолием из Ленска, приговаривая: «Каков миссионер!»


Староста Намского храма Г.Ф. Кренева


Потом владыка достал фотографию и отдал ее мне, а там – мы, прихожане Намской церкви, после Пасхального концерта 2009 года. И еще подарил мне фото Храма Христа Спасителя в Москве, что то рассказывал, но я, суетясь, думала о своем и торопилась. Нет чтобы пообщаться, дорожа каждой минутой такой встречи! Получив благословение, я убежала. Но через некоторое время мне опять понадобилось встретиться с владыкой, а у него уже была встреча с главой города Нерюнгри.

Наконец, я снова оказалась в кабинете архиерея, посетовала, что у нас нет фонаря, нужного для крестного хода. И владыка очень обстоятельно объяснил, как его можно сделать, поясняя рисунками и советами, при этом спокойно и подробно, словно у него не было других дел, а мое – самое главное. По его молитвам я в этот день все необходимое получила и привезла в Намцы. Даже фонарь.


Тамара Бутакова, Татьяна Максимова, преподаватели Воскресной школы г. Ленска:

Будучи преподавателями Воскресной школы, работающими по программе «Истоки», мы часто встречались с людьми высокодуховными, наполненными любовью к людям. Наш владыка был олицетворением Христовой Любви, явленной Любовью. Он не только учил: «Любите людей, служите им, живите только для Неба...» Он сам жил именно так.

Мы поняли это, когда он первый раз посетил город Ленск. Слова его, звучащие в храме, как бы излучали необыкновенный свет добра и истины. Некоторые прихожане говорили о том, что, слыша его мягкий голос, они ощутили благоухание. Добрый ласковый взгляд становился для окружающих центром притяжения. Но за мягкостью и теплом владыки чувствовался непоколебимый духовный стержень!

Рождественские чтения... Первые, вторые, третьи... После торжественной Литургии в Преображенском соборе все участники расходились по секциям, и каждый раз неизменным руководителем секции по воспитанию детей был сам владыка. Он умел выслушать каждого, утешить взглядом, словом, жестом.

По окончании чтений епископ принимал нас очень радушно, по отечески. Короткая беседа о духовно нравственном воспитании детей, о спасении России, об «Истоках»... Мы поняли, что с этого пути не свернуть: Россию можно любить только через любовь ко Христу.

Рождественские встречи расширили наше представление о духовном пастыре. Епископ Зосима обладал энциклопедическими знаниями по самым разным вопросам. А какая образованность в области искусства! Особенно высоко владыка ценил людей, влюбленных в свое дело и служащих России. Очень любил детей. Когда он посещал открытые уроки в школах Ленска, детки начальных классов с сияющими глазами обнимали его, прижимаясь к рясе, и просто невозможно было их оторвать! Владыка улыбался, гладя детей по головкам, шепотом выражая любовь к каждому ребенку.


Преображенский собор. Якутск


Радости нашей не было предела, когда мы узнали, что наш архипастырь, приезжая на семинар в Ленск, будет освящать памятник святителю Иннокентию и новую Воскресную школу! Несмотря на то, что все торжества остались позади, незримое присутствие владыки ощущалось и ощущается постоянно...
Александр Блохин:

Когда отец Зосима стал якутским владыкой, он оказался настолько загружен, что я практически перестал с ним договариваться о встрече во время его приездов в Москву, потому что эти договоренности почти всегда нарушались из за его занятости. Но я знал, что, всегда неожиданно, вдруг откроется дверь, и с веселой улыбкой энергично войдет – нет, даже не владыка, а прежний батюшка Зосима со словами: «Привет, чайком угостишь?» Но к сожалению, такие встречи были недолгими, времени для общения было мало.

Владыка был очень внимательным и даже скрупулезным в делах человеком. Он никогда не был поверхностен, всегда доводил начатое дело до конца и изначально искал главную проблему в решаемом вопросе. Так, уже на первом году своего служения на Якутской кафедре он рассказывал, что понял, в чем трудность в деле возрождения Православия на Якутской земле: не только в недостаточном количестве храмов – как раз в это время в Якутии велось начатое еще ранее их интенсивное строительство, но и в том, что необходимо воспитывать местные кадры священников из самих якутов.

Поэтому владыка приложил все свои силы и связи для того, чтобы открыть духовное училище в Якутске, и уже несколько последних лет училище обучает и выпускает местные национальные кадры для церковного служения.

В один из своих последних приездов в Москву владыка зашел к нам в офис и увидел дежурного экскурсовода – Голубеву Людмилу Анатольевну, которая трудилась под его началом еще в 1993 году.


Духовно просветительский центр. Якутск


Он благословил Людмилу Анатольевну и стал желать ей много доброго и хорошего. Она растроганно сказала: «Владыко, Вы мне столько всего пожелали, а что же мне то Вам пожелать?» Владыка как то грустно улыбнулся и сказал: «Пожелайте мне Царствия Небесного...»

Об этом мы вспомнили потом, когда владыки уже не стало.


Тимофей Егоров, кавалер ордена святителя Иннокентия Московского, заслуженный геолог PC (Я), почетный житель Бахсытского наслега:

Владыка был нам особенно близок тем, что при его неусыпных заботах и под его отеческим попечением в Бахсытском наслеге происходило восстановление церкви Покрова Пресвятой Богородицы. С самого начала своих подвижнических трудов в Якутии владыка близко к сердцу принял наше стремление восстановить утраченные духовные ценности, вновь прильнуть к животворящему источнику Святой Православной веры.


С Т. Егоровым. Бахсы. 2008 г.


Глубоко образованный, искренне любящий людей, честный, умный, обходительный, равно внимательный к великим и малым мира сего, владыка Зосима являлся для верующих и неверующих не только истинно христианским пастырем, но и ярким образцом высоконравственного, добродетельного и благочестивого человека. Он был живым опровержением многолетней хулы советской идеологии на служителей Православной Церкви, показывая пример самоотверженного воплощения в жизнь заповедей Христовых.

В нашей благодарной памяти владыка Зосима навсегда останется в нерасторжимой связи с восстановленной на Бахсытской земле церковью Покрова Пресвятой Богородицы, с возрождающимися христианскими традициями добра, правды и милосердия, с колокольным звоном над нашими родными просторами.


Вадим, архиепископ Иркутский и Ангарский:

Каждый человек в меру своих сил, в меру своих возможностей может способствовать домостроительству Божьего спасения. Владыка Зосима был человеком, который навсегда останется великим гражданином этой области великой России – республики Саха (Якутия). Эта земля не до конца освоена и изучена, но она сказочно богата и разнообразна. И все же ее главное богатство – люди. Именно так считал владыка Зосима.

Все может быть осуществлено с помощью Божией. И хотя жизненный путь каждого из нас совсем не легок, хотя человек рождается в слезах и со слезами уходит из этого мира, – но ведь от нас самих зависит то, чтоб этих слез человеческих было в жизни как можно меньше. Так будем же более человечны, будем более человеколюбивы, – ведь это именно то, чему учил свою паству собственным примером владыка Зосима.
Иеромонах Ефрем (Пашков), секретарь Якутской епархии с 2007 по 2010 гг.:

Он мог оставаться в Епархии до часа, до двух ночи – до тех пор, пока не подготовит ответы на все письма, на все прошения.

Были моменты, когда мы очень просили, чтобы он обследовался, поскольку знали, что сердце у него часто побаливает (он иногда и сам жаловался). Но почти никогда наши просьбы не достигали цели.

Памятны и дороги моменты, когда нам просто удавалось побыть вдвоем. Просто посидеть, закрывшись, попить чаю и поговорить – чтоб никто не беспокоил. Темы для бесед находились всегда – история Церкви, жизнь новомучеников XX века и, конечно, владыка Феодор (Поздеевский), жизнь которого мы оба изучали.



Архиепископ Иркутский и Ангарский Вадим. Слово на отпевании владыки Зосимы


И вопрос всегда стоял так: чему можно поучиться у новомучеников, что можно взять? Именно освоение их великого наследия владыка считал главным условием нашего движения вперед. Он говорил, что только на крови мучеников XX века возможно духовное возрождение святого Православия.

Незадолго до кончины он в алтаре показал мне старые потертые четки: «Знаешь, чьи?» – «Нет, Владыко, только вижу, что старые...» – «Это четки владыки Феодора (Поздеевского)!..» – «Владыко, да это же такая святыня...» – «После моей смерти они достанутся тебе...»

После его кончины ко мне подошел отец Мелетий, его келейник, и сказал: «Я знаю, что подарить тебе на память о владыке Зосиме. Пусть у тебя будут четки архиепископа Феодора (Поздеевского), как память сразу о двух твоих любимых владыках...»
Иерей Виктор Блинов:

Когда владыка Зосима приехал к нам в Епархию, сразу почувствовалось его особое расположение к каждому человеку. Его приезд был для меня вдвойне знаменательным: первым священником, которого рукоположил владыка в Якутско Ленской Епархии, был я. Это произошло 19 декабря, на праздник святителя Николая, и запомнилось на всю жизнь...

Служба рядом в ним в кафедральном соборе была по особому радостной. Он был не просто священноначальником, к нему, как к отцу, можно было прийти с любой проблемой, духовной и житейской. И он разбирался в этой проблеме и решал ее именно по отцовски.

Дважды мы сплавлялись с ним до поселка Тикси на корабле «Петр Вахрамеев», жили в соседних каютах и узнавали друг друга в этом тесном человеческом общении...


Протоиерей Валерий Кольцов:

Мне посчастливилось общаться с ним не только в официальной обстановке. Но каким бы задушевным ни было наше общение, темы всегда были самыми насущными. Не помню ни одного пустого и праздного разговора! Наши разговоры были о духовном: о пользе Церкви, о пользе нашего многострадального народа. Он рассказывал мне обо всех тех делах, которые начинал в Епархии. И каждый раз, глядя на него, я радовался внутренне тому, как быстро он возрастает «из силы в силу»...


С отцом Валерием Кольцовым


Я бы хотел, чтобы каждый из нас, тех, кто служит у алтаря Господня, всегда помнил его слова: «Если я архиерей, значит, я должен смиряться больше всех»...

Итак, если я священник, я должен смиряться. Потому что без этого невозможно спастись.


Инокиня Евфросиния (Миронова):

После того как владыку назначили правящим архиереем Якутской епархии, его исследовательская работа расширилась. Он стал заниматься историей Якутии, написал труды об архиепископе Гурии (Степанове), которые были частично опубликованы – и в местных изданиях, и в многотомной энциклопедии, которая издается Русской Православной Церковью. Гурий (Степанов) – владыка новомученик, живший после революции в Даниловом монастыре, был очень близок архиепископу Феодору (Поздеевскому). Вместе с бывшим обер прокурором Синода А. Д. Самариным его в 1926 году сослали в Якутию, он несколько лет жил в городе Якутске и занимался научными трудами, которые тоже сохранились и ждут публикации, а скончался в лагере под Новосибирском. Владыка Зосима собирался поднять вопрос о его канонизации, будем надеяться, что и это намерение осуществится.


Переоблачение мощей епископа Иакова (Домского). 2009 г.


Владыка также собрал материал о новомученике из даниловской братии – монахе Игнатии (Бекреневе). Он был родом с Колымы, якут или эвен, и еще до революции учился в Московской духовной академии, потом с архиепископом Феодором попал в Данилов монастырь, а в 1937 году принял мученическую кончину.

Немало статей написано владыкой и о священниках, которые здесь служили. Совсем недавно была публикация о протоиерее Николае Мироновиче, человеке с удивительной судьбой. Владыка собирался издать книжку о нем: его житие с иллюстрациями, благо, много фотографий сохранилось.

Владыка очень почитал епископа Иакова (Домского), первого архиерея, погребенного в Якутии. Его нетленное тело обрели еще при архиепископе Германе – оно находится в Никольском храме. Владыка Зосима готовил материал по его прославлению. В Якутию преосвященный Иаков приехал уже в возрасте – ему было за 60, очень много путешествовал по Епархии, не щадил себя нисколько, и епископ Зосима во многом ему подражал, даже до смерти, став вторым архиереем, который похоронен в якутской земле.

Владыка очень много ездил по Епархии, бывали периоды, особенно летом, когда он приезжал из одной поездки и тут же уезжал в другую. Причем зачастую эти поездки были по бездорожью, сопряжены с трудностями и даже опасностями. Помню в какой то раз владыка поехал в Хандыгу на машине. Лето, сорокаградусная жара, 17 часов езды по бездорожью. Было две машины – микроавтобус с кондиционером и УАЗик. Предполагалось, что в микроавтобусе поедет владыка, но он уступил более комфортные условия иподиаконам, а сам со священниками поехал в раскаленной от жары машине. Естественно, всю дорогу окна были открыты. Домой владыка вернулся весь черный от дорожной пыли.


Священник Сергий Клинцов, настоятель Градоякутского Преображенского собора:

Епархия наша особая. По сути, вся она является миссионерской. А поскольку я заканчивал именно миссионерскую семинарию и возглавлял Миссионерский отдел еще при владыке Германе, – эта тема для меня близкая и родная...

Миссионерские поездки с владыкой Зосимой – незабываемые путешествия. Надо сказать, что в последние годы интерес к Православию стали активно проявлять жители заречных улусов, населенных, в основном, якутами. И это было для нас очень важно. Знакомство с населением, беседы с людьми на духовные и житейские темы, – все это ложилось, прежде всего, на плечи архиерея. Но мы все, конечно, помогали ему по мере сил. Были случаи, когда за четыре дня пребывания в улусе мы крестили не менее двухсот человек...

Крещение в реке Лене...


Якутия была крещена около 300 лет назад. В ней были сотни храмов, почти все население было православным. Куда все это делось? Конечно, почти век советской власти сделал свое дело. Но когда сегодня кто то пытается возрождать не подлинную веру, а язычество, встает вопрос: чего добиваются эти люди, каковы их цели? не раскол ли общества по религиозному принципу? Но там, где существует раскол, можно ожидать и разрушения...

Конечно, суеверия бывают разные. Помню, я был еще студентом, мы ехали по Якутии со священником из Белгородской епархии. И вот как то в лесу на полянке увидели домик. Нас встретила старушка, пригласила войти. А потом начала какие то непонятные действия: намазала кусочки хлеба маслом, положила на поднос и стала предлагать нам, чтоб мы бросили их в огонь. Мы должны были покормить духа огня, а она таким образом проявляла свое гостеприимство. Что было делать?..


На заброшенном якутском кладбище


Как могли, мы объяснили ей, почему делать это не станем. Поняла ли она? Мы говорили по русски, она по якутски...

Двоеверие – проблема, которая остается и у крестившихся людей. Пришла к нам одна женщина, жалуется: каждую ночь из за двери выползает змей и начинает ее душить. Стали разбираться (а надо сказать, что она недавно покрестилась). Спрашиваем ее: «Огонь кормишь?» – «Конечно, кормлю!» Ну что ж, причина понятна...

Многие относятся к этому «кормлению огня» как к исторической и культурной традиции: все наши предки так делали! И для таких мы пытаемся провести аналогию с Ветхим Заветом: да, в Ветхом Завете люди приносили жертву через огонь, но это была жертва не огню, а Богу, Который создал и огонь, и весь остальной мир! Мы пытаемся донести до людей мысль: возможно, и сейчас Господь примет вашу жертву через огонь, но смысла совершать ее нет, потому что у нас есть другая Жертва – Христос. Кто понимает нас, а кто нет – время покажет...

Дети Воскресной школы поздравляют с Рождеством владыку и президента. 2010 г.


Якутский язык – тоже проблема для миссионерства. Не зная языка, мало что можно сделать. Но достаточно выучить несколько фраз, чтобы наладить контакт с людьми. Если мы разговариваем хотя бы на бытовом уровне – это сразу привлекает людей и открывает их сердца.

Вообще, проблема языка – непростая проблема. Как то я проводил беседу со школьниками на тему нравственности в одной дальней школе. Меня слушали, слушали... Потом я увидел в их глазах какое то отчуждение. И тут меня осенило, и я спросил: «Ребята, вот я, русский священник, сейчас рассказываю вам – а о чем?» Они мне отвечают: «О русской вере». – «Хорошо, – говорю, – а если бы грузинский священник говорил вам то же самое – о чем бы это было?» – «О русской вере». – «А если бы якутский священник на якутском языке говорил вам о том же самом – о чем бы был его рассказ?..» И тут они задумались. Впервые задумались о том, что у Бога нет национальностей...


Николай Белолюбский, архитектор:

Все проектные дела, эскизы, обсуждения, рассмотрения – все это происходило только с участием владыки Зосимы. И каждое его замечание было уместно и принималось всеми беспрекословно. Сколько раз он ходил с нами по стройке и решал, как удобнее и практичнее использовать каждый метр помещения...

Он чувствовал любые архитектурные нюансы, был глубоко образованным в художественном отношении человеком. И очень уважал традиции. Он говорил: «Восстанавливая якутские храмы в их первозданном виде, мы оставляем для истории наш местный стиль...»
Иерей Л.:

От всех, кто знал владыку Зосиму – в Москве, в монастырях – я слышал только одно: «Вам повезло! Такого любвеобильного владыку трудно найти...»

...У меня есть одна постоянная человеческая проблема, и бывали периоды, когда канонически меня вполне можно было запретить в служении. Что бы со мной тогда было – не знаю... Но владыка терпеливо и милосердно поддерживал меня, не давал упасть, помогал подняться, постоянно интересовался (и даже был озабочен) моим духовным состоянием.

Владыка дал мне именно то, чего так не хватало в моей жизни...


Инокиня Евфросиния (Миронова):

В течение многих лет, будучи ризничим Данилова монастыря, владыка принимал участие в подготовке и праздновании дня памяти прп. князя Даниила. Став архиереем, по долгу своего служения, епископ Зосима не имел возможности в эти дни бывать в Даниловом монастыре. Перед кончиной Господь дал ему такую возможность. Великим постом в марте 2010 года владыке необходимо было полететь в Москву, его прилет совпал с днем празднования князя Даниила Московского. Владыка впервые в архиерейском сане участвовал в торжествах престольного праздника обители. Так князь Даниил утешил своего избранного и дал перед смертью помолиться в свой праздник, как будто проститься.

Свою любовь к князю Даниилу Московскому он привил и Якутской пастве. У владыки была келейная икона князя Даниила с большой частицей мощей. Все годы служения в Якутии в дни памяти этого святого совершалось торжественное богослужение, а Великим постом – обязательно Литургия.

12 сентября 2009 г.


У владыки была мечта, желание построить в Якутии в честь князя Даниила храм или часовню, или хотя бы посвятить ему придел какого либо храма.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница