В воспоминаниях и документах



страница11/29
Дата22.04.2016
Размер3.05 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   29

В.А. Соловьева, В.В. Палагина




ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ СТУДЕНТОВ

ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА ТОМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ВОЕННЫХ ЛЕТ



К началу Великой Отечественной войны исторический факультет Томского университета, в 1940 г. вторично открытый, просуществовал почти год. Шла летняя экзаменационная сессия. Во время сдачи экзамена по истории Греции и Рима на факультете узнали о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз, экзамен был тут же прерван, все поспешили на площадь Революции на митинг.

Описать тот митинг трудно. Площадь и все подступы к ней были заполнены возбужденным народом. Гнев и возмущение слышались со всех сторон. Молодые парни кричали: «Даешь оружие!», «Где записаться на фронт?». Здесь же на митинге истфаковцы попрощались со своими студентами Вячеславом Тютюковым, председателем профбюро факультета, и Борисом Аргудяевым, членом партбюро университета. Записавшись добровольцами и не успев даже зайти на факультет, они отбыли на фронт и оба погибли.

В первые дни и месяцы добровольно или по призыву с факультета ушли на фронт почти все мужчины. Ушла добровольцем и Ольга Сакович – комсорг группы. Всего за три года войны с факультета ушли на фронт 31 студент. В начале июня был призван в армию декан исторического факультета, доцент Георгий Васильевич Васильев, приказом ректора должность декана была поручена Зое Яковлевне Бояршиновой. Секретарем деканата была Е.Ф. Матасова, впоследствии проработавшая на факультете на этой должности бессменно более 40 Лет. Зоя Яковлевна трудилась на факультете почти полвека. Уже будучи доктором исторических наук, оглядываясь на пройденный трудовой путь, на протяжении которого она трижды избиралась деканом родного факультета, Зоя Яковлевна самым трудным и сложным называла первое деканство, которое пришлось на военные годы.

После окончания (уже в условиях войны) экзаменационной сессии и отправки студентов (теперь уже второго курса) в колхоз был объявлен и проведен набор 1941 г. Проходил он без вступительных экзаменов, причем уже на три отделения факультета – историческое, классической филологии, русского языка и литературы. С 1 сентября 1941 г. факультет официально был преобразован в историко-филологический (ИФФ).

Для вновь принятых студентов сентябрь 1941 г. начался с поездки в колхоз. Историки и филологи работали вместе со студентами спецфака и физмата в одном из колхозов Туганского района. Убирали и обмолачивали хлеб, теребили лен, которым были засеяны тогда огромные площади. Помнится, при молотьбе при подаче снопов неизменно стоял красивый парень высокого роста – спецфаковец Сергей Пелих. Из колхоза вернулись в то время, когда началось переселение университета из главного корпуса, переданного под военный завод, и из отданных под госпитали других зданий.

Под руководством профессора К.Э. Гриневича члены действовавшего до войны археологического кружка и только что зачисленные студенты-историки на руках, организованно и бережно перенесли все экспонаты музея материальной культуры из главного корпуса на хоры и в подсобные комнаты актового зала Научной библиотеки. А Зоя Яковлевна возглавляла группки студенток, переносивших через весь город факультетскую учебную библиотеку и другой инвентарь на Кооперативный, 5, в здание бывшего дома партпроса, где и проходили занятия факультета весь 1941/42 учебный год.

В конце октября – начале ноября 1941 г. в свободное от занятий время, а часто и совсем освобожденные от занятий, мы участвовали в строительстве южной железной дороги, от станции Томск-I, необходимой для перевозки станков эвакуированных в Томск заводов. Закрепленный за нами участок шел по улице Советской, Было дождливо и холодно, иногда уже летели снежинки. Обувь у иногородних студентов – в основном брезентовые туфли. Но работа не прекращалась в любую погоду. Вместе со студентами всегда был декан. Были уже введены карточки на хлеб, сахар и другие продукты. Правда, действовали городская столовая и закусочные по проспекту Ленина, но очереди студентов томских и эвакуированных (Московский транспортный, театральный) вузов были огромными. А на стройке железнодорожной ветки выдавали бесплатно по батону ситного хлеба.

Однако, несмотря на трудности военного времени, не исчезал интерес студентов к учебе, к изучению истории, гуманитарных наук, чему способствовал высокий теоретический уровень читаемых курсов, а у многих студентов и их жизненный опыт. Вот как вспоминает первый курс Г.П. Осокина: «Большая часть поступивших на факультет в 1940 г. были уже взрослые, поработавшие в школе, на партийной работе товарищи. Для нас, пришедших со школьной скамьи, первые месяцы учебы были и очень трудными, и ошеломляюще интересными. Особенно впечатляли лекции профессора К.Э. Гриневича по истории Греции и Рима, лекции доцента А.Е. Абрамовича». А.Е. Абрамович – политэмигрант, революционер, приехавший с В.И. Лениным в Россию, активный участник революционных событий 1917 г., позже представитель Коминтерна во Франции, Италии, Австрии, Чехословакии, на Балканах, в Китае, крупный партийный работник – свой теоретический курс «Основы марксизма-ленинизма», как правило, сопровождал интереснейшими личными воспоминаниями.

С началом войны в организации изучения и преподавания истории и филологических наук на ИФФ большую роль сыграла эвакуированная сюда группа высококвалифицированных ученых из Москвы, Ленинграда, Киева и Харькова. Блестяще читал лекции академик АН УССР, специалист по истории русской литературы А.И. Белецкий, с 1941 по 1944 г. заведующий кафедрой русского языка и литературы профессор П.И. Каган, доценты А.А. Белецкий и А.Л. Пинчук вели дисциплины классической филологии, Ю.С. Сорокин работал в области исследования русского языка. Восторженно воспринимались студентами лекции Р.М. Самарина – знатока истории зарубежной литературы. Его популярность в Сибири была так широка, что он одновременно читал лекции в Томском университете и в эвакуированном в Новосибирск искусствоведческом институте, находясь по две недели сначала в одном городе, потом в другом – и так в течение всего учебного года. Курс по истории средних веков вел профессор, известный медиевист А.И. Неусыхин. На его семинарах прослеживалось стремление развить у студентов вкус к исследовательской работе. Запомнились лекции профессора Ф.А. Хейфец, автора учебника по новой истории. Они отличались яркостью, очень образными характеристиками исторических деятелей, лиц и событий. Не раз специалистами разных уровней и студентами отмечался глубоко научный характер лекций профессора Э.Н. Ярошевского, а также доцента В.Ю. Гессена по истории СССР. Под руководством В.Ю. Гессена готовились курсовые и дипломные работы по отдельным проблемам истории Томска и Сибири.

И исторические, и филологические курсы этих крупных ученых слушались в те годы в почти одинаковом объеме как студентами-историками, так и студентами-филологами, только число часов на изучение общих и специальных предметов в годы войны было сокращено в связи с пересмотром учебного плана на период военного времени.

Большим событием в учебной и научной жизни студентов ИФФ военных лет явилось участие в 1944 г. значительной группы историков в археологических раскопках Басандайского комплекса памятников. Талантливым учеником К.Э. Гриневича тогда проявил себя много обещавший, но, к сожалению, очень рано погибший Евгений Пеняев.

Многие студенты за годы войны из-за трудных условий оставили учебу. Некоторые перевелись на заочное обучение. Заочники-историки жили и работали в Сталинске (Новокузнецк), Анжеро-Судженске, Новосибирске и в других местах.

Экзаменационные сессии на заочном отделении проходили регулярно, без срывов. В межсессионный период студенты-заочники, в частности проживавшие в подшефном Кузбассе, получали консультации преподавателей университета, часто приезжавших туда с лекциями для населения. Так, в Анжеро-Судженск неоднократно приезжала преподаватель политэкономии П.И. Скороспелова.

С пересмотром в университете учебных планов и программ в 1941 г. на ИФФ были введены новые курсы: тракторное дело, пожарное дело, организация сельского хозяйства, для девушек – военная медицина. С 1942/43 учебный год был введен курс «Политработа в РККА», читал его кадровый офицер. Теоретический курс по медицине сопровождался основательной и довольно длительной практикой. Проходили ее в госпитале, размещавшемся в здании по проспекту Кирова, 16. Нам разрешалось дежурить у тяжелораненых больных, наблюдать за больным во время переливания крови, очищать раны на нижних и верхних конечностях (раны были глубокие и гнойные), делать перевязки. Не хватало перевязочного материала, и студенток-практиканток привлекали к стирке бинтов.

Большинство студентов ИФФ в военные годы работали, как правило, в ночные и вечерние смены. Михаил Евсеев до ухода в армию работал на ТЭМЗе в бригаде литейщиков-кокельщиков, после возвращения с фронта по ранению стал, еще будучи студентом, преподавать политэкономию. Все годы учебы трудились: воспитательницей в детском саду – Галя Борисанова, на спичфабрике – Женя Штыкова (Е. Севастьянова), на заводе резиновой обуви – Е.А. Денисова, лаборантом университета – Галина Вагина (Г.П. Ковалевская), на комсомольской работе в Кировском райкоме ВЛКСМ – Таня Царицынская (Т.Н. Петрова). Да всех и не перечислишь. А подлечившие свои раны фронтовики часто ходили в речпорт разгружать баржи. Подрабатывали почти все. И хотя многие имели право на свободное посещение занятий, посещаемость была хорошей, а успеваемость в годы войны высокой. Студенты ИФФ были постоянными посетителями читального зала Научной библиотеки. В те годы там работал всего один зал (ныне профессорский), где занимались и преподаватели, и студенты. Из-за холода сидели в пальто. Было очень тесно, между стационарно установленными большими столами и венскими креслами стояли еще ряды маленьких столов с простыми стульями. Но теплело на душе от близкого общения с преподавателями, с друзьями-студентами других факультетов.

Численный состав студентов факультета за годы войны постоянно менялся. Большой отсев студентов был уже после первого года войны. Но набор 1942 г. состоялся. В числе поступивших были фронтовики, иногда поступавшие прямо из госпиталя. В сентябре 1942 г. историческое отделение пополнили бывшие фронтовики Александр Суховицин, Василий Кукушкин, Иван Шапоренко. Еще раньше по ранению вернулся на факультет Василий Флеров. В 1943 г. после тяжелых ранений пришел на факультет Шейнфельд. Позже начался процесс отсева за счет возвращения из эвакуации. Все годы войны уходили студенты и на фронт.

Хорошо помнится партийно-комсомольско-профсоюзное собрание на ИФФ, состоявшееся весной 1942 г. в связи с тяжелой обстановкой на фронтах войны. Было это в зале на втором этаже здания по пер. Кооперативному, 5. Все коммунисты и комсомольцы во главе с деканом, а Зоя Яковлевна была еще и парторгом, подали заявления с просьбой отправить их на фронт. В июне 1942 г. факультет проводил на фронт студенток первого курса исторического отделения Зину Вылегжанину, Лиду Земцову и Аню Танкель. В январе 1941 г. был призван в армию студент 128-й группы филологов Борис Бейлин. Воевал он под Ленинградом и вскоре погиб. В мае 1943 г. ушел с факультета в Днепропетровское училище шестнадцатилетний студент-комсомолец Коммир Удалов. Очень хотел отомстить за смерть отца. В январе 1945 г. Коммир погиб в Латвии. Ушел на фронт Леня Кызласов. Потеряв в боях руку, он не изменил мечте стать археологом и стал им. Были потери и на трудовом фронте. В ноябре 1942 г. по партийно-комсомольской мобилизации был отправлен на шахты треста «Прокопьевскуголь» студент второго курса Михаил Зайцевский, где и погиб.

Несмотря на отсев и утраты, на трудности военного времени, ИФФ жил, развивался и вносил посильный вклад в дело победы. В 1945–1946 гг. состоялось три выпуска студентов ИФФ, учившихся в годы войны. И хотя они были очень немногочисленными, всего по 8–12 человек в группах, факультет выпустил хороших специалистов. После окончания университета студенты ИФФ военных лет трудились на ниве народного образования в школах, преподавателями в вузах Томска, области, Сибири. Есть среди них заслуженные учителя России, ученые, профессора.

ИФФ в годы войны был почти поголовно комсомольским, работа его студентов была заметна в университетской комсомольской организации. Секретарем комитета комсомола университета в первые годы войны был Георгий Смагин, талантливый организатор молодежи (умер в 1943 г. от туберкулеза). На смену ему пришла Нина Волкова.

Секретарем комсомольского бюро на ИФФ с октября 1941 до 1944 г. была студентка исторического отделения Екатерина Бельтюкова. Комсомолом проводилась большая работа. Начиная с весны 1942 г. студенты факультета, как и других вузов города, учащиеся техникумов и школ постоянно собирали металлолом. Проводились сбор средств на строительство эскадрильи самолетов, на танковые колонны, на строительство самолетов «Томский университет», подписка на государственные займы. В январе 1943 г. газета «Красное знамя» в заметке о сборе средств на государственный военный заем сообщала, что коллектив университета подписался в размере 114% к месячному фонду зарплаты. Студенты собрали 45 тыс. рублей, а первое место занял историко-филологический факультет. Участник войны студент-историк Иван Шапоренко внес 200 рублей, филолог Василий Полянский – 25 рублей. Собирали теплые вещи для фронта, художественную и учебную литературу для освобожденных от врага районов. В поле зрения комсомольского и профсоюзного бюро были и учеба, и, по возможности, быт и отдых находившегося в Томске в эвакуации Белорусского государственного академического театра им. Янки Купалы.

Все годы войны в аудиториях, зданиях, где проходили занятия, и общежитиях царил холод, отсутствовало, как и во всем городе, электроосвещение. Занятия старались проводить при дневном свете. Вечером жгли керосиновые коптилки, а чаще – мазут или лучины. Факультет сменил за годы войны три места своего нахождения. Зимой 1942/43 г. занятия проходили в Доме ученых. Как и другие факультеты, ИФФ теперь должен был заботиться сам об отоплении занимаемого им здания.

Чтобы как-то отопить помещение, приходилось на себе возить дрова из-за реки. Запрягались в огромные сани несколько девчонок, ехали на ту сторону реки и из Тимирязева, где нам была выделена делянка, везли дрова. Коренником в упряжке со студентами шла декан З.Я. Бояршинова.

Теперь, оглядываясь назад, невольно задумываешься, как Зои Яковлевны на все хватало? Полная учебная нагрузка, деканство и партийная работа на факультете, член и заместитель секретаря партбюро университета. А ведь у нее было двое детей, воспитывался племянник, сын приехавшей в эвакуацию больной сестры. В пожилом уже возрасте была и Анна Алексеевна – мама Зои Яковлевны, добрейшей души человек. Муж Зои Яковлевны А.Н. Чалдышев был на фронте. Трудно было везти дрова... Но знали, что завтра на занятиях будет тепло. Часть привозимых дров на саночках развозили девочки вдовам погибших воинов и семьям фронтовиков.

С возвращением университету в апреле 1943 г. общежития по ул. Никитина, 4 (пятиэтажка) туда вместе с ректоратом и рядом университетских подразделений переместился историко-филологи-ческий факультет с деканатом. Из-за холода в общежитских комнатах, аудиториях занятия часто проходили на квартирах преподавателей. Так, латинским языком занимались дома у Э.Ф. Молиной, где одна комната отапливалась.

Май-июнь 1943 г. запомнились участием в народной стройке ГРЭС-II. Конечно, студенты ИФФ ничего не монтировали. Мы рыли котлован для этой электростанции, а дальше в ее строительстве уже не участвовали. Работы были трудоемкими, совсем не женскими. Было страшно много земли, ее надо было лопатами, вручную нам, девчонкам, выкопать, положить на носилки и вдвоем отнести куда-то. Задания никакого не было, все работали, сколько могли, потому что активистом строительства был наш Вася Полянский. Трудились этим летом как всегда в подсобном хозяйстве университета, на сенокосе и хлебоуборке в колхозах области.

Но особенно памятными остались летние работы 1944 г. на шахтах Кузбасса по заготовке угля для отопления зданий университета, в том числе и освобожденного осенью 1943 г. главного корпуса. Было это на станции Проектная, около Прокопьевска. Выехали туда студентки 2-го и 3-го курсов тремя бригадами – Лены Броневской, Нади Гандариной и Тани Михеевой. Работа была очень тяжелая. Кормили сытно – вдоволь давали. После этого, как и каждый год, – подсобное хозяйство университета, уборка овощей для студенческой столовой. Потом наступало 15 октября, и начинались снова, хотя и с отрывом на хозработы, учебные занятия.

В те тяжелые годы все люди думали об одном – о разгроме врага и окончании войны. И поэтому для нас, студентов периода Великой Отечественной войны, самым большим и одновременно горьким праздником на всю жизнь остается День Победы.
С верой в Победу!: Томский университет в годы Великой Отечественной войны:

Сборник документов и воспоминаний. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2005. С. 160–164.

1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   29


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница