В тридцатые годы



страница1/5
Дата15.11.2016
Размер0.56 Mb.
  1   2   3   4   5
Глава 19

В ТРИДЦАТЫЕ ГОДЫ

   Тридцатые годы в СССР были годами напряжённого индустриального рывка, в котором перемолоты были крестьянские массы и жизнь всего населения приобрела новые непривычные формы, требующие непривычных же навыков приспособления к ним. Через непосильные жертвы и несмотря на многие несуразности советской организационной системы - вся жестокая эпопея привела-таки к созданию индустриальной державы.


   Но не на чуде самозародном выросли и совершились сталинские Первая да и Вторая пятилетки и не на одном насильственном сгоне голой массы работяг. Потребно было обильное техническое снабжение, передовое оборудование, сотрудничество опытных в этой технике специалистов - и всё это широко притекало от западного капитализма, и более всего из Соединённых Штатов. Не в виде дара, конечно, не в виде щедрой помощи, - за всё это советские коммунисты обильно расплачивались российскими недрами и лесами, рынками сырья и обещаемыми Западу рынками сбыта, и награбленным добром царской Империи. Такие сделки потекли при содействии и одобрении интернациональных финансовых магнатов, и прежде всего Уолл-стрита, - в устойчивое продолжение тех первых коммерческих связей, которые советские коммунисты сумели завязать на американских биржах ещё в ходе нашей Гражданской войны и укрепляли их целыми кораблями царского золота и сокровищ Эрмитажа.
   Но позвольте! но мы же обстоятельно учены Марксом, что капиталисты - лютые враги пролетарского социализма и не помощь от них прикатит, а уничтожительная кровавая война? Э, как бы не так; несмотря на официальное дипломатическое непризнание, вполне было на виду, и даже печаталось в "Известиях": "американские торговцы заинтересованы в расширении экономических связей с Советским Союзом"1. - Против такого расширения выступали американские профсоюзы (защищая свой рынок от продукции дешёвого - рабского - советского труда). А созданная к тому времени "Русско-Американская торговая палата" и слышать не хотела о каком-то политическом противостоянии коммунизму, "вмешивать политику в деловые отношения"2.
   По вскрытым ныне дипломатическим и финансовым архивам Э. Саттон, уже упоминавшийся современный американский исследователь, проследил связи Уолл-Стрита с большевиками и указал на их аморальную логичность и последовательность на протяжении многих лет, ещё и от плана "Марбург" в начале века, на фундаменте обширного капитала Карнеги: усилить власть международных финансистов через "социализацию" стран Земли "для контроля... и принудительного установления мира". И пригнёл к выводу: "Международные финансы предпочитают иметь дело с централизованными правительствами. Банковское сообщество меньше всего хочет свободной экономики и децентрализованной власти", как раз напротив. "Революция и международные финансы не так уж противоречат друг другу, если в результате революции должна установиться более централизованная власть" - и тем самым рынки этих стран становятся управляемыми. И - вторая линия согласия: "У большевиков и банкиров была эта существенная общая платформа - интернационализм"3.
   На такой-то почве не удивительна вся последующая поддержка "Морганом-Рокфеллером коллективистских предприятий и массового уничтожения индивидуальных прав". И в оправдание этой поддержки звучало на сенатских слушаниях: "Почему великая индустриальная страна, наподобие Америки, должна желать создания и последующей конкуренции другого великого промышленного соперника?"4. А с заведомо неконкурентоспособным, централизовавшим свою экономику тоталитарным режимом - враждовать не надо. - Другое дело, что Уолл-стрит не рассчитал дальнейшего развития большевицкого строя и его сверхожидаемой возможности управлять людьми, использовать их до самого дна - и создать свою, хоть и уродливую, но мощную, индустрию.
   Однако в чём же тут связь с нашей основной темой? А пожалуй, в том, что, как мы видели, американские финансисты напрочь отказывали в займах дореволюционной России - по причине ущемления в ней прав евреев, - хотя Россия всегда была перспективна для финансовой выгоды. И ясно, что если тогда они готовы были пожертвовать прибылью, то и теперь, при всех экономических расчётах на советский рынок, - не стала бы "империя Моргана-Рокфеллера" пособлять большевикам, если бы в СССР к началу 30-х годов прорисовалось бы притеснение евреев.
   Но в том-то и дело, что для Запада уже описанные нами советские притеснения традиционной еврейской культуры или сионистов легко исчезали под общим на тот день впечатлением, что советская власть евреев не угнетёт, и даже, наоборот, сохранит многих у рычагов власти.
   Картины прошлого обладают способностью удобно переворачиваться в нашем сознании - так, чтобы приуспокоить его. И сегодня нарастает такое представление, что в 30-е годы евреи были уже вытеснены из советского руководства, уже никак не касались управления страной. - Встретим мы (в 80-е годы) и такие утверждения: что в советские годы евреи в СССР были "практически уничтожены как народ, они превратились в социальную группу, расселенную в больших городах, "прослойку, обслуживающую господствующий класс""5.
   Нет, далеко не только "обслуживающую", ещё в немалой мере евреи входили тогда и в собственно "господствующий класс". А "большие города", столицы - как раз-то и были властью подкуплены, снабжены и устроены, когда вся огромная страна измирала от гнёта и нужды. Выйдя из сотрясений Гражданской войны, Военного коммунизма, НЭПа, 1-й пятилетки, - мирная жизнь страны всё более определялась деятельностью её государственного аппарата, в котором роль евреев была весьма высока, по крайней мере, до 1937-38.
   В 1936 на VIII съезде Советов СССР Молотов по велению Сталина (отличиться перед Западом от Гитлера?) произнёс такую тираду: "Наши братские чувства к еврейскому народу определяются тем, что он породил гениального творца идей коммунистического освобождения человечества" - Карла Маркса, "что еврейский народ, наряду с самыми развитыми нациями, дал многочисленных крупнейших представителей науки, техники и искусства (что несомненно, и уже сказалось в советские 30-е годы, и ещё более проявится в послевоенные. - А.С.), дал много славных героев революционной борьбы... и в нашей стране - выдвинул и выдвигает всё новых и новых замечательных, талантливейших руководителей и организаторов во всех отраслях строительства и защиты дела социализма"6.
   Курсив - мой. Безусловно - цель тут была пропагандная. Но заявление Молотова - соответствовало обстановке. А "защита дела социализма" - это все годы были: ГПУ, армия, дипломатия и идеологический фронт. Охотное участие столь многих евреев в этих органах продолжалось и в ранних и в средних 30-х годах, до 1937-38.
   Мы ограничимся лишь кратким обзором наиболее важных постов и имён, появившихся, главным образом, именно в 30-е годы, - по привременным газетам, более поздним публикациям и по новейшим еврейским энциклопедиям. Разумеется, такой обзор, осложняемый тем, что немаловажное национальное или безнациональное самоощущение действующих лиц нам неизвестно, - может содержать и частные ошибки и никак не исчерпывает полноты картины.
   Вследствие разгрома "троцкистской оппозиции" персональный состав евреев в партаппарате - заметно поредел. Но та чистка партгосаппарата совсем не имела антиеврейской направленности. На виднейшем месте в Политбюро сохранялся Лазарь Каганович - одновременно и зловеще-беспощадный и анекдотически низкого уровня (а со середины 30-х и секретарь ЦК, и член Оргбюро ЦК, - как только единственно ещё Сталин). И трёх братьев своих он на весьма крупные посты. Михаил Каганович - с 1931 ещё зампред ВСНХ, с 1937 уже нарком оборонной промышленности, затем по совместительству и авиационной. Юлий, пройдя ведущие партийные посты всё в том же Нижнем Новгороде, где и все братья, - стал заместителем наркома внешней торговли7. (А один брат был "фигура" в Ростове-на-Дону, совсем бесталанный. Напоминает сюжет Салтыкова-Щедрина, как брат Вооз Ошмянский устраивал на выгодный пост брата Лазаря.) - Но две этнически русских оппозиции в начале 30-х годов - Рыкова-Бухарина-Томского и Сырцова-Рютина-Угланова - были разгромлены Сталиным в опоре и на евреев-большевиков, черпая из них нужную замену. Каганович был основной и твердейшей опорой Сталина в Политбюро: требовал расстрелять Рютина (октябрь 1932-январь 1933) - но даже у Сталина это тогда сорвалось8. Чистка 1930-1933 мела - по русским элементам в партии.
   В президиуме Центральной Контрольной Комиссии (ЦКК) после XVI партсъезда (1930) из 25 членов - евреев 10, в том числе: А. Сольц - "совесть Партии" (а в самые "расстрельные" годы, 1934-1938, и помощник Генерального прокурора Вышинского9), З. Беленький (это - сверх упомянутых трёх братьев Беленьких), А. Гольцман (тот самый перекидчик к Троцкому в вопросе о профсоюзах), яростная Розалия Землячка, опять брат М. Каганович, чекист Трилиссер, "воинствующий безбожник" Ярославский, Б. Ройзенман, уцелевший помощник Троцкого А.П. Розенгольц. - Если же сравнивать положение в ЦК партии в 20-е и ранние 30-е годы, то оно примерно не изменилось, - и в 1925 и после XVI партсъезда евреи составляли около одной шестой10.
   В верхах компартии и после XVII съезда ("победителей") в 1934 в составе ЦК евреев оставалась шестая часть, в комиссии Партконтроля - около трети, сходно же в Ревизионной комиссии ЦК (а возглавлял её немалое время М. Владимирский. С этого момента ЦКК возглавлена Л. Кагановичем). - Такая же пропорция была тогда и в комиссии Советского Контроля11. - Заместителем Генпрокурора СССР пять горячих лет (1934-1939) был Григорий Леплевский12.
   Многие партийные посты не оглашались даже и в "Правде". Но на осень 1936 можно отметить: секретарь ЦК ВЛКСМ - Е. Файнберг13, зав. отделом печати и издательств ЦК (вся идеология!) - Б. Таль (вместо Льва Мехлиса, целиком перешедшего на редакторство "Правды", а с 1937 - на замнаркома обороны и начальника Политуправления Красной армии).
   Многих видим и на командных местных постах - таких, как СредАзбюро, крайком восточно-сибирский, первые секретари обкомов Немцев Поволжья, татарского, башкирского, томского, калининского, воронежского и ещё многих обкомов. - Вот Мендель Хатаевич (член ЦК с 1930), последовательно секретарь: гомельского, одесского, татарского, днепропетровского обкомов, средне-волжского крайкома, второй секретарь компартии Украины. - Яков Чубин - черниговского, акмолинского обкомов, шахтинского окружкома, потом - по Комиссиям Партийного Контроля - московской, крымской, курской, туркменской, а с 1937 - первый секретарь ЦК Туркмении14. - Не будем утомлять перечислением имён, но не упустим реальный вклад этих секретарей в общебольшевицкое дело - ещё и с поразительным географическим перепархиванием, как и в 20-е годы. Кадры - всё ещё немногочисленны и незаменимы, и в их перелётности нет заботы, что всякий новичок - чужой для каждой новой местности.
   Ещё более реальное большевицкое управление - в руках наркомов. В 1936 мы видим в Правительстве 9 наркомов-евреев: знаменитый тогда, на весь мир гремевший наркоминдел Литвинов (в дружеских шаржах "Известий" его изображали рыцарем мира с копьём и щитом против зарубежной нечисти); не менее знаменитый, но только в пределах СССР, наркомвнудел Ягода; возносимый и всепрославляемый "железный нарком" железных дорог Лазарь Каганович; торговля внешняя - А. Розенгольц, его же мы отметили и в ЦКК; торговля внутренняя - И.Я. Вейцер; нарком совхозов - всё тот же М. Калманович (продкомиссар с конца 1917); лёгкой промышленности - И.Е. Любимов; здравоохранения - Г. Каминский (с частыми его поучительными полосами в "Известиях"); и опять же З. Беленький - Комиссия Совконтроля15. - В том же Правительстве много еврейских имён и среди замнаркомов, по разным наркоматам: финансов, связи, ж.-д. транспорта, водного, земледелия, леспрома, пищепрома, просвещения, юстиции (ещё один Сольц, Исаак), а среди важнейших замнаркомов: Я. Гамарник (обороны), А. Гуревич ("внёс значительный вклад в создание металлургической промышленности в стране")16, Семён Гинзбург (замнаркома тяжпрома, потом нарком по строительству, потом министр строительства военных предприятий17).
   С конца 1929 по начало 1931 произошёл тот самый "Великий Перелом". Предстояла палаческая коллективизация - и в этот решающий момент Сталин наметил на неё зловещего исполнителя Яковлева-Эпштейна, портреты его - и фото, и рисованные И. Бродским - тогда, и затем из года в год, крупнейше воспроизводились в газетах18. Вместе с уже известным нам М. Калмановичем он даже входил в высший правительственный Совет Труда и Обороны (где - Сталин, Молотов, Микоян, Орджоникидзе, Ворошилов, и мало кто другой)19. В марте 1931 на VI съезде Советов Яковлев делает и доклад о совхозном строительстве, и доклад о колхозном строительстве (губительстве всей народной жизни)20. На этом славном пути разорения России среди сотрудников Яковлева мелькают и замнарком В.Г. Фейгин, и члены коллегии Наркомзема М.М. Вольф, Г.Г. Рошаль, как и другие там знатоки по крестьянскому делу. - В важную помощь Наркомзему - придан Зернотрест (выкачивать зерно для государства), председатель правления - М.Г. Герчиков, его портреты в "Известиях", ему поощрительно телеграфирует сам Сталин21. - С 1932 отделили от Наркомзема Наркомсовхозов - на него двинут М. Калманович22. - А председатель всесоюзного Совета колхозов с 1934 - Яковлев же23. А председатель Комитета заготовок - И. Клейнер (награждён орденом Ленина). - М. Калманович тоже побыл в грозные месяцы коллективизации замом наркомзема - но в конце 1930 его переводят в замы наркомфина и председателем правления Госбанка, ибо в денежном деле тоже нужна твёрдая воля. Председателем правления Госбанка поставят в 1934 Льва Марьясина, в 1936 Соломона Крутикова24.
   В ноябре 1930 создаётся Наркомвнешторг, во главе его (и прослужит семь лет) известный уже А.П. Розенгольц. Среди членов коллегии - треть евреев, из них Ш. Двойлацкий войдёт и в Главконцесском (многовалютное место) и станет торгпредом во Франции (1934-36)25. - В конце же 1930 создаётся Наркомат Снабжения, с А. Микояном во главе (в его коллегии видим М. Беленького - это уже пятый по счёту Беленький, а вскоре он и сам - наркомснаб, заменяет Микояна). Вообще, в наркоматах торговли и снабжения еврейская составляющая выше, чем на партийных верхах, - от четверти до половины. - Ещё не упустим тут и Центросоюз (бюрократический центр псевдокооперации). Им заведовал (после Льва Хинчука в 20-е годы) с 1931 и по 1937 - И.А. Зеленский, мы раньше его встречали как члена коллегии Наркомпрода26.
   Ещё раз напоминаем: эти перечни лишь иллюстративные. Они не претендуют создать впечатление, что во всех этих коллегиях и президиумах не представлены другие национальности - конечно же они есть. Да и все перечисленные лица занимают эти посты лишь часть лет, затем их "перебрасывают".
   Пути сообщения. Железными дорогами командует сперва М. Рухимович (крупнейшие портреты его в газетах27), затем передаёт дороги Л. Кагановичу, сам же станет наркомом оборонной промышленности (а М. Каганович - у него пока в заместителях)28. - Важные перемещения и в тресте "Уголь": с поста правления снят И. Шварц, назначен М. Дейч29. Управляющий Грознефтью - Т. Розеноер. - Строительство Магнитогорского металлургического гиганта возглавил Яков Гугель; директор Криворожского металлургического комбината - Яков Весник; строительство Кузнецкого комбината, 200 тысяч голодных и неодетых рабочих, - начальник того ада был С. Франкфурт, после него - И. Эпштейн (в 1938 арестован - но льготно отправлен командовать строительством комбината Норильского)30. А крупней тех комбинатов в 30-е годы и не было.
   ВСНХ - ещё существует, хотя значение его падает. После Уншлихта его возглавлял А. Розенгольц, затем и Орджоникидзе; в составе президиума ВСНХ евреев большинство31.
   Зато набирает силу Госплан. В 1931, при председателе Куйбышеве, там в президиуме из 18 членов евреев более половины32.
   Оставаясь в пределах хозяйственной сферы, перешагнём теперь в последний "цветущий" год сталинской эры - перед самым 1937. - В 1936 "Известия" опубликовали33 полный состав Совета Наркомата Внутренней Торговли - 135 человек, собственно держащих в руках (и вряд ли бескорыстно) всю внутреннюю торговлю СССР. В этом списке евреев под 40%. От двух заместителей наркома, торговых инспекторов - до многих заведующих облпищеторгами, облпромторгами, потребсоюзами, трестами ресторанов, столовых, съестных припасов, управлениями вагон-ресторанов и ж.-д. буфетов; и, конечно, Гастрономом № 1 в Москве ("Елисеевским"). И как же этим облегчалась слаженность всех инстанций - в те ещё вовсе не сытые, не одетые, не обутые годы.
   Можно было прочесть на страницах "Известий" и такой заголовок: "Руководство Союзрыбы допустило крупнейшие политические ошибки". И в связи с этим на днях освобождён от должности члена коллегии Наркомторга Моисей Фрумкин (его же мы видели в двадцатые годы замом Наркомвнешторга). Теперь и наказания: т. Фрумкину строгий выговор с предупреждением, т. Клейману - тоже, а т. Непряхина исключить из партии34.
   Вскоре за тем "Известия" опубликовали35 дополнение к составу Совета Наркомата Тяжёлой Промышленности, 215 человек. Желающие могут вникнуть и в него. Нынешний автор пишет об этих людях так: к 30-м годам "дети деклассированных еврейских мелких буржуа успели... стать "командирами" в буднях "великих строек". И им, вкалывавшим по 16 часов в сутки, неделями и месяцами не вылезавшим из котлованов, болот, пустыни и тайги... показалось, что это "их страна""36. Только он спутал: это - черномозольные работяги и вчерашние крестьяне не вылезали из котлованов и болот, а директора лишь иногда прогуливались туда, а сидели в кабинетах и на спецснабжении ("Бронзовые прорабы"). Но несомненно, что своими жёсткими волевыми решениями они доводили до окончания эти стройки, вошедшие в промышленный потенциал СССР.
   Так советские евреи получили в СССР весомую долю государственного, индустриального и хозяйственного управления на всех его этажах.
   
   
   
   Отведём совершенно особое место - Б. Ройзенману. Судите сами: получает орден Ленина "в ознаменование исключительных заслуг" по приспособлению государственного аппарата "к задачам развёрнутого социалистического наступления" - какие тайные, недоступные нам глубины Могут скрываться за этим "наступлением"? - и наконец прямо: за выполнение "специальных, особой государственной важности заданий по чистке государственного аппарата в заграничных представительствах"37.
   Так наш взгляд - естественно переходит к Дипломатии. На 20-е годы - о ней сказано уже в предыдущей главе. Увидим теперь и других важных лиц. Например, весной 1930 можно было прочесть в "Известиях" на 1-й странице под отдельным заголовком такое важное сообщение: "возвратился из отпуска и приступил к исполнению своих обязанностей член коллегии Наркоминдела Ф.А. Ротштейн38. (Да так писали чуть не только о Сталине? Даже, кажется, ни об Орджоникидзе, ни о Микояне?) Но в чём-то Ротштейн провинился, век его кончился через два месяца после того: в июле 1930 с назначением Литвинова наркомом - Ф.А. Ротштейн (хотя в его биографии, мы помним, и создание британской компартии) был из коллегии убран. В 30-е же, в расцвет Литвинова, появляется и новое поколение. Еврейская энциклопедия пишет: "существовало понятие "дипломаты литвиновской школы"" - и среди них выделяет: К. Уманского, Я. Сурица, Б. Штейна (хотя он уже преуспел и в начале 20-х), Е. Гнедина (сына Парвуса)39. Эренбург сюда добавляет Е. Рубинина. - Как в 20-е дипломатия привлекала кадры из евреев, так и сквозь ранние и средние 30-е. От момента принятия СССР в Лигу Наций - в главных членах советской делегации видим Литвинова, Штейна, Гнедина, а также Бреннера, Сташевского, Маркуса, Розенберга и грузина Сванидзе. Так была представлена Советская Россия на том форуме народов. - Полпреды в Европе: в Англии - постоянный Майский, в Германии (потом и во Франции) - Я. Суриц, в Италии - Б. Штейн (после Каменева), ещё и в Испании, в Австрии, в Румынии, в Греции, в Литве, в Латвии, в Бельгии, в Норвегии; да кое-где и в Азии: например, в Афганистане ещё в Гражданскую войну был тот же Суриц, а с 1936 Б. Сквирский; он же долгие годы был и неофициальным советским представителем в Вашингтоне40. - В советских торгпредствах - в ранних и средних 30-х годах успешно продолжали состоять и действовать множество кадров из евреев. (Ещё один Беленький, уже шестой, B.C., торгпред в Италии, 1934-3741.)
   Что касается Красной армии, то, пишет уже знакомый нам тщательный израильский автор: и в 30-е годы в ней "оставалось значительное число офицеров-евреев. Их было вялого, в частности, в Реввоенсовете, Главных управлениях наркомата обороны, Генеральном штабе и т.д. То же относится к военным округам, армиям, корпусам, дивизиям, бригадам и всем воинским частям. По-прежнему евреи видное место занимали в политических органах"42. Да и всё Главное Политическое управление Красной армии после самоубийства надёжного Гамарника перешло в надёжные руки Мехлиса... Вот примеры из верхнего слоя Политуправления (ПУРККА): Мордух Хорош в 30-е годы - заместитель начальника ПУРККА, затем (до ареста) начальник Политуправления Киевского Военного Округа. - Лазарь Аронштамс 1929 и сквозь 30-е, до 1937: начальник политуправления Белорусского военного округа, Отдельной Дальневосточной армии, Московского округа. - Исаак Гринберг - старший инспектор ПУРККА, потом зам. нач. политуправления Ленинградского округа. - Борис Иппо (уже мы видели его в Гражданской войне; при усмирении Средней Азии - начальник Политуправления Туркестанского фронта, потом - Среднеазиатского округа), в 30-е годы - Кавказской Красной армии; затем - начальник Военно-Политической академии. - Уже упоминавшийся Михаил Ланда - главный редактор "Красной звезды" с 1930 по 1937. - Наум Розовский: от Гражданской войны военный прокурор, к 1936- главный военный прокурор РККА43.
   До 1934, пока ещё существовал Реввоенсовет, - заместителем председателя (Ворошилова) оставался Гамарник. - В 30-е годы, в дополнение к названным в предыдущей главе, встречаем в начальниках Главных управлений РККА: Абрама Вольпе - Административно-мобилизационное управление (в прошлой главе упомянут как начальник штаба Московского ВО), Семёна Урицкого (Военно-разведывательное управление, до 1937), Бориса Фельдмана - Начальником Главного управления кадров (тоже до 1937), Леонтия Котляра - начальником Главного Военно-инженерного управления в предвоенные годы. - Среди командующих родами войск - глава военной авиации с 1932 А. Гольцман (мы его уже видели и в ЦКК и как профсоюзного деятеля; погиб в авиакатастрофе). Среди командующих военными округами видим опять: Иону Якира (Крымский округ, затем важнейший Киевский), Льва Гордона (Туркестанский)44. - Не имея данных о массовых, более низких постах, всё же не вызовем, кажется, резкого сомнения, что в политуправлении армии, в снабжении армии, как и в партийном или наркоматском аппарате при начальнике главка еврее - как правило весьма заметной была и доля еврейских мест в структуре.
   Но служба в армии - не порочна, а может быть и весьма строительна. А как наше родимое ГПУ-НКВД? Современный исследователь, опираясь на архивы: "Первая половина 30-х характеризуется увеличением роли евреев в аппарате государственной безопасности". А "накануне наиболее массовых репрессий" представление о картине "национального состава руководящих органов НКВД... может дать список награждённых к 20-летию ВЧК-ОГПУ-НКВД их 407 ответственных сотрудников, опубликованный в центральной печати. Среди награждённых- 56 евреев (13,8%), 7 латышей (1,7%)"45.
   Вот из ГПУ создано НКВД во главе с Ягодой (1934) и публикуются (да дважды! - редкий случай заглянуть за непроницаемые стены46) - комиссары Государственной безопасности НКВД 1-го ранга: Я.С. Агранов (первый заместитель Ягоды), В.А. Балицкий, Т.Д. Дерибас, Г.Е. Прокофьев, С.Ф. Реденс, Л.М. Заковский; 2-го ранга: Л.Н. Вельский, К.В. Паукер (их мы уже награждали в 1927 в десятилетие ЧК), М.И. Гай, С.А. Гоглидзе, Л.Б. Залин, З.Б. Кацнельсон, К.М. Карлсон, И.М. Леплевский, Г.А. Молчанов, Л.Г. Миронов, А.А. Слуцкий, А.М. Шанин, Р.А. Пилляр. Разумеется, не все тут евреи, хотя и добрая половина. И не ушли, и не вытеснены были чекисты-евреи из того самого НКВД, которое расправлялось над страной после смерти Кирова - и, как скоро увидим, над собой же...
   А.А. Слуцкий был начальник иностранного отдела НКВД, то есть заведовал шпионажем за границей. "Его заместителями были Борис Берман и [Сергей] Шпигельглас". А о Паукере узнаём: парикмахер из Будапешта, связался с коммунистами в русском плену в 1916, сперва начальник кремлёвской охраны, затем начальник оперативного отдела НКВД47. Конечно, по скрытности аппарата и недоступности этих высоких лиц - не о каждом рассудишь доконечно. Вот высветился Наум (Леонид) Этингон, - руководивший убийством Троцкого, организатор шпионской "кембриджской пятёрки" и атомного шпионажа после войны - ас разведки48.
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница