В работе с детьми и подростками



страница6/7
Дата07.05.2016
Размер1.29 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

Техники

психоаналитической

психодрамы

Из книги Дидье Анзье «ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОДРАМА ДЛЯ ДЕТЕЙ»


Первая встреча

Психодраматист производит интервенцию по трем направлениям: терапевт выясняет в присутствии ребенка, что явилось поводом для консультации, рассказывает про технику психодрамы, помогает ребенку найти тему и войти в пространство игры.

Третье направление требует уточнений. Для аналитика привычна позиция не навязывания своих смыслов субъекту. Субъекту отдается ведущая роль в структурировании содержания в соответствии с его психологической организацией. И, тем не менее, как же быть с ребенком, оказавшемся в непривычной и неожиданной ситуации? Возможно, ли помочь ему, предоставив альтернативный выбор: будет он вне или внутри? Животным, ребенком или взрослым? Мужчиной или женщиной? Иногда, но очень редко, приходиться использовать прямые интервенции, при которых ребенку перечисляются для выбора образы или черты характера, либо предлагается сыграть только что рассказанный эпизод из реальной жизни.

Для сравнения: в парадигме Морено фиксация темы, следование реальности — это функции директора игры. Морено считает, что протагонист, предоставленный самому себе, не сможет достичь уровня спонтанности, необходимого для достижения катарсиса. Аналитическая психодрама, напротив, на первый план выдвигает аспект личной свободы субъекта.


Ведение игры Предъявление темы

Отличительной чертой данной интервенции является подробный опрос, имеющий целью уточнение деталей и поиск ассоциаций, связанных с данной темой. (Что происходило до того. Каков конец этой истории. Каков характер персонажей. Почему они поступили именно так. Что они сами думают о происшедшем и о других. Какого они пола, возраста. В каких они отношениях и какова их степень родства). Точно такие же вопросы задаются в процессе обследования по проективной методике Т.А.Т.. Субъект предъявляет себя опосредовано через персонаж, с которым он идентифицируется.

Помимо исследования темы на данной фазе применимы интервенции типа суггестия, констатация и интерпретация.

Констатация

Это продолжение принимающего понимания, через которое в рамках клиент-центрированной терапии Роджерса консультант недирективным образом отображает чувства пациента. К примеру, констатируя, что в истории, все необыкновенно умны или все очень хорошо, или ничего не происходит, психотерапевт намекает рассказчику на наличие в структуре его характера такой черты, как избегание. Констатация может относиться к содержанию, в рамках констатации можно обратить внимание пациента на схожесть с предыдущими историями, указать на повторы и противоречия. Когда мы обращаем внимание на поведение (дети начинают говорить очень тихо, неразборчиво, приходят в волнение, пытаются перейти в другую часть игровой комнаты) — это тоже консгатация. Констатация стано-



Психоаналитическая психодрама__________________

виться почти интерпретацией, когда мы обращаем внимание на компенсационный аспект темы, где ребенок мечтает о чем-то невозможном в реальности.



Вербальная интерпретация

Она делает очевидной связь между содержанием истории и внутренними конфликтами ребенка, а главное, она дает возможность, как и в групп-анализе, описать динамическое развитие отношений между психо-драматистом и детьми в группе.

Вербальную интерпретацию можно применять по отношению к самой истории, рассматривая ее как аналог сна — манифестное предъявление латентного содержания. Этот тип интерпретации эффективен, когда сопротивление или искажение, имеющееся в содержании истории можно связать с актуальной фактической ситуацией в реальности: отсутствие одного из постоянных психодраматистов, появление нового, присутствие секретаря, долгое ожидание начала сеанса, приход родителей, содержание предыдущей встречи и т.д. Аналогичным образом может быть проинтерпретировано молчание ребенка.

Интервенция поведением

Она может быть применена, когда детская группа уже достаточно адаптировалась к новой ситуации. Пи-сиходраматист, ведущий игры, молчит с самого начала сеанса, игнорируя привычное «здравствуйте» и не задает традиционного вопроса: «Какую историю мы будем играть сегодня?». Он не делает никаких уточнений по ходу обсуждения и прерывает сеанс через пол часа, за которые дети так и не смогли выбрать или придумать тему для сценария. Здесь речь идет не только о сохранении проективной чистоты тематики. Для ребенка это

5 - 2440

130_________________Психоаналитическая психодрама

настоящее испытание реальностью, он оказывается перед необходимостью сопоставить придуманные им персонажи со своими реальными психическими и социальными возможностями. Именно в такой ситуации ребенок может провести демаркационную линию между тем, что он хочет и тем, что он может.



Распределение ролей

Психодраматист фиксирует повторы, перераспределение, путаницу и т.п., роли, пришедшие из предыдущих сеансов или группирование ролей в соответствии с реальными участниками: мужчины-женщины, дети-взрослые. Он интерпретирует ребенку его выбор роли иногда как перенос, но чаще -как сопротивление: ты как будто бы мертвый, ты стал наблюдателем.



Технические приемы

1) Суггестия — Зачастую на первых сеансах психодра-матисты вынуждены делать «игровую подачу» чтобы на собственном примере показать ребенку, что от него ожидается. Для сравнения: Морено никогда не играет сам, он провоцирует игру подбадриванием, устраивает тренинги-разогревы, растормажи-вание спонтанности в аналитической психодраме происходит через потребность присоединиться к играющим (т.е. своеобразное соблазнение). С каждым шагом психодраматист понемногу отказывается от ведущей роли, он дает ребенку почувствовать, как много позволено в игре. Создание разрешающей атмосферы — это типично аналитическая работа. В этом направлении ко-терапевт может зайти достаточно далеко, атакуя запреты с помощью грубых слов или намеков на сексуальность.

Психоаналитическая психодрама________________13↨

2) Подстраховка (поддержка). — Разрешающая атмосфера в еще большей степени, чем от суггестии, зависит от разумного использования подстраховки. К примеру, ребенок решился на новую роль. Роль человека независимого и знающего, что надо делать. Для реализации этой роли ребенку не хватает собственной зрелости. В таких случаях он довольно часто выбирает психодраматиста на роль своего дубля. Задача дубля — вовлечь ребенка в игру. Частой ошибкой у начинающих являются посылы такого типа: «Он твой враг, от него надо избавиться, что ты об этом думаешь?». Вовлечение должно происходить через подведение ребенка к адекватным действиям из своей роли: «Что нужно сделать теперь?», поддерживая агрессивность только после того, как ребенок сам спонтанно ее проявил. Таким же образом психодраматист принимает сторону ребенка, когда тот в процессе игры нарушает запрет из своей реальной жизни. Наличие «ненаказуемости» необходимая черта еженедельных сеансов. Но психодрама перестает быть аналитической и превращается в поддерживающую терапию, если сеанс каждый раз кончается символической наградой со стороны ведущего.

3) Интервенция поведением (через роли). — Этот способ интервенции вытекает из самой природы психодрамы. Психодрама требует действия не только от субъекта, но и от психодраматиста. В этом заключены оригинальность и эффективность открытия Морено. Чаще всего психодраматисты, играя роль, точно следуют сюжету, сочиненному ребенком и воспроизводят характеристики данные персонажу. И это уже есть интервенция. Но бывают ситуации, когда психодраматисы отказываются следовать за сюжетом. Они противопоставляют бредовым меч-

5'

/32_________________Психоаналитическая психодрама

там реальность. Ребенок оказывается перед необходимостью переделывать роли, отказываться от уловок и приманок, необходимых для превращения психодраматистов в своих сообщников. В случае, когда ребенок прячется за определенным набором тем, вводятся другие темы. Иногда приходится планировать заранее ситуации. К примеру, принимается решение об отсутствии на сеансе одного из психодраматистов. Такой шаг делается для усиления реакции трансфера. Для форсирования перелома в процессе используется внезапная остановка игры, если она открыто способствует усилению защит и отреагированию. Если субъект демонстрирует во время игры агрессию по отношению к психодраматисту, то в этом случае можно, утрируя ситуацию, сыграть смерть, не смотря на возрастающий ужас субъекта, желавшего не убить, а только ранить. Многообразие техник, разработанных Морено — это большой и еще не до конца использованный ресурс. Можно использовать: зеркальное отображение действий ребенка, изменять роли, постепенно усложнять задачи, как это делается в тесте на спонтанность. Судя по всему, психодрама стала испытательной площадкой для техники поведенческой корректировки отношением Александера. Аффективное перевоспитание возможно благодаря тому, что психодраматисты дают новые адекватные реакции на поведение ребенка (отличные от родительских). Качественно новая ситуация позволяет ребенку изобретать в ответ новое ролевое поведение.

4) Вербальная интерпретация - Несмотря на формулировку, в точности совпадающую с индивидуальным психоанализом, вербальная интерпретация в психодраме интегрирована в игровой процесс. Ис-

Психоаналитическая психодрама_________;________133

полняя предписанную ему роль, психодраматист делает из роли «ремарки» адресованные непосредственно ребенку, либо как бы не обращаясь ни к кому громким голосом. Последний способ интервенции аналогичен функции хора в античных трагедиях и функции группы у Морено. Как и в индивидуальном анализе, вербальная интерпретация может быть интерпретацией защит, переноса или поведения (когда ребенок смеется, прячется или выпадает из игрового процесса).



5) Символическое понимание. — Аналитическая психодрама способствует выражению конфликтов с помощью символических образов. К примеру, дети часто скрывают свою мастурбацию под обобщающим символом «порок». Это может относиться также к употреблению табака и алкоголя. Кастрация символически обозначается через ампутацию. Неуместная в данном случае вербальная интерпретация заменяется в рамках игрового процесса групповой дискуссией. Психодраматист может перевести символ в реалию, но для этого он, к примеру, должен выдумать историю о третьем лице, имевшем сходную проблему. Опыт показал, что эффективнее всего для развития содержания оставаться в рамках символического смысла. Символ можно обыгрывать, развивать, воздерживаясь при этом от прямых интерпретаций. Такой подход представляется логичным для процесса, достаточно отдаленного от реалий повседневной жизни.

6) Обучающие разъяснения. — Необходимые в групповой дискуссии, они несовместимы с психодраматическим процессом. В частности мы в начале нашего эксперимента довольно быстро отказались от небольших обучающих лекций по сексуальности,

134_________________Психоаналитическая психодрама

которые читались во время сеанса: задача психо-драматиста — высвободить личные фантазии ребенка, а не заменять их на другие.



Окончание сеанса

На этой фазе психодраматист использует констатацию и интерпретацию. Он может обратить внимание на разницу между предложенной темой и сыгранным сюжетом или на сходство сюжета с реальными жизненными событиями. Он может проинтерпретировать в рамках переноса события данного сеанса или целой серии сеансов. Но очень важно, чтобы интерпретации не завели нас слишком далеко в глубины аналитического мышления. Такие интерпретации в конце сеанса являются источником тревоги для субъекта. Даже хорошо продуманные, они есть не что иное, как эквивалент отыгрывания во вне самого психодраматиста, выходящего из игрового процесса, развитием которого он только что занимался. Четкие аналитические интерпретации используются только во время игры, если психодраматический процесс и проблемы ребенка в этом нуждаются.



Фундаментальные правила

Как и в индивидуальном анализе, иногда разрешающая, иногда фрустрирующая атмосфера запускает процесс модификации отношений и образа действия субъекта и его личностной реорганизации. Разрешающая атмосфера позволяет субъекту рассказывать какую угодно историю и играть все, что он хочет. Предложение — расскажите, какую угодно историю, распределите роли и попробуйте сыграть что-то похожее — это суть несколько видоизмененные фундаментальные правила non-omission u abstinence. Процесс фрустрирования тоже похож на аналитический: спокойное ожидание истории и откладывание игры, за нехваткой времени, на следующий сеанс. Максимально эффективно фрустрация осуществляется через своевременный отказ пси-ходраматиста от исполнения действия предлагаемого ему ребенком, если это действие ведет к освобождению ребенка от личной ответственности в данной ситуации. Иногда для этого необходим отказ от предложенной роли. Так психодраматист противопоставляет реальность желаниям ребенка. Похожим образом действует аналитик, предлагая пациенту тестировать реальность. Фрустрация не молчанием, а активным действием — это, по замечанию Дяткина, перенесение в психодраматическую ситуацию другого фундаментального аналитического правила: «Не вовлекаться в игру» (Фенишель). Что означает — разоблачение ловушек и отказ от навязываемого субъектом поведения. Таким образом, создаются условия, позволяющие субъекту увидеть свои attitude, и реорганизовать их. Дяткин настаивает на четком соблюдении аналитической нейт-



136__________________Психоаналитическая психодрама

ральности, он рекомендует психодраматистам играть с максимально возможной индифферентностью, какой бы ни была предложенная роль, так как существует риск нарушить и слишком разогреть-игру, тем самым травмировать субъекта, перед которым взяты определенные обязательства. Мы со своей стороны рекомендуем психодраматистам разумное, трезвое отношение к ситуации в соединении с активностью и спонтанностью. Именно такой подход позволяет достигать равновесия между фрустрацией и поддержкой в индивидуальном анализе.



Работа с сопротивлением

Во время психодраматического действия, как и в психоаналитическом процессе, субъект демонстрирует различные виды сопротивлений. Он заявляет, что у него нет никаких идей, когда его просят придумать историю. Он приносит сюжет, «не имеющий лично к нему никакого отношения». Во время игрового процесса находится как бы в состоянии паралича. Он не в состоянии разыграть им же выбранную роль. На череду неожиданных ситуаций, из которых и состоит драматическое действие, он реагирует привычными защитами: отказывается действовать в соответствии с сюжетом, предлагает что-то другое в противоположном ключе, изыскивает способы компенсаций, приписывает другим свои собственные намерения и чувства, выискивает несуществующие смыслы, вместо активных действий он полемизирует и поясняет, он делает чувства и отношения «приемлемыми», отказываясь от своих первых спонтанных предъявлений и т.д. Этот фактический материал позволил Лебовиси и Дяткину распространить психоаналитическую модель на всю психодраматическую продукцию. Как по манифестному содержанию сна мож-



Психоаналитическая психодрама_________________137

но реконструировать с помощью свободных ассоциаций вытесненное латентное содержание, точно так же манифестное содержание истории, рассказанной ребенком, в процессе спонтанной игры позволяет подойти в большей или меньшей степени к латентному содержанию. Латентное, скрытое содержание — это тенденции и влечения, силу которых субъект испытывает опосредованно, не осознавая их сути. Психодрама позволяет актуализировать влечения, об этом, во избежание конфликтов, вышеназванные авторы советуют предупреждать субъектов заранее. Драматическая игра, сны и симптомы подчиняются одним и тем же механизмам динамического развития. Коллективная или индивидуальная аналитическая психодрама — это продукт аффективного драматического фантазмировнаия. Драматический продукт вырабатывается Я при использовании им привычных механизмов защит от невыносимых влечений и аффектов. Такой способ действий приводит к частичному отрицанию реальности. Ситуация игры находится вне реальности, этот факт делает возможным разрешение в кадре игры некоторых влечений и аффектов. «Примечательно, что каждый субъект имеет свой собственный набор тем, определенный его личной историей развития и связанный с неосознанными фантазмами. Есть небольшой одинаковый для всех набор конфликтных ситуаций. Комплекс защит каждого индивида позволяет ему при развитии драматического сюжета не заходить слишком далеко, избегая, таким образом, катастрофических последствий для Я.»(1Ыс1.,бб7)

Режим игры и участие группы делают для пациента очевидными все ситуации, которые он пытается избежать, и не дают возможности уклониться от принятия позиции.

138

Психоаналитическая

психодрама

Таким образом, управление сопротивлениями открывает для психодраматиста гораздо больше возможностей, чем просто вербальная интерпретация.

Интервенции психодраматиста отношением и действием, возможная инициатива товарищей по игре даже просто их присутствие делают тщетными все усилия сопротивлений.

Однако существует чисто психодраматическая форма сопротивления: игра в игре. Субъекты предлагают, как тему, презентацию театральной пьесы, циркового представления, фильма или так: это дети, которые играют, во что хотят. Удваивая игровой смысл, субъект, таким образом, защищает себя от опасностей спонтанной игры, т.е. от спонтанного символического предъявления ситуации собственного конфликта. Существует обратная ситуация, когда предлагается тема визита к психологу или психиатру. Субъект и психодраматист в такой ситуации играют свои реальные роли пациента и психотерапевта. В таком случае речь идет о том, что подчинение актуальной реальности препятствует развитию продуктивной игровой символики. При таких сопротивлениях вербальная интерпретация мало эффективна. Но это не значит, что пора обращаться к шоковым воздействиям, столь милым Морено, отказываясь от сюжета пациента и предлагая ему другой. Для психоаналитика естественным будет предоставить сопротивлению время необходимое для его развития. Естественный темп игры, смена ролей довольно быстро трансформируют ситуации и стимулируют переход к аутентичному психодраматическому действию.

Следующим типом сопротивления является отреаги-рование. Трудности работы с этим сопротивлением одинаковы для психодраматиста и для психоаналитика. Но иногда особенно начинающие психодраматисты не расценивают его как сопротивление и даже намеренно его

П сихоаналшпическая психодрама

139

провоцируют. Заблуждение имеет исторические корни. Морено и Славсон используют термин act out для описания признака успешности работы, как психодраматической группы, так и группы свободного общения. Речь идет о том, что участники освобождаются от разрушительных для них напряжений через их экстерна-лизацию в режиме интенсивного короткого отыгрывания.

В психоаналитической традиции acting out, переход к действию — это серьезное нарушение одного из фундаментальных правил: пациент прекращает изыскивать способы для вербализации своих эмоций и начинает под их воздействием совершать реальные, имеющие последствия,"поступки. К примеру, вместо того, чтобы озвучить свой гнев по отношению к аналитику или влечение, пациент может испортить у него что-нибудь из обстановки, дать ему пощечину или усесться к нему на колени. Переход к действию должен быть немедленно проинтерпретирован, если его смысл достаточно прозрачен. В любом случае он не должен быть проигнорирован. Запрет на подобные действия может стать обязательным условием продолжения анализа. О том же можно говорить и касательно психодрамы: если ребенок «выходит из игры», т.е. предпринимает такие действия, чтобы реально ударить психодраматиста или кого-то из членов команды, начинает прыгать на диваны и стулья или ломать их и т.д. игра должна быть немедленно остановлена. Ребенку нужно напомнить основные правила и, если это возможно, объяснить ему смысл его поступка. Если, несмотря на принятые меры, ребенок все чаще и чаще обращается к отреагирова-нию, необходимо подумать о других формах работы. Наличие нестабильной, плохо контролируемой моторики с агрессивным или перверсным компонентом является прямым противопоказанием для использования
140_________________Психоаналитическая психодрама

психоаналитической психодрамы. Самым надежным способом предотвращения у пациентов перехода к действию является тщательное отслеживание психодрама-тистом своих собственных поступков. Пример: психо-драматист играет, что он умер, ребенок, желавший его только ранить, немедленно бросается его оживлять, случайно хватает его за руку с зажженной сигаретой и обжигает ему щеку. Курение во время сеанса — это отреагирование со стороны психодраматиста. Какой эффект может вызвать актер, закуривающий на сцене во время игры для своего удовольствия? Не может быть и речи о поощрении чистой моторной разрядки, лишенной символического смысла, как это делалось во Франции в самом начале психодраматического движения: «если куча детей, неистово колотя друг друга, катается по земле, то мы со своей стороны можем только способствовать избеганию серьезных травматических последствий» (51,24).

Сравнительное исследование сопротивлений в психоанализе и психодраме ставит нас перед теоретической проблемой. Кадр привычных психоаналитических отношений (предполагающих наличие влечений, опасных для Я (самости) и функционирования Я, объединяющего в фантазмах влечения и защиты против них) оказывается недостаточным для развития группового психотерапевтического процесса. Фактический материал становиться доступней, если его рассматривать через призму межличностных и межролевых отношений.

Перенос

Насколько важны отношения переноса в психодраме — это один из основных предметов дискуссий психо-драматистов, разделяющий их на два лагеря. Для Морено перенос тесно связан с пассивной позицией анали-



Психоаналитическая психодрама__________________141

тика и с ситуацией диадных отношений, стимулирующих развитие фантазий. Сам Морено бак бы исчезает, пока субъект находится в отношениях конфронтации со своими партнерами из реальной жизни или с замещающими их вспомогательными фигурами. Таким образом, в игру вводятся способы выстраивания межличностных отношений, присущие для членов группы. Для французских и американских психотерапевтов, озабоченных развитием групповой психотерапией в целом, перенос является основой работы. Это, безусловно, заслуга ортодоксального фрейдистского подхода. Можно добавить, что психоаналитически ориентированная недирективная позиция психотерапевта запускает психические трансферентные процессы, для разворачивания которых Морено никогда не оставлял времени и пространства. В индивидуальном психоанализе переносные отношения рассматриваются как воспроизведение в аналитической ситуации конфликтов, не разрешенных субъектом в его реальной жизни. (Лагаш, 35). Перенос позволяет выявить разрушительные для психических структур конфликты и найти для них конструктивное решение. Перенос — это двигатель реадаптации. В аналитической психодраме специфика переносных отношений проистекает из наличия группы психодраматис-тов и группы детей. В данном случае можно говорить о расширении пространства переноса. В переносные отношения могут быть включены одновременно несколько психодраматистов. Наличие в группе психодрама-тистов обоих полов провоцирует фантазии о родительской паре и о семейных отношениях (в более или менее символической форме). Происходит поляризация переноса, позитивный перенос осуществляется на одного психодраматиста, а негативный на другого. Например, две женщины психодраматисты могут представлять образы хорошей и плохой матери. Динамика пе-



142

Психоаналитическая психодрама

реноса имеет те же черты, что и в личном анализе: ребенок может поручать взрослому, который кажется ему наиболее опасным, самые положительные роли, защищаясь, таким образом, от опасности; он может сместить на товарищей по игре агрессию, которую он не может выразить прямо в отношении психодраматистов. Нельзя сказать, что такое рассредоточение переноса не обеспокоило склонных к четкости психоаналитиков. Безусловно, работа с переносом становиться менее эффективной, более того психодраматист не в состоянии отследить тонких нюансов в его трансформации. Психоаналитики, имеющие опыт работы с группами, имеют следующие контраргументы. Во-первых, американцы из школы Славссла (80) показали, что группа усиливает интенсивность и чистоту переноса. Распределение переноса в рамках группы достаточно когерентно. Приведем пример влюбленности пациентки в аналитика. В случае групповой работы пациентке легче будет осознать переносный характер отношений, так как ее влюбленность распространиться и на других членов группы. Наличие перенесения одной и той же реакции с одного субъекта на другого является наилучшим доводом в пользу объяснения данной реакции как реактивацию подавленных (вытесненных) ранее или (compositif) эмоций. Во-вторых, индивидуальный анализ усиливает сопротивление переносу. Субъекта страшат чувства, которые он начинает испытывать к аналитику, аналитик со своей стороны должен быть предельно тактичным и терпеливым при интерпретации этих чувств. Атмосфера группы, пример других заражает смелостью, провоцирует самопредъявление, и пациент при поддержке группы может временно стать для членов команды неплохим аналитиком, спонтанно постигнув смысл их поведения.



Психоаналитическая психодрама

143
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница