В подъязыке ихтиологии



Скачать 84.58 Kb.
Дата11.05.2016
Размер84.58 Kb.
УДК 811.111(06)
ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ МЕТАФОРИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ

В ПОДЪЯЗЫКЕ ИХТИОЛОГИИ

И.Г. Гусева

Термин рассматривается как объективно-субъективная единица фиксации результатов когнитивной деятельности, закрепляемой языком. Возможность привлекать яркие, парадоксально звучащие слова и словосочетания из различных семантических сфер расширяет возможности терминообразования и позволяет с наибольшей образностью номинировать новые понятия в целях успешного осуществления акта научной коммуникации.


метафора, концептуализация, семантика, когнитивная деятельность, сравнение, язык

Термин как ведущая коммуникативная единица языка для специальных целей репрезентирует ту структуру знания, которая является результатом когнитивной деятельности специалиста и средством доступа к когнитивным базам знаний профессионалов, обеспечивает возможность релевантного общения в профессиональных кругах. Степень же релевантности терминологии той или иной специальной сферы «обусловливается уровнем развития соответствующей области знания» [1]. Человек мыслится как творческая личность, полагающаяся в процессе формирования знаний на свой физический опыт и конкретную ситуацию (“Human beings as creative beings are dependent on their physical and psychological possibilities i.e. on their bodies and situations” [2]). Язык как средство передачи результатов когнитивной деятельности и когниция взаимовлияют друг на друга и погружены в специфическую среду их носителей [Situated and Embodied Cognition Theory]. Приобретая знания через сенсорные каналы или в ходе практической деятельности, специалист, ученый ищет наиболее релевантные и выразительные средства фиксации осмысленного и концептуализированного знания, часто включая уже существующие понятия в новые классы и категории. В этих процессах формирования языка науки немаловажное значение имеет метафора как когнитивный механизм сравнения и отождествления одного объекта реального мира с другим, абстрактного с конкретным, чтобы найти новое обозначение познавательному и эмоциональному опыту с главной целью – передать свое знание другим [3]. Именно возможность привлекать яркие, нередко парадоксально звучащие слова и словосочетания из различных семантических сфер расширяет возможности терминообразования и позволяет с наибольшей образностью номинировать новые понятия в целях успешного осуществления акта научной коммуникации [4]. Сравнивается суть, общие характеристики, профиль одного объекта с такими же характеристиками другого объекта по принципу аналогии. Когнитивная операция при этом “embodied” и “situated” – на основе восприятия автоматически включается ментальная операция выстраивания ситуативно-обусловленного знания. Причем, основа нового наименования - область мотивированная. Источником переносного значения может служить сам человек, его части тела, предметы быта и нашего окружения. Слова в стандартной речи: палата, камера, крылья, дуги, сосуды, лепестки, лучи, крышки, карманы, насосы означают определенный орган в строении, например, тела рыб. Так, жабры рыб имеют названия: gill pouch (жаберный карман), gill cover (жаберная крышка), gill chamber (жаберная полость), gill arch (жаберная дуга), gill filaments (жаберные лепестки), gill lamellae (жаберные лепесточки). Жабры рыб сравниваются с нагнетательным насосом (pressure pump, gill pumps, suction pump), плавники сравниваются с тормозами (fin brakes), грудные плавники с крыльями (pectoral wings).

Мы говорим о плавниковых лучах (fin rays), черепной коробке (brain box), глазном яблоке (eye ball), кровеносном сосуде (blood vessel). Имеют место палочки и колбочки (rods and cones) в строении глаза; клубочки и канальцы в сосудистой системе (glomerulus; -li). В основе переносного значения – внешнее сходство, связь одного предмета с другим, сходство функций, звучаний (рыбы-ворчуны “grunters”); сходство ассоциаций, порожденных воздействием предметов на сенсорные органы реципиента ( например, ‘рыба масляная’ – восприятие через вкусовые ощущения).

Анализ метафорических названий у рыб позволил выделить основные группы таких слов, когда в основе сходства:

1) внешний облик сравниваемых акула-лисица (fox shark); акула-собака (dogfish); морской петух - в английском варианте: crooner (эстрадный певец), sea-robin (малиновка); ежовый скат (hedgehog skate); ежи-рыбы – в английском варианте: porcupine fishes (дикобраз); зубатка (catfish/wolfish:eng., katfisch:germ. - рыба-собака, рыба-волк); ставрида (horse-fish); крокодиловая ледяная (icefish); океанический бычок (goby); морская рыба-кабан (boar-fish); змеиная рыба (snakefish); акула-слон (elephant shark); морские лисички (alligator fishes – аллигатор); рыбы-попугаи ( parrot fishes); американская жаба-рыба (scorpion-fish – рыба-скорпион); полосатая крылатка/рыба-зебра (turkey-fish – рыба-индюк); рыба-буйвол (small-mouth buffalo). Так называемая зооморфная метафора, когда по внешнему виду рыба напоминает каких-либо животных, птиц;

- в основу наименований ложится сходство отдельных внешних характеристик: sheephead (porgy) – карась “баранья голова”; окунь “бычеглаз”, имеющий английский вариант как “common bigeye” – т.е. крупноглазый, обыкновенный; макрурус известен как “rat-tailed fish” – рыба с крысиным хвостом или луковоглазая рыба (onion eye fish); lizard fishes – ящероголовые; свинорыл – elephant snout fish;

- выразительность термина может достигаться и за счет образного наименования рыбы по отдельным ее параметрам: острокрылый скат (pecknosed - в английском варианте ‘клювоносый’); тупорылый макрурус / длиннохвост

(blue-nose rattail, round-nose grenadier); высокотелый берикс (red bream); клыкач; горбыль; лжегубан (scarlet parrot fish) - выстраивается целый образ по одной характеристике;

- внешний облик сравнивается с различными объектами окружающей среды, которые по форме напоминают данный вид рыбы, так называемая бытовая метафора: акула-молот (hammer head shark); рыба-сабля (cutlass fish, scabbard fish), причем ‘scabbard’ - это ножны, в которые вкладывают оружие; рыба-пила (saw-fish); рыбы-шишки/шишковые/шишечники (pine cone fishes); курковые (sandpaper fishes); рыба-труба/флейторыл (trumpet fish); фонареглазые (lantern eye fishes); вельветовая рыба (velvet fish); ножебрюшковые (razorfish); меч-рыба (swordfish); парусник (sailfish); макрель-фрегат (frigate); ‘рыба-лист’ в русском варианте и ‘бампер” (bumper) в английском языке; сигарная ставрида (cigarfish); рыба-солнце (sunfish); рыба-полумесяц (moonfish, имеющая вариант и как ‘dollar fish’); иглопер, шилопер (big-spined fish); ‘северный хохлач’ имеет и другое название: ‘гребнеголовый северный тайлфиш’ (‘tile’ - ‘шляпа, черепица’);

- физические, биологические качества человека и другие характеристики ложатся в основу формирования образных названий рыб: рыба-лоцман (pilot fish); рыба-капитан (captainfish); морской язык (sole); морской дьявол (devilfish, blanket fish – рыба-покрывало); копьеносец (в английском варианте – white marlin- белый марлин); рыба-макрурус в английском варианте: рыба-гренадер (grenadier); рыба-рыцарь (knight-fish); рыба-пастушок (man-fo-warfish); рыба-мичман (singing fish – поющая ); хирурговые (unicorn fishes – единорог).

2. Определенную группу образуют названия рыб по их поведенческим характеристикам: каменный окунь (stone bass /sea rock bass); рыба-удильщик (anglerfish/goosefish); рыбы-ворчуны (grunters); акула-людоед (man-eater shark); электрический скат (torpedo-eyed electric ray) – способный излучать электрические сигналы; ‘гигантская акула’ имеет английский вариант – ‘basking fish’ (от глагола ‘to bask’ – греться на солнце); китолов (blue whaler); песчанка – по месту обитания (sand-shark); летучие рыбы (flying fishes); рыба-ползун (walking fish) .

Немаловажную роль в придании наименованию образности играет цвет. В названиях рыб используются все основные цвета и множество оттенков: красный, серебристый, оливковый, бурый, золотистый, чтобы отразить все разнообразие цветовой гаммы морской фауны и как можно более эффективно передать реальный образ определенного вида рыб: угольная (черная) рыба-сабля (black scabbard fish); мраморная нототения (marbled notothenia); мраморник-кеке (marble-fish); сериола-желтохвост (amberfish-янтарная); белуха (whitefish; sheephead); звезчатый скат (starry skate); тигровая акула (leopard); ‘рыба-каторжник’ в русском варианте.

Цветовосприятие – одно из важнейших сенсорных восприятий человека, обеспечивающих дополнительную информацию о состоянии и свойствах предметов окружающего мира. Цвет играет большую роль в категоризации научных концептов, показывая, что новое познается специалистом, прежде всего, с помощью визуальных средств [5]. Например, болезнь ‘краснуха’ у карпа (red-spot); чернильная болезнь /неаскуоз (blackspot disease); болезнь – ‘красный рот’ (enteric red mouth disease), где симптоматика заболевания ложится в наименование болезни. Цветообозначение осуществляется путем прямого называния цвета (redtailed snapper-краснохвостый луциан) объекта и посредством метафорического переноса: угольная рыба, рыба-каторжник.

Наличие в терминах-метафорах коннотации эмоциональности, экспрессивности создает их “смысловую нацеленность” [6], определяет большие возможности запоминания термина и выполнения термином коммуникативной функции. Интерпретация же и выявление скрытых компонентов значения некоторых терминов, созданных на основе сложных ассоциаций оценочного характера у исследователя, предполагает процесс раскодирования смысла с учетом наличия фоновых знаний у реципиента или привлечения знаний специалиста. Например, ‘ледяная рыба’ (ice-fish) не потому, что состоит изо льда, а потому, что белокровная и, в отличие от красного, белый цвет крови не ассоциируется с жизнью, теплом; белый цвет имеет противоположную коннотацию по ассоциации с холодом, льдом. Кроме того, ‘ледяная рыба’ способна вырабатывать гликоген-антифриз, отвечающий за более низкую точку замерзания тела рыбы по сравнению с другими разновидностями рыб. Для термина ‘school-shark’ (стайная акула) - имеют хождение термины –‘soup-fin shark, liver-oil, vitamin’ (суповая акула), где атрибутивное сочетание, имеет смысловые компоненты, свидетельствующие о полезности и возможности употребления этого вида акул в пищу; главным образом употребляются плавники и рыбий жир, получаемый из печени акулы.

Как показал сравнительный анализ названий рыб в русском, английском и немецком словарях, в некоторых случаях эквивалент названия рыбы в русском словаре не соответствует непосредственно английскому или немецкому варианту: Monkeyfish (eng.) –Totenkopfchimore (ger.) – капская химера; Bonefish (eng.- костистая) – альбуля ( рус.- белая лисица); Kamchatka steelhead (eng. сталеголовая ) – семга камчатская (русский вариант); Gray trigger fish/ Hornfish(eng.) – Druckerfish (germ.) – спинорог серый/курок ( рус. - внешняя форма рыбы напоминает рог / курок); (‘trigger fish’- имеет место метафорический перенос значения с технического устройства на внешнюю форму рыбы, так как ‘trigger’ – собачка, защелка, спусковой курок).

Иногда за несколькими словарными вариантами одного вида рыб в английском языке закрепляется единственный термин в русском словаре (‘обыкновенный лаврак’ имеет варианты: common bass, white salmon, white mullet, capemouth, sea perch; луфарь может называться: bluefish, greenfish, elf, fatback и два варианта в немецком языке: Blaubarsch, Blaufisch) и наоборот. И это свидетельство тому, что терминология постоянно развивается и совершенствуется, как развивается и профессиональное знание, где, как уже справедливо отмечали исследователи терминологии, имеют место когнитивные процессы переосмысления существующего, где привносится исследователем его субъективное видение и восприятие действительности [7]. Наличие вариантности отражает обилие информации, углубленное разностороннее знание об объекте, с одной стороны, а с другой – развитие и переосмысление терминологии, по мере углубления знаний, отражая то субъективное, что вкладывается исследователем в процессе создания нового наименования. Поэтому термин рассматривается “как объективно-субъективная единица фиксации результатов когнитивной деятельности, закрепляемой языком” [7].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Новодранова В.Ф. Типы знания и их репрезентация в языке для специальных целей / В.Ф. Новодранова // Когнитивное терминоведение – пятый этап развития терминоведения как ведущей научной дисциплины рубежа ХХ-ХХI веков: сборник научных трудов – М.: Рязань, 2007. – 269 с.

2. Hanna Risku A cognitive scientific view on technical communication and translation //The 2-nd International Conference in the 360 Conference Series: Incompassing knowledge., 15-17 May, 2008, p 37.

3. Кубрякова Е.С. Язык и знание: на пути получения знаний о языке: части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира / Е.С. Кубрякова // Российская Академия наук. Ин-т языкознания. – Сер. Язык. Семиотика. Культура. – М.: Языки славянской культуры, 2004. – 560 с.

4. Ивина Л.В. Лингвокогнитивные основы анализа отраслевых терминосистем / Л.В. Ивина. - М.: Академ. проект, 2003. – 302 с.

5. Бекишева Е.В. Формы языковой репрезентации гносеологических категорий в клинической терминологии: автореф. дисс … док. филол. наук / Е.В. Бекишева. - М., 2007.

6. Володина М.Н. Теория терминологической номинации / М.Н. Володина. – М., 1997. -180 с.

7. Лейчик В.М. Когнитивная лингвистика: новые проблемы познания// Когнитивное терминоведение – пятый этап развития терминоведения как ведущей научной дисциплины рубежа ХХ-ХХI веков / В.М. Лейчик: сборник научных трудов.– М.: Рязань, 2007. – 269 с.

8. Birthe Toft Multimodal communication of subject-specific knowledge in an economics textbook for first year students //The 2-nd International Conference in the 360 Conference Series: Incompassing knowledge., 15-17 May, 2008, Denmark, p. 39.



METAPHORS FUNCTIONING IN THE LANGUAGE OF ICHTHYOLOGY
I.G. Guseva
We consider the term as objective - subjective unit of cognition results fixation. In the processes of the language for specific purposes creation, metaphor acts as a cognitive mechanism of comparison to find a new name to our emotional and other kind of experience, with the only aim - to bring knowledge to others.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница