В период с 1821 по 1858 г суммарная добыча нефти, осу-ществлявшаяся ручным способом, достигла 175,2 тыс т



Скачать 353.89 Kb.
Дата05.11.2016
Размер353.89 Kb.



Введение

═════════════════════════════════════════════════════




1. ВВЕДЕНИЕ
Открытие первых месторождений нефти на территории Рос-сии относится к началу XIX в.

В период с 1821 по 1858 г. суммарная добыча нефти, осу-ществлявшаяся ручным способом, достигла 175,2 тыс. т.

Принято считать годом рождения отечественной нефтяной промышленности 1864 г. – год перехода от ручного способа буре-ния нефтяных скважин к механическому ударному способу.

На первом этапе промышленного развития нефть являлась сырьем для получения осветительных материалов, извлекавшихся ранее из каменноугольных смол. За исключением керосина и, от-части, смазочных масел, ни один из продуктов переработки нефти не находил промышленного применения. Следующий этап в разви-тии отрасли связан с широким применением нефтяных остатков в качестве котельного топлива.

Развитие автомобилизма и воздушного транспорта, использо-вание нефтяного газа для целей освещения и отопления коренным образом изменили структуру производства нефтепродуктов. Одна-ко нефтяная промышленность России в своем развитии оставалась керосино-мазутной. Первая мировая война 1914–1918 гг., закрыв доступ русскому керосину на внешний рынок, привела нефтяную промышленность страны в состояние полной технико-экономи-ческой отсталости.

В России добыча нефти была сосредоточена, в основном, на юге страны.

Первый резервуар для нефти и нефтепродуктов, первый ма-гистральный нефтепровод, первый танкер возникли во второй поло-вине XIX столетия, когда в России на Апшеронском полуострове началось развитие нефтяной промышленности. Еще к более ранне-му периоду относятся первые нефтесклады, представлявшие собой земляные ямы-амбары глубиной до 4-6 м в глинистых грунтах или подземные каменные резервуары, перекрытые каменными сводча-тыми или деревянными крышами. Понятие “нефтесклад” (“неф-тебаза”), близкое к современному понятию этого сооружения, так-же возникло в шестидесятых – семидесятых годах прошлого века с появлением первых металлических нефтяных резервуаров и самого понятия в современном смысле “хранение и перекачка нефти и неф-тепродуктов”.

У истоков создания техники транспорта и хранения нефти и нефтепродуктов стояли крупнейшие русские ученые Д. И. Менде-леев и В. Г. Шухов.

По проекту В. Г. Шухова в 1878 г был построен первый стальной резервуар. В этот период В. Г. Шуховым на Каспийском море был построен первый в мире танкер – пароход “Зороастр”. Первый магистральный продуктопровод диаметром 200 мм, длиной 883 км с 16 насосными станциями был сооружен в России в 1896–1906 гг. по инициативе Д. И. Менделеева для перекачки на экспорт керосина из Баку в Батуми. Целесообразность трубопроводного транспорта нефти и нефтепродуктов, в частности, трубопровода Баку–Батуми, была обоснована Д. И. Менделеевым еще в 1877 г.; сооружен этот трубопровод был по проекту В. Г. Шухова.

В условиях концентрации ресурсов и производства в районах Баку и Грозного основной проблемой оставалась транспортировка нефтепродуктов к местам потребления. Заслуживают внимания дан-ные по вывозу нефти и нефтепродуктов из основного района произ-водства – Баку, и участию в этом вывозе различных видов транс-порта.

По магистральному трубопроводу Баку–Батуми в 1913 г. бы-ло транспортировано 370 тыс. т керосина на экспорт, что составило 6,1% от общего объема транспортировки нефтепродуктов.

При низком уровне работы железнодорожного транспорта вывоз нефтепродуктов из Баку гужевым транспортом достиг в 1913 г. 52,9 тыс. т, в 1915–1917 гг. – 60–65 тыс. т.

Вся тяжесть вывоза промышленной продукции Бакинских промыслов и нефтеперегонных заводов приходилась на морской транспорт с дальнейшим продвижением основных масс этой про-дукции (примерно 80%) в районы потребления через Астрахань по Волго-Камской системе, ограниченной навигационным режимом работы.

Сбыт нефтепродуктов в России до 1917 г. осуществлялся на комиссионных началах. Со временем нефтяные фирмы взяли тор-говлю нефтью и нефтепродуктами в свои руки, войдя в тесное общение как с оптовыми покупателями-перепродавцами, так и непосредственно с крупными и мелкими потребителями.

Вся территория России, особенно ее центральные районы, была покрыта густой сетью нефтескладов. В административном от-ношении территория, которая обслуживалась продуктами нефтяно-го производства отдельных фирм, условно делилась на районы, с которыми существовала постоянная связь. Эта торговля развива-лась благодаря заинтересованности местных складских организа-ций, действовавших как главные проводники сбыта светлых нефте-продуктов и смазочных масел.

Регулирующим началом в нефтяной торговле являлись, в ос-новном, цены мирового рынка, стоимость зарубежного и, отчасти, донецкого угля, а также конкуренция нефтяных фирм. На торговлю керосином большое влияние оказывали цены на хлеб, а также об-щий уровень экономического состояния крестьянства. Государство в торговлю непосредственно не вмешивалась, и его влияние на ход торговых операций ограничивалось, главным образом, аппаратом надзора (горного и фабричного), а также мерами фискального по-рядка (железнодорожные тарифы, акциз, налоги и т. д.).

Первая попытка государственного регулирования рынка неф-тепродуктов относится к концу 1915 г., когда было создано Особое совещание по топливу (ОСОТОП). Главной его задачей было со-действие в обеспечении топливом железных дорог и предприятий, работавших на армию. Практически это содействие сводилось к упорядочению перевозок и обеспечению вывоза топлива подвиж-ным составом железных дорог и водным транспортом.

ОСОТОП в первый период своего существования не ограни-чивал торговой деятельности фирм: цены по-прежнему диктовались фирмами, и в выборе покупателей они были свободны. Однако, это положение продолжалось очень недолго, поскольку в результате прекращения ввоза в Россию английского угля и затруднений с вы-возом донецкого угля, а, .также в связи с развитием военных зака-зов, спрос на нефтяное топливо значительно повысился. Это предо-пределило тенденцию к повышению цен и к отбору потребителей с точки зрения их платежеспособности, причем в особо затрудни-тельном положении оказались железные дороги и казенные заводы, как наименее исправные плательщики.

В связи с этим в январе 1916 г. был сделан следующий шаг на пути государственного регулирования нефтяной торговли. Были установлены предельные цены, обязательные для поставок нефтя-ного топлива всем потребителям. Вскоре за введением твердых цен последовал закон о принудительных поставках, еще более ограни-чивавший свободу нефтяной торговли.

Установление предельных цен впоследствии повлекло вмеша-тельство ОСОТОПа в производственную деятельность нефтяных фирм, которые должны были давать сведения о себестоимости про-мышленной продукции и расходах по добыче и переработке нефти. Принудительная поставка нефтяного топлива потребовала учета ре-сурсов фирм и их обязательств перед покупателями, регулирование перевозок обусловило учет емкостей фирм и т.д. Регулирование торговли нефтяным топливом не могло не затронуть торговлю свет-лыми продуктами, в частности, керосином.

Потребление основных нефтепродуктов по территории Рос-сии характеризовалось данными, приведенными в табл. 1.1.

Как видно, потребление осветительного керосина в эти годы снизилось с 1,41 в 1912/1913 гг. до 0,8 млн. т в 1917/1918 гг.

На Юге и Юго-Западе России возник серьезный керосиновый кризис. Запасы керосина в местах производства и на волжских скла-дах были сравнительно высоки, но внутренние склады страны пус-товали из-за слабого подвоза.

Для упорядочения снабжения керосином был создан Керо-синовый комитет, регулирующая роль которого сводилась главным образом к планированию перевозок. Цены и выбор покупателей, как и прежде, оставались в ведении нефтяных фирм.

Потребление керосина на душу населения было крайне низ-ким и по отдельным губерниям колебалось от 3,5 фунтов (в Воло-годской) до 16,3 фунта (в Московской).
Таблица 1.1.

Потребление основной продукции нефтяной промышленности России в период 1912/1913 – 1917/1918 г.г.




Годы

Освети-тельный керосин,

млн. т


Нефтяное топливо,

млн. т


Итого,

млн. т


1912/1913

1913/1914

1914/1915

1915/1916

1916/1917

1917/1918



1.41

1.13


1,08

1,06


1,00

0,80


4,87

4,38


4,50

5,58


6,57

2,57


6,28

5,51


5,58

6,64


7,57

3,37

Между тем, потребление нефтяного топлива вплоть до 1916–1917 гг. непрерывно возрастало, поскольку это диктовалось начав-шейся в 1914 г. русско-германской войной и развитием военно-оборонной промышленности, работавшей на нефтяном топливе; в ресурсы нефтяного топлива, наряду с нефтяными остатками произ-водства, были вовлечены значительные количества сырой нефти.

В дальнейшем уровень потребления нефтяного топлива ката-строфически снизился: с 4,87 млн. т. в 1912/1913 гг. и 6,57 млн. т. в 1916/1917 гг. до 2,57 млн. т. в 1917/1918 г.

Максимальный уровень добычи нефти в дореволюционной России достигал 11 млн. т в год, а в результате первой мировой и гражданской войн, когда был нанесен серьезный урон всему хозяй-ству страны, добыча нефти в 1918–1920 гг. не превышала 3–4 млн. т в год.

В 1918 г. из имевшихся в стране более тысячи мелких нефтескладов эксплуатировалось менее ста. К этому же времени в России имелось два магистральных трубопровода: керосинопровод Баку–Батуми диаметром 200 мм, и нефтепровод Грозный–Махачкала, также диаметром 200 мм протяженностью 190 км, по которому перекачивалась сырая нефть из Грозного на нефтепере-гонный завод в Махачкале, затем керосин отправлялся через Ма-хачкалинскую нефтебазу по Каспийскому морю на внутреннюю ре-ализацию через волжские нефтебазы, а остаток перегонки грознен-ской нефти (мазут) сжигался на месте в топках паровых котлов.

После национализации нефтяной промышленности в 1918 г. проблема транспорта и хранения нефти и нефтепродуктов, коли-чественного и качественного состояния нефтескладского и трубо-проводного хозяйств всегда была тесно связана с экономикой всей страны, прямо зависела и отражала развитие нефтяной промыш-ленности.

В 1918–1920 гг., когда Советское государство приступило к планомерному восстановлению народного хозяйства, нефтетранс-портное и, особенно, нефтескладское хозяйства в стране находи-лись в весьма отсталом состоянии. Эта отсталость характеризова-лась не только малым количеством действующих нефтескладов, но и, главным образом, их слабой технической оснащенностью, чрез-вычайно низким уровнем энерговооруженности. По существу, сис-тема нефтеснабжения в масштабе страны отсутствовала.

На нефтебазах дореволюционной постройки, наряду с метал-лическими резервуарами клепаной конструкции с деревянными стропилами и крышей из кровельного железа, эксплуатировались каменные и земляные емкости (амбары) с примитивными камен-ными (сводчатыми) или деревянными крышами, а ,часто, и просто открытые котлованы для сбора и хранения больших объемов сырой нефти, мазутов и т. п.

Строительство даже стальных клепаных резервуаров, как в дореволюционное время, так и в первые годы после национали-зации нефтяной промышленности, не регламентировалось никаки-ми нормами. Естественно, что на нефтебазах, полученных в нас-ледство от различных фирм, ни о какой культуре эксплуатации, качественной и количественной сохранности нефтепродуктов не могло быть и речи, нефтебазы представляли собой объекты чрез-мерной пожарной опасности.

Полученное в наследство от частных фирм дореволюционной России энергетическое хозяйство нефтескладов было чрезвычайно отсталым. Торговый нефтесклад того времени представлял собой несколько металлических резервуаров и один – два ручных насоса. Как правило, небольшие торгово-распределительные нефтебазы создавались с максимальным использованием рельефа местности для самотечного отпуска.

Исключение составляли несколько крупных по тому времени перевалочных нефтебаз, расположенных на Каспийско-Волжском нефтяном пути, которые были снабжены поршневыми приводными или паровыми насосами импортного производства с подачей 15–20 м3/ч..

Одной из старейших перевалочных нефтебаз была Махачка-линская, существующая с 1898 г., стоящая на торгово-сбытовом пути нефтегрузов из Грозного через Каспийское море и Волгу в глубь страны, а также из Баку по Каспийскому морю, далее желез-ной дорогой на Северный Кавказ и на север России. В дореволю-ционный период и в первые годы советской власти эта нефтебаза представляла собой несколько резервуарных парков из стальных клепаных резервуаров с кровельной крышей на деревянных стропилах, вместимость каждого резервуара составляла макси-мально 2–3 тыс. м3. На нефтебазе имелось два поршневых при-водных и два паровых насоса, железнодорожная эстакада с при-емным желобом для слива мазута и нефтяной причал на берегу моря с несложной коммуникацией и насосной на два насоса. На нефтебазу были подведены трубопроводы с Махачкалинского неф-теперегонного завода для дальнейшей перевалки керосина по морю.

В 1918 г., когда декретом Совнаркома РСФСР была национа-лизирована нефтяная промышленность, в составе ВСНХ был уч-режден нефтяной комитет (Главконефть). В стране было создано 10 районных нефтяных комитетов: Петроградский (Ленинградский), Рыбинский, Московский, Ярославский, Нижегородский, Казан-ский, Саратовский, Самарский, Астраханский и Уфимский.

На Главный нефтяной комитет возлагались следующие зада-чи:


  • регулирование работы всей нефтяной промышленности и торговли нефтяными продуктами;

  • разработка и осуществление мероприятий, связанных с переходом частной нефтяной промышленности и торговли в собст-венность государства;

  • организация нефтяного хозяйства, охрана имущества при-станей, судов; прием, хранение и отпуск нефтепродуктов потреби-телям.

Этим актом было положено начало работы системы нефте-снабжения на территории страны.

Рассматривая положение со снабжением нефтепродуктами народного хозяйства в первый период становления системы следует отметить два периода:



  • с ноября 1917 г. по май 1918 г, т. е. период до начала навигации, когда нефтеснабжение могло осуществляться из создан-ных запасов предыдущего года;

  • период навигации, когда нефтеснабжение должно осу-ществляться за счет нового поступления нефтепродуктов на Волгу из Баку и Грозного.

Навигационный завоз на Волгу в 1917 г., составивший в об-щей сложности 4,6 млн. т нефтепродуктов, позволил продолжать нефтеснабжение без особых перебоев и удовлетворять важнейшие государственные потребности, тем более, что к моменту открытия навигации 1918 г. неиспользованный остаток нефтяного топлива на нефтебазах Волги и на других внутренних нефтескладах, включая Москву и Петроград, в общей сложности исчислялся в 0,8 млн. т.

Совершенно иначе сложилось нефтеснабжение во второй по-ловине навигации. Навигация протекала при крайне неблагопри-ятных обстоятельствах: завоз нефти и нефтепродуктов из Баку на Волгу (вследствие захвата этого важного района интервентами) прекратился с августа; Грозненский район оказался изолирован-ным. Не поступала на Волгу в навигацию 1918 г. и эмбенская нефть. В Астрахань было завезено из Баку всего 1 млн. т нефти и мазута вместо ранее предполагавшихся 4,6 млн. т. Создававшееся таким образом положение предрешило неизбежность нефтяного голода.

1919 год также прошел под знаком нефтяного голода. Неф-тедобывающие районы по-прежнему оставались отрезанными, и центральная часть России вынуждена была существовать за счет тех остатков нефтяного топлива, которое уцелело от навигации 1918 г.

Начало 1920 г. – период предельного обострения нефтяного голода. Запас нефтяного топлива в стране исчислялся всего лишь в пределах 27–30 тыс. т. Особенно катастрофическое положение с топливом создалось в крупных промышленных городах.

В период 1919–начало 1920 г. осуществлялся нелегальный вывоз нефти и нефтепродуктов из Баку в Астрахань. Нелегальная доставка нефти и нефтепродуктов в Астрахань велась вплоть до освобождения Красной армией Баку и Грозного.

Нефтеснабжение организовывалось как неотъемлемая часть становления всей нефтяной промышленности страны. В освобож-денных нефтяных районах страны важнейшей предпосылкой вос-становления и развития нефтяного хозяйства было преодоление за-труднения с перевозкой нефти и организация государственного пла-нового нефтеснабжения. В этих районах имелись немалые запасы нефти и нефтепродуктов.

Обеспечение народного хозяйства топливом имело решающее значение для его возрождения. В 1921 г. проблема вывоза нефти из нефтедобывающих районов все еще имела очень важное и перво-степенное значение. Вывоз нефти и нефтепродуктов из Грозного возрос, достигнув в 1921г. 41 млн. пудов. В начале марта 1921 г. был восстановлен и вступил в строй трубопровод Баку–Батуми (до Тифлиса), который имел большое значение в вывозе нефти из Баку.

Был разработан проект строительства нефтепровода Гроз-ный–Армавир–Тихорецкая с ответвлениями на Царицын и Туапсе; в 1927 г. этот нефтепровод был введен в действие. Техническое руководство строительством нефтепровода осуществлялось комис-сией под руководством В. Г. Шухова.

Магистральные трубопроводы Баку–Батуми и Грозный–Туап-се в то время сыграли очень важную экономическую роль для нала-живания торговых взаимоотношений с иностранными фирмами по экспорту как бакинского керосина и сырой нефти, так и грознен-ской нефти.

Следует отметить, что и после национализации нефтяные фирмы по-прежнему продолжали существовать как самостоятель-ные хозяйственные и юридические единицы. Они заключали сдел-ки, устанавливали цены на нефтепродукты (кроме нефтетоплива), получали деньги с покупателей, вели взаимные расчеты и т. д. Но прежней оставалась только форма торговли, основное же содер-жание ее резко изменилось, так как прибыль шла уже не нефтяным фирмам, а государству. Такой промежуточный период продолжался несколько месяцев и изживался постепенно. С 1 июля 1918 г. были установлены фиксированные цены не только на нефтяное топливо, но и на керосин, а с 15 ноября – на все остальные нефтепродукты, и коммерческая свобода фирм в этой области была уничтожена; в начале 1919 г. Главный нефтяной комитет взял на себя управление всей нефтяной промышленностью и торговлей как в центре, так и на местах.

В этот период распределение нефтепродуктов широкого по-требления было передано Наркомпроду, который получал с кресть-янства определенный эквивалент за отпускаемые ему товары. Круг частных потребителей, обязанных платить деньгами за отпускае-мые им нефтяное топливо и нефтепродукты, практически исчез, цены стали носить чисто условный характер и служили лишь для бухгалтерских расчетов. Торговля была полностью заменена госу-дарственным плановым распределением; коммерческие и денежные элементы надолго исчезли из взаимоотношений поставщиков и по-требителей нефтепродуктов.

Такое положение продолжалось в течение 3 лет до начала 1921 г., когда с изменением курса экономической политики (с введением НЭПа) нефтяная торговля приобрела большое народно-хозяйственное значение, но уже с совершенно другими целями, за-дачами и методами работы. Нефтяная промышленность, являясь одной из ведущих топливных отраслей, была призвана играть до-минирующую роль в процессе восстановительной работы всего на-родного хозяйства.

На нефтяную промышленность были возложены обязанности, в частности, отпускать нефтяное топливо некоторым категориям потребителей (НКПС, военному и морскому ведомствам и оборон-ной промышленности) по фиксированным твердым ценам, установ-ленным Госпланом и утвержденным Советом Труда и Обороны, при этом цены были значительно ниже себестоимости. Кроме того, на нефтяную промышленность были возложены обязательства передачи общей выручки от реализации продукции в распоряжение Главного управления по топливу (ГУТ).

В этих условиях наметилось стремление нефтетрестов и других звеньев нефтяной промышленности прибегнуть к реализа-ции нефти и нефтепродуктов в порядке товарообменных операций и продажи на свободном рынке, чтобы хотя отчасти удовлетворить свою потребность в финансовых и материально-технических сред-ствах.

Это привело к созданию представительств Азнефти, Гроз-нефти и Эмбанефти в Москве и крупных промышленных центрах. В их задачу входила планомерная реализация своей продукции в целях снабжения районов добычи и переработки нефти материа-лами и денежными средствами. Выход на рынок естественным об-разом привел также к созданию нефтетрестами контор и агентств не только в СССР, но и за границей.

Однако, такое стихийное явление, как реализация нефтяного топлива и других нефтепродуктов на свободном рынке, требовало установления определенного порядка, поскольку, с одной стороны, необходимо было ввести строгий учет реализации нефтетоплива, имея в виду ограниченность ресурсов и недопустимость нарушения планового снабжения важных государственных потребителей топлива; с другой стороны, без реализации нефтяного топлива на свободном рынке трудно было изыскать какую-либо возможность обеспечения потребности нефтяной промышленности в деньгах и материалах.

Перелом в организации нефтяной промышленности и тор-говли произошел с вводом в 1921 г. новой экономической полити-ки. Для проведения в жизнь всех мероприятий по реализации нефти и нефтепродуктов в новых условиях в январе 1922 г. был орга-низован Нефтеторг (впоследствии – Нефтесиндикат, Союзнефть, Главнефтесбыт, Главнефтеснабы (Госкомнефтепродукты) союзных республик).

В конце 1921 г. в области установления цен серьезно ставился вопрос о себестоимости, ибо в связи с НЭПом появился частный потребитель, который мог незаконно обогащаться, получая государ-ственную продукцию по низким (или заниженным) ценам. Первая попытка установления себестоимости была предпринята Главко-нефтью 18 февраля 1922 г., когда была организована специальная комиссия по определению себестоимости нефти и нефтепродуктов.

В этот период была образована межведомственная калькуля-ционно-коммерческая нормировочная комиссия, в задачу которой входило определение себестоимости и отпускных цен на все виды топлива и нефтепродуктов. Работа этой комиссии дала богатый материал, послуживший основанием для дальнейших мероприятий по переводу топливной промышленности на хозрасчет и проведе-нию политики цен в новых условиях работы нефтяной промыш-ленности.

В новых ценах был сохранен принцип единообразия цен по всем нефтескладам, что в значительной степени подрывало их зна-чение на товарном рынке, где уже началась дифференциация цен по районам в зависимости от их удаленности от пунктов произ-водства.

Декрет СНК от 21 марта 1922 г. явился поворотным пунктом в истории нефтяной торговли, и Нефтеторг, а впоследствии и Неф-тесиндикат, стали на путь рационального ведения коммерческих операций.

В соответствии с декретом была введена в действие плата за нефтепродукты для всех без исключения потребителей. Право на твердые цены получили НКПС, военное и морское ведомства, заводы военной промышленности (Главвоенпром) и электростан-ции Москвы и Петрограда (Могэс и Пегэс). Всем остальным потребителям нефтепродукты отпускались по коммерческим ценам, устанавливавшимся торговыми органами нефтяной промышленнос-ти или свободным соглашением продавца и покупателя. Свободная продажа керосина, бензина и смазочных масел началась после 1 мая 1922 г. с переходом нефтяной промышленности на хозяйст-венный расчет.

Нефтеторг - Нефтесиндикат поддерживал тесный контакт с заводами нефтетрестов с целью приспособления их производства к требованиям рынка. Особенно тесная связь поддерживалась с трес-том эмбенских промыслов, в ведении которого находились нефте-перегонные заводы по производству масел (в Нижнем Новгороде и Ярославле). Нефтеторг - Нефтесиндикат упрочил монопольное пра-во в деле реализации нефти и нефтепродуктов как на внутреннем, так и на внешнем рынках сбыта.

В целях установления планомерности и получения наиболь-ших выгод для государства и нефтяной промышленности в марте 1992 г. был организован, а с мая начал функционировать при Наркомвнешторге (НКВТ) специальный орган под наименованием: “Государственное объединение для торговли нефтепродуктами за границей” (Нефтеэкспорт).

В октябре 1922 г. в связи с организацией Всероссийского нефтяного торгового синдиката Нефтеэкспорт был расформирован, и вместо него при Нефтесиндикате было образовано Экспортное управление.

К мероприятиям, содействовавшим росту советского экс-порта, необходимо также отнести строительство нефтепроводов Баку–Батуми и Грозный–Туапсе к портам Черного моря, постройку в этих портах перегонных заводов и крупных емкостей для плано-мерного накапливания запасов нефти и нефтепродуктов к отправке за границу.

Государство выделяло значительные ресурсы нефти и нефте-продуктов на экспорт для закупки материалов и оборудования, в которых остро нуждалась нефтяная промышленность (особенно в восстановительный период 1922–1926 гг.).

В 1933–1940 гг. уменьшилось относительное значение экс-порта, поскольку в стране был создан мощный потенциал для раз-вития всех отраслей народного хозяйства – потребителей нефте-продуктов. Показательны цифры, характеризующие уровень поста-вок светлых нефтепродуктов внутри страны и на внешний рынок в общих нефтепоставках СССР к концу 1940 г. (табл. 1.2).


Таблица 1.2.

Поставка светлых нефтепродуктов



Годы


Общая поставка, млн. т

Внутри

страны


Внешний рынок







млн. т

%

млн. т

%

1913

1,72

1,13

65,7

0,59

34.3

1927

2,79

1,29

46,2

1,50

53,8

1932

7,08

4,28

60,4

2,80

39,6

1940

11,30

10,68

94,5

0,62

5,5

Успешное восстановление нефтяной промышленности Баку и Грозного после окончания гражданской войны обусловило неот-ложность задачи всемерного освобождения от нефтеперевозок кав-казских железных дорог, ставших “узким” местом в развитии от-расли; потребовалось сооружение для этой цели ряда новых трубо-проводов, планомерно обеспечивавших перекачку растущих пото-ков нефти и нефтепродуктов к портам Черного моря (Батуми, Ново-российск, Туапсе) и через Ростов-на-Дону в нефтепотреб-ляющие районы Центра и Украины.

В первые годы после Октябрьской революции в стране был введен в действие магистральный нефтепровод Баку–Батуми; в этот же период построен нефтепровод Грозный–Туапсе. Общая протя-женность нефте- и нефтепродуктопроводов к 1927 г. составляла примерно 2600 км. Трубопроводы были оборудованы плунжерны-ми насосами с приводом от дизельных двигателей. На нефтепро-воде Баку–Батуми эксплуатировались насосы с подачей 160 м3/ч. Оба первых советских магистральных трубопровода предназна-чались для транспорта нефти к портам Черного моря (Батуми и Туапсе) и были подчинены экспортным задачам. В дальнейшем направление трубопроводного строительства меняется, оно подчи-няется, главным образом, задачам обслуживания внутреннего по-требления нефтепродуктов в стране.

В 1931 г. вступил в строй нефтепродуктопровод Армавир–Никитовка диаметром 300 мм, длиной 455 км, который в 1932 г. был подключен к трубопроводу Грозный–Туапсе для перекачки нефтепродуктов из Грозного на Украину. В 1932 - 1936 гг. строятся нефтепроводы Гурьев–Орск длиной 709 км, Махачкала–Грозный длиной 190 км, и первенец Второго Баку–Ишимбай–Уфа длиной 168 км. Все эти нефтепроводы построены из труб диаметром 300 мм. К 1941 г. в промышленной эксплуатации находились нефте- и нефтепродуктопроводы общей протяженностью около 4100 км с суммарной пропускной способностью 7,9 млн. т в год.

По сравнению с дореволюционным периодом общая протя-женность магистральных трубопроводов, в переводе на экви-валентные по пропускной способности трубопроводы диаметром 200 мм, увеличилась в 6,7 раза, а общая пропускная способность – с 0,4 млн. т в 1913 г. – почти в 20 раз.

В 1922 г. нефтяная промышленность объединяла в своей сис-теме и эксплуатировала 1211 нефтебаз в 611 пунктах. Концентра-ция нефтескладского хозяйства началась в 1923 г., охватив вначале Юго-Западный район, где 40 мелких нефтескладов были объеди-нены в 26, а затем районы Московский, Южный и Казанский. К 1926 г. число действующих нефтебаз в результате проведенной кон-центрации определилось в 718 единиц в 563 пунктах. Одновре-менно было начато строительство новых нефтебаз и резервуаров, так как их сеть по своему географическому расположению не от-вечала требованиям эффективной организации снабжения нефте-продуктами народного хозяйства страны. В 1927–1928 гг. Нефте-синдикат уже имел 20 контор по сбыту нефтепродуктов, которые объединяли 850 нефтебаз.

В 1927 г. по сравнению с 1913 г. поставка нефтепродуктов на внутреннем рынке возросла в 3,8 раза. Удельный вес нефтяного топлива составил 74,9%, а керосина – 15,6%; поставка этих двух видов топлива составила в общей сложности 90,5%, тогда как на поставку всех остальных нефтепродуктов приходилось только 9,5%.

В сравнении с 1927 г. поставка нефтепродуктов к 1932 г. возросла на 114%. Удельный вес реализации нефтяного топлива и осветительного керосина на внутреннем рынке из года в год сни-жался за счет неуклонного роста потребления новых нефтепро-дуктов – автомобильного бензина, тракторного керосина, лигроина и автотракторных масел. Увеличилась поставка нефтепродуктов на экспорт.

Нефтескладская сеть, эксплуатировавшаяся непосредственно системой Главнефтесбыта, выросла по количеству пунктов на 46%, а по числу нефтебаз – на 50%. К концу 1932 г. в стране имелось в эксплуатации 1027 нефтебаз. В этот период была в основном завершена концентрация нефтескладов, прежде раздробленных на мелкие хозяйственные единицы.

Одним из главных показателей развития нефтебазового хозяйства было и остается увеличение складской вместимости при техническом совершенствовании резервуаров: повышении их гер-метичности, увеличении объема, совершенствовании их конструк-ции, оснащении эффективным оборудованием.

В 1932 г. были введены в действие “Нормы строительного проектирования хранилищ для легковоспламеняющихся жидкос-тей”, а затем стандарт на клепаные резервуары, предусматривав-ший 16 типов резервуаров вместимостью от 11 до 10 560 м3. Это был значительный поворот в упорядочении резервуаростроения – вводился обязательный перечень резервуарного оборудования, ды-хательно-предохранительной арматуры, впервые были регламен-тированы вопросы герметизации резервуаров, а следовательно, и по-настоящему поставлены вопросы борьбы с качественными и количественными потерями нефтепродуктов.

К концу 20-х и началу 30-х годов каменные, деревянные, земляные и другие подобные емкости на нефтебазах в основном были ликвидированы.

К концу 1937 г. число нефтебаз увеличилось до 1520. Основ-ным типом емкостей стали стандартные клепаные гермети-зированные резервуары, эксплуатирующиеся с избыточным давлением 20 мм вод. ст. Одновременно сооружались опытные вертикальные металлические резервуары сварной конструкции емкостью до 5000 м3.

В 30-е годы окончательно выработалось и утвердилось поня-тие нефтебазы как сбытового предприятия, которое должно высоко-эффективно и рентабельно обеспечивать приемку, хранение, отпуск (перевалку или реализацию) различных сортов нефте-продуктов, а также постоянно и систематически вести борьбу с их потерями (от утечек и испарения) повышать товарооборот (коэф-фициент оборачиваемости резервуарной емкости) с минимальными затратами и увеличивать объемы перевалки и реализации. Для выполнения этих задач и дальнейшего совершенствования неф-тебазового хозяйства создавалась техника нефтехранения и неф-тетранспорта, закладывалась научная база развития этой отрасли, готовились высококвалифицированные кадры в вузах и технику-мах.

Организационно сложились новые формы отрасли нефте-снабжения. В 1929 г. Нефтесиндикат был расформирован и все нефтебазовое хозяйство объединено во Всесоюзное объединение “Союзнефть”, на базе которого в 1938 г. был создан Главнеф-тесбыт.

В последующем Главнефтесбыт как единая система входил в состав Наркомата .нефтяной промышленности СССР, Государст-венных органов материально-технического снабжения СНК СССР, СМ СССР, СМ РСФСР, Главнефтеснаб, Госкомнефтепродукт и т.д.

К началу войны годовая добыча нефти в стране достигла уже 31,1 млн. т, а реализация всех нефтепродуктов в СССР составила в 1940 г. около 25 млн. т. К этому времени общее число нефтебаз в стране составляло 1686. Среди них крупные перевалочные нефте-базы: Махачкалинская, группа Астраханских нефтебаз, Сара-товская, Горьковская, Ярославская, Батумская, Туапсинская, Одес-ская, Красноводская и некоторые другие.

Нападение Германии на нашу страну и временная оккупация части ее территории привели к значительному сокращению экс-плуатации сети железных дорог и водных путей, нарушению транс-портных связей между производящими и потребляющими района-ми страны.

Общая работа транспорта страны по нефтегрузам значи-тельно сократилась (табл. 1.3).

При относительной стабилизации работы трубопроводного транспорта удельный вес водного транспорта из-за нарушения транспортных связей в зоне Азово-Черноморского бассейна, Днепра и низовья Волги непрерывно падал, и в 1945 г. по сравнению с 1940 г. снизился по объему перевозок с 44,6 до 38,5% от общего объема нефтеперевозок.

Железнодорожный транспорт принял на себя основную массу нефтегрузов, и его доля в общей работе транспорта в военные годы неуклонно увеличивалась. В сравнении с 1940г. доля железно-дорожного транспорта в 1945 г. возросла по объему перевозок с 44,6 до 50,2% от общего объема работы транспорта.
Таблица 1.3.

Работа транспорта по перевозкам нефтегрузов

в годы Великой Отечественной войны


Годы

Перевозки нефтепродуктов




млн. т

%

1940

66,1

100

1941

59,2

90

1942

34,0

52

194й

41,6

63

1944

44,9

68

1945

42,2

64

В условиях чрезмерной загрузки нефтеперевозками железных дорог и невозможности использования в должной мере водного транспорта Каспийско-Волжского направления требовалось ликви-дировать отставание в организации транспортирования нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам, всемерно спо-собствовать высвобождению от нефтеперевозок железнодорожного транспорта.

В трудных условиях военного времени были сооружены: но-вый магистральный нефтепровод Оха–Софийское (первая очередь нефтепровода Оха–Комсомольск) протяженностью 387 км; кероси-нопровод Астрахань–Урбах–Саратов протяженностью 656 км и ряд других трубопроводов меньшей протяженности для перекачки сы-рой нефти с мест нефтедобычи на перевалочные нефтебазы и на нефтезаводы.

Следует отметить, что в предвоенный период не было уде-лено должного внимания созданию и развитию в стране опорных (кустовых) нефтебаз, расположенных в районах с большим числом потребителей, для накопления достаточных оперативных запасов. Тем самым система нефтеснабжения была лишена возможности регулирования поставок нефтепродуктов потребителям при затруд-нениях в работе транспортной сети и невозможности вывоза соот-ветствующих нефтепродуктов с мест производства.

Таким образом, сложившееся до войны размещение нефтедо-бывающей и нефтеперерабатывающей промышленности с чрезмер-ной концентрацией производства и значительных запасов нефти и нефтепродуктов в Баку, при недостаточном развитии трубопро-водного транспорта и нарушениях межрегиональных транспортных связей в военное время, предопределило огромные трудности в осуществлении нефтеперевозок из пунктов производства в районы потребления и явилось одним из важнейших факторов, вызвавших чрезвычайные осложнения в организации нефтеснабжения.

В результате военных действий и временной оккупации ряда районов СССР нефтескладское и нефтепроводное хозяйство понес-ло весьма значительный ущерб. Из общего числа существовавших до войны 1686 нефтебаз после освобождения оккупированных рай-онов оказались уничтоженными и частично поврежденными около 750, т. е. свыше 44% их довоенного количества. Полностью был выведен из строя магистральный керосинопровод Грозный–Тру-довая общей протяженностью 880 км.

Потеря основных производственных мощностей нефтесклад-ского хозяйства составила свыше 2200 тыс. м3, т. е. более 25% всей довоенной резервуарной емкости, в том числе, полностью было уничтожено 1230 тыс. м3 емкости, остальная часть повреждена. Кроме того, было уничтожено или частично разрушено производ-ственно-обслуживающее хозяйство нефтебаз. Стоимость ущерба основных фондов нефтескладского и нефтепроводного хозяйства составила по государственным ценам 311,7 млн. руб.

Более яркое представление о размерах ущерба, нанесенного войной нефтескладскому хозяйству, можно получить, если срав-нить стоимость потерь с суммой капиталовложений в нефтесклад-ское хозяйство в предвоенные годы. Сумма ущерба только основ-ных фондов (311,7 млн. руб.) сопоставима с размером капиталовло-жений в нефтескладское хозяйство за первую и вторую пятилетки вместе взятые (354,6 млн. руб.), и превышает капиталовложения трех последних довоенных лет (263,3 млн. руб.), когда нефтесклад-ское хозяйство стало развиваться быстрыми темпами.

Восстановление нефтебаз в освобожденных районах стало за-дачей первостепенной государственной важности. В конце 1941 г. начались восстановительные работы в районах Тульской и Московской областей. В результате работы, проделанной в период 1941 – 1945 гг., были восстановлены и введены в действие 693 нефтебазы. В короткий срок было осуществлено восстановление нефтепродуктопровода Грозный–Трудовая.

В 1950 г. в СССР, в сравнении с предвоенным 1940 г., по-требление основных нефтепродуктов увеличилось почти на 30%. В европейской части СССР потребление нефтепродуктов в 1950 г. увеличилось против 1940 г. на 22,7%, по районам Восточной части СССР оно возросло на 72,7%.

В 1947 г. Главнефтесбыт развернул работу по проектиро-ванию и сооружению сети новых нефтепродуктопроводов. Главная задача создания трубопроводной сети заключалась в том, чтобы коренным образом улучшить снабжение нефтепродуктами восточ-ных районов страны.

Улучшить нефтеснабжение намечалось за счет:



  • развития нефтепереработки в Охе, Комсомольске и Хаба-ровске на базе сахалинской нефти, с транспортированием ее на материк непрерывным потоком по магистральному нефтепроводу;

  • приближения переработки Волго-Уральской нефти к Челябинску и восточнее Челябинска с постройкой новых заводов в Сибири для выработки полной гаммы нефтепродуктов, включая авиационный бензин, масла, нефтебитум;

  • сооружения новых магистральных трубопроводов, обес-печивающих непрерывность перекачки важнейших народнохозяй-ственных нефтепродуктов (автобензина, керосина и дизельного топлива) для сокращения железнодорожных перевозок соответ-ствующих нефтепродуктов в восточном направлении на расстояние от 2 до 3 тыс. км.

К концу 1955 г. протяженность нефте- и нефтепродуктопро-водов по сравнению с 1950 г. почти удвоилась (с 5,4 тыс. км. до 10,4 тыс. км).

В нефтебазовом хозяйстве в период 1946–1950 гг. осущест-влялся комплекс мероприятий, направленных на обеспечение:



  • полного восстановления на более высоком техническом уровне разрушенных и уничтоженных нефтебаз в районах, осво-божденных от оккупации;

  • технического оснащения и совершенствования резерву-арных парков и сливо-наливных устройств действующих нефтебаз, расположенных на Урале и в Сибири, в связи с перебазированием в эти районы многочисленных промышленных предприятий – потре-бителей нефтепродуктов;

  • развития сети нефтебаз на территории Восточной Сиби-ри, Хабаровского края и Приморья, обусловленного ростом народ-ного хозяйства в этих районах.

Важное значение имел разработанный перспективный тран-спортный план рационального размещения нефтяной промышлен-ности, улучшения схемы нефтеперевозок и подготовки нефтепро-дуктопроводного и нефтебазового хозяйства к освоению возрас-тающих потоков нефти и нефтепродуктов.

На основе транспортного плана были, в частности, намечены неотложные меры:



  • техническое оснащение действующих перевалочных неф-тебаз и ввод в эксплуатацию новых мощностей;

  • развитие резервуарных парков и сливо-наливных уст-ройств, связанных с различными видами транспорта, на важней-ших нефтебазах Каспийско–Волжской системы (Астрахань, Махач-кала, Красноводск), Азово–Черноморской магистрали (Одесса, Но-вороссийск и др.), Днепра (Киев, Черкассы, Кременчуг, Днепро-петровск, Запорожье, Никополь, Херсон) и в районах Востока.

В ходе восстановительных работ большое значение прида-валось совершенствованию и техническому прогрессу в нефтеба-зовом хозяйстве. В 1944 г. был утвержден новый стандарт на свар-ные вертикальные резервуары вместимостью 100, 200, 300, 400, 700, 1000, 2000, 3000 и 5000 м3, что обобщило опыт сооружения резервуаров сварной конструкции и создало прогрессивный метод резервуаростроения.

С утверждением стандарта на вертикальные сварные резер-вуары в СССР впервые был разработан и получил широкое рас-пространение метод заводского изготовления вертикальных метал-лических резервуаров с последующим свертыванием полотнищ в рулоны и доставкой заготовок на железнодорожных платформах к месту монтажа. Этот метод позволил резко повысить объемы стро-ительства резервуаров.

В 1946–1950 гг. было полностью завершено восстановление сети перевалочных и распределительных нефтебаз. В этот период Главнефтеснабом была проведена большая работа по техническому оснащению и увеличению пропускной способности ряда крупных нефтебаз Поволжья, Урала, Сибири и Дальнего Востока для рас-тущих перевалочных операций, хранения оперативных запасов с целью регулирования нефтеснабжения тяготеющих к ним регионов при перебоях в работе транспортной сети.

В большинстве своем крупные областные нефтебазы: Батра-ки, Камбарка, Пермь, Омск, Новосибирск, Владивосток и др. – обеспечивали прием нефтепродуктов, поступающих с НПЗ крупны-ми партиями, для их последующей перевалки и отправления на распределительные базы обслуживаемой области (края).

Особое внимание было уделено развитию сети нефтебаз на Дальнем Востоке. Были разработаны задания на проектирование строительства нефтебаз во Владивостоке, Хабаровске, Комсомоль-ске, Николаевске-на-Амуре, на о. Сахалин и др.

В период 50-60-х годов важной задачей явилась разработка и внедрение новой системы нефтеснабжения потребителей, основан-ной на усилении ритмичности в работе нефтебаз и правильном взаимодействии с автомобильным транспортом общего пользова-ния по централизованной перевозке и доставке нефтепродуктов на участки потребительских хозяйств.

Развитие и реконструкция действующих нефтебаз, равно как и строительство соответствующих предприятий на новых терри-ториях, определялись, в основном, ростом потребления светлых нефтепродуктов, масел и смазочных материалов.

В 1960 г. Главнефтеснабу РСФСР переданы в эксплуатацию 1993 нефтесклада различных ведомств; цель этой передачи – улуч-шение технического состояния и организации нефтеснабжения тя-готеющих к ним потребителей.

Вновь принятые и не оснащенные должным образом нефте-склады развивались в двух направлениях: часть из них (при отсут-ствии вблизи действующих нефтебаз) дооснащалась, модернизиро-валась и оформлялась в действующее самостоятельное предприя-тие, другая часть была превращена в филиалы или цехи сущест-вующих нефтебаз Главнефтеснаба, наиболее мелкие ввиду нецеле-сообразности их сохранения были ликвидированы.

Крупным достижением явилось расширение и реконструкция на новой технической основе ряда перевалочных нефтебаз Каспий-ской и Волжско-Камской магистрали Азово-Черноморского и Даль-невосточного бассейнов; были построены и введены в действие крупные перевалочные нефтебазы на Дальнем Востоке (Находка), в верховьях реки Лены Иркутской области (Усть-Кут) и др.

К концу 1975 г. резервуарная емкость – основное звено неф-тебаз – исчислялась десятками миллионов кубометров. В основном это были металлические резервуары сварной конструкции; клепа-ные резервуары в подавляющей части были заменены сварными.

В 1959–1960 гг., Главнефтеснабу были переданы в эксплуа-тацию AЗС, ранее находившиеся в ведении разных организаций. С этого времени, по существу, начинается упорядочение хозяйства, улучшение организации нефтеснабжения автомобильного транс-порта.

Основными направлениями совершенствования этого, самого приближенного к потребителю звена нефтеснабжения, были:


  • техническое перевооружение автозаправочных станций;

  • развитие сети АЗС с использованием передового отечест-венного и зарубежного опыта;

  • внедрение новых форм обслуживания потребителей на АЗС.

В 1970 г. было создано Научно-производственное объедине-ние автозаправочной техники (НПО АЗТ) Главнефтеснаба РСФСР в составе завода “Нефтеаппаратприбор” и специального конструк-торско-технологического бюро автозаправочной техники (СКТБ АЗТ).

Проектирование автозаправочных станций и разработку перс-пектив развития сети АЗС выполнял институт “Гипронефтетранс” Главнефтеснаба РСФСР. С момента централизации в стране авто-заправочных станций начало осуществляться их планомерное стро-ительство в промышленных и сельских районах, на автомагист-ралях.

В 1977 г., количество автозаправочных станций общего поль-зования в стране превысило семь тысяч. Только в РСФСР имелось около пяти тысяч АЗС. Нашли широкое применение передвижные. АЗС, которые оперативно решали задачи заправки транспорта го-рючим в местах его эпизодического скопления, связанного с отды-хом трудящихся и другими причинами. Из года в год увеличивался объем реализации нефтепродуктов через АЗС, например в 1976 г. в среднем по стране он составил около 6000 т. в год на одну АЗС.

В 1971–1975 гг. в системе Главнефтеснаба РСФСР начались работы по созданию и внедрению автоматизированной системы управления (АСУ нефтеснаб), включающий АСУ на уровне Цент-рального аппарата Главка на базе Главного вычислительного цент-ра АСУ и АСУ территориальных управлений на базе вычислитель-ных центров управлений Московского, Ленинградского, Ростовско-го, Воронежского, Волгоградского, Омского, Иркутского, Ураль-ского и Юго-Западного управлений магистральных продуктопро-водов.



Таблица. 1.4.


Акционерные нефтяные компании

Количество АО нефте-продук-тообеспечения

Количество нефтебаз

Общее количество резервуар-ной емкости, тыс. м3

Количество автоза-правочных станций

“РОСНЕФТЬ”

16

157

3100

1052

“ЛУКОЙЛ”

7

122

2751

898

“ЮКОС”

9

172

1976

940

“СУРГУТ-НЕФТЕГАЗ”

8

83

889

450

“СИДАНКО”

13

168

3771

1190

“ВОСТОЧНАЯ НЕФТЯНАЯ КОМПАНИЯ”

5

84

1548

533

“ОНАКО”

1

24

222

162

“СИБНЕФТЬ”

1

20

457

137

“ТЮМЕНСКАЯ НЕФТЯНАЯ КОМПАНИЯ”

5

192

1477

446

“НОРСИ-ОЙЛ”

5

69

1347

473

“СЛАВНЕФТЬ”

3

35

737

231

“ТАТНЕФТЕХИМ-ИНВЕСТХОЛДИНГ”

1

20

625

211

"ПРЕДПРИЯТИЯ БАШКОРТОСТАНА"

1

31

598

331

"КОМИ ТЭК"

1

8

166

87

В организационном плане АСУ нефтеснабжения была созда-на как трехуровневая иерархическая система:



  • АСУ нефтеснаб на уровне Центрального аппарата Глав-нефтеснаба РСФСР;

  • АСУ нефтеснаб на уровне нефтесбытовых и продукто-проводных управлений;

  • АСУ нефтеснаб на уровне предприятий (АСУ нефтебаза, АСУ АЗС).

В 1990 г. Госкомнефтепродукт РСФСР был преобразован в государственный концерн “Роснефтепродукт”. В этот период в его состав входило 71 объединение, включавшее 1214 нефтебаз (в том числе 74 перевалочных). Общая резервуарная емкость составляла 2420 тыс. м3, а объем реализации нефтепродуктов – 127722 тыс. тонн.

Общее количество автозаправочных станций составляло 7761 шт., а объем реализации нефтепродуктов через сеть АЗС – 28 млн. тонн (35 % общей реализации).

С 1993-1995 гг. в России были созданы вертикально интегри-рованные нефтяные компании, в состав которых вошли региональ-ные структуры нефтепродуктообеспечения.

На середину 1997 года эти компании имеют следующие основные показатели по нефтепродуктообеспечению (табл.1.4).



Наряду с функционирующими вне вертикально интегриро-ванных нефтяных компаний республиканскими структурами нефте-продуктообеспечения (Татарстан, Башкортостан, Якутия-Саха, Да-гестан), имеет место тенденция выхода ряда структур нефтепро-дуктообеспечения из состава нефтяных компаний и вхождения их под юрисдикцию региональных (краевых, областных) администра-ций (Красноярский край, Екатеринбург, Свердловская область и др.).



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница