В настоящее время резко возросло негативное антропогенное воздействие на окружающую природную среду



страница4/17
Дата09.05.2016
Размер3.87 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

1.4. География Нового времени
Период Нового времени можно условно ограничить серединой XVII и концом XVIII вв. Эти условные ограничения определяются тем, что многие признаки этого периода проявились еще в предыдущие периоды развития человечества, а традиции продолжались значительно дальше. Если же учесть, что знание последующее всегда, так или иначе, включает знание предыдущее в качестве своей составной части, то и последней временной границы периода не может быть, т. е. она очень условна. Но все же каждое время развития знания имеет свои качественные отличия, которые и являются основанием для периодизации. В частности, в рассматриваемую эпоху уже не было выдающихся географических открытий, открытия географических объектов, разумеется, продолжались, но все же главная особенность этого периода - развитие теоретической основы географических исследований.

Действительно, становление географии, как определенной системы научных знаний, начинается во второй половине ХVII в., после эпохи Великих географических открытий, когда исследование земной поверхности в основном было завершено [156].

География Нового времени, уступая античной в мировоззренческом понимании природы, превзошла её по объему знаний. В этот период наблюдается тенденция к познанию деталей и частностей в географии, которая сменило целостный подход античности. При этом география Нового времени полностью находилась в плену механицизма, для которого предметная реальность представлялась агрегатом вечных и неизменных составных частей, а познать какой-либо предмет – значит аналитически разложить его на составные части, затем понять способ их взаимодействия внутри данного предмета. При таком подходе к предмету географии, в силу его односторонности, разрывается конкретно- историческая форма взаимодействия между собой. Односторонне аналитическое исследование природы привело к тому, что географы утратили представление о Земле как о конкретной единой системе. Это время в географии было целиком отдано описанию.

Одним из самых ярких представителей западноевропейской географической мысли того времени был германо-голландский географ Бернхард Варен (1622—1650 гг.). Он был тем ученым, которому удалось оказать глубокое влияние, сохранявшееся более чем столетие, на содержание и научный кругозор географии. Он намного яснее, чем это делали ученые до него, показал взаимосвязь между географическими исследованиями, которые содержали характеристики отдельных местностей, и трудами, описывающими общие и универсальные законы, приложенные ко всем местностям. Первые он относил к сфере знания, названной им специальной географией, а вторые именовал общей географией. Эта теоретическая проблема о соотношении между особенным и общим приобрела в начале XVII в. особое значение в связи с потоком новой информации о самых разнообразных участках Земли и усилиями по обобщению этой информации. С именем Б.Варения связано становление естественной географии как науки, которая заимствует свои теоретические положения античных ученых, но обосновывает эти положения новыми данными, добытыми уже в эпоху Великих географических открытий, и развивает их дальше [156].

В 1650 г. в Нидерландах вышла в свет его книга “География Генеральная” (“Всеобщая география”). Она представляла собой общее научное систематизированное описание земного шара, составленное на основе имевшихся, на тот момент данных. Книга на долгое время стала одной из важнейших работ по физической географии и в течение XVIII в. была переведена на ряд европейских языков. “Всеобщая география” Варения - первый со времен античной древности опыт широкого общеземлеведческого обобщения, первая попытка определить предмет и содержание географии, основываясь на новых данных о Земле, собранных в эпоху Великих географических открытий. Будучи приверженцем механистичных философских взглядов, Варений, рассматривал земной шар как жилище человека и стремился дать его максимально точное, научно достоверное описание, а также показать связь между отдельными явлениями природы в их географическом распространении (изменение природных поясов с широтой и т. д.). Для Варения предмет географии представляет собой единую систему- «круг земноводный». Науку, изучающую этот «круг земноводный», - географию - он делит на генеральную и собственную, или на общую и частную. Общая география изучает Землю как единую систему, в то время как частная – территории отдельных стран. Частная география в свою очередь делится на хорографию и топографию. И как указывает Мукитанов: «нетрудно заметить, что и хорография, и топография представляют собой дисциплины, описывающие пространственное распространение элементов « земноводного круга» [156]. «Круг земноводный», по мнению Варения, состоит из трех частей (сфер): земли, включая растительный и животный мир, воды, в том числе и подземной, и атмосферы. Он пишет: « …круг земноводный разделяется, елико по существу или материи, на две части: на воду и землю, или на плывущее и неплывущее, которым атмосферу аки кору или покрывало приличили мы» [40].

География Варения, синтезировав все предшествующие концепции, вобрала их в себя как отдельные, частные моменты. Так, концепция Аристотеля и Эратосфена вошли в нее как генеральная, или общая география, а хорология Птолемея – как частная география. Значительное внимание во “Всеобщей географии” впервые уделено Мировому океану: сделана попытка определить объем Мирового океана, отмечена относительная неизменность его уровня, рассмотрены морские течения, впервые выделен самостоятельный Южный океан, который стал обозначаться на картах мира значительно позднее. Варений писал о географических зонах (поясах), посвятив им в своем труде две главы. Он указывал на зависимость климата от рельефа, близости или отдаленности моря; связывал движение воздуха с изменением давления, пытался объяснить увеличение осадков в горах.

Идеи Варения, высказанные около 350 лет назад, как видим, очень современны, но теоретические объяснения идей были, конечно, на уровне науки XVII столетия [174].

Н.К.Мукитанов отмечает: «…что, пожалуй, впервые в истории развития географических знаний была так четко сформулирована необходимость обоснования общей физической географии, имеющей собственный предмет своего исследования – «круг земноводный». При этом, указывая, что учение Варения знаменательно еще и тем, что оно стало переходной ступенью от умозрительно-синтетического подхода к предмету естественной географии к аналитическому. Его синтетическое рассмотрение «земноводного круга» уже предполагает анализ частей, его составляющих, и как ответ на этот запрос в учении Варения наметилось аналитическое расчленение «земноводного круга» [156].

Оценивая значение вклада Варения в развитие естественной географии, А.Б.Дитмар (1911-1989 гг.) пишет, что « труд Варения знаменует собой важный этап на историческом пути развития физической географии – от гениальных догадок античных ученых к становлению современной науки, изучающей закономерности географической оболочки» [78].

Пройдет достаточно много времени, прежде чем В.И.Вернадский только в 1926 году, дополнит это учение Варения обоснованием “биосферы” как особой оболочки нашей планеты.






И.Кант (1724-1804)
Во второй половине XVIII в. начинают формироваться концепции, в которых зарождается новое осмысление полученных фактов, связанное с расшатыванием взглядов о неизменности природы Земли. Первую брешь в этом «окаменелом взгляде на природу», по словам Ф.Энгельса, пробил Иммануил Кант, опубликовавший «Всеобщую естественную историю и теорию неба» (1755). В своих лекциях по географии он начинал с определения места географии в системе наук и делил ее на физическую, моральную (географию человека) и политическую. Он считал, что есть два пути группировки явлений для их изучения: по их происхождению и месту в пространстве. Именно Кант попытался первым осмыслить научный объект единой географии, назвав в качестве такового геопространство. Он трактовал географию как особую науку о заполненном пространстве и о размещении в нем предметов и явлений. Отрывая пространство от материи, он пытался обосновать особую науку. Изучением же развития во времени должна заниматься история. Кроме того, Кант усилил разрыв в географии между изучением природы и общества, потому что природа подчинена «мертвым» законам, которых не знает рассудок. Общественные науки изучают особые духовные сущности, так как люди живут и действуют на основе «чисто» моральных законов, независимых от материальных чувственных побуждений. В 1801-1802 гг. была издана на основе рукописных конспектов студентов “Физическая география” И.Канта. Несмотря на ту выдающуюся роль, которую И. Кант отводил физической географии, ясного определения этой науки у него нет. В качестве предмета физической географии Кант определял “мир” в той его части, в какой мы с ним соприкасаемся; предметом физической географии является, таким образом, арена деятельности человека, среда его жизни. И в этом, прежде всего, проявился антропоцентрический подход Канта к физической географии. И. Кант видел в географии важную воспитательную и познавательную дисциплину; считал, что "без знания географии человек остается тупым и ограниченным [128]. И еще одна идея И. Канта нашла позднее многочисленных исследователей. Это идея о том, что географический и исторический пути изучения природы принципиально несовместимы.

"География и история заполняют весь объем нашего познания, - говорил Кант, - а именно: география - пространство, история - время”. Какие именно законы раскололи науки на две указанные части, Кант не объяснял и не мог объяснить. Мы же теперь, напротив, следуя М.В. Ломоносову, убеждены в том, что ничего не поймем, не изучая географические процессы и явления одновременно в пространстве и во времени (едином пространстве-времени).

Указанная идея И. Канта позднее была воспринята и развита его многими зарубежными последователями и получила наименование хорологической (пространственной) концепции в географии.

На развитие географии в России в конце XVII- начале XVIII столетия первоначально оказали определенное влияние идеи западноевропейских ученых, например, Б.Варения. Но они были настолько самостоятельно оценены и критически пересмотрены русскими учеными В.Н. Татищевым, И.К. Кириловым и М.В. Ломоносовым, что с уверенностью можно говорить о том, что русская географическая мысль того времени носила свой, самобытный характер.

Именно трудами этих ученых в России была разработана и систематизирована в определенном порядке, созданная ими русская исследовательская описательная школа.

В.Н.Татищев И. К.Кирилов М.В. Ломоносов

(1686-1750) (1689-1737) (1711-1765)
В XVIII в. освоение территории России шло интенсивным ходом: Россия прочно стала на Балтике, на Черном море, на Тихом океане; возникли горнопромышленные районы Урала, Алтая, Забайкалья, сотнями строились новые города и поселки; многочисленные реки стали использоваться для судоходства. Тем самым, для нужд такого хозяйственного развития территории России, прежде всего, были необходимы география, картография и экономическая статистика, как основы дальнейшего освоения.

Из “птенцов гнезда Петрова” первым соединил эти науки в одно целое Иван Кириллович Кирилов - русский учёный и государственный деятель, географ, картограф и историк; один из основоположников отечественной географической науки, родоначальник российской экономической географии. В начале двадцатых годов XVIII в. он возглавлял в России астрономические, топографические, картографические и статистические работы. Кирилов задумал составить трехтомный “Атлас Всероссийской империи”, по 120 карт в каждом томе. Но успел опубликовать лишь первый выпуск в 1734 году, в который вошли “генеральная” карта всей страны и 14 “специальных” (частных) карт отдельных административно-территориальных единиц. На этих картах, в частности, было помещено и много экономических объектов, а в текст были включены краткие экономико-статистические характеристики разных местностей. В 1727 г. И.К. Кирилов закончил труд “Цветущее состояние Российского государства” (он был издан только в 1831 г.) - первое русское статистическое и экономико-географическое описание.

Идеи и предложения И.К. Кирилова были существенно развиты Василием Никитичем Татищевым и Михаилом Васильевичем Ломоносовым. Именно с них начинается в России оригинальная русская научная география. Оба выдающихся ученых начали свою деятельность во время реформ Петра I, когда в России входит в употребление само слово “география”. По разнообразию интересов и профессиональных знаний В. Н. Татищев вошел в историю как выдающийся энциклопедист. Он был философом и просветителем, историком и географом, этнографом и фольклористом, лексикографом и лингвистом, математиком и экономистом, геодезистом и картографом, офицером и дипломатом, писателем и градостроителем, автором работ по палеонтологии и педагогике. Он раскрывал в своих трудах сложный комплексный характер географии, требующий охвата всей поверхности земного шара, а также требовал от географии знания природы, населения, хозяйства страны в целом. Татищев впервые увидел и осознал связь географии с историей: начав по поручению Петра Великого картографическое и географическое изучение России, он убедился, что знание географии страны невозможно без изучения истории её развития. Результатом этих работ стало неоконченное обширное «Общее географическое описание всея Сибири» (1736), затем «Лексикон исторический, географический и политический» (1793), труды по географии Сибири и России. В.Н. Татищев положил начало научному страноведению в России. Он писал: «Физическое обстоятельство географии показывает по разности положений разность применений воздуха, теплоты и стужи и происходящего из того природного довольства и недостатка не то, что на поверхности, но внутри земли и воды родящего, которое к рассуждению и преумножению пользы и отвращения вреда весьма полезно и нужно» [226].

Необходимо подчеркнуть, что как исследователь В.Н.Татищев не просто описывал природное окружение, но и давал оценку природных условий с точки зрения благоприятных или неблагоприятных для человека факторов среды. В.Н. Татищев хорошо знал книгу Варения, которая вышла в переводе на русский язык в 1718 году, он упоминает ее в своих трудах. Система географических наук Татищева внешне в известной мере напоминала систему, предложенную Варением, но по существу своему, методологически очень сильно отличалась от нее.

В работе “О географии вообще и о русской” (1746 г.) Татищев разделил географию трижды на три раздела, предложив тем самым как бы объемную (трехмерную) модель географической науки:

1) “по масштабу исследования” на:

а) универсальную или генеральную, описывающую сушу и воды всей планеты и ее частей; б) специальную, описывающую разные страны; в) топографию, или “пределоописание”, когда описываются части страны, вплоть до отдельных городов с их пригородами;

2) “по качествам” на:

а) математическую (измерения Земли, необходимые “к познанию шара земного и ландкарт”; б) физическую (где обращено главное внимание на природные “довольства и недостатки” не только на поверхности, но и создающиеся внутри суши и водной толщи; в) политическую (где на первый план выдвигаются занятия населения, его трудовые навыки, обычаи и доходы);

3) “по переменам времени” на:

а) древнюю географию; б) географию “среднюю”; в) географию современную [226].

Систему географических наук В.Н.Татищева пронизывает историзм и этим она существенно отличается от построения Варения. При этом описание “по качествам” относится ко всем масштабам исследования, а у Варения только к странам и их частям. И в физической географии, и в географии политической Татищев обращал большое внимание на изучение ресурсов, на их “довольства и недостатки”, не разделяя, а наоборот, часто объединяя рассмотрение природы и человеческой деятельности. Если Варений едва терпел “человеческие свойства” в географии, то Татищев поступал по-другому - выдвигал на первый план жизнь населения и экономические проблемы страны. Не смотря на занятость государственными делами, Василий Никитич продолжал вести научно-исследовательскую работу. В 1737 году, например, он разработал «Предложение о сочинении истории и географии», содержащее 198 вопросов, касающихся истории, географии, этнографии и языка, в 1738 году составил карту Самарской излучины Волги, карты Яика и ряда пограничных районов, сделал обзор природных богатств Сибири: «Общее географическое описание Сибири» [82]. В этом он следовал лучшим традициям античной науки и эпохи Возрождения, что и позволило ему осуществить исторический подход в географии и связать исторические события с природной средой. Сбором и изучением окаменелостей на Урале Татищев фактически положил начало новой науки – палеонтологии.

Имя М.В.Ломоносова по праву стоит одним из первых в ряду выдающихся русских естествоиспытателей. Он, смело и решительно отвергавший метафизические заблуждения своего века, значительно превосходил подавляющее большинство своих западноевропейских ученых современников, прежде всего, энциклопедичностью знаний, а его научная и практическая деятельность отличалась удивительной широтой и разносторонностью. В 1758 году он был поставлен во главе Географического департамента Академии наук, которым управлял с 1758 по 1765 год. Сразу же после своего вступления в должность он рассылает на места “Запросы” (в них было 30 пунктов) для сочинения Российского атласа, который, по мысли Ломоносова, должен был сопровождаться полным географическим описанием России. М.В. Ломоносов стал основателем первых комплексных географических исследований России, получивших наименование Академических экспедиций. Первой из них была деятельность Академического отряда в ходе Великой Северной экспедиции. Исследованию и картографированию были подвергнуты Аляска, Алеутские острова, тихоокеанские берега и другие земли. С 1768 по 1774 годы в соответствии с программой М. В. Ломоносова был проведён ряд других академических экспедиций, цель которых — всестороннее изучение России. Практические научные работы также были проведены в Белоруссии, на Украине, в европейской части России, Поволжье, на Урале, Кавказе, в Прикаспии, Западной и Восточной Сибири. Итог работы учёных — подробные географические и этнографические описания исследованных регионов [6].

М.В.Ломоносов стал душой изучения Арктики. Свой проект освоения Русского Севера М.В.Ломоносов изложил в записке “Краткое описание разных путешествий по Северным морям и показания возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию...” (1763). И как предначертание звучали его слова «… Какая похвала российскому народу судьбой дана, пройти покрыту льдами воду…» [129].

М.В. Ломоносов был блестящим аналитиком и экспериментатором. Он заложил основы материалистической методологии географии, утверждая, что мир, окружающий нас, существует по естественным законам, а не создан творцом. В труде “О слоях земных” (1763) ему принадлежат следующие слова: “И, во-первых, твердо помнить должно, что видимые телесные на земле вещи и весь мир не в таком состоянии были с начала от создания, как ныне находим, но великие происходили в нем перемены, как показывает История и древняя География, с нынешнего снесенная, и случающиеся в наши дни перемены земной поверхности...” [130].

Материалистическое мировоззрение Ломоносова оказало огромное влияние на развитее научной мысли в России, а его работы, основанные на данном мировоззрении, способствовали созданию многих важных научных направлений в области химии, физики, географии, метеорологии, истории, филологии. В середине XVIII в., когда многие известные ученые считали географию придатком той или иной науки, М.В.Ломоносов не только утверждал географию как самостоятельную науку, а и рассматривал ее как науку комплексную, охватывающую не только природу, но и экономическую деятельность человека. Ломоносов занимался вопросами географии на протяжении всей своей научной деятельности. Нет такого компонента географической оболочки, изучением которого не занимался бы Ломоносов. Он изучал атмосферное электричество, решая в связи с этим ряд метеорологических проблем, имеющих крупное теоретическое значение; дал замечательный по глубине анализа, силе обобщений и могучему научному предвидению очерк учения о формировании лика Земли; огромны его заслуги в картографии, страноведении и экономической географии. Им, в частности, впервые в истории мировой географической науки был предложен термин “экономическая география”. Занимаясь экономико-географическими проблемами, М.В.Ломоносов всегда связывал их с картографией, считая карту неотъемлемой частью экономико-географического описания. Так, задуманная им география России должна была явиться неотъемлемой частью атласа, сбор экономико-географических сведений проводился в связи с составлением карт. «Экономический лексикон...» сопровождался составлением географических карт с экономико-географическими показателями. Связь экономической географии с картографией М.В.Ломоносов подчеркивал введением в науку особого термина «экономическая ландкарта». Основными идеями экономико-географических трудов и замыслов М.В.Ломоносова были: связь экономических явлений с физико-географическими условиями и зависимость их от географического положения. Ни один ученый до М.В.Ломоносова не поднимался до такой постановки вопроса. Это показывает, что он разрабатывал экономическую географию не только как самостоятельную научную дисциплину, но и как науку географическую по самому существу своего содержания. Поэтому М.В.Ломоносов по праву должен считаться одним из основоположников этой отрасли географических знаний [178].

Он одним из первых, доказал существование Южного материка, а это уже, для того времени исследований, явилось своего рода настоящим научным прогнозированием. М.В.Ломоносов, ознакомившись с имеющимися публикациями по этой проблеме, писал в работе «О слоях земных» (1763): «В близи Магелланова пролива, - писал великий ученый, - и против мыса Доброй Надежды, около 53 градусов полуденной широты, великие льды ходят, почему сомневаться не должно, что в большем отдалении островы и матерая земля многими и нисходящими снегами покрыты и что большая обширность земной поверхности около Южного полюса занята оными, нежели на севере» [130].

Теоретическое открытие Антарктиды было замечательным достижением не просто отдельной гениальной личности, но, прежде всего - использования научного метода в географии, т.к. ученые научились понимать "язык Земли". Спустя полвека это предсказание М.В.Ломоносова подтвердила русская морская экспедиция Ф.Ф. Беллинсгаузена и М.П. Лазарева, открывшая ледовый континент Антарктиду (1820).

Михаил Васильевич Ломоносов сумел объять в своём творчестве все главные области знаний, фундаментальные, основополагающие их проблемы, и настолько глубоко проникнуть в самую сущность непонятых в его время явлений, настолько идти впереди своего времени, что и сейчас лишёнными даже малого преувеличения звучат слова В. И. Вернадского, сказанные более чем сто лет назад о М. В. Ломоносове, как о предстающем «нашим современником по тем задачам и целям, которые он ставил научному исследованию». Все силы своей души М.В.Ломоносов отдал служению науке; вопрос о науке и об ее отношении к различным сферам общественной жизни был главным в его творчестве. Однако ученый мир того времени не был готов к восприятию большинства научных идей М.В.Ломоносова. И человек, созданный, чтобы совершить в науке переворот, лишь промелькнул в ней ярким метеором.




С.П. Крашенинников

(1711-1755)


Большой вклад в развитии географии того времени внес замечательный русский ученый С.П. Крашенинников. Его научный труд «Описание земли Камчатки», вышел в свет уже после смерти автора (1755). Это сочинение С. П. Крашенинникова уникально по богатству приведенных в нем сведений, по точности описания и увлекательности изложения. Обращает на себя внимание, что описание составлено не по маршрутам автора, не в виде путевого дневника, как это было наиболее обычным для географических и ботанико-географических работ того времени, а по определенному тематическому, оригинально продуманному плану [117]. За общим географическим описанием следует описание ископаемых богатств, затем растительного и животного мира и, далее, населения. Таким образом, «Описание Земли Камчатки» но своему построению является страноведческим сочинением нового для своего времени типа. Одновременно это и самый первый русский комплексный научный труд: в нём с поразительной полнотой отражены ценнейшие сведения, относящиеся к самым различным наукам - к ботанике, зоологии, ихтиологии, лингвистике и истории. Исследование Крашенинникова по достоинству входит в число классических произведений мировой этнографической и географической литературы, оно был высоко оценено современниками (одним из рецензентов книги был М. В. Ломоносов) и переведено на многие европейские языки.

В. И. Вернадский писал о С.П.Крашенникове: «Подобно Гмелину и Стеллеру, Крашенинников не был гениальным учёным, но это был точный наблюдатель, работы которого выдержали веяние времени. Имена Гмелина, Стеллера, Крашенинникова — учёных первой половины XVIII столетия — сохранили для нас своё значение; вместе с тем их труды являются историческими документами, так как они научно точно описывали природу России в условиях её существования уже исчезнувших, которые не повторятся. С появлением Крашенинникова и Ломоносова подготовительный период в истории научного творчества русского народа кончился. Россия окончательно как равная культурная сила вошла в среду образованного человечества, и началась новая эпоха ее культурной жизни» [47].






П.И. Рычков

(1712-1777)


Крупный вклад в научное изучение Оренбургского края внес Пётр Иванович Рычков, первый член-корреспондент Санкт-Петербургской академии наук (1759), выдающийся исследователь, своего рода «оренбургский Ломоносов». Более сорока лет П.И. Рычков прожил в Оренбургском крае и за это время многое сделал по изучению его географии, экономики и истории. В 1741 году Рычков возглавил первое географическое учреждение края – Географический департамент, созданный при Оренбургской комиссии. В 1759 году была опубликована крупная работа П.И. Рычкова – «История Оренбургская», а также десятки различных географических статей по истории края, а написанная им историческая хроника "Осада Оренбурга", высоко оцененная Пушкиным, послужила источником для его "Истории Пугачевского бунта". Основной его труд назывался « Топография оренбургская, :то есть: обстоятельное описание Оренбургской губернии, / Сочиненное коллежским советником и Императорской Академии наук корреспондентом Петром Рычковым» (ч. 1-2, 1762), в котором наряду с описанием территории и природы содержатся обширные данные о населении и хозяйстве. Данная работа имела огромное значение для зарождения в России экономической географии [148].

Немаловажным, представляется и факт того, что в XVIII веке довольно большая часть североамериканского материка принадлежала России. Это была так называемая Русская Америка, занимавшая всю Аляску. Русские же фактории располагались на побережье Северной Америки вплоть до Калифорнии.






Г.И.Шелихов

(1747-1795)


Инициатором и организатором освоения этих земель был русский промышленник Григорий Иванович Шелихов, проводивший географические исследования северных островов Тихого океана и Аляски. Г.И. Шелихов с легкой руки Г.Р.Державина был прозван «Русским Колумбом». Он основал первые поселения в Русской Америке. Во время своих путешествий Шелихов не только открыл неизвестные острова, но и способствовал изучению североамериканского побережья. Г.И.Шелихов собрал огромные этнографические коллекции, и первый дал подробные описания обычаев и нравов эскимосов и индейцев Аляски. Они до сих пор представляют огромную ценность для географической и этнографической науки. В будущем его именем будут названы пролив между о. Кадьяк и североамериканским материком, залив в Охотском море, город в Иркутской области и вулкан на Курилах.

В 1803 году была осуществлена первая русская кругосветная экспедиция (1803—06гг.), под руководством И.Ф. Крузенштерна - адмирала, почётного члена Петербургской Академии наук, одного из создателей Русского географического общества. В состав экспедиции входили корабли "Надежда" (командир И.Ф.Крузенштерн) и "Нева" (командир Ю.Ф.Лисянский).


И.Ф.Крузенштерн Ю.Ф.Лисянский

(1770 - 1846) (1773 - 1837)

В 1803 году 7 августа корабли вышли из Кронштадта, а в марте 1804 обошли мыс Горн и вступили в Тихий океан. После посещения Гавайских островов "Нева" направилась в Новоархангельск, а "Надежда" — на Камчатку и затем в Японию. В августе 1806 года экспедиция вернулась в Кронштадт через Индийский и Атлантический океаны. Во время их плавания впервые были выполнены широкие океанографические и метеорологические работы в Атлантическом, Тихом и Индийском океанах, положено начало систематическим глубоководным исследованиям океана (рис.1.29). И.Ф. Крузенштерн произвёл опись части Курильских островов, побережий Сахалина, Камчатки, некоторых островов Японии. Описание путешествия и результаты океанологических и этнографических исследований И.Ф. Крузенштерн изложил в 3-томном труде "Путешествие вокруг света» [159].




Рис.1.29. Маршрут кругосветного плавания

Крузенштерна и Лисянского

Источник: (http://images.google.ru)
В 1823—26 гг. И.Ф. Крузенштерн опубликовал 2-томный «Атлас Южного моря», содержащий историко-географический анализ обширных русских и иностранных источников [179].




М.В.Головнин

(1776-1831)


Обширные исследования северной части Тихого океана были произведены М.В.Головниным - русским мореплавателем и путешественником, вице-адмиралом, а также членом-корреспондентом Петербургской Академии наук (1818). В 1806 году Головнин был назначен командиром шлюпа «Диана», для кругосветного путешествия, не смотря на то, что он был тогда всего-навсего лейтенантом. В истории русского флота не отмечено другого такого факта, чтобы лейтенанту доверили командование кораблем, и этот факт характеризует его как человека выдающихся способностей. Главной целью этой кругосветной экспедиции были географические открытия в северной части Тихого океана, преимущественно в пределах России. В 1817—1819 годах В. М. Головнин совершил новое кругосветное путешествие, описанное им в 1822 году. На этот раз, для путешествия был специально построен военный шлюп "Камчатка". В этом плавании первую серьезную практику получили будущие выдающиеся русские мореплаватели Фердинанд Петрович Врангель и Фёдор Петрович Литке [238].

Одно из величайших географических открытий XIX века - открытие Антарктиды. Именно на долю славных русских мореплавателей выпала столь почетная честь. В 1819 г., 16 июля после длительной и очень тщательной подготовки из Кронштадта, под салют артиллерийских береговых батарей, отправилась в дальнее плавание южная полярная экспедиция в составе двух военных шлюпов — «Восток» и «Мирный». Первым командовал Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен, вторым — Михаил Петрович Лазарев. "Сия экспедиция, - писал И.Ф. Крузенштерн в своей докладной записке морскому министру, - кроме главной ее цели - изведать страны Южного полюса, должна особенно иметь в предмете поверить всё неверное в южной половине Великого океана и пополнить все находящиеся в эной недостатки, дабы она могла признана быть, так сказать, заключительным путешествием в сём море... Славу такого предприятия не должны мы допускать отнять у нас..."

Основной целью экспедиции Беллинсгаузена - Лазарева, согласно инструкциям Морского министерства, было "приобретение полнейших познаний о нашем земном шаре" и "открытия в возможной близости Антарктического полюса". Экипаж судов состоял из опытных, бывалых военных моряков добровольцев. Предстоял долгий путь в неведомые страны. Плавание было чрезвычайно трудным и опасным, так небольшие парусные деревянные суда всё время были вынуждены маневрировать вблизи льдов и айсбергов, зачастую в тумане. Следуя курсом на юг, русские корабли 16 января 1820 г. в районе 69°21 - 69°29 ю. ш. и 2°14- 2°35 з. д. (ныне Берег Принцессы Марты) открыли шестой материк. Этот знаменательный день вошел в историю как день открытия Антарктиды [232]. В данном морском путешествии экипажи судов вели наблюдения над атмосферными явлениями (температурой, ветрами, давлением и пр.) и проводили важнейшие исследования в области океанографии (над температурой воды, глубиной, прозрачностью и т. п.), которые осуществлялись впервые в этих местах. Эти данные являлись весьма ценным материалом для познания особенностей природы Южной полярной области и выяснения общих географических закономерностей на земном шаре.

Среди дневников и картографических материалов большое научное значение имела отчетная карта экспедиции. Эта отчетная навигационная карта экспедиции Беллинсгаузена — Лазарева стоит в ряду крупнейших трудов русских морских экспедиций XVIII-XI X вв.

Анализ карты, а также всех известных материалов, относящихся к экспедиции, убедительно показывает всю грандиозность предпринятого Россией научного мероприятия по исследованию Южной полярной области и открытию Антарктиды [83].








Ф. Ф. Беллинсгаузен

(1778-1852)



М. П. Лазарев

(1788-1851)



Рис.1.30. Маршрут плавания Ф.Беллинсгаузена и М.Лазарева

в Антарктиде.



Источник: (http://1969ja.livejournal.com/)

Беллинсгаузен впервые правильно объяснил причины, вызывающие морские течения (например, Канарское), происхождение водорослей Саргассова моря, а также коралловых островов в тропических областях. Открытия экспедиции оказались крупным достижением русской и мировой географической науки того времени. Плавание российских кораблей продолжалось 751 день, и протяженность его составила почти 100 тыс. км (столько же получится, если два с четвертью раза обогнуть Землю по экватору), а на географическую карту было нанесено 29 новых островов (рис.1.30). Так началась летопись изучения и освоения Антарктиды. Эпохальное географическое предприятие, которой была эта экспедиция, навсегда прославило имена его участников и руководителей, прошедших до победного конца свой тернистый путь во имя познания истины [1].

В последствие американский полярный исследователь Ричард Бэрд (1888-1957гг.) так написал об Антарктиде: «На краю нашей планеты лежит, как спящая принцесса, земля, закованная в «голубое». Зловещая и прекрасная, она лежит в своей морозной дремоте, в складках мантии снега, светящегося аметистами и изумрудами льдов. Она спит в переливах ледяных гало Луны и Солнца, и ее горизонты окрашены розовыми, голубыми, золотыми и зелеными тонами пастели... Такова Антарктида — материк, по площади почти равный Южной Америке, внутренние области которого нам известны фактически меньше, чем освещенная сторона Луны» [66].

Отметим, что в дальнейшем именно российскими учеными в результате изучения природы континента был создан крупный двухтомник Атлас Антарктики (1966-1969 гг.). Карты и статьи атласа содержат сведения об особенностях рельефа, об оледенении и климате, растительном и животном мире, в нем обобщены результаты десятилетних советских исследований и материалы других стран, участвовавших в работах по Международному геофизическому году (1957-58гг.).






Ф.П.Врангель

(1796-1870)


Известный русский мореплаватель и полярный исследователь, адмирал, один из учредителей Русского географического общества Ф.П.Врангель, стал автор классического сочинения "Путешествия по северным берегам Сибири по Ледовитому морю, совершенные в 1802, 21, 22, 23 и 24 годах".(1948) [53]. Его экспедиция «Колымского отряда» (1820-1824 гг.) описала побережье Сибири от реки Индигирки до Колючинской губы, по опросным данным установила местоположение острова, позднее названного именем Врангеля. В ходе дальнейшей экспедиции проводились исследования Колымского полуострова, океана, близлежащих островов, Северного мыса. Благодаря этой экспедиции удалось выяснить множество новых фактов о географии этой местности, а исследования легли в основу путевых заметок Врангеля о Северном Ледовитом океане. Врангель первым из путешественников открыл ледяные острова и дал их точное описание. Он установил границу распространения припая в Восточно-Сибирском море и западной части Чукотского моря. Выдающимся вкладом в изучение климата северо-востока России явилась организация Врангелем систематических метеорологических наблюдений в Нижнеколымске. Ф.П. Врангель побывал на Камчатке, в Русской Америке, обошел вокруг света на военном транспорте "Кроткий" (1824—1827гг.). Проехал через всю Сибирь и стал первым управляющим владениями Российско-Американской компании, или, иными словами, своеобразным генерал-губернатором Русской Америки. Следует отметить, что Ф.П.Врангель был также известен и как активный противник продажи Аляски Соединённым Штатам Америки [52].




Ф. П. Литке

(1797-1882)


Другой русский мореплаватель, географ, исследователь Арктики, адмирал президент Академии Наук (1864-1882гг.) Фёдор Петрович Литке в 1821—1824 годах в ходе самостоятельных научных экспедиций на бриге «Новая Земля» описал берега Новой Земли, сделал много географических определений мест по берегу Белого моря, исследовал глубины фарватера и опасных отмелей этого моря. В 1826 году Ф.П.Литке отправился командиром шлюпа «Сенявин» в новое кругосветное плавание, продолжавшееся три года. По своим географическим результатам - это была одна из наиболее успешных экспедиций первой половины XIX столетия. Так в Беринговом море определены важнейшие пункты берега Камчатки от Авачинской губы к северу; описаны до того неизвестные острова Карагинские, остров Матвея и берег Чукотской Земли; определены острова Прибылова; исследованы и описаны архипелаг Каролинский (открыты острова Сенявина), острова Бонин-Сима и многие другие. В 1828 году была опубликована книга Ф.П. Литке «Четырёхкратное путешествие в Северный Ледовитый океан на военном бриге „Новая Земля“ в 1821—1824 годах», которая принесла ему известность и признание в научном мире, и не только географическом. По словам академика В.П.Безобразова (1828–1889гг.), «После кругосветного плавания на „Сенявине“ имя Ф.П.Литке сделалось известным всему образованному миру и поставлено в ряду замечательнейших путешественников и мореплавателей нашего века» [252].

В завершение данного раздела отметим, что в конце XVIII в. география начинает формироваться как самостоятельная отрасль знания. При этом представление о предмете и содержании географии ещё не было четким. Хотя попытки обосновать его предпринимались (например, земноводный шар Б.Варения). Стремление же Варения считать географию наукой естественной не встретило поддержки у географов; методология науки была в начальной стадии становления и представлялась набором методов отдельных отраслевых наук. На основе своих философских взглядов И.Кант трактовал географию как особую науку о заполненном пространстве; научные методы исследования и научно-доказательные эксперименты способствовали не только формированию научных направлений, но и изменению представлений о единстве мира; единый и целостный географический мир распался; объектом изучения становятся его отдельные составные части.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница