В. М. Кандыба. "Загадочные Сверхвозможности человека"



страница17/29
Дата22.04.2016
Размер6.76 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   29
Глава семьи, полковник Томас Чейз, задумал построить семейный склеп и сделал это, надо сказать, с размахом. В готовом виде усыпальница имела внутренние размеры 12x7 футов, была углублена в землю почти на 5 футов, причем на 2 фута она была выдолблена в скальной породе. Стены и пол выложили камнем. Сверху склеп прикрыли тяжеленной плитой из голубого девонширского мрамора, залив ее по краям цементом. Все сооружение находилось на высоте 100 футов выше уровня моря.
Недолго склеп простоял пустым. Его первым обитателем стал свинцовый гроб с телом Томазины Годдард. Случилось это 31 июля 1807 года. Такой же гроб с телом Мэри - младшей дочери полковника - появился в склепе 22 февраля 1808 года. 6 июля 1812 года в склеп внесли свинцовый гроб с телом Доркас - старшей дочери Чейза. А 9 августа 1812 года туда же в свинцовом гробу поместили тело самого Томаса Чейза. Однако при вскрытии усыпальницы обнаружили, что два свинцовых гроба оказались не на месте, в частности гроб Мэри - в противоположном углу от места, где он был установлен. После каждого вскрытия склеп тщательно замуровывали, следы проникновения в него отсутствовали, а потому случай произвел на всех весьма тягостное впечатление.
Осенью 1816 года умерли сразу двое родственников Чейзов. Тело С. В. Эймеса, ребенка, внесли в склеп 25 сентября, Самуэля Брюстера - 17 ноября. Каждый раз при размуровывании усыпальницы размещенные в вей свинцовые гробы находили разбросанными. То же самое увидели 7 июля 1819 года - когда вскрыли склеп, чтобы внести в него гроб с телом другой родственницы, Томазины Кларк, оказалось, что все гробы вновь переместились!
На похоронах Томазины Кларк присутствовал лорд Комбермер, губернатор Барбадоса. Он пришел не столько за тем, чтобы отдать ей последний долг, сколько для того, чтобы лично убедиться в достоверности слухов, будоражащих вверенное его попечению население острова. Увидев все собственными глазами, он решил принять меры. После того как гробы были положены на место - по три пары, один над другим, он тщательно обследовал пол и стены. По его распоряжению был сделан точный рисунок расположения шести гробов, пол склепа посыпали тонким слоем белого песка. Затем усыпальницу закрыли тяжеленной мраморной плитой и тщательно зацементировали. В еще не затвердевшем цементе губернатор в нескольких местах поставил свою печать, то же сделали и другие приглашенные им ответственные лица.
18 апреля 1820 года изнутри склепа послышался шум. Об этом тут же дали знать губернатору, и он решил вскрыть склеп немедленно. Население острова было взбудоражено, и к началу размуровывания у Церкви Христа собралось несколько тысяч человек.
Прежде всего проверили печати на застывшем цементе - они были не тронуты. С трудом разбили цемент и сдвинули плиту в сторону". Все 6 гробов вновь лежали в беспорядке, а самый тяжелый - Томаса Чейза, стоял вертикально! А его едва поднимали 8 человек. Песок на полу остался нетронутым - человеческих или иных следов на нем не было. Расположение разбросанных в беспорядке гробов зарисовали, гробы из склепа убрали и захоронили каждый в отдельной могиле, после чего усыпальница Чейзов перестала вызывать головную боль у губернатора и панику среди населения острова.
- Некоторое время спустя ареной сходных событий стал другой остров - Эзель, в Эстонии. Случилось это в 1844 году. На том острове был один-единственный город - Аренсбург. Недалеко от него располагалось кладбище, рядом проходила дорога в город. С некоторых пор путники, проезжавшие по ночам мимо кладбища, вдруг стали слышать раздающиеся оттуда стоны и стуки, а лошади безумно пугались и неслись сломя голову.
На кладбище стоял склеп, принадлежавший семейству Бунсгевденов. Когда один из них умер, гроб с его телом намеревались захоронить в склепе, где уже покоились останки прежде умерших членов семьи. Но когда его вскрыли, нашли гробы в невообразимом беспорядке - они были не только разбросаны, но в некоторых случаях лежали друг на друге! Только три гроба остались на месте - два детских и один с телом старухи. Все это вызвало волнение среди местного населения.
Решили создать комиссию для расследования странного случая. В нее вошли барон Гульденштуббе - председатель, а членами стали бургомистр, член магистрата, священник и врач. Гробы были расставлены по своим местам, пол и ведущие в склеп ступени посыпали тонким слоем золы, склеп замуровали, двери опечатали печатью консистории и городского управления, выставили круглосуточную охрану из солдат.
Через три дня склеп вскрыли, предварительно проверив сохранность печатей. На этот раз все находилось в еще большем беспорядке, оказались не на своих местах даже те три гроба, которые ранее оставались нетронутыми. Многие из гробов стояли торчком, "головой" вниз. Но это было еще не все. Крышка одного из гробов оказалась сдвинутой, и из-под нее высовывалась оголенная по локоть высохшая рука трупа. Каких-либо следов человека на тонком слое золы не было.
Самодвижения гробов продолжались до тех пор, пока Бунсгевдены не догадались все их предать земле.
Примерно в то же самое время или несколькими годами позже (сообщивший в 1867 году этот факт человек указывает: "около двадцати лет тому назад") стали двигаться гробы в одном из склепов сельского кладбища деревни Гретфорд, графство Линкольншир, Англия. Трижды при каждом очередном его вскрытии при отсутствии каких-либо следов проникновения все находившиеся там свинцовые гробы оказывались в беспорядке: одни стояли торчком, другие - прислоненными к стене. Некоторые из гробов были столь тяжелы, что шесть человек с трудом водружали их на место. Чем закончилась история, неизвестно.
Имеется сообщение, что примерно в 1880 году в подземном склепе церкви в Борли, в 60 милях к югу от Лондона, не раз находили захороненные в нем гробы на неположенных местах. Вообще-то это весьма правдоподобно, поскольку раньше рядом с этой церковью стоял дом приходских священников Борли-Ректори, пользовавшийся дурной известностью: он был беспокойным и сгорел в 1939 году.
Итак, перед нами прошли достаточно однотипные истории, некоторые из них весьма надежно засвидетельствованы. Однако их приемлемого объяснения пока никто не смог предложить. Вода, в которой всплыли свинцовые гробы? Во всех случаях в склепах признаков воды не было. Подвижки земной коры? Но почему же гробы в соседних склепах вели себя спокойно? Злоумышленники? Но "почерк" действий явно какой-то нечеловеческий, да и эксперименты с круглосуточной охраной склепа и нетронутые печати не оставляют этому предположению никаких шансов на правдоподобие. Тогда что же это? Пока вопрос повисает в воздухе.
Есть еще один вариант ответа: во всем "виноват" полтергейст. Ведь в самом деле, редкая книга об этом загадочном явлении проходит мимо феномена самопередвигающихся гробов. Правда, в наиболее серьезных работах о проделках шумных духов подобные случаи рассматриваются в разделах, посвященных тем явлениям, которые нельзя отнести к полтергейсту. Ведь феномену "грободвижений" не свойствен полтергейстный синдром - совокупность симптомов, присущих каверзам шумных духов, проделки которых в 80 % случаев так или иначе связаны с конкретными живыми людьми. Когда же дело касается мертвых, обычно проявляется синдром "беспокойных домов". Хотя возможны и промежуточные случаи. И тем не менее симптом "грободвижений" все-таки более близок симптоматике именно беспокойных домов, и потому его не следует относить к проявлениям полтергейста.

ЛЮДИ - МАГНИТЫ

В последние десятилетия газеты, журналы, радио, телевидение не раз удивляли нас сообщениями о якобы неизвестной ранее необычайной способности отдельных людей удерживать на различных поверхностях тела (ладонях, подошвах, спине, груди, лбу, голенях, бедрах) самые разнообразные предметы. Среди них были ножи, вилки, ложки, монеты, ситечки, очки, расчески, ключи, книги, карманные часы, утюги, ножницы, металлическая, фарфоровая и фаянсовая посуда, тюбики с зубной пастой, тубы с губной помадой, металлические подносы, сковороды, кисточки, авторучки, компасы, металлические листы, массажные щетки, брелоки, гантели, фотоаппараты, пудреницы, спичечные коробки, молотки, золотые кольца, листки бумаги, магнитофонные кассеты, стеклянные пластины, портмоне, консервные крышки, линейки и бог знает что еще!


Первое сообщение о таком явлении пришло в 1988 году из Белоруссии: его успешно демонстрировала шестиклассница одной из гродненских школ Инга Гайдученко. Вскоре счет подобных умельцев пошел на сотни, и ими заинтересовались ученые. Выяснилось, что в подавляющем числе случаев прилипание обязано потной коже и слегка положительному по отношению к вертикали наклону поверхности, к которой прилип предмет; имела значение и его гладкость. Однако у небольшой части умельцев предметы все равно продолжали как бы притягиваться к поверхности тела и при устранении этих и некоторых других подозрительных моментов.
Вскоре появилась и первая публикация о феномене в научном издании: доктор биологических наук А. П. Дубров напечатал в первом номере журнала "Парапсихология в СССР" за 1992 год статью "Биопритяжение-биогравитация?", в которой сделал некоторые обобщения. Главный вывод таков: явление объективно существует и обнаружено у многих людей. Дубров предложил называть феномен биопритяжением или биоприлипанием "до установления его истинной природы".
"Сила притяжения, - писал ученый, - может быть настолько большой, что предмет очень трудно оторвать от тела даже взрослому человеку, а в эксперименте показана способность человека удерживать груз на груди весом в 50 килограммов". Например, "человек-магнит" Юрий Ткаченко из Сочи продемонстрировал следующее: приложил к груди 30-килограммовую металлическую плиту и, дождавшись, когда она "залипла" в вертикальном положении, принял на грудь поданную ассистентом 20-килограммовую, положенную поверх первой. Та тоже "залипла". Обе держались 10-15 секунд.
А вот описание похожей демонстрации 13-летней Инги Гайдученко: "Вот она вытягивает руку, приставляет к ладони дно большой алюминиевой сковороды, и та... повисает, словно примагниченная. Папа подносит к сковороде одну за другой 2 килограммовые гантели, которые со звоном прилипают к днищу. Затем добавляет туда же 300-граммовый молоток. Общий вес предметов, "повисших" над полом вопреки всем законам, - около четырех килограммов".
Зоной биоприлипания, отмечает Дубров, является практически все тело человека.
При этом размеры и форма предметов, материал, из которого они сделаны, значения не имеет: люди одновременно удерживали металлические, деревянные или пластмассовые предметы различных размеров и форм. Возрастной диапазон "биоприлипал" достаточно широк - от 4 и до 67 лет.
"Обнаружение свойства биопритяжения у человека, - указывает Дубров, - является фундаментальным открытием в парапсихологии". Он же пишет об "открытии у людей неизвестной ранее способности к "биопритяжению" ("биоприлипанию") предметов к телу". Зададимся вопросом: "неизвестной ранее" кому? Парапсихологам? Скорее всего да. Действительно, ни в зарубежной, ни в отечественной печати подобное явление почти не описано. Почти, - потому что по крайней мере несколько прецедентов было. В 1969 году руководитель лаборатории магнитобиологии Р. Хомерики из Тбилиси обнаружил эффект прилипания предметов у А. Криворотова - одного из немногих тогдашних экстрасенсов (журнал "Техника - молодежи", 1969, № 3). Но самое первое подробное описание феномена скорее всего было сделано еще в 1853 году; в 1895-м его опубликовали на русском языке. Уникальность этого наблюдения состоит в том, что биоприлипание проявилось в качестве одного из симптомов полтергейста - симптома крайне редкого даже для этого необычного явления.
Та примечательная вспышка полтергейста началась 1 января 1852 года и продолжалась по крайней мере до 15 мая 1853-го. События происходили в маленьком городке Бергцаберне в Баварии. Они подробно описаны в двух брошюрах под одним и тем же заголовком "Так называемый стучащий дух в Бергцаберне", изданных редактором "Берщабернской газеты" Ф. А. Бланком в 1852 и 1853 годах. В переводе на русский язык оба выпуска представлены в книге лидера российского спиритизма А. Н. Аксакова "Предвестники спиритизма за последние 250 лет" (СПб., 1895).
Полтергейстные "пакости" наблюдались в доме портного Петра Зенгера и были связаны с его 11-летней дочерью Филиппиной. Это был подростковый полтергейст, осложненный проявлениями истероодержимости. При переводе девочки в другие комнаты дома, к соседям, при помещении ее в больницу странные напасти следовали за ней безотлучно. Основные симптомы "заболевания" проявлялись в возникновении вблизи Филиппины необъяснимых звуков (стуки, удары, царапаний, жужжание, свисты) и в самодвижении предметов: происходили необъяснимые перемещения, передвижения и опрокидывания мебели, бросания вещей.
Феномен биоприлипания наблюдался в октябре и ноябре 1852 года. Вот как его проявления описаны в первоисточнике: "26 октября вечером в числе других лиц в комнате находились: лиценциат прав Людвиг Зёнэ, капитан Симон, оба из Вейсен-бурга, и господин Сиверт из Бергцаберна. Филиппика Зенгер находилась в это время в состоянии сомнамбулизма. Господин Сивер подал Филиппине завернутые в бумагу волосы, желая видеть, что она с ними будет делать. Она развернула бумагу, не вынимая волос, приблизила ее к своим закрытым векам, потом отвела ее в сторону, как бы рассматривая. "Я бы очень хотела знать, - сказала она, - что находится в этой бумаге... Это волосы одной дамы, которой я не знаю... Если она хочет прийти, пусть приходит... Я не могу ее пригласить, потому что я с ней не знакома". На вопросы, обращенные к ней господином Сивертом, она не отвечала. Она положила бумагу на ладонь своей руки, которую вытянула и перевернула, но бумага не упала. Потом она положила бумагу на конец указательного пальца и, говоря: "не падай", описывала рукой полукруг, и бумага оставалась на конце пальца. Затем, не делая ни малейшего способствующего падению движения, произнесла: "теперь падай", и бумага отделилась. Повернувшись к стене, сказала: "теперь я хочу тебя прикрепить к стене", приложила к стене бумагу, и бумага осталась прикрепленной в продолжение 5-6 минут, после чего она ее отняла. При тщательном осмотре стены в бумаги не было обнаружено никаких причин этого прилипания. Нужно заметить, что комната была отлично освещена, что и дало нам возможность сообщить все эти подробности.
На другой день вечером ей дали другие предметы: ключи, монеты, портсигар, часы, золотые и серебряные кольца, и все эти вещи, без исключения, приставали к ее руке и висели в воздухе. При этом было замечено, что серебро лучше приставало, чем другие вещества: серебряные монеты отнимали с трудом, и, по-видимому, это причиняло боль ребенку.
Вот одно из самых замечательных явлений этого рода. В субботу 11 ноября один из присутствующих офицеров дал ей свою саблю и портупею, что, по проверке, все весило 4 фунта, и все это осталось висящим под пальцем медиума, качаясь в воздухе. Не менее странно и то обстоятельство, что к руке приставали все предметы, из какого бы они ни были вещества. Это магнетическое свойство сообщалось простым прикосновением руки тем лицам, которые оказывались восприимчивыми для этой передачи, мы видели тому несколько примеров.
Капитану Центнеру, бывшему в это время в Бергцаберне, свидетелю всех этих явлений, пришла мысль поместить около ребенка компас и наблюдать его колебания. Стрелка при первом опыте уклонилась на 15°, при последующих же осталась неподвижной, хотя ребенок держал компас в одной руке, а другой водил по нему. Этот опыт нам доказал, что эти явления не могут быть объяснены действием магнитного тока, тем более что магнитное притяжение не распространяется на все тела без исключения.
Перед началом своих сеансов маленькая сомнамбула звала обыкновенно всех, кто находился в доме, к себе в комнату. "Идите, идите" или "давайте, давайте", - говорила она. Часто она до тех пор не успокаивалась, пока все без исключения не собирались у ее кровати. С явным нетерпением просила она тогда, чтобы дали какую-нибудь вещь; переданный ей предмет тотчас приставал к ее пальцам. Случалось, присутствовало 10-12 лиц, и каждый передавал ей несколько предметов".
Как можно видеть, основные особенности феномена, подмеченные А. П. Дубровым в 1992 году, наличествовали и в 1852-м, то есть в обоих случаях наблюдатели имели дело с одним и тем же явлением.
В апреле 1990 года с феноменом полтергейстного биоприлипания встретился один из авторов этой книги, Игорь Винокуров. То был обычный московский подростковый полтергейст, привязавшийся к 10-летнему мальчику. Основные симптомы: самодвижения предметов, самовозгорания, появление луж и струй воды.
В один из дней в той "нехорошей" квартире собрались исследователи полтергейста и сослуживцы отца подростка. Последний был явно доволен проявленным к нему вниманием. Но поскольку ни огня, ни воды все нигде не появлялось, а предметы сами собой все никак не хотели двигаться, мальчик предложил взрослым новую забаву: попробовать "приклеить" к своей ладошке папиросу или сигарету. Курящие тут же вынули искомое. К удивлению присутствующих, папиросы, сигареты и даже пустые коробки из-под них прямо-таки прилипали к ладошкам мальчика, даже если ладонь была повернута вниз - горизонтально земле. Заставили мальчика вымыть руки горячей водой с мылом - он это сделал под наблюдением взрослых. А результат оставался тем же. Более того, при попытке оторвать сигарету или папиросу от ладони мальчика чувствовалось сопротивление - предмет как бы приклеивался к ладони в одной-двух точках, и при попытке оторвать его кожа в тех точках натягивалась. Через несколько дней биоприлипание, к огорчению подростка и взрослых, прекратилось.
Феномены полтергейста в дореволюционной России именовались самопроизвольными медиумическими явлениями, то есть родственными наблюдаемым на спиритических сеансах, а потому биоприлипание иногда проявляют медиумы на таких сеансах. Так, на одном из них выдающийся английский медиум Д. Д. Юм (1833-1886), как-то положил руку ладонью вниз на тяжелую книгу, лежавшую на столе, затем приподнял ее - книга последовала за рукой, как приклеенная. Юм стал водить рукой из стороны в сторону - книга двигалась вслед за ней. Однако на спиритических сеансах этот феномен наблюдается столь же редко, как и при полтергейсте.
...А вообще-то феномен биоприлипания давно был известен людям, лишь одни ученые узнали о нем недавно. Но люди не знали, как это называть, а потому просто рассказывали и демонстрировали. Некоторые - на протяжении десятков лет, как, например, это делал В. Д. Никуличев. В августе 1942 года его, военного моряка, ранило. В санчасти хирурги при обработке раны заметили, что положенные на обнаженную грудь раненого металлические инструменты словно бы примагничивались к коже и не падали даже тогда, когда тело положили на бок. Потом, выздоровев и вернувшись на фронт, Василий Дмитриевич в промежутке между боями показывал товарищам "фокусы": "приклеивал" к телу всякие предметы. С тех пор он проделывал это бессчетное число раз, а в 1990 году - в присутствии корреспондентов газет "Адыгейская правда" и "Правда". Последняя же рассказала об этом случае в номере от 5 марта 1990 года.

ФЕНОМЕН "ЧУДЕСНОГО КОРМЛЕНИЯ"

Святой Анжиоле Паоли получал большое удовольствие, чудесным образом умножая количество пищи, чтобы раздавать ее беднякам Рима. В его " Житии " рассказывается о трапезах в монастырях, на которых Паоли не раз демонстрировал эту свою способность. Подобные чудеса творил и основатель общины "Дочери креста" Андрэ Фурне, кстати впоследствии причисленный к лику святых. В 1824 году в общине почти не осталось еды - кукурузы. Фурне прочел сестрам проповедь о чуде кормления людей Христом, после чего велел собрать остатки кукурузы в две кучки. Он начал кругами ходить возле них, читая молитвы, и через некоторое время пригласил всех к столу. В итоге несколько десятков сестер питались кукурузой более двух месяцев, причем количество еды в кучках не уменьшалось. Случаи "чудесного кормления" упоминаются также в "Житии Блаженного Иоанна Боско", в частности произошедшие суровой зимой 1845 года в Бураке и в 1860 году - в Турине.


Так что же это такое? Откуда все это берется? Возможно, что человеческое воображение работает не с пустой, а с тонкой материей, и потому воображаемый мир столь Же реален, как и физический. Но состоит он из материи другого свойства и может существовать только при постоянной подпитке психической энергией. Иначе говоря, например, воображаемый дом существует реально, но стоит лишь забыть о нем, он тут же рухнет и исчезнет бесследно. Вернее, не бесследно, а до тех пор, пока воображение не воскресит его вновь.
Можно себе представить, насколько отличаются законы воображаемого мира от законов мира физического. В своем воображении человек действительно всемогущ как Бог. Ему достаточно мгновения, чтобы гору превратить в равнину, а равнину - в бескрайнюю гладь моря. Понятно, насколько сложна физическая реализация подобных изменений. А в воображаемом мире человек может создавать даже то, чего никогда не существовало.

СЕКРЕТЫ ЗАКЛИНАТЕЛЕЙ ЗМЕЙ

Заклинание змей - необычная и опасная профессия. Почти все заклинатели, которых я знал, приняли смерть от своих собственных змей. Единственный секрет, который незнаком этим бесстрашным людям, - секрет выживания.


Я думаю, что искусство заклинания змей зародилось в Египте, стране, давшей миру множество изобретений. Змеи - сущее проклятие египетских деревень, и, возможно, поэтому именно там можно встретить самых опытных охотников на змей и заклинателей в мире. На нильских берегах мне доводилось видеть представления, гораздо более интересные и изощренные, чем те, что наблюдая в Индии.
Кобры служили символом королевского достоинства, как тиары на египетских статуях. Змеей Клеопатры была кобра. Волшебники фараонов могли обращать змей в жезл, имитируя чудо, которое демонстрировал Моисей. Это, как я думаю, удавалось сделать, сжав голову змеи настолько, что оказывался пораженным ее мозг, и змея как бы деревенела.
Колдуны по всей Африке знают многое о повадках змей. Белые люди, живущие в тропической Африке, нередко зовут на помощь колдуна, когда им кажется, что в их жилищах завелись змеи. И знахарю мганге редко когда не удается обнаружить змею. За это его ждет заслуженное вознаграждение. А что такое пять или десять шиллингов, когда дом надолго избавлен от ядовитых мамб?
Вот и приходит знахарь со своими тростниковыми дудочками. Он произносит традиционное заклинание и играет на дудочке в разных углах дома до тех пор, пока мамба не выползает на открытое место. Это извивающееся создание очень красиво, но яда у него в зубах столько, что им можно сразить слона. В нужный момент знахарь устремляет к ней свою раздвоенную на конце палку, хватает змею и бросает в свой мешок. Теперь подобная операция почти всегда оказывается результатом мошенничества. Это, как правило, дрессированная змея без зубов, которую подложили в бунгало, а затем "выманили" из укрытия.
Вероятно, самым лучшим заклинателем змей в свое время был Шейх Мусса (арабский эквивалент имени Моисей) из Луксора, знакомый многим тысячам туристов. И отец, и дед Муссы были заклинателями змей, и оба они погибли от их укусов. Однажды младший сын Муссы отправился в пустыню собирать змей и был смертельно ужален. Мусса всегда был готов к тому, чтобы разделить ту же участь. Так оно и произошло в 1939 году, когда он как-то полез в нору кобры.
Мастерство Шейха Муссы было непревзойденным. Перед началом представления он позволял раздеть и обыскать себя. Змеи, которых он вытаскивал из нор под глинобитными хижинами, были недрессированными. Он мог почувствовать запах скорпиона, сидящего под камнем, или змеи, прячущейся в норе.
Запах змеи, по его словам, напоминает запах нашатырного спирта.
Произнося заклинания и напевая, Мусса выманивал змей из нор и подзывал их к себе. Иногда кобра пыталась напасть. Мусса аккуратно отбрасывал змею своей палкой. Тогда кобра поднималась и внимательно наблюдала за заклинателем. Это, наверное, и давало Муссе возможность сделать то, что он хотел. Он, ни на мгновение не прекращая своего пения, медленно приближался к змее. Наконец, он клал руку на землю, и кобра опускала голову и клала ее Муссе на ладонь.
Другие заклинатели змей, включая и старшего смотрителя Балда из Лондонского зоопарка, тоже умели устраивать такое же представление, когда змея клала голову на ладонь. Это и был самый захватывающий момент выступления, который многие годы устраивал мудрый заклинатель Хусаин Миа в Кейптауне. Но у старого Муссы были и другие сенсационные трюки, которые могли показать лишь немногие заклинатели настоящего и прошлого.
Мусса клал дикую, только что пойманную кобру в круг, который он очерчивал палкой на песке. В этом круге кобра оставалась словно запертая до тех пор, пока Мусса не разрешал ей покинуть его. Я, конечно, понимаю, что почти каждый может подобным образом загипнотизировать курицу, но попробуйте проделать это с коброй! Закончив операцию по поимке змей, Мусса клал четыре или пять из них в круг и начинал заклинать их всех вместе. Их попытки ускользнуть были явно видны любому, кто наблюдал представление, но ни одна змея не могла уползти далеко, когда на нее смотрел Мусса.
Вне сомнения, Мусса просто-напросто создавал заклинаниями особую атмосферу для выступлений, ибо у змей очень слабый слух. Тем не менее они действительно реагируют на высокую по тональности музыку флейты. Существует теория, что определенная вибрация воздуха ударяет по чешуйкам кожи или кончикам ребер змеи - примерно так же, как ступни о землю при ходьбе. Так что игра на флейте скорее возбуждает кобру, нежели околдовывает ее.
Понаблюдайте за заклинателем змей с его корзинами для кобр, и вы увидите: он не полагается на свою дудочку, когда ему нужно выманить оттуда змей, чтобы начать представление. Он слегка ударяет по каждой корзине, и тогда появляется змея. Заклинатели змей действительно обладают подлинным мастерством, но зрители редко осознают, что на самом деле происходит вовсе не то, что им кажется. Покачивание кобры в такт с музыкой заклинателя не что иное, как попытки змеи следить за движениями человеческой руки. Стоит внимательно изучить поведение заклинателя змей, и вы увидите: продуманные движения его руки и тела как бы контролируют поведение змеи. Он приближается к ней не спеша, всегда стараясь при этом не встревожить животное. И стоит лишь ей проявить признаки раздражения, он кладет ее обратно в корзину и, чтобы продолжить представление, выбирает другую.
Хагг Ахмад, еще один знаменитый египетский заклинатель змей и друг Рассел-паши, заявлял, что способен гипнотизировать змей с помощью свиста. Он ловил редких змей для зоопарков и изготовителей сыворотки. Хагг Ахмад был членом "Рифаи" - тайного общества заклинателей змей, деятельность которого носит религиозную направленность и регламентируется своими правилами. Он сделал себе прививку, как и другие члены "Рифаи", но тем не менее полного иммунитета к змеиным укусам добиться невозможно. Его карьера была очень успешной - до того самого дня, когда он погиб от укуса кобры.
У Рассел-паши в штате каирской городской полиции был эксперт по змеям - англичанин по имени Бейн. Рассел и Бейн изучали приемы заклинателей змей независимо друг от друга, но пришли к очень схожим выводам. Они решили, что секрет выманивания змей из нор часто заключается в способности заклинателей к имитации. Ничто, конечно, не может заставить змею, находящуюся в спячке, двигаться, но в период спаривания заклинатель имитирует специфический свист, издаваемый самкой, и выманивает им самца на открытое место.
Другое объяснение, которое я слышал в Египте, сводилось к тому, что опытные заклинатели использовали какое-то вещество, выделяемое змеями, которое обладает свойством привлекать других особей. Я думаю, что у этой теории есть какое-то научное подтверждение. Говорят, что средство действует особенно эффективно при сборе змей.
Рассел-паша подчеркивал, что заклинателю необходимы острое зрение и быстрые руки. К этим качествам я бы добавил способность концентрироваться на своей работе в любое время и в любом возрасте. Много заклинателей погибло просто потому, что они думали о чем-то постороннем, вместо того чтобы внимательно следить за змеями.
Когда пять лет спустя после Первой мировой войны я впервые познакомился с экзотикой Египта, там можно было встретить своеобразный тип моложавых заклинателей змей, чьи представления были настолько отвратительными, что правительству пришлось ограничить этот род деятельности. Эти сорви-головы могли подойти к вашему столику в кафе на порт-саидском бульваре или даже на террасе роскошной гостиницы "Шепард" и предложить показать, как они живьем проглатывают кобру. Хотя всегда находились люди, готовые платить за такое зрелище, от его вида крепких мужчин начинало тошнить, а женщины падали в обморок. Такие артисты больше не появляются в фешенебельных гостиницах.
Я помню одного молодого парня, который носил скорпионов в своих длинных черных волосах и держал кобру, прижав ее к коже. Некоторые из таких людей намазывали свои тела змеиным жиром, считая, что благодаря этому они как бы входят в доверие к змеиному племени. Возможно, так оно и есть. Один трюк, который они проделывали, очень долго оставался для меня загадкой. Заклинатель хватал кобру за горло, заставлял ее раскрыть свой отвратительный рот и плевал в него. Скажем прямо, не самое изысканное развлечение, но эффект на змею это производило просто потрясающий. Через секунду она становилась словно окаменевшей, и ее можно было держать как трость. Лишь несколько лет спустя мне сказали, что у заклинателя во рту находился какой-то наркотик, который срабатывал, как только попадал в рот змеи. Это еще один из тех трюков, которые внешне выглядят как волшебство.
Некоторые заклинатели могут сделать вид, что их укусила кобра, и показать два маленьких пореза на пальце. Будьте уверены: этот "укус" был там еще до того, как началось представление. Эти люди обычно прикладывают к пальцу пористый "змеиный камень" - средство, которое они никогда бы не применили, будь укус настоящим.
Змеи, которым заклинатели отдают предпочтение повсюду, - это кобры. Несомненно, их зловещего вида "капюшон" придает дополнительную остроту представлению. Необходимо заметить, что кобра расправляет свой "капюшон", только когда она возбуждена. Значит, змея не находится под влиянием гипноза, когда раскачивается под дудочку заклинателя, и конечно же не "танцует". Скорее всего, ей просто интересно, что собирается сделать заклинатель, и вы можете быть уверены: заклинатель пристально наблюдает за глазами змеи, чтобы видеть, не целится ли она ему в руку.
В Африке водится семь видов кобры, и они распространены настолько широко, что заклинатели змей без труда собирают свой "инвентарь". Так называемая египетская кобра, которая встречается от Средиземного моря до Южной Африки, не относится к плюющимся змеям, равно как и капская кобра. Но вот рингхальс и черношеяя кобра метят своей жертве в глаз и могут попасть в цель с расстояния семи футов. Так что вам долго придется порыться в сумке заклинателя, прежде чем вы обнаружите плюющуюся змею. Использовать ее для представления было бы чистым самоубийством.
Египетские заклинатели змей часто показывают очень ядовитую рогатую гадюку. Они также ловят опасную ковровую гадюку, но этот вид встречается крайне редко.
Хусаин Миа, заклинатель змей, о чьих представлениях в Кейптауне я упоминал выше, иногда просил прислать из Бирмы королевскую кобру. У этой змеи весьма впечатляющий вид: это самая большая ядовитая змея в мире, и она кажется огромной среди более мелких (ноле менее смертельно опасных) собратьев. Крупнейшие королевские кобры достигают длины 18 футов. Они пожирают своих собратьев, и заклинатель, который держит у себя хотя бы одну, может потерять всех остальных змей, если не будет внимателен.
К сожалению, королевская кобра в Южной Африке долго не живет. Хусаин Миа потерял 14 дорогих рептилий одну за одной, но они сильно оживляли его выступления. Некоторые из них - добродушно-спокойные, некоторые - норовистые. Но тем не менее каждый заклинатель змей жаждет аплодисментов, которые ему способна принести лишь огромная и послушная королевская кобра. Это змея, с которой проделывают номер, известный как "смертельный поцелуй". Его могут исполнить лишь единицы среди женщин-заклинательниц. Похоже, действительно необходим какой-то гипноз, чтобы поцеловать морду королевской кобры.
Хусаин Миа так любил Кейптаун, что сам называл себя "кейптаунским Чарли". Он был выпускником университета магии, глотания огня и заклинания змей в Пуне, как и приличествовало выходцу из семьи наследственных индийских волшебников. Хусаин Миа прибыл в Южную Африку в конце прошлого века, и едва ли в Родезии и Южно-Африканском Союзе можно найти населенный пункт, где бы не видели этого бородатого улыбающегося артиста в тюрбане с маленьким тамтамом и змеями. Он заявлял, что выступал даже в Букингемском дворце. ("Я заставлял змей плясать для короля Эдуарда и короля Джорджа", - хвастался он.) Он действительно выступал в здании парламента в Кейптауне, но обычным местом его представлений был вход на мол у Эддерли-стрит. Когда этот мол разобрали, он обычно выступал на Парейде (одной из центральных улиц Кейптауна).
Среди моих воспоминаний о Хусаине Миа есть полный детского юмора эпизод, который я, должно быть, наблюдал десятки раз, и он мне так и не наскучил. Хусаин показывал собравшимся небольшую корзинку с крышкой. Затем он выбирал в толпе подходящую жертву - желательно какого-нибудь грубияна, который насмехался над его представлением. Он просил "жертву" внимательно осмотреть корзину и показать всем, что она пуста. Хусаин закрывал корзину тканью, играл несколько таинственных тактов на флейте, выставлял корзину вперед и просил жертву подставить под нее ладони "чашечкой" и поймать то, что оттуда появится. Этот номер имел полный успех, если ему удавалось убедить "жертву" в том, что корзина волшебным образом наполнилась деньгами. В следующий момент у напуганной жертвы в руках оказывалась живая змея. Змея эта была совсем неопасной, но безобидной она не выглядела. Возможно, у меня примитивное чувство юмора, но редко в своей жизни я смеялся более искренне. Хусаин Миа мог устраивать представления, которые длились часами, и при этом не повторять ни одного трюка или шутки дважды. Он демонстрировал также еще один номер с корзиной: его сын Ибрагим обвивался словно змея вокруг нее, а Хусаин вонзал кинжал в плетение. Но все-таки Хусаин был прежде всего заклинателем змей. Он отправил своего сына в Пуну, чтобы тот совершенствовал свое мастерство и затем мог продолжить семейное дело.
Хусаин Миа развлекал меня до тех пор, пока я не стал совсем взрослым. Он прожил до 75 лет, что, вероятно, является рекордом для людей столь опасной профессии. Капская кобра, которую он дрессировал, укусила его в большой палец на правой руке во время выступления у входа в гостиницу "Маунт Нельсон" в годы Второй мировой войны. Позвали сына, который давал самостоятельное представление со змеями в миле от этого места. Но когда он пришел, Хусаин был уже без сознания, а в больницу его доставили слишком поздно.
Доктор Хамилтон Фэарли, который интересовался этим смертельно опасным занятием, проследил жизненный путь 25 заклинателей змей за 15-летний период. За это время 19 из них погибло от змеиного яда. В Южной Африке было немало заклинателей, которые теряли бдительность, работая со змеями. Берти Пирс, известный ученым и натуралистам всего мира, был самым знаменитым среди них. Его основным занятием была продажа змей для музеев и "доение" змеиного яда, используемого для приготовления сыворотки от укусов.
Пирсу никогда не следовало бы заниматься этим делом. У него было слабое сердце, в после каждого укуса он сомневался, сможет ли он перенести лечение. Однажды гадюка укусила его в руку, когда поблизости не оказалось сыворотки. Поэтому он решил выжечь яд, и с тех пор рукав его рубашки скрывал жуткие шрамы. А как-то однажды он отправился на свое привычное место в Кейптауне, где он устраивал представления со змеями, чтобы развлекать собравшуюся, как обычно, толпу, когда его помощник-африканец отсутствовал из-за болезни. Маленькая кобра укусила его в лодыжку - а укусы в это место всегда особенно опасны, так как там находится множество мелких кровеносных сосудов. Пирсу оказали медицинскую помощь, но на этот раз она не помогла. До этого змеи кусали его девять раз.
Вы можете задать вопрос, почему заклинатели не "доят" змей перед тем, как начать представление. Дело в том, что яд в специальном мешочке накапливается у змей достаточно быстро. А заставлять змею кусать кусочек ткани снова и снова, пока ее мешочек для яда не опустеет, довольно кропотливое занятие. Конечно, заклинатель может совсем вырвать у змеи зубы, но люди, которые по-настоящему гордятся своей работой, редко делают это. Такие змеи становятся вялыми, больными и живут недолго.
Десмонду Фитцсаймонсу, южноафриканскому специалисту по змеям и сыну знаменитого Ф. У. Фитцсаймонса из серпентария в Порт-Элизабете, во время одного из представления по заклинанию змей показалось, что одна из них очень похожа на гадюку. Это было столь необычно, что он стал рассматривать ее внимательно. Она оказалась безобидной ковровой змеей, раскрашенной настолько естественно, что на расстоянии выглядела точь-в-точь как южноафриканская гадюка.
Был еще один знахарь в Синае, в Южной Родезии, который добился большой славы тем, что без страха проделывал разные фокусы с зелеными мамбами. Во время одного из представлений этот человек был укушен и умер. Местный хирург послал одну из вмей Фитцсаймонсу, чтобы тот определил ее породу. Она оказалась разновидностью древесной змеи, или, как ее называют в Южной Африке, бумслэнга, очень яркой зеленой окраски. Бумслэнг - змея, у которой ядовитыми являются задние зубы. Тому знахарю сильно не повезло: бумслэнгу редко удается схватить кого-то своими зубами и убить. Но когда ученые выяснили вид змеи, тайна сразу развеялась. Ни один заклинатель змей, каким бы искусным он ни был, не смог бы остаться в живых после стольких представлений с участием настоящей мамбы.
Искусство заклинания змей, вероятно, появилось как результат поклонения змеям в древнем мире. Врачи были одновременно и заклинателями змей, и поныне символом профессии врача является змея. Поэтому не удивительно, что члены "Рифаи", самые искусные заклинатели змей в Египте, - глубоко религиозные люди. Они очистят ваш дом от змей, но при этом оговорятся, что змей заберут в пустыню и отпустят на волю. Вне сомнения, заклинатели змей по-прежнему обладают секретами, которые все еще неведомы никому, кроме членов их касты.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   29


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница