В. М. Кандыба. "Загадочные Сверхвозможности человека"



страница20/29
Дата22.04.2016
Размер6.76 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   29
ЗАГАДКА СМЕРТИ

Американском городе Андровере (штат Техас) 4 февраля 1994 года исчезла 36-летняя Лидия Кимфилд. А час спустя она была найдена на расстоянии 1100 километров от города. Вернее, найден был ее... скелет, и, как показали исследования, "она умерла два месяца тому назад...". Подробная экспертиза установила абсолютно точно, что это скелет Лидии. Лидия Кимфилд с самого рождения не могла смотреть на летающих птиц. Они вызывали у нее жуткий страх. Лидия любыми путями стремилась избавиться от этого синдрома. Последнее, на что она решилась, был "глубокий гипноз с временными регрессиями". Так называлось это по-научному.
Профессор Канзасского университета Генри Ларани за приличный гонорар согласился лично проводить сеансы. Они начались 30 января 1994 года.
Через четыре дня во время третьего сеанса так называемая временная регрессия удалась.
И тогда же произошло то, что стало неразрешимой загадкой для оккультистов всего мира.
Профессор Ларани проводил свои сеансы по какому-то странному ритуалу. Он, единственный в мире, вводит человека в состояние гипноза с помощью звуковых эффектов. Происходит это так: пациента закрывают черным занавесом, включают свет, и профессор в темном углу начинает произносить странные сочетания звуков, утверждая, что это заклинания, которые известны только ему одному.
Через полчаса, когда Лидия погрузилась в глубокий транс, Ларани заметил, что она больше не отвечает. До сих пор она рассказывала, что находится в 1993 году, 1 декабря, что она - дочь фермера в Винервиле, что ее сводные братья, от которых она убежала в поле, хотят ее зарезать. Ее рассказ сопровождался затрудненным дыханием, как при беге, она была возбуждена. Профессор, заподозрив неладное, хотел прервать сеанс, но трагедия уже произошла. Когда Ларани включил свет, он увидел, что за черным занавесом никого нет. Пациентка исчезла...
Полиция начала расследование. Профессора подозревали в убийстве. А тут еще нашли скелет, который, безусловно, принадлежал Лидии. Но расследование встало в тупик, так как экспертиза показала, что смерть наступила два месяца назад... А тут еще выяснилось, что одежда на скелете принадлежала Марии Ковард - дочери фермера из той же местности, которая на самом деле была убита сводными братьями. Но она похоронена была два месяца назад. А анатомическая экспертиза скелета абсолютно достоверно установила, что скелет принадлежит Лидии!
А странный ужас, который вызывали у Лидии птицы, - не связан ли он был с тем, что ее труп был зверски расклеван птицами? Может быть, Лидия всю жизнь предвосхищала свою смерть? Но почему она вернулась во времени на два месяца назад, неведомыми путями пройдя через пространство?
Сейчас этот из ряда вон выходящий случай держится в секрете. Неизвестно, к каким открытиям может привести его расследование. В то же время секретные службы изолировали профессора Ларани в санатории "для поправки здоровья" на неопределенный срок.

ЗАГАДКИ ГИПНОЗА



В нынешнем столетии газеты не раз писали о происшествиях, подобных тому, о котором говорилось в сообщении ТАСС, распространенном средствам массовой информации в апреле 1987 года. Оно называлось "Ограбление под гипнозом". Газеты писали следующее: "В Австрии, пожалуй, уже перестали удивляться ограблениям банков и сберкасс - так часто они совершаются. Однако очередное ограбление финансового учреждения, которое произошло на днях в городе Клагенфуртё (земля Каринтия), было хотя и "самым тихим", но наделало много шума из-за своей необычности. Средь бела дня, в тот момент, когда в одном из городских банков было мало клиентов, две симпатичные молодые девушки подошли к кассе и, загипнотизировав кассира, заставили его выдать все наличные деньги, находившиеся в то время в сейфе. Их оказалось немало - свыше 100 тысяч шиллингов. Забрав деньги, грабительницы скрылись.
Пропажа обнаружилась гораздо позже, когда контролер стал проверять кассу. На его вопросы о нехватке денег кассир отвечал что-то нечленораздельное. Примерно так же он реагировал и на вопросы прибывшей вскоре полиции. Вызванный на место происшествия врач констатировал - кассир все еще находился под воздействием гипноза".
Несколько десятилетий тому назад нечто подобное проделал в Москве знаменитый Вольф Мессинг, правда, по согласованию с властями и под их строгим наблюдением: "Мне предложили получить 100 тысяч рублей в Госбанке. Я подошел к кассиру, сунул ему вырванный из школьной тетради листок. Раскрыл чемодан, поставил у окошечка на барьер. Пожилой кассир посмотрел на бумажку. Раскрыл кассу. Отсчитал 100 тысяч... Закрыв чемодан, я отошел. Присутствовавшие в зале свидетели подписали акт о проведенном опыте". Можно по-разному оценивать достоверность сообщенного Мессингом факта, но то, что нечто подобное случается в разных странах мира - естественно, без какого-либо предварительного уведомления властей, уже нельзя подвергать сомнению. И таких случаев со временем становится все больше, в том числе и в нашей столице - Москве.
В 1994 году в "Аномалии" - научно-информационном вестнике ИТАР-ТАСС и ассоциации "Экология непознанного", была напечатана прелюбопытнейшая статья "Криминальная телепатия". Ее автор, Максим Карпенко, сообщил, в частности, о таких фактах: "Около трех лет назад одна моя знакомая, Л., была на распродаже в большом московском универмаге. Я так и не знаю, купила ли она там что-либо, но думаю, что вряд ли, потому что, пока Л. стояла в очередях, у нее из сумки выкрали небольшой полиэтиленовый пакетик с документами и довольно крупной суммой денег. Л., естественно, заявила о пропаже в милицию, где она ответила на ряд обычных для такого случая вопросов. Пока, казалось бы, ничего необычного, но вот перед уходом Л. милиционер задал ей довольно неожиданный вопрос: не испытывала ли она в универмаге каких-либо странных ощущений. Л., удивленная интересом, проявленным милицией к ее ощущениям, рассказала, что в магазине был какой-то странный момент, когда она перестала воспринимать происходящее: у нее было чувство "потери какого-то промежутка времени". Следует заметить, что Л., спокойная и уравновешенная женщина средних лет, никогда не страдала расстройствами нервной системы, выпадениями памяти, не испытывала обмороков, головокружений.
Через пару дней домой Л. позвонила какая-то женщина и возвратила найденные ею под скамейкой неподалеку от универмага документы. Денег в пакете не было. Л. пошла в милицию и, полагая, что толку от розыска не будет, попросила вернуть свое заявление. Но в милиции, где обычно охотно закрывают подобные дела, ей отказали, подчеркнув, что, если она понадобится, ее пригласят.
Хотя итоги расследования этого дела до настоящего времени так и остались для нас неизвестными, есть основания полагать, что Л. стала жертвой преступного внушения. Спустя некоторое время эта история получила естественное продолжение.
Через полгода радиостанция "Маяк" сообщила о том, что в Москве отмечен "новый вид преступности с применением гипноза". Далее коротко рассказывалось о случайном уличном знакомстве двух женщин - молодой и средних лет. В результате молодая привела новую подругу к себе домой. Там она взяла большую сумку, собрала туда все ценные вещи, деньги и вручила ее новой знакомой. Затем хозяйка проводила гостью мимо сидевших у подъезда соседок к автобусной остановке, где они расстались. Пропажу обнаружил только вернувшийся вечером муж, он и вызвал милицию.
Читателям, наверное, интересно будет узнать, что заводить какое-либо дело милиция отказалась, так как, по их мнению, хозяйка отдала вещи и деньги... добровольно!"
Карпенко, как следует из названия и содержания его статьи, "винит" во всем телепатию. Но нет ли другого объяснения? Думаю, есть. Его предложила Наталия Варфоломеева в статье "Цыганский гипноз", напечатанной в 14 номере еженедельника " Мир новостей" за 1997 год. Она очень живописно изложила случайно увиденную сцену "обольщения" жертвы уличной цыганкой:
"Длинная тощая беременная цыганка приставала к женщине, тоже беременной. Давай погадаю, - пронзительно причитала она, - давай погадаю, золотая моя". Женщина испуганно отмахивалась руками, а цыганка все бежала за ней по пятам и пугала ее страшными карами, что, мол, если она не остановится, то пожалеет, не родит никогда и еще 9 лет будет мучиться бесплодием и каждый год будет терять ребенка. У преследуемой женщины от страха округлились глаза, задрожали губы - она остановилась, и дальше началась уже настоящая вакханалия. Цыганка потребовала у женщины денег, та достала кошелек. В считанные секунды все его содержимое перекочевало в карман к цыганке, причем так быстро, что женщина, казалось, этого даже не заметила. Я не слышала, что именно цыганка наговорила женщине, но у той глаза все больше и больше округлялись, а лицо исказила по-настоящему страдальческая гримаса ужаса, а в завершение всего цыганка вдруг резко выхватила клок волос у несчастной и удалилась с дикими проклятиями, пританцовывая и заливаясь каким-то чуть ли не дьявольским смехом".
Варфоломеева продолжает: "Так получилось, что спустя полгода мне довелось снова увидеть эту женщину, и я узнала, что встреча с цыганкой самым трагическим образом повлияла на ее судьбу. Женщина действительно потеряла ребенка - буквально на второй день после вышеописанной встречи у нее случился выкидыш, на нее посыпались нескончаемые несчастья, и теперь она бегает по экстрасенсам в надежде хоть что-то исправить. Ей уже два раза сняли в разных местах порчу, один раз сделали установку на удачу и теперь неведомыми медицине способами лечили от бесплодия. Женщина обречена до конца дней своих быть клиентом колдунов и магов всех мастей. Тогда как нужно было для начала обратиться к хорошему психоаналитику".
Автор статьи задается вопросом, что же произошло с жертвой цыганки - заколдовала ли она ее, или тут что-то другое? Вот как Варфоломеева объясняет случившееся с бедной женщиной: "Цыганка на самом деле очень квалифицированно применила к доверчивой женщине нейролингвистическое программирование, а попросту говоря - внушение. Это наведение транса на бодрствующего человека. Трас без сна - вот что это такое. Цыгане на удивление виртуозно владеют этой техникой, и действительно не так-то легко устоять перед этим неискушенному человеку.
Профессионал может просто в разговоре ввести вас незаметно в состояние транса, то есть усыпить частично ваше сознание, и далее посылать свои команды прямо в подсознание, внедряя туда свои установки и свою программу, которая будет вами затем исполняться уже бессознательно. Эта техника на самом деле - грозное оружие, ведь ее использование практически делает нас игрушкой в руках опытных людей".
Конечно же, массовое сознание, незнакомое с техникой и возможностями гипноза, расценит подобное как явное колдовство. Такие случаи давно и хорошо известны в народе, но собирают и изучают рассказы о них главным образом этнографы и фольклористы. Они же дают им и истолкование: все это, мол, вымысел, небывальщина, фантастика. Рассказы о подобных событиях фольклористы называют быличками (бывалыцинами). Ими, в частности, заполнен составленный иркутским фольклористом В. П. Зиновьевым сборник "Мифологические рассказы русского населения Восточной Сибири". Сами же рассказы собирались Зиновьевым в 1966-1982 годах, то есть относительно недавно, и отражают представления и взгляды о "таинственном" почти что наших современников, правда, иногда преклонного возраста. Для нас особо интересны те былички, герои которых заставляют человека странным образом делать то, что он велит, или увидеть то, чего в действительности нет. Начнем с быличек последней категории.
Вот какую историю поведал Зиновьеву в 1969 году Григорий Васильевич Пешков 1899 года рождения из города Нерчинска Читинской области:
"Это, значит, один приезжий был. Вот лежала труба, обыкновенная труба, водопроводная или кака - она больше диаметром. А он, значит, говорит:
- Давайте я по этой трубе пролезу! - Все тут: НО-о-о! - смотрят. Ну, он берет, с краю залазит в эту трубу - все на его глядят. Вот он лезет там, карамкатся, в трубе... Все дивятся: как так!
А тут рядом мужик сено вез, воз, на коне (он его-то не охватил!). Он глядит:
- Да ково вы, - грит, - на него смотрите?! Он вам затуманил глаза-то, а вы на него смотрите! Вот ить он рядом с трубой ползет, на карачках! .
Но, чего же, он его вывел, тот соскочил, да:
- Эй, - грит, - смотри! У те воз-то горит!
Он оглянулся: у него, верно, воз-то пламем охватило, загорел! Он - раз! - скорей гужи обрубил, лишь бы, мол, лошадь-то убрать, а то сгорит. Отвел, смотрит: все в порядке. Воз, как стоял, так и стоит. А гужи обрубил".
А в 1974 году Федор Семенович Смолянский 1908 года рождения, проживавший на разъезде Шапка Сретенского района Читинской области, рассказал следующее: "Вот так же собрались молодежь... А приехали... ну, кто они таки? Гипноз ли кто ли, он там работал у них... Но, теперь собрались, едрить твою корень, деньги заплатили, смотрят.
А которы обробели тут, потом прибежали, не успел зайти - стучатся, их не пускают. А он потом в окошко...
А он этих, в помещении-то, загипнотизировал, им и кажется, что он ползет в бревне.
Этот в окошко залез и кричит:
- Вы ково смотрите? Он же подле стены ползет, а не в бревне".
Следующие две былички относятся к группе случаев, когда людей непонятным образом заставляют делать то, что им велят. Вот что рассказала в 1974 году Устинья Федоровна Сычева 1894 года рождения, проживавшая на разъезде Шапка Сретенского района Читинской области:
"...Выезжает один мужик с этой стороны на большую дорогу, а другой выезжает с другой стороны:
- Вы откуда?
- Да я вот отцель, везу товары.
- А я, - говорит, - отцеда.
Ну, и съехались на дороге, поехали вместе. И вот и едут, и едут. День, вечер. Надо где-то проситься ночевать. Там при большаку дома стояли, они редко стояли, редко. Стоить домик. Подле дому стоить старичок, высокай старик стоить. Они подъезжа-ють. Подъезжають и говорят:
- Отец, ночевать у вас можно?
- А почему нельзя? Можно, заезжайте.
- А куды ж нам коней-то?
- Заезжайте, - гыт, - в рыгу становите. (Вы знаете рыгу? Там молотили, туды корм складали.) Заезжайте, - гыт, - в рыгу становите коней.
Но, оне заехали, коней этих поставили, сами взяли продукты, пришли в избу. Пришли в избу, закусили. И один-то говорит:
- А где нам, отец, лечь, чтобы мы вам не мешали?
- Да лезьте на полати, ложитеся.
Они влезли на полати, лягли. (Он один-то зная, а друго-т ниче не зная).
Но лягли на полатях-то, глядь: приходят одиннадцать человек (где-то были у добычи). Приходят, заходють и говорят:
- Ну, как, отец, дело-то?
- Да дело-то, - говорить, - ничего: два есть!... Два, - гыт, - есть.
- Но, давай ужинать.
Вот зачали собирать: там у них и холодец, и мясо, и все у их...
Вот они поели... Он все поглядывал на их, подымет голову, поглядит... Они поели, поужинали, наелись досыта - и как сидели, так и остались! Как столбы! Как столбы - все двенадцать человек. Этих одиннадцать, старик двенадцатый. А он говорит на своего напарника-то:
- Но, давай слазить! Он говорит:
- А куда?!
- Слазь, не боись, нас никто на троне. Слазь, теперь мы хозяева, а нехай посидять.
Слезли с полатей. Сабе давай ужинать.
...Они, все двенадцать человек, сидят... Да, говорит, возьмем одного - бьем, бьем! Посодим да другого... Бьют и на место сажають, и они сидят. Но потом стали искать... обыск. Нашли, где у них люди резаные, где все есть: одежа, обумка, нашли у них там и, может быть, деньги. Много там делов понашли! Время продолжали до света. Они все сидят. А потом стало развидняться. Они пошли, коней позапрягли, выехали на дорогу. Вот он заходить, говорить:
- Ну-ко, выходите наружу, бейте друг друга! По мордам! - Оне как все двенадцать человек выскочили на улицу, да друг другу на пару, и по мордам снують!
А они поехали. Они бьются. Ну, отъехали недалеко, встречается им мушшина. А он говорит:
- Знаешь что? Вот ты там пойдешь, там двенадцать человек друг друга бьют по мордам. Скажи им, чтоб они разошлись какой куда!...
А они там волнуются, бедные. Он говорит:
- Разойдитесь какой куда! - И оне какой куда, какой куда, какой куда побежали по сторонам.
Вот оно и все, и старик-то убежал".
Уже знакомый читателю Григорий Васильевич Пешков в том же 1969 году рассказал Зиновьеву такую вот историю: "...Ну, теперича, дальше, значит... Этот Попов-дружка не ушел, так остался здесь. И вот эти - отец-то этот, Артем-то, Санькин-то, и Степка - братанья оне. Но Артем этот старик был, да и тот уж пожилой - вот они между собой разодрались. Но теперича, он их:
- Ладно, - говорит, - погодите, не растаскивайте.
Раз, этого Артема забират - и на печку, затолкал на печку, значит. И вот он, представь себе, лазит, ревет, а слезти не может. Печка здорова была, ранешня, старинна, и потом, значит, был такой брус, вот так он над головами был - это раньше полати были, но полатей-то не было, а брус-то был, стойка там, в печке она даже вмазана, и брус такой. И вот этот Степка полез драться к ему, к этому, к Артему туды на печку. Ленивочка така - он на ленивочку-то залез, значит, и вот рукой-то взялся за брус-то, и одну ногу поднял, он его - раз! - засек. Он всю ночь стоял, как петух, на одной ноге. Всю ночь он их не отпушшал.
И вот тот потом уж разгорел весь на печке. Пьяный, да ишо... Артем-то, ревет, просится:
- Да вы че? Я пошто не могу слезти-то. - Лазит. И вот он не отпустил их всю ночь. Этот простоял. Потом уж утром:
- Но что, драчуны?! - старичок уж он был. - Но что, драчуны, будете ишо драться?
- Да что ты! Да вот то, друго...
- Ну, давайте слазьте.
И тот оторвался от этого от бруса руками, слез. Сели. Давайте поразговариваем, че, дескать, это такое?
- Я вас! подерусь! - говорит ишо на их. - Я вас! подерусь!
Он, этот Попов, шибко был дошлый, о-о-ох и дошлый был! Семен Попов, шивтинский, сейчас его давно уж нет. И вот без него это ни одна свадьба не проходила мимо без его. Дружкой его всегда вот приглашали на свадьбу. Но езли ему нековды, то его уж задаривали, водки ему везут, платили даже ему. А то иначе че-нибудь обязательно случится".
Чрезвычайно любопытна другая группа быличек, герои которых делают так, что у них ничего нельзя украсть! Например, та же Устинья Федоровна Сычева в том же 1974 году рассказала Зиновьеву о таком случае: "Один человек едя парой конями. У няго на возу и мяшки, в сено. Зимой, шибко уже морозы были. На ем доха, с обоих сторон мех. Чижелая-чижелая! И он доехал до ресторана, или как сказать? - до столовой. Коней свел с дороги, с дороги свел, поставил в сторонке, доху снял с себя, на воз бросил, в сам пошел в трактир, в эту... столовую.
Там ходит скотина, коровы там никогда не загоняются. И ни одна корова к возу не подошла. Она же заворожена! Не видють!
А он прошел, за задний стол сел. Там в столовой народ. А он сел за задний стол. ... А один - эх! - выскочил, хотел доху взять. Выскочил, доху-то хватае. А тут видють в окно да: " - Эй, эй! Доху-то бяруть, крадуть!
Он:
- Нет, ее никто не украде. Она чижела, ее никто не унесе!
...Он хватил на руку-то доху - да стоить! Стоить и стоить, стоить и стоить! А он время продолжав: "Че он мне, пускай стоить"... чай сидит пье да разговаривав. Да рассказвае, а ён все стоить с дохою! Вот. Но уж время-то много... Вышел да говорить:
- Но ладно, ты ее не уташишь - она чижелая. Положи, - говорит, - да иди!
Он рад до смерти. Бросил да убежал..."
А Петр Алексеевич Достовалов 1909 года рождения из города Нерчинск Читинской области в 1969 году поведал Зиновьеву о другом подобном происшествии: "И мне папа рассказывал... Говорит, приехали на конях с грузом мужики и остановились на Шилке. Зашли к кому-то ночевать. А хозяин:
- Дак у вас че там?
- Да груз: пшеница...
- А караулит-то кто?
- Че караулить? Никого нет. А кто возьмет, так без меня никуда не уйдет.
Но, а были воришки-то. Водились. Пришел один, значит, мешок на плечо-то заворотил с пшеницей, вроде: "упру". И давай ходить кругом саней. До утра и проходил в зимнюю ночь. И сбросить не может, и уйти не может. "Но, - думат, - знаткой извозчик, видать!"
Он приходит утром-то, хозяин-то, тот ему:
- Извините, - гыт, - меня! В жизни больше этим делом не займусь!
- Но, положь. Иди да запомни.
Вот как?.."
Следующий сюжет, записанный в 1979 году, от Владимира Ивановича Баранова из села Котельниково Нерчинского района Читинской области, вообще широко распространен в Сибири: "Дед с внуком везли однажды воз пшеницы, смололи на мельнице, обратно едут. Ну, темнеет. Оне к Грише Босяку:
- Пусть нас ночевать. Ну, он:
- Заходите.
Оне говорят, мол, воз надо завезти. А он:
- Ниче, ниче. Пусть там. Если че случится, я, паря, свое отдаю.
Утром встают: пять мужиков круг телеги ходят с мешками, а уйти не могут. Гриша к ним подошел, каждого по плечу стукнул и говорит:
-Ну, спасибо за службу.
Оне мешки побросали и ушли!"
Удивительно, но подобный же сюжет описан и в соловецком патерике. Его фрагмент приводит писатель А. А. Горбовский в книге "Тайная власть. Незримая сила" (Москва, 1991). В нем говорится о старце, в огород к которому однажды забрались воры: "Наполнив свои короба овощами, они возложили их на себя с намерением унести, но не смогли и с места сойти, и так простояли два дня и две ночи неподвижно, под тяжелым бременем. Потом начали кричать: "Отче святый, пусти нас с места". На голос пришли некоторые из братии, но не смогли свести их с места. На вопрос иноков: "Когда вы сюда пришли?" - они отвечали: "Два дня и две ночи стоим здесь". - "Мы всегда ходили сюда, почему же не видели вас?" - "Да и мы, если бы видели вас, давно уже со слезами просили бы прощения у вашего старца". Пришел и сам старец и сказал ворам: "Вы всю жизнь пребывая в праздности, без трудов, крадете чужие труды, поэтому стойте здесь в праздности все годы вашей жизни". Со слезами воры умоляли отпустить их, обещали впредь не делать ничего подобного. Старец сказал: "Если хотите руками своими трудиться и от труда вашего других питать, то отпущу". Они с клятвою дали обещание исполнить его веление. Тогда он сказал: "Благословен Бог, укрепляющий вас; потрудитесь год в этой обители на братию". После этого разрешил их от невидимых уз своею молитвою, и они действительно трудились год в скиту".
Весьма показательно, что необычный дар всех без исключения героев приведенных выше историй, в отличие от "подвигов" уличных цыганок и банковских грабителей, направлен на благие цели: охрану добра, воспитательные и развлекательные. Однако в наши дни это уменье некоторые люди, видимо, все чаще используют не без личной корысти. Например, так, как о том недавно рассказала Варфоломеева: "Знала я одного юношу - он работал агентом по продаже ножей в какой-то фирме, одной из тех, что привлекают на работу несметное количество коммивояжеров, вручают им в руки сумки с товаром и отправляют гулять по офисам, распродавая бесценную дребедень. Так вот этот парень перевыполнял все возможные планы по продаже, его успехам поражались все и, конечно же, завидовали. Конкуренты просили выдать секрет - ну как же это ему удается? Мой знакомый ухмылялся и говорил: "Ну, этот секрет дорогого стоит". Его заметили, он сделал быструю и почти невероятную карьеру. Он владел эриксоновским гипнозом: ни один его собеседник, ни один партнер ни в чем не мог ему отказать - он всегда добивался желаемого".
Как же противостоять подобным напастям? Способы защиты от чуждого вам несанкционированного воздействия зависят от того, какой механизм лежит в его основе. Если что-то типа нейролингвистического программирования, то следует прислушаться к советам Варфоломеевой. Вот что она пишет по этому поводу: " Можно ли противостоять такому воздействию, да и все ли ему подвержены? Печально, но противостоять практически невозможно, если ты не знаешь, что к тебе применяется какая-то специальная техника. Даже те, кто по всем нормальным меркам считается невнушаемым или, говоря профессиональным языком, "негипнабельным", практически стопроцентно попадают под действие техники наведения транса без сна.
Защититься от этого довольно-таки мощного психологического оружия можно - достаточно знать о его существовании и уметь замечать тот момент, когда к вам пытаются применить те или иные приемы. Вы не должны позволять собой манипулировать. Если вы видите, например, что ваш собеседник начинает "зеркалить" вас, то есть производить пристройку, повторять вашу позу, ваши жесты, насторожитесь: очевидно, он знаком с некоторой техникой наведения транса. Если же он говорит какую-то ощутимую чушь, а вы почему-то продолжаете слушать, то обратите внимание, не выделяет ли он особыми интонациями или, может быть, подчеркивает какими-то специфическими жестами отдельные слова - это еще одно подтверждение того, что он знаком с определенной техникой психологического воздействия. Но если вы об этом знаете, то вы уже защищены. Это для вас сигнал - вашим сознанием пытаются манипулировать. Не позволяйте этого никому, призовите на помощь вашу логику, здравый смысл, и любую предложенную вам для обсуждения идею разбирайте при помощи именно здравого рассудка, а самое главное, не принимайте никаких решений немедленно, особенно если ваш собеседник очень настаивает на этом".
Мне очень запомнилась еще одна сценка, подсмотренная на улице. Оборванный забулдыга приставал к одной скромно одетой, но очень улыбчивой молодой женщине. Он канючил у нее на бутылку пива, он приводил ряд каких-то очень весомых доводов, по причине которых она обязана была это сделать для него и, разумеется, пугал ее всякими нехорошими последствиями, если она вдруг посмеет отказаться. Женщина поначалу только отмахивалась от него, а когда непрошеный спутник, что называется, достал, она дернула за рукав проходившего мимо мужчину и сказала:
- Купите ему, пожалуйста, бутылку пива. Мужчина оторопел:
- Почему я?
- Ну не знаю, а он почему-то решил, что это должна сделать я.
Бродяга ошалело смотрел на девушку несколько мгновений, а потом посчитал за лучшее раствориться в толпе. Он был озадачен - почему всегда срабатывало, а тут не сработало. Он пытался манипулировать сознанием женщины, а она не позволила ему этого. Не позволяйте и вы!

ЗАГАДКИ УМЕРШИХ



Могли ли преждевременные похороны стать причиной широкого распространения веры в существование вампиров? Известно, что в прошлом в некоторых случаях людей, бывало, ошибочно принимали за мертвых и хоронили. А если потом они приходили в себя и пытались выбраться из могилы? Их разодранные в кровь руки и окровавленные саваны могли навести на мысль о вампирах, если позднее их могилы были вскрыты... С другой стороны, не символизировало ли представление о существах-кровососах способность некоторых людей отбирать энергию и жизненные силы у других? Как бы то ни было, являются они плодом воображения или существуют в реальности, но вампиры прочно занимают место в нашем мировосприятии.
"Унеси с собой свою смерть!" Эта ужасная мольба звучала почти в каждом доме во времена, когда Европу опустошала чума. Повозки, доверху груженные телами умерших, каждую ночь вывозили свой страшный груз из городов, направляясь к могильным ямам. Красные кресты отмечали двери домов, где поселилась смертельная зараза, и часто даже близкие родственники бросали своих больных на произвол судьбы из страха заразиться. На пустынных улицах валялись разлагающиеся трупы, как будто живые оставили города во власть смерти и мертвых. Легко понять ужас, какой испытывали люди перед этой беспощадной болезнью, эпидемиями периодически прокатывавшейся по средневековой Европе вплоть до XVIII века. Никто не знал, когда она придет и когда закончится. Тем самым чума превращалась в бедствие даже более страшное, чем война. В периоды эпидемий не меньше, чем от физического недуга, люди страдали от моральной депрессии, что создавало идеальный климат для психозов.
Самой страшной эпидемией чумы в Европе стала так называемая "черная смерть", свирепствовавшая на континенте в XIV веке. Она унесла миллионы жизней - почти четверть населения Европы. Когда "черная смерть" в конце концов начала отступать, во многих селениях, располагавшихся на землях современной Германии, людей охватила странная мания. Ее прозвали "пляской святого Витта", отличительными признаками которой были непроизвольные дергающиеся движения больного. И сегодня нервное расстройство с такими симптомами носит это же название. Танцоры казались сумасшедшими. Издавая пронзительные вопли, с пеной на губах, они совершали дикие прыжки, не обращая внимания на толпы перепуганных людей, наблюдавших за ними. Они могли танцевать в течение многих часов в своем странном исступленном состоянии, пока не падали наземь в полном изнеможении. В этот момент они ничего вокруг не видели и не слышали, может быть, за исключением тех, кого посещали религиозные видения. Служители церкви объявляли их одержимыми дьяволом и пытались успокоить с помощью процедуры экзорцизма, то есть изгнания бесов.
Эпидемия "плясок" охватила Бельгию и север Франции. Однажды улицы французского города Метца оказались заполнены тысячами пляшущих людей. Иногда окружающие решали поддержать танцующих, и тогда они отплясывали под звуки музыки нанятых музыкантов. В этом случае несчастные обычно достигали финала, то есть полного изнеможения, гораздо быстрее и затем впадали в коллапс. Со стороны их тела могли показаться совершенно лишенными жизни. Но через некоторое время она к ним снова постепенно возвращалась.
Безумные танцы были формой коллективной истерии и результатом нервного стресса, вызванного "черной смертью". В атмосфере ужаса и отчаяния, сопровождавшей эпидемии чумы, слухи о вампирах могли легко возникать и широко распространяться, передаваясь от селения к селению, от человека к человеку.
Другое объяснение возникновения историй о вампирах даже более убедительно: нередки были в средневековье случаи преждевременных похорон, когда по ошибке хоронили еще живого человека. Чаще всего подобное могло происходить именно во время эпидемий чумы - напуганные до ужаса страшной инфекцией, люди старались избавиться от тела умершего больного как можно быстрее. В те времена было трудно с абсолютной точностью установить, наступила смерть или нет. Если в прошлом преждевременные похороны совсем не были таким уж исключительным явлением, то подобное иногда может происходить и сегодня. Так, сравнительно недавно, в 1974 году, когда врачи одного британского госпиталя приступили к препарированию мертвого тела, чтобы взять органы для трансплантации, они, к своему ужасу, увидели, что человек еще жив.
И это не единственный случай. В Соединенных Штатах Америки одна незамужняя женщина на последнем сроке беременности так разволновалась, когда в ее дверь по какой-то причине постучался полицейский, что впала в транс в была признана мертвой. Через неделю после похорон приехала ее мать и захотела собственными глазами увидеть тело дочери. Гроб выкопали и открыли. Оказалось, что у погребенной родился ребенок, а ногти женщины были сломаны: она, отчаянно царапаясь, пыталась выбраться из могилы.
Если сегодня, при современном уровне медицинских знаний, могут иметь место такие ошибки, представьте себе, как легко было ошибиться во времена, когда состояние, подобное каталепсии (вид транса, в котором человек может оставаться в течение нескольких недель), эпилепсии или мнимой смерти, наступившей в результате удушья или отравления, нельзя было должным образом диагностировать. В состояние, похожее на смерть, человек мог быть введен и преднамеренно. Например, такими способностями обладали индийские факиры.
Даже тот, кто находился просто в пьяном ступоре, имел шанс однажды очнуться и понять, что навсегда похоронен в темном и тесном гробу. Можно ли представить себе более ужасную судьбу: первый момент, когда несчастный начинает понимать, что произошло; затем панику, охватывающую его, а потом безнадежные попытки вырваться из могилы и, наконец, медленную и мучительную смерть от удушья. Если вдруг гроб с таким покойником был бы выкопан, например, грабителями, решившими снять с его пальца драгоценное кольцо, или похитителями трупов, ищущих тела для своих анатомических опытов, то обнаружилось бы, что тело изменило положение. Гробокопатели могли бы увидеть скрученный в залитый кровью саван, разодранные в кровь, со сломанными ногтями пальцы мертвеца, которыми тот безуспешно пытался открыть путь наружу, а на губах его кровавую пену последней агонии. Как легко эти знаки, при определенных обстоятельствах, принять за проявление вампиризма!
Доктор Герберт Майо, профессор анатомии Королевского колледжа в Лондоне, писал в 1851 году после проведенных исследований: "Тела людей, которых подозревали в вампиризме, не несли в себе ничего нового или мистического. Они оказывались живыми в обычном смысле или, вернее, были таковыми в момент их погребения. И жизнь их, еще к тому моменту не закончившаяся, в конце концов угасла по невежеству и варварству окружающих". Другими словами, так называемые вампиры должны были быть признаны живыми, когда им в сердце вонзали осиновый кол. Доктор Майо описывает эксгумацию тела человека, считавшегося вампиром. "Когда гроб был вскрыт... лицо было румяным и его черты имели натуральный вид, без следов окоченения, а губы сложены в улыбку. Даже рот его открылся, как будто для того, чтобы глотнуть свежего воздуха. Участвующие в церемонии поднимают над телом крест с распятием и громко произносят: "Смотри, это Иисус Христос, он думает о твоей душе, попавшей в ад, он умер за тебя". После того, как эти слова достигли ушей мертвеца и он, возможно, понял их смысл, слезы покатились из его глаз. Наконец, после короткой молитвы за спасение его несчастной души, вскрывают ему грудь и вынимают сердце, при этом тело вопило, извивалось и крутилось как живое..."
В XVIII веке в Моравии умер от эпилепсии один почтмейстер. Когда через несколько лет потребовалось переместить на кладбище некоторые захоронения, его гроб был выкопан, и оказалось, что он был похоронен живым. Врач, подписавший свидетельство о его смерти, сошел с ума. В 1665 году ужасная вспышка чумы опустошила селения Англии, унеся почти 150 тысяч жизней. Одним из симптомов болезни была непреодолимая тяга ко сну. Поскольку тела умерших выносились из домов по ночам, можно не сомневаться, что многие из этих глубоко уснувших людей были ошибочно приняты за мертвых - тем более что похороны происходили поспешно, без лишних формальностей.
Еще в начале нашего века преждевременные захоронения случались в Соединенных Штатах чуть ли не каждую неделю. Однажды молодую девушку из Индианаполиса готовились похоронить через две недели после ее смерти, заверенной медицинским свидетельством. Гроб уже собирались закрыть, перед тем как опустить в могилу. В этот самый момент к гробу бросился младший брат покойной и обнял бездыханное тело. В сутолоке, пока мальчика пытались оттащить, покрывало сползло с лица девушки. И брат заметил, что ее губы подрагивают. "Что ты хочешь?" - закричал он. "Воды", - раздалось в ответ. После этого она пришла в себя и дожила до глубокой старости.
Директриса одной американской школы для сирот была объявлена мертвой даже два раза. Причем во второй раз спас ее только случай: когда тело готовили к погребению, кто-то нечаянно уколол ее руку иглой, и из ранки появилась капелька свежей крови. Вашингтон Ирвинг, властитель дум читающей Америки во второй половине прошлого века, часто впадал в состояние транса и однажды также был принят за мертвого. То, что он жив, обнаружилось только при попытке вскрытия тела. Подобный случай произошел и с одним высокопоставленным испанским священником, сердце которого вновь забилось, когда врачи начали готовить тело к бальзамированию. В этот момент он очнулся, "с силой схватился за скальпель анатомиста" и только потом умер.
Создавая образ супервампира графа Дракулы, Врем Стокер мог опираться на ужасные истории, услышанные в детстве о временах, когда на его родине свирепствовала жестокая эпидемия холеры. Как и чума, холера тоже создавала идеальную атмосферу для паники и увеличивала вероятность случав преждевременных похорон. Эпидемия, прокатившаяся по всей Европе, в 1832 году достигла местечка Слиго на западе Ирландии, где мать Стокера, тогда маленькая девочка, жила со своими родителями. Их дом осаждали обезумевшие, потерявшие надежду люди, последние из выживших в деревне. И когда она видела руки, протягивающиеся к ней из мрака ночи, то брала топор и рубила их. Мать рассказала Стокеру и о сержанте Каллане, гигантского роста мужчине, тело которого было такое большое, что не помещалось в гробу. Чтобы похоронить его, пришлось отрубить ему ноги.
Преждевременными похоронами логично объясняется тот факт, что тела умерших в гробу людей при эксгумации иногда находили в перевернутом положении. Существует медицинское объяснение и такому феномену, как пронзительные вопли, издаваемые мертвым телом, когда в его сердце вонзают заостренный кол. И наконец, земля, в которой похоронен человек, может также объяснить, каким образом мертвое тело остается в таком хорошо сохранившемся виде. Например, на греческом острове Санторин, где легенды о вампирах особенно многочисленны, вулканическая природа почвы могла способствовать продолжительному предохранению тела от разложения.
Но эти объяснения не подходят для тех случаев, когда вампиры якобы покидают свои могилы и бродят по ночам. Как раз на этот вопрос есть простой ответ у другого знаменитого писателя-оккультиста - Денниса Уитли. Во времена крайней нужды и бедствий нищие часто находили себе приют на кладбищах, превращая склепы в жилища. Голод заставлял их по ночам покидать свои мрачные убежища и бродить по окрестностям в поисках пропитания. Если такую фигуру увидеть ночью в лунном свете, понятно, что ее вполне можно принять за вампира. Пустые гробы легко объясняются работой похитителей трупов, выкрадывающих мертвые тела для анатомических опытов.
Правда, все подобные логические построения не могут объяснить причину постоянного появления все новых и новых легенд о вампирах. Наверное ее, эту причину, надо искать в самом человеке. Несомненно, большей частью своего мрачного обаяния легенды о вампирах обязаны человеческому подсознанию.
Во многих случаях этот феномен можно объяснить естественным желанием сохранить хоть какую-нибудь связь с близким человеком. "Люди верят, - писал британский психолог профессор Эрнест Джонс в книге "Ночные кошмары", - что мертвые стремятся вернуться к любимому человеку, которого они покинули. Глубинный смысл этой веры - в подсознательном стремлении не потерять надежду, что те, кто нас покинул, нас не забыли. В конечном счете она может являться защитной реакцией от проекции детских переживаний от недостатка родительской любви". В заключение профессор пишет: "Вера в то, что мертвые могут посещать своих оставленных на земле любимых, особенно по ночам, встречается во всем мире, у всех народов".
Традиционно кровь считается символом жизни, источником жизненной энергии. Для вампира она как бы лекарство, восстанавливающее жизненные силы, возвращающее его назад во времени. В Австралии местные племена использовали кровь для лечения больных. У мужчин племени вскрывали вены и собирали кровь в один сосуд, а затем давали ее пить в сыром виде больному. Считалось, что таким образом ему передается здоровье соплеменников.
Кровососание могло также быть одним из способов, которым, как считают, некоторые люди подпитывались энергией других людей, истощая их жизненные силы. Некоторые из нас знают тех, кого окружающие считают паразитами, приживалками или энергетическими пиявками. Вампира можно описать таким же образом. Столкнувшись с подобной личностью, мы можем почувствовать себя совершенно опустошенными. Было замечено, что некоторые люди способны подобным образом влиять даже на машины, например вызывать аварии электрических сетей.
"Высасывание" чужой энергии происходит особенно эффективно, когда вампир и жертва связаны узами брака, семейными или другими формами тесных эмоциональных отношений - это традиционная для вампиров питательная почва. Известно также, что сильные личности обладают сверхъестественным влиянием на слабых. Таких примеров можно много найти в криминальной или религиозной среде. Например, маньяк Ян Бреди контролировал Миру Хиндли в массовых издевательствах и убийствах детей на Британских островах. Таким же образом и религиозный фанатик Чарльз Менсон полностью подчинил себе группу людей, которую он называл своей семьей. В этих примерах можно легко узнать приписываемую вампирам гипнотическую власть над их жертвами.
Но на первом месте в явлении вампиризма стоит сексуальный момент. Он является, несомненно, главной причиной стойкого многовекового обаяния этого ужасного феномена. Эротический аспект вампиризма особенно широко обыгрывался в XIX веке, когда секс был темой, запрещенной для публичного обсуждения, в отличие, например, от жестокости и насилия. В Восточной Европе считалось, что жажда крови никогда не была главным мотивом при выборе вампиром своей жертвы. Неотъемлемой частью легенды является то обстоятельство, что мужчины-вампиры предпочитают хорошеньких молодых девушек, а вампиры-женщины направляют свои гипнотические чары на молодых и красивых юношей.
Укус-поцелуй вампира в шею жертвы несет одновременно эротический и садистский смысл, что не укрылось от внимания психиатров. Уже упомянутый Эрнест Джонс утверждал, что "акт сосания имеет сексуальное значение с раннего детства и поддерживается затем всю жизнь в форме поцелуя". По Фрейду, укус также являет собой частично садистское начало, а частично эротический поцелуй, в кровь глубоко связана с сексуальностью. Монтегю Саммерс в своей "Истории вампиризма" писал: "Медико-психологи давно уже признали, что существует определенная связь между "очарованием" крови и сексуальными переживаниями". Современные психоаналитики отмечают, что кровь и кровопускание часто ассоциируется у их пациентов с эротическими фантазиями. А Фрейд считал, что "болезненные неосознанные страхи всегда являются следствием подавленных сексуальных желаний". С ним соглашается и современный британский эксперт по проблемам вампиризма писатель Морис Ричардсон. По его убеждению, вампиром обычно становится человек с подавляемыми сексуальными желаниями или сексуальной виной, связанной с детством.
Нравится нам или не нравится это объяснение, но секс занимает значительное место в проявлениях вампиризма, о Дракуле Брема Стокера Ричардсон пишет: "Только теория Фрейда и никакая другая дает объяснение этой истории, которая в ее свете приобретает некоторый реальный смысл; она раскрывает инцестную, некрофильскую, орально-анально-садистскую (и всё вместе тесно переплетено) сущность данного феномена. Отсюда и завораживающая сила этой истории. Фигура графа-вампира, несколько веков наводящего ужас на людей, - порождение темной, страшной и неодолимой силы".
Кристофер Ли, воплотивший образ графа Дракулы на киноэкране и ставший, благодаря этой роли, знаменитым, играл своего персонажа суперменом. "Он привлекает людей иллюзией бессмертия, - писал Ли, - эксплуатируя подсознательное желание всех нас обладать безграничными возможностями. Кроме того, это человек огромного ума и сверхъестественной физической силы, окутанный флером темного и таинственного героизма. Он одновременно символ перевоплощения и бессмертия". Интересно отметить, что два самых знаменитых произведения ужасов современности увидели свет почти в одно время. В первом из них показывался процесс создания жизни (история Франкенштейна), в другом - ее бесконечность (граф Дракула). "Он (Дракула), - продолжал Ли, - воплощение эротически привлекательного для женщин сверхчеловека. Они находят его безумно соблазнительным. По многим признакам он именно то, чем в глубине души, в темных глубинах подсознания, хотели бы быть люди: свободный от оков общества антигерой, бесстрашно неуловимый преступник, гипертрофированно злобный Распутин - полусвятой-полугрешник. Мужчины находили его неотразимым, потому что они не могли противостоять ему, а для женщин он само воплощение мужественности".
Самым известным предшественником Кристофера Ли в роли кинематографического графа-вампира был венгерский актер Бела Лугоши. Его версия Дракулы в постановке режиссера Тода Браунинга стала в 1931 году одним из первых опытов фильмов ужасов в Европе. Эта картина на заре звукового кино имела большой коммерческий успех. После выхода кинофильма в прокат актер стал получать мешками письма от своих фанатичных почитательниц. "Нашествие вампиров" к тому времени уже давно захлестнуло Голливуд, где еще в 1913 году на экраны был выпущен фильм под названием "Вамп". С этого слова, до сих пор употребляемого в обиходе, началась индустрия создания кинозвезд с помощью рекламы. Первой такой звездой стала актриса Теда Бара (это имя - анаграмма английского названия фильма "Смерть араба" ("Arab''s Death"). Перед широкой публикой Бара появилась в картине "Жил-был глупец" ("A Fool There Was"), на рекламных плакатах которого она была изображена склонившейся в соблазнительной позе над скелетом и со ставшими знаменитыми словами "Kiss me, my fool ("поцелуй меня, мой дурачок"). В фильме "The kiss of the Vampire" ("Поцелуй вампира", 1916) женщина-вамп с наслаждением уничтожает именно мужчин. О ней говорили: "Она желала сначала разорить свою жертву, а затем унизить, посмеяться над ней. Она была настоящая ведьма".
Сексуально привлекательная женщина-вампир стала второй частью классической легенды, дополняющей ее мужскую половину. Она изображалась сладострастной и безнравственной, неотразимо красивой и бессердечно жестокой. Как и вампиров мужского пола, ее облик отличали полные кроваво-красные губы, вероятно, результат пристрастия к сосанию крови, такие губы традиционно считаются в мифологическом фольклоре отличительным знаком чрезвычайной чувственности. Даже невинность отступала перед ее кладбищенским очарованием. При свете дня, однако, все вампиры теряют свою силу. В некоторых версиях легенд эротические мотивы вплетены в своего рода инструкции по распознаванию могил, в которых днем спят чудовища. Так, по одной из них, целомудренный ребенок, мальчик или девочка, должны проехать обнаженными над могилой, сидя на спине молодого вороного жеребца, и если конь споткнется, значит, в этом месте лежит вампир.
Мы теперь видим, что существовали как психологические предпосылки появления легенд о вампирах, так и вполне логичные объяснения веры в них. Но пока без ответа остается главный вопрос: существуют ли вампиры в действительности? Неужели жизненной энергии или самой жизни лишают нас не реальные люди - какой-нибудь маньяк, жаждущий крови, а некие бесплотные духи-кровососы, близкие родственники привидений, ожившие мертвецы? Признанный эксперт по вампирам Монтегю Саммерс пришел к следующему выводу: "Сознаем мы это или нет, а в традиции вампиризма содержится тем больше истины по мере того, как обычный человек пытается понять и узнать".
Еще сто лет назад никто из людей не мог бы поверить, что мы, их потомки, будем, сидя дома перед деревянным ящиком, наблюдать, как человек ходит по Луне. Так, может быть, и вокруг нас существует еще один мир, мир духов, о котором мы просто не подозреваем?
Когда человек умирает, его родственники и близкие друзья часто инстинктивно чувствуют наступившую смерть, даже находясь за тысячи миль. А иногда покойник появляется как наяву: вдруг встречают умершего человека уже после его смерти. Таким образом, наблюдение вампиров в реальном мире могло быть связано с каким-то актом просветления, вариантом подсознательного переживания, известного психиатрам как феномен "дежа вю", когда человек странным образом ощущает, что он уже был когда-то в незнакомом ему месте. Так, некоторые исследователи проблем НЛО считают наблюдение "летающих тарелок" неким взглядом в будущее, где подобный транспорт станет обычным способом передвижения. Бели допустить такую возможность, то лохнесское чудовище вполне может быть взглядом в прошлое, в эпоху, когда Земля кишела различными монстрами.
Реальность подобных феноменов прорыва из действительности в иные измерения позволила бы объяснить, например, одну старинную ирландскую историю, считающуюся легендой. В одном селении люди, возвращавшиеся с кладбища после похорон местного священника, на соседнем холме заметили странную фигуру в церковном одеянии, бредущую по дороге. Присмотревшись, шокированные прихожане признали в нем своего пастора, тело которого только что предали земле. Они поспешили к нему домой и нашли там его мать в состоянии крайнего волнения. Оказывается, ее умерший сын час назад появился в доме. Если бы это произошло в Восточной Европе, ожившего священника, наверное, посчитали бы вампиром, особенно если бы его смерти сопутствовали какие-нибудь другие, необычные или мистические, обстоятельства.
Гораздо более сложную теорию, объясняющую появление вампиров в нашем мире, предлагает Диона Форчун, ведущий современный специалист по оккультным наукам. Как и большинство других оккультистов, она верит в существование так называемого астрального тела - второго, духовного тела человека, которое может находиться отдельно от физического и вести самостоятельную жизнь среди себе подобных. Согласно ее теории, с помощью оккультных приемов можно предупредить отделение астрального тела от физического после смерти. Форчун приводит случай, когда она неожиданно столкнулась с группой венгерских солдат, которых считали умершими, но которые на самом деле стали вампирами и превращали в вампиров свои жертвы. По ее словам, они "поддерживали себя в состоянии эфирной двойственности (астральном теле) посредством "вампиризации" раненых. Оказывается, вампиризм заразен. Человек, зараженный вампиризмом, лишен жизненной энергии и представляет собой психический вакуум. Сам однажды опустошенный вампиром, он бродит по нашему миру в стремлении восполнить свои утраченные духовные жизненные силы. Через некоторое время он опытным путем обучается трюкам вампиров, не понимая еще, что сам становится вампиром, и к тому времени, когда осознает, кто он есть на самом деле, он уже превращается в законченного вампира ".
После смерти человека астральное тело навсегда оставляет физическое. Оккультисты считают, что астральное тело способно покидать физическое и при жизни человека, принимая при этом различные формы - например, представляться в образе птицы или зверя. Диона Форчун твердо уверена в способности потусторонних сил владеть искусством раздельного существования. Высоко заряженный отрицательной энергией дух может, таким образом, позволить астральному телу перевоплотиться в какого-нибудь зловредного монстра или привидение - в том числе и в вампира.
В дискуссии с Дионой Форчун в журнале "Оккультные силы" Колин Вильсон соглашается с тем, что "мощные силы могут вырываться из подсознания и принимать реальные осязаемые очертания". Он ссылается на историю молодой румынки, крестьянской девушки Элеоноры Цугун. Элеонора демонстрировала врачам феномен "укус дьявола", появлявшийся на ее руках. Как только кто-нибудь садился рядом с ней, она вскрикивала от боли, и на тыльной стороне ее кисти появлялся след от зубов, окруженный синяком. Через несколько минут след от "укуса" появлялся на ее предплечье. "Что это было, - спрашивает Вильсон, - привидение? Или это собственное подсознание Элеоноры выходит из-под контроля? Возможно, это даже не разум Элеоноры, - предполагает он, - там могло быть кроме ее сознания еще чье-нибудь. Подсознание не просто какой-то глубинны и слой, удаленное хранилище памяти или атавистических желаний, а сила, которая может при определенных условиях проявляться самостоятельно в физическом мире и совершать действия, далеко превосходящие сознательные команды мозга". Он считает, что это может объяснить тайну происхождения вампиров и связать воедино все оккультные феномены.
Может ли воображаемое проецироваться на физическую реальность? Может ли подсознательная мысль создать реального монстра или привидение, способное нападать и разрушать? Могут ли астральные тела умерших самостоятельно прикрепляться к живым людям и питаться ими, как вампиры, чтобы поддерживать и продолжать свою жизнь?
Многие хотели бы верить, что вампиры, с которыми мы можем встретиться, - это на самом деле живые люди, чье воображение превращает их в кровососущих вампиров. Если эта сторона их сознания преобладает, то они сами могут считать себя вампирами. Бели в этой их фантазии вампир принимает обличье волка, человек может действовать, как волк. Но остается без ответа вопрос: в тот момент, когда человек превращается в вампира или волка, находится ли он под чьим-либо внешним влиянием?

ТАЙНА


СМОРОДИНОВСКОГО ДОМА

Приведенный ниже рассказ был опубликован в одном из номеров журнала "Ребус" за 1917 год. Вот его текст.


"В полицейском архиве города Вологды имелось дело I о странных явлениях в слободе Фрязиной. В 1820-х годах здесь на пустыре построил дом купец Смородинов, не посмотрев на то, что, по слухам, на этом месте в лунные ночи мерещился неизвестный, бродивший средь вереска и развалин, слышались стоны. Разобрав старое строение, Смородинов обнаружил подвал с человеческими костями на цепи. Но не придал этому значения и велел перенести их в ближнюю реку и спустить в воду. Все происходило ночью, отверстие подземелья заложили и начали постройку.
Таким образом, через несколько лет дом был выстроен и заселен. Смородинов изредка отлучался из него по торговым делам и как-то раз, приехав из города, поинтересовался, не ждет ли его один неизвестный. Ему ответили, что нет. Смородинов оповестил о встрече с ним в городе и обещании неизвестного господина навестить его. Домочадцы восприняли весть как вполне обычную. Купец подождал гостя до вечера и, когда смеркалось, пошел почивать.
Как он после сам рассказывал, около полуночи ему послышались внизу шаги. Все ближе и ближе. Словно приближался кто-то, хорошо знакомый с расположением комнат. Смородинов посмотрел на открывающиеся двери и в полумраке свечи различил перед собою незнакомого господина, встретившегося ему в городе: в кафтане, высокой шапке, глаза из-под косматых бровей смотрят пристально и сурово. Поднял сухую руку, что-то бормоча, погрозил Смородинову и исчез, точно растаял.
Придя в себя, купец поднял домашних, надеясь что-нибудь узнать, но никто ничего не видел, и Смородинов счел пережитое им за кошмар. Жене, однако, не сказал всей правды и только пожаловался на нервное расстройство.
Минуло какое-то время. Смородинов, как и другие из его сословия, увлекался конными бегами. Особенную радость доставил ему купленный в тот год один орловский рысак, на котором он стал выезжать.
В одно из воскресений возвращался он санным путем домой. Дорога проходила берегом реки, но в одном месте круто загибала и подходила к крутому обрыву, огражденному тумбами. Место было опасное, и Смородинов всегда приказывал кучеру сдерживать здесь горячую лошадь. Но на этот раз, едва они приготовились сбавить скорость, как точно из-под земли перед ними появился незнакомец в том самом кафтане и высокой шапке; поднял обе руки, загораживая дорогу, и громко гикнул. Вожжи выпали из рук Смородинова, рысак шарахнулся в сторону кручи, и тут же конь и сани с ездоками полетели вниз. Мягкий снег несколько облегчил их падение, но сани, разбитые вдребезги, с порванной сбруей и обезумевшей лошадью найдены были на другой . день за 10 верст от Фрязиной. Купец, поднятый прохожими в беспамятстве, все твердил о ком-то, а очнувшись, спросил, все ли благополучно дома.
Когда в постели жена и домочадцы успокоили его, Смородинов объявил, что они немедленно собираются и всем семейством! переезжают к тестю. На уговоры, к чему такая спешка без оснований, он нервно отвечал: "Боюсь, боюсь, как бы он ночью не пришел опять..." "О чем ты, Николай Петрович? - шепотом допытывалась жена. - Кто он?"
Смородинов понял, что таиться больше нельзя, и подробно рассказал все происшедшее, упомянув о костях, опущенных в реку. Жена заметила, что он придает этому значение вследствие расстроенного воображения. Несчастный случай мог произойти с ним и вне связи с суеверием. Впрочем, ради успокоения больного она не стала его отговаривать, и они поспешили переехать, говоря другим, что дом надо ремонтировать, полы сели и обои нуждаются в замене.
Тем временем часть прислуги осталась во флигеле, и в последующую ночь сторож церкви Андрея Первозванного, отбивая часы, услышал оттуда раздирающие душу крики и вопли, а затем увидел бегущих служащих купца. Приютив их в сторожке, он узнал: едва, потушив свет, они легли, как в полумраке увидели перед собою высокого неизвестного, который стал их сбрасывать на пол, и они ничего не могли поделать, такой он внушал ужас.
Дали знать полиции, оцепили флигель и дом, оповестили Смородинова. По словам очевидцев, он тотчас же описал им обеспокоившего их пришельца. Обыскали помещение, но ничего не нашли. Только на сеновале обнаружили парализованную от испытанного ею страха стряпуху, которая открыла другим тайну Смородиновского дома. Захаживающий к ней на кухню каменщик говорил, как в подвале нашли кости и ночью утопили их в реке неотмоленными.
Власти притянули к ответу Смородинова и всю артель строителей. Дело было направлено к архиерею на заключение с запросом. Тотчас жена купца консистория наложила епитимью за кощунство над останками неизвестного. И на этом власти успокоились, хотя таинственность осталась невыясненной и на дом легла дурная слава: ни покупать его, ни жить в нем никто не отваживался.
В ту пору из столицы приехал ссыльный доктор Яблоков. Намереваясь прижиться на окраине, он осмотрел Смородинекий особняк и объявил, что не прочь в нем поселиться, тем более что собирался жениться и завести хозяйство. Смородинов не скрыл, почему сам не живет в доме, хотя доктор и слышать не хотел ни о чем подобном, называя его страхи суеверием, массовым психозом.
В результате через пару месяцев, прямо из-под венца, доктор Яблоков с молодой женой вошли в купленный ими дом. С окрестными людьми они уже успели перезнакомиться, и приглашенных на свадебный пир было предостаточно.
Несколько снижала веселье гостей лишь репутация дома, но на это старались не обращать внимания. Молодая пугливо озиралась по сторонам, муж успокаивал ее и шутил, пока в буфете не раздался странный грохот посуды. Все бросились туда и обомлели, обнаружив на полу скатерти и разбитые бутылки, посуду и закуски. "Это не иначе, как опять он!" - раздались голоса среди присутствующих. Доктор, сконфуженный, просил не беспокоиться и только поспешил во флигель, чтобы послать кучера за новыми покупками, как вышедшая оттуда прислуга доложила, что и во флигеле неспокойно: бросаются неизвестно кем мебель, веники и другое. Доктор Яблоков в досаде открыл помещение, но едва переступил порог, как в него полетели находящиеся там предметы.
Собрались люди, взяли фонари, поскольку начало темнеть, обыскали каждый угол, вплоть до подполья, но не обнаружили никого. Когда же компания в количестве шести мужчин опять вознамерилась вернуться в дом, вокруг поднялся такой грохот, что все опрометью бросились в сени, а оттуда вслед им летели поленья, ведра, и некоторых больно ушибло. Фонари к тому же не зажигались, в паника среди гостей воцарилась самая настоящая.
Вторично дом Смородинова опустел, теперь уже надолго. Хозяин пожертвовал его церкви на помин души неизвестных людей, погребенных без отпевания. Церковный причт освятил помещение, объявил об этом и решил сдать дом в аренду. Как раз на постой требовалось место солдатскому гарнизону. Но недели через две после его занятия служивыми повторились те же "беспокойные" явления, так что и солдаты потребовали перевода их в другое место. Просьба была уважена.
После этого флигель и все постройки сломали, место с подземельем засыпали землей, распахали и заняли под огороды.
Ныне таинственное место лежит где-то в середине Фрязино, и застроено ли оно - неизвестно".
Предлагаемый рассказ - одна из версий истории о первых встречах со знаменитой Коричневой леди. Она приводится по тексту книги Роберта Дель Оуэна "Спорная область между двумя мирами" (СПб., 1891). Оуэн в свою очередь ссылается на рассказ Флоренс Мэрриат, записанный ею со слов очевидца, своего отца, писателя Фредерика Мэрриата, и напечатанный в американском журнале "Харперс уикли" в номере от 24 декабря 1870 года. Оуэн делает такое замечание: "Я излагаю некоторые его части в сжатом виде, а главные факты передаю собственными словами автора". И еще одно существенное добавление: он приводит весьма важное уточнение Флоренс Мэрриат: "Сохраняя в изложении все подробности событий, я тщательно маскирую имена лиц и названия мест, чтобы своей неосторожностью в этом отношении не оскорбить скромность еще живых людей ". В современных же версиях этой истории даются подлинные имена участников и название места событий, о которых дальше пойдет речь. Это - Рейнхем-холл, монументальный и величественный дом в Норфолке, Великобритания. Тогда Рейнхем-холлом владело семейство Таушендов. Время действия - вторая половина 30-х годов прошлого века. Вот этот поразительный рассказ.
"В одном из северных графств Англии стоит загородный дом - Бернгам-грин, доставшийся современным его обитателям, сэру Гарри и леди Бэлл, по наследству. У дома этого есть свой дух, но владельцы, "как это бывает почти всегда с развитыми людьми, только смеялись над такого рода слухами". Они окружили себя всевозможной роскошью и не хотели ничего знать про легенду.
Знакомые на радушные приглашения хозяев стекались массами в Бернгам-грин; все находили и местность очаровательной, и хозяев прекрасными людьми. Но спустя некоторое время гости уже извинялись, как-то уклончиво, в необходимости сократить свое посещение и робко отклоняли все дальнейшие приглашения хозяев. Оказывалось, что они знали уже о местном духе; некоторые утверждали, что видели его, а остальные ни за что не соглашались оставаться в беспокойном доме.
Сэр Гарри и леди Бэлл были крайне раздосадованы и делали все, что могли, чтобы искоренить суеверный слух. Они расследовали историю призрака, слывшего под именем "хозяйки Бернтам-грина", и открыли, что это был, по народному преданию, дух одной женщины из числа их предков, жившей во времена Елизаветы, которая подозревалась в отравлении своего мужа. Ее портрет висел в одной из спальных комнат, оставшихся без употребления.
Леди Бэлл распорядилась подновить эту комнату и убрать как можно веселее. Портрет "хозяйки" был тоже вычищен и вставлен в новую раму. Напрасно! Никто не соглашался ночевать в комнате. Слуги отказывались от места, стоило только лишь заикнуться им о духе, а гости после второй или третьей ночи непременно просили отвести им другую комнату вместо этой. Гость за гостем обращались в бегство, чтобы уже не приезжать сюда более.
В этом затруднении сэр Гарри обратился за советом к капитану Мэрриату, своему старинному приятелю. Капитан, безусловно не веря слуху, вызвался сам погостить в беспокойной комнате. И предложение его было принято с радостью.
С парою пистолетов под подушкой он провел там несколько ночей совершенно спокойно и уже подумывал о возвращении домой. Но ему не удалось так легко отделаться.
По прошествии недели, раз вечером, когда капитан Мэрриат собирался уже лечь спать, к нему постучался в дверь Лассэль, один из гостей, и пригласил пройти к себе в комнату, чтобы осмотреть нового образца охотничье ружье, о достоинствах которого они только что разговаривали в курительном зале. Капитан, уже снявший с себя сюртук и жилет, забрав пистолеты ("На случай встречи с духом", - заметил он шутя), перешел по коридору в комнату Лассэля и, поболтав с ним несколько минут о качествах нового ружья, направился обратно. Лассэль пошел с ним вместе. "Только чтобы защитить вас от духа", - сказал он со смехом, продолжая шутку капитана.
Коридор был длинный и темный, так как огни с полночи уже гасились, но, вступая в него, они заметили в отдалении тусклый свет, который, видимо, приближался с противоположного конца, и свет этот держала в руках женская фигура. Дети нескольких семей помещались в комнатах над коридором - в верхнем этаже, и Лассэль подал мысль, что это, должно быть, какая-нибудь из дам идет в детскую навестить детей. Капитан, вспомнив, что он только в брюках и рубашке, нашел неловким показаться даме в таком костюме, и увлек своего спутника в сторону". Но конец мы передадим собственными словами Флоренс Мэрриат:
"Комнаты распложены были по коридору одна против другой в сообщались с ними двойными дверями. Отворяя первую дверь, вы попадали как бы в маленькую переднюю и находили там вторую дверь, вводящую уже в саму спальню. Многие, входя в свою комнату, затворяли за собою только эту вторую дверь, оставляя первую непритворенной. Лассэль и мой отец сунулись в одну из таких каморок и получили таким образом возможность укрыться, засев за полуотворенной дверью.
Там, в потемках, они прикорнули оба, и я уверена, потешались внутренне над странным положением, в котором вдруг очутились. Их удерживало от громкого смеха разве только опасение выдать себя в своем незаконном убежище и испугать, с одной стороны, обитателя спальни, перед которой они поместились, а с другой - даму, приближавшуюся к месту их засады.
Приближалась она очень медленно, или так, по крайней мере казалось им. Но сквозь щелку в дверях они могли наблюдать за светом ее ночника. Мой отец упорно заглядывал в эту щелку и вдруг полусдавленным шепотом воскликнул: "Лассэль! Ради Бога! Это она!.."
Он изучил очень внимательно портрет предполагаемого привидения, он отлично знал все подробности ее одежды и наружности и уже не мог сомневаться ни в красном атласном саке, ни в белых корсаже и юбке, ни в высоких бриджах, ни в уложенных подушкой волосах этой фигуры, которая к ним теперь подходила.
- Великолепная гримировка! - заметил отец шепотом. - Но кто бы под нею ни скрывался, я покажу ему, что таким штуками меня не проведешь!
Лассэль, однако, не отозвался ни словом. Был ли это подлог или нет, - его во всяком случае не увлекал соблазн лицезреть "хозяйку дома".
А она все подвигалась, медленно и с достоинством, не глядя ни в ту, ни в другую сторону, между тем как отец мой взвел курок пистолета и уже готов был к свиданию. Отец полагал, что она пройдет дальше, мимо их пристанища, и намерен был следовать за нею и вызвать на разговор, но в этот момент тусклый луч света, поравнявшись с дверью, вдруг остановился.
Лассэль дрожал. Он был далеко не трус, но нервозен. Даже мой отец, со своими железными нервами, притих невольно.
Еще мгновение, и лампа двинулась опять, и все идет ближе, ближе... И из-за притворенной двери, точно и в самом деле надо ей было видеть, кто там сидит, взглянули на них пытливо и вопросительно бледное лицо и недобрые глаза "хозяйки Бернгам-грина".
В то же мгновение отец мой распахнул дверь и предстал перед нею. Она стояла в коридоре совершенно такой же, какой была изображена на портрете в своей спальне, но с улыбкою злорадного торжества на лице. И раздраженный этим выражением ее лица, едва ли сознавая, что делает, отец мой поднял пистолет и выстрелил в фигуру чуть ли не в упор. Пуля пробила дверь комнаты, противоположной той, у которой они стояли, а "хозяйка дома", с тою же самою улыбкою на лице, направилась к стене и скрылась завей.
Естественно, тут уже нечего было разъяснять. Был налицо только факт появления и исчезновения человеческой фигуры. И если духи не могут являться, то что же такое был тот образ, который видели оба эти господина и в который даже выстрелил один из них?.."
Так завершает пересказ той давней истории престарелый и мудрый социалист-психоисследователь Роберт Дель Оуэн.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   29


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница