В итл гулага на территории коми асср



Дата08.11.2016
Размер62.5 Kb.
УДК 930/32

Л. А. Максимова

Сыктывкар (Республика Коми, РФ)
РЕПРЕССИРОВАННЫЕ УЧЕНЫЕ

В ИТЛ ГУЛАГА НА ТЕРРИТОРИИ КОМИ АССР

Освоение природных ресурсов Коми АССР в годы войны неразрывно связано с деятельностью репрессированных ученых. В лагерях, размещавшихся на территории Коми АССР, был собран цвет научной интеллигенции. В Ухте действовала созданная еще в 1930-е годы Центральная научно-исследовательская лаборатория, где был собран цвет репрессированной интеллигенции1 (далее ЦНИЛ). Лаборатория находилась в составе Ухтокомбината. В ее обязанности входило усиление научно-исследовательских работ и научно-технического обобщения данных, добытых в процессе полевых работ, бурения и эксплуатации, а также разработка ряда практических вопросов по нефтеотдаче пластов, по химическим свойствам битумов и других не менее важных аспектов промышленной разработки полезных ископаемых.2 Один из начальников научно-исследовательской лаборатории – Кузнецов - так отозвался о научной деятельности в лагере в отчётном послании: « Работа эта будет, несомненно, иметь большое значение, как в разрезе развития промышленности Коми АССР, так и в общегосударственном масштабе»3. На 1942 год приходились успехи в разработке и освоении шахтного способа добычи нефти. Большой вклад в это дело внесли ученые и инженеры А.Я.Кремс, П.З.Звягин, А.Е.Некрасов, Б.Г.Константинов и др. На Яреге продолжалось строительство первой нефтешахты проектной мощностью 125 тысяч тонн добычи в год, в 1942 году была заложена вторая нефтешахта. А в 1943 – третья.4

Благодаря деятельности ученых были также получены высококачественные незамерзающие масла, ценные лаковые битумы, чрезвычайно дефицитные для промышленности, а также асфальт и многое другое.5

В связи с особенностями региона научные изыскания носили прикладной характер. Основная деятельность репрессированных ученых была направлена на разработку практических вопросов, возникавших в процессе освоения полезных ископаемых в условиях крайнего севера и технической отсталости региона. Ученым на месте приходилось решать сложнейшие задачи в процессе добычи и переработки полезных ископаемых. Ставились вопросы о внедрении в эксплуатацию технических новинок, созданных тут же, за колючей проволокой.

В Заполярье действовали Воркутинская Научно-исследовательская мерзлотная станция (ВНИМС) под Воркутой, где с 1943 по 1951 гг. работал один из энтузиастов геофизических методов исследования вечной мерзлоты Александр Васильевич Голубев. Вместе с Василием Васильевичем Паладько он разработал аппаратуру для автоматических температурных измерений в грунтах и оборудовал опытные площадки.6 В 1944-1945 годах работал во ВНИМС и Иван Васильевич Бойко, где изучал фазовый состав мерзлых грунтов и его зависимость от различных факторов природного и технологического воздействия.7 Проблемами вечной мерзлоты воркутинские геокриологи занимались в тесном контакте с другими специалистами – геологами, химиками, горными инженерами и строителями. В результате их объединенных усилий в Воркуте в чрезвычайно сжатые сроки были построены шахты №1, №2, №3, №4, №9, №10, №11, заводы, ТЭЦ, город и поселки.

Существовал целый ряд лабораторий при шахтах и заводах, где именно репрессированные ученые составляли основной состав химиков, геологов, инженеров, технологов и лаборантов. Несмотря ни на что такая организация научной деятельности давала свои положительные результаты. Несмотря на такой подход, научные исследования носили профессиональный характер. Огромный вклад в развитие и решение теоретических вопросов внесли такие ученые, как Войновский-Кригер К.Г. (кандидат геолого-минералогических наук, начальник научно-исследовательского объединения), Артемьев Б.Н. (действительный член НИИ по рудной геологии), Траубенберг И.К. (магистр технологии, профессор политехнического института, кафедра технологии органических веществ), Мучник М.И. (ст. инженер теплоизмерительных приборов, научный сотрудник НИИ), Петровский В.С. (кандидат технических наук), Иванов Г.А. (кандидат геолого-минералогических наук, ст. геолог), Софронов Г.П. (начальник полевых партий)8 и др. Силами репрессированных ученых выпускался научно-технический журнал, определенная информация о их научной деятельности просачивалась в центральную печать9. Часто обращались заключённые специалисты за помощью в Академию Наук по вопросам геологии и гидрологии.10 Отмечалось и общение со специалистами других лагерей по научным проблемам, связанным с особенностями освоения региона. Так, например, между Воркутинской научно-исследовательской мерзлотной станцией и Игарской станцией (центральной лабораторией) были заключены договоры о совместной геофизической экспедиции, целью которой было решение конкретных практических задач на научной основе11. И это всё в условиях оторванности от научного мира. Хотя стоит отметить, что заключённые учёные широко пользовались работами Чернова А.А. и некоторой научной литературой.12 Отмечались случаи защиты диссертаций за пределами лагеря, с последующим возвращением обратно, за колючую проволоку13. Со стороны ВНИМС часто шли предложения о необходимости и целесообразности координации научно-исследовательских работ между соответствующими отделами комбината «Воркутауголь» и ВНИМС. А также о том, что итоги работ по каждой теме должны быть переданы комбинату «Воркутауголь» для практического применения.14

С конца 1930-х годов Ухта была основным добытчиком и поставщиком радия в СССР. Общая площадь месторождения радиеносных вод на Ухте, разведанного буровыми скважинами, составила на конец 1940 года около 2500 кв.км. В области технологии к 1944 году выход радия из воды был равен приблизительно 97%, а при переработке концентратов – до 95%. Всего за время существования Водного промысла при полном отсутствии техники безопасности, практически голыми руками заключенных было выделено около 230 грамм радия.15 В годы войны добыча радия увеличилась. Радий был необходим для научно-исследовательских работ, его применяли при лечении тяжелых ран, изготовлении светящихся красок, использующихся в авиационных приборах, в компасах, наконец, его продажа была одним из источников валютных поступлений в бюджет страны.

Первую постоянно действующую химическую лабораторию на Водном промысле организовал И.И. Гинзбург. Профессор Иван Яковлевич Башилов, создавший в 1930-е годы первый в стране радиевый завод в Средней Азии, руководил воднинским заводом в начале 1940-х гг. При нем впервые был выполнен план по производству радия. За последующую работу по очистке платины он был удостоен Сталинской премии16.

С 1942 года химиком и начальником производства концентратов на Водном радиевом промысле являлся Григорий Алексеевич Разуваев, крупнейший химик-органик страны, академик. Он предложил нововведение, которое позволяло улавливать до 97% радия.17

Уезжая, Г.А.Разуваев рекомендует на должность начальника производства концентратов на Радиевом промысле репрессированного химика-органика Дмитрия Васильевича Прялухина, который принимал активное участие в работе по проектированию нового цеха кристаллизации. Геохимик, доктор геолого-минералогических наук, который был арестован в 1928 году и осужден на 10 лет лагерей. Он же предложил такую технологию извлечения радия, которая позволила качественно улучшить производство18.

Более 20 лет главным технологом радиевого завода являлся Федор Александрович Торопов, выдающийся специалист по прикладной химии и радиохимии. Выпускник Бернского университета (Швейцария), работал в Германии, там выпустил учебник. В 1929 году осужден на 10 лет лагерей. Им была разработана совершенно уникальная технология извлечения радия из минеральных вод, приспособленная под особенности ухтинских вод, причем, в условиях технической малообеспеченности.19

И это лишь немногие имена наиболее выдающихся ученых-химиков, которые будучи в заключении не оставили своих научных интересов и продолжили изыскания за колючей проволокой. Они работали без должной охраны труда и здоровья, лишь с незначительными преимуществами в жилье и питании. Их гражданская позиция не позволила остаться безучастными в деле становления и развития такой необходимой и стратегической для обороны государства отрасли, как радиевая.



1 Кипрушева Н.С., Отрошенко У.Н. У истоков химической промышленности Ухтинского района. Ухта, 2001. С.3

2 Там же.С.39

3 Национальный Архив Республики Коми (См. далее НАРК). Ф.1668, Оп. 1, Д. 1006, Л. 99.

4 История Коми с древнейших времен до конца 20 века. Т.2. Сыктывкар, 2004. С. 154.

5 НАРК. Ф. 1668, Оп. 1, Д. 1006, Л.78, 90.

6 Маркова Е.В. и др. Гулаговские тайны освоения Севера. М., 2002. С.79

7 Там же. С.77.

8 НАРК. Ф. 1675, Оп. 1, Д. 1775, Л. 96.

9 НАРК. Ф. 1668, Оп. 1, Д. 157, Л. 3.

10 Там же. Л. 15.

11 КГРАОПДФ. Ф. 2499, Оп. 1, Д. 2, ЛЛ. 3-15.

12 НАРК. Ф. 1668, Оп. 1, Д. 113, Л. 28.

13 КГРАОПДФ. Ф. 2499, Оп. 1, Д. 1, Л.32.

14 КГРАОПДФ. Ф. 2499, Оп. 1, Д. 2, Л. 15.

15 Кустышев А.Н. Подневольный труд в Ухто-Ижемском лагере НКВД. Диссертация… к.и.н. -Сыктывкар. 2000.С. 123-126.

16 Кипрушева Н.С., Отрошенко У.Н. У истоков химической промышленности Ухтинского района. (электронный вариант, переработанный и дополненный) http://vernadsky.dnttm.ru/raboty/h1/w01177.htm

17 Там же.

18 Кипрушева Н.С., Отрошенко У.Н. У истоков химической промышленности Ухтинского района. Ухта. 2001. С.10.

19 Там же. С. 20.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница