В. И. Казаков писал (В 6оях за Белоруссию, с. 240-242)



страница1/4
Дата01.05.2016
Размер0.64 Mb.
  1   2   3   4
Мужайтесь, боритесь, о храбрые други,

Как бой ни жесток, ни упорна борьба.

Рерих.

Россия выдержала бурю,



Ее палили все огни...

Михаил Светлов.


Белорусский фронт. Начало освобождения Белоруссии.
В.И.Казаков писал» (В 6оях за Белоруссию», с.240-242):

"Борьба за освобождение Белоруссии началась еще в сентябре 1943 года после того, как были разгромлены немецко-фашистские войска на Курской дуге. Тогда войска Центрального фронта форсировали реку Сож - приток Днепра, южнее Гомеля и, таким образом, вступили на землю Белоруссии, захватив обширный плацдарм...

Первый секретарь ЦК КП/б/ Белоруссии тов. П.К.Пономаренко встретился с командующим фронтом К.К.Рокоссовским".

Книга "Золотые звезды Прикамья" с.178 коротко отмечала:

"Стоял сентябрь 1943 года, Войска генерала Рокоссовского с боями двигались на запад".

В книге же ("Золотые звезды курганцев", с.86) отмечен наш успех:

"В ночь на 19 сентября 1943 года войска Центрального фронта под командованием Рокоссовского переправились через Десну".

Книга "Армейские операции" с .79-81 указывает:

"Рокоссовский поставил 13-й армии задачу: "Наступая вдоль левого берега р.Десна, к 22 сентября выйти к ее нижнему течению, в дальнейшем, развивая наступление в западном направлении, не позднее 26 сентября выйти на Днепр и захватить плацдарм на ее правом берегу".

К.Ф.Телегин отметил характер боев за Днепр:

"Войска Рокоссовского, сметая на своем пути остатки разгромленных полчищ врага, 22-23 сентября с ходу форсировали Днепр...

Однако, 5 октября фронт получил новую задачу - повернуть на северо-запад, и принять участие в освобождении Белоруссии".

Популярность Рокоссовского к октябрю сорок третьего года стада весьма значительной, достигнув многих партизанских районов Белоруссии. На стр. 159 книги "В боях за Белоруссию" отмечены партизаны Витебской области:

"В Дзержинском районе в сентябре 1943 года была создана бригада им К.К.Рокоссовского. Аналогичное явление наблюдали и в других областях.

Войска же фронта вели непрекращающиеся бои, и по утвердившейся традиции, Рокоссовский не забывал отмечать наградами подвиги отличившихся в боях воинов. Стр.236 книги "Золотые звезды курганцев" указано:

"В наградном листе, подписанном Рокоссовским, особо выделено, что при переправе через водные рубежи Десны, Днепра и Припяти старший лейтенант Абу Дусухамбетов проявил себя умелым организатором, способным быстро принимать решения и претворять их в жизнь....

Несколько строк из другого наградного листа, подписанного Рокоссовским и Телегиным: "1-го октября 1943 года тов.Приходько под ожесточенным огнем проникает во вражеский тыл и оттуда с помощью ракет сигнализирует расположение его огневых средств..."

"Важнейшие операции Великой Отечественной войны 1941-1945гг." отмечали ход боев на гомельском направлении:

"В начале октября войска Центрального фронта вели наступательные бои на гомельском направлении, и к 11 октября предмостный плацдарм противника у Гомеля был ликвидирован. Продолжая наступление, наши части форсировали реку Сож севернее Гомеля, а затем бои шли непосредственно у Гомеля. Одновременно войска готовились к форсированию Днепра у Лоева в устье реки Сож.

В середине октября советские войска с боем форсировали Днепр, фронт обороны противника на правом берегу реки был прорван на участке в 20 км, и наши войска завладели крупным опорным пунктом, городом Лоев. В течение нескольких дней здесь был образован крупный плацдарм, который позволил сосредотачивать войска для последующего наступления на калинковическом и речицком направлениях в центре Полесья".

Не затихал накал боев, сопровождавшийся мужеством и героизмом наших славных бойцов и командиров. Вот один из многочисленных подвигов, совершенных в этих боях, который описал А.Измайлов ("Подвиг артиллериста" // "Герои огненных лет" кн.8-я, с.299):

"4 октября 1943 года взвод Калинина с эскадроном кавалеристов ворвался в селс Посудово и овладел им. Противник попытался контратаками вернуть населенный пункт, но его натиск сдержали... И заслуга в этом принадлежит артиллеристам. Огнем пушек они сорвали вражескую контратаку. Но при этом получил тяжелые ранения Калинин.

В тот же день командир взвода был представлен к ордену Красного Знамени.

Командующий артиллерией Казаков наложил резолюцию на наградном листе "Достоин присвоения звания Героя Советского Союза".

Предложение поддержали Рокоссовский и Телегин..."

Ю.В.Плотников отметил размах начавшихся боев:

"Советские войска с 6 октября начали наступление на фрате от Невеля до устья Припяти... С востока на Оршу и Могилев наступали войска Западного фронта с юга, в направлении Гомель-Бобруйск войска Центрального фронта Рокоссовского".

Словарь-справочник "Великая Отечественная война 1941-1945" отметил появление нового оперативно-стратегического объединения (фронта – Ю.М.):

"Белорусский фронт (октябрь 1943 - апрель 1944). Войска фронта провели Гомельско-Реницкую 1943г. и Калинковическо-Мозырьскую 1944 операции".

А.Павлов описывал бои в районе Лоевского плацдарма войсками 65-й:

"15 октября главные силы армии успешно форсировали Днепр и захватили в районе Лоева плацдарм протяженностью по фронту 15 км и в глубину до 13 км. В тоже время наступление 61-й армии с плацдарма Нивки, Глущец не имели успеха. В сложившейся обстановке Рокоссовский принял решение перенести главные усилия фронта на лоевский плацдарм, захваченные 65-й армией, с целью развития наступления вдоль Днепра на север".

А.В.Горбатов (генерал-лейтенант, командующий 3-й армией) писал о боях того времени:

"На рассвете 12 октября мы пошли в наступление... В восемнадцать ноль-ноль я доложил командующему фронтом о результатах боя. Рокоссовский не выразил неудовольствия по поводу нашей неудачи, но проведение боев местного значения нашей армией не отметил. Я доложил, на реке Проня есть. брод и хорошие подступы с нашей стороны. Просил прирезать к нашей армии пятнадцать километров из полосы соседа. На том участке наши активные действия себя оправдают...

После небольшой паузы Рокоссовский спросил:

- Сколько времени вам потребуется, чтобы начать там активные действия?

- Пять-семь дней... На другой день мы получили шифровку о прирезке нам от соседа полосы в пятнадцать километров...

Игорь Николаев о взаимоотношениях Рокоссовского и Горбатова:

"Даже такой крупный военачальник, как Рокоссовский, и тот иногда не сразу понимал Горбатова.

Белорусский фронт Рокоссовского и куда входила 3-я армия, в октябре - ноябре 1943-го года завяз в боях перед Гомелем...

Горбатов попросил Рокоссовского прирезать ему от соседа полосу в 15 километров - там более удобный район для боев местного значения... Сказать, что Рокоссовский удивился - ничего не сказать, ибо все всегда просят сузить свою полосу...

Хотя комаджущий и удивился - то прирезать, то отдать, - но возражать не стал: частная армейская операция."

Форсирование начали 25 октября...

26 октября возобновили наступление, мы расширили и углубили плацдарм на 1 км...

27, 28 и 29-го мы уже не наступали, а только оборонялась...

Удержав пдацдарм семь на четыре километра, мы закрепились... Я доложил комфронта, что армия перешла к обороне. Он ответил:

- Хорошо, что удержали плавдарм. Мы видим, что армия не может сейчас действовать активано, но не давайте противнику разгадать это. Заставте его думать, что вы готовитесь продолжать наступление, а в это время накапливайте боеприпасы. Продумайте план поведения своих войск".

О действиях Горбатова того времени и оценке его личности Рокоссовским писал П.Лащенко (ВИЖ № 3, 1981г., с.93):

"В октябре 1943 года он попросил у Рокоссовского прирезать его объединению дополнительно 15 км за счет обороны соседней армии...

Командующий удовлетворил просьбу. Действия армии оказались успешными. Позже Рокоссовский запишет: "Александр Васильевич Горбатов - человек интересный. Смелый, вдумчивый военачальник, страстный последователь Суворова, он выше всего ставил в боевых действиях внезапность, стремите­льные броски на большие расстояния с выходом во фланг и тыл противнику. Горбатов и в быту вёл себя по-суворовски - отказывался от всяких удобств, питался из солдатского котла. Суворовские принцыпы помогали ему воевать".

Точная и всеобъемлющая характеристика талантливого военачальника. Объективно отмечены основные черты личности.

Следует отметить, что с получением нового направления и новой задачи, фронт получил из состава расформированного Брянского фронта три общевойсковые армии (3, 50 и 63-ю) вместе с занимаемыми ими участками. К этому следует добавить официальные данные "Краткого исторического справочника Великая Отечественная война 1941-1945":

"Октябрь, 20. Ставка ВГК переименовала Центральный фронт Белорусский. Командующий фронтом генерал армии К.К.Рокоссовский".

К этому времени, как отмечено на с. 133 "Истории второй мировой войны 1939-1945" т.8:

"Наступление войск фронтов западного направления осенью 1943г. закончилось выходом на рубеж: восточнее Витебска и Орши, западнее Гомеля… Они нависали над флангами группы армий "Центр"... 1-й Прибалтийский Баграмяна на Витебском направлении, Западный Соколовского на Оршанском направлении, Белорусский Рокоссовского на Бобруйском направлении... полоса до 650 км."

О предстоящих изменениях обстановки писал П.И.Батов:

"Решили доложить обстановку. Рокоссовский выслушал, затем предупреил.:

- Продвижение ваших войск крайне необходимо. Форсируйте Сож и не задерживайтесь. Быстрее идите к Днепру. Чем нужно помочь?

Войска армии выполняли не первое решение Рокоссовского. Они все были глубоко продуманными.

Утром 7 октября, когда наши части вели бои за расширение плацдармов, начальник штаба фронта Малинин передал мне новое решение Роко­ссовского: "Продолжать вести бои в междуречьи (между Сожом и Днепром - П.Б.) силами корпуса Самарского. Главными силами армии - двумя стрелковыми корпусами с армейскими частями - выйти на направление Лоев, Радуль, где быть в готовности форсировать Днепр..."

О серьезности своих намерений в предстоящем форсировании Днепра П.И.Батов писал (см. ВИЖ, № 12, 1968 г., с.79-81):

"Для успеха форсирования намечалось ошеломить гитлеровцев внезапным массированным ударом артиллерии и авиации...

Об этом решении в 14 часов 8 октября я доложил командующему. Ответ Рокоссовского последовал незамедлительно: "Согласен. Немедленно выезжайте на НП Белова (командующего 61-й армиеи – Ю.М.)".

Через два часа мы уже были ма НП. Среди большой группы генералов и офицеров стоял Рокоссовский в накинутой на плечи бурке.

- Докладывайие - сказал он.

- Подготовка войск к форсированию Днепра развернута, форсирование намечено осуществить после ускоренной подготовки на седьмые сутки…

- Как ваше мнение, Павел Алексеевич? – спросил Рокоссовский Белова.

- Я не вправе возражать против принятого решения. Рокоссовский усмехнулся и сказал:

- Я вас пожимаю, Павел Алексеевич, но согласитесь, что время упущено. Противник организовал настоящую оборону. Будем действовать наверняка и только так. Ваша задача, Павел Иванович, - обращаясь ко мне продолжал он, - форсировать Днепр в полосе Лоев-Радудь.

После утверждения решения командующим 11 октября были уточнены задачи стрелковым корпусам...

Подготовкой к форсированию каждый день интересовался командующий. Он принимал все меры, чтобы помочь армии выполнить сложную задачу. Без нашей просьбы нашел нужным усилить корпус Самарского артиллерией.

Армии была оказана помощь и авиацией, что отметил А.Федоров с. 93-94 книги 'Терои огненных лет":

"Когда в октябре 1943 года войска Белорусского фронта Рокоссовского начали наступательную Гомельско-Речицкую операцию, активно включилась в боевую деятельность 16-я воздушная армия".

Б.С.Тельпуховский отметил успех нашего наступления на гомельском направлении:

"Развивая наступление на гомельском направлении, войска Центрального фронта (Рокоссовский) с 11 октября ликвидировали предмостный плацдарм противника в районе Гомеля. В середине октябре войска фронта форсировали Днепр в районе Лоева и заняли город, что окончательно ухудшило оперативную обстановку для гомельской группировки врага".

Обстановку того времени в полосе 3-й армии обрисовал ее командующий Д.В.Горбатов, дав свое мнение и действия, исходя из ее условий (по пересказу И.Х.Баграмяна):

"Двенадцатого октября получаю от комфронта приказ немедленно перейти в наступление, разгромить предстоящего врага и отладеть несколькими укрепленными пунктам. А ведь моя то 3-я армия ослаблена в боях до предела. Кроме того, Рокоссовский отобрал у меня почти все средства усиления и отдал их Батову. Прикидываю, и так и эдак, выжимаю все силенки из штабов и вспомогательных средств, советуюсь с начштабом и убеждаюсь, приказ заведомо невыполним. Думал обратиться к Константину Константиновичу, но он так категорично ставил задачу, что я посчитал бесполезным. Мучился долго, но людей губить, как мне казалось понапрасну, не хотел, и написал письмо в Ставку – по существу, нажаловался на командующего. Мысленно попрощался со своей ставшей родной третьей армией. Думал, с Рокоссовским мне больше не служить - обидится.

Какова же была реакция Рокоссовского? Не только не обиделся на подчиненного, но, напротив, счел, что поступок Александра Васильевича характеризует его как вдумчивого военачальника, болеющего душой за порученное дело. Ответ Горбатову из Ставки не последовало. И Константин Константинович сам, в нарушение установившейся практики полностью разъяснил роль его армии в конкретной обстановке. Надо сказать, что Ставка после этого инциндента стала полностью информировать фронтовое командование о своих замаслах и действительной роли тех или иных объединений в осуществлении своих планов. Надо полагать, что Александр Васильевич, понял свою ошибку, проникся к командующему еще большим уважением".

Намерение Рокоссовского действовать только наверняка против организованной обороны врага потребовало от Военных советов армий и фронта поиска нового радикального решения поставленной задачи на гомельском направлении, о чем писал К.Ф.Телегин:

"Несколько дней потребовалось на поиски решения сложившейся ситуации, и оно было найдено. В междуречъи оставить только соединения 48-й армии, которые своими действиями должны приковать к себе силы противника.

Воспользовавшись этим, войска 65-й армии оставили позиции на правом берегу Сожа, перешли скрытно на юг."

О своих действиях рассказывает Батов:

"Я принял предварительное решение: форсировать Днепр во всей полосе крупными силами...

О6 этом решении доложил командующему...

Ваша задача, Павел Иванович, форсировать Днепр в районе Лоев-Радуль, прорвете оборону на западном берегу реки и ударом в направлении Колпень-Надвин-Демехи выходите главными силами армии к концу третьего дня наступлении на рубеж Щербаков-Нетхин-Новый Барсук.

Нанесли задачу на карту. Рокоссовский спросил, в чем нуждается…


  • Для всех дивизий требуется пополнение.

  • Пополнение будет. Но только из местных военкоматов. Учтите, придется поработать...

- Нужно восстановить у них веру в себя и в свою армию, - заключил Рокоссовский.

  • С этим мы справимся.

  • Ваше решение оставить за Сожем двести сорок шестую дивизию правильно - сказал Рокоссовский. - Ослаблять девятнадцатый корпус не следует. Развернувшись фронтом на север и взаимодействуя с войсками сорок восьмой армии, он будет держать под ударом Гомельскую группировку противтика. Самарскому придется пока тяжело, но зато он и армия Романенко поможет и позволит вам лучше замаскировать перегруппировку войск на лоевско-радульское направление. Желаю вам, товарищи, успеха. Прошу это передать командирам корпусов. - Потом, со своей располагающей улыбкой, добавил: - Не подкачаете братцы-донцы?

Это напоминание как бы подчеркнуло меру ответственности, которая возложена ныне на 65-ю.

- Кстати, что у вас произошло с Малининым?

- Вы же знаете характер Михаила Сергеевича.

- Ну не беда. Помиритесь. Он комиссиию потребовал послать к вам для проверки состояния войск. - Это не мешает. Пусть товарищи помогут устранить недостатки, какие, обнаружатся...

В этот период боев среди неотложных дел Рокоссовского книга "Золотые звезды курганцев" с.55-56 отметила одно ли них, как примерное:

"Командующему принесли на подпись деловые бумаги...

- Награждение, - сообщил адъютант.

- Отлично, посмотрим...

Первым лежал наградной лист на старшего сержанта Тимофея Алекеевича Бояринцева.

- Ага, старый знакомый! - обрадовался генерал и начал читать: За геройство, проявленное при выполнении боевых задач, способсвующих форсированию рек Десна, Днепр и Припять, достоин присвоения звания Героя Советского Союза.

Далее следовала подпись командира полка майора Суханова. Ниже заключение командира дивизии Кузнецова, командующего армией Пухова, члена Военного совета Телегина. Командующий дочитал и с радостью поставил свою подпись... К.Рокоссовский. Октябрь 1943 г.".

С началом боев за Белоруссию П.И.Батов смог подвести некоторые итоги операции лета и осени 1943 года в нейтральной полосе советского фронта:

"В результате летне-осенних наступательных операций 1943 года на центральном участке фронта Советская Армия добилась блестящих yспехов. Она освободила левобережную Украину. Войска Рокоссовского форсировали Десну, Сож, Днепр. 15 октября 1943 года захватили плацдарм оперативного значения южнее Лоева и тем самым положили начало освобождения Белоруссии".

О форсировании Днепра в районе Лоев-Радуль Батов писал так:

"Бросок через Днепр удался: к 10 час. 15 октября мы могли доложить командующему, что на западном берегу закрепились четыре батальона. Вывод войск армии на правый берег Днепра создал прямую угрозу всей гомельской группировке немецко-фашистских войск.

О первых успехах не докладывали, ожидая, когда прочно встанем на прибрежных высотах. Но, Рокоссовский узнал и разыграл по телефону своего начальника штаба, зная его слабую струнку:



  • Михаил Сергеевич, что в шестьдесят пятой?

  • Обстановку мне еще не докладывали, но наверное все еще топчется.

- Нy тогда поспи. A шестьдесят пятая-то уже на той стороне, - и весело рассмеялся".

"История второй мировой войны 1941-1945", т.7, с.51 отметила популярность имени Рокоссовского и факт нерушимого единства фронта и тыла, как основу нашей будущей победы над оккупантами.

"В октябре к колхозникам Сибири обратился с письмом генерал К.К.Рокоссовский, в газете "Советская Сибирь" 17 октября было сказало:

"Хлеб - это тоже оружие... Сегодня, когда Красная Армия наступает, каждый колхозник должен отчетливо представлять, что хлеб - это победа! Борьба за хлеб - это борьба за разгром немецких оккупантов, за изгнание их с нашей земли".

Следующим значимым фактом для войск Рокоссовского, было решение Ставки от 20 октября, согласно которому Центральный фронт был переименован в Белорусский, что означало новое направление боевых действий войск этого фронта. Это В.И.Казаков ответил:

"21 октября по решению Ставки фронт переименован в Белорусский. По-прежиеку командовал фронтом пользовавшийся уже всеобщей известностью и горячо любимый всеми воинами Константин Константинович Рокоссовский"

О дальнейших действиях войск армии писал П.И.Батов:

"В ночь на 20 октября Рокоссовский приисал телеграмму: "Временно, до получения оперативных резервов, наступление приостановить. Стойко и упорно удерживать занятый плацдарм. Все дивизии вывести в первый эшелон. Штабы подтянуть к войскам. На плацдарме подготовить районы сосредоточении четырех-пяти новых танковых, кавалерийских и артиллерийских корпусов..."

К 25 октября пландарм был расширен до 21 км по фронту и вглубь...

В двадцатых числах октября для оказания помощи и проверки хода подготовки операции на командный пункт армии прибыл Рокоссовский с ним были командующий 48-й армией ПЛ.Романенко и 61-й П.И.Белов с группой офицеров и генералов...

После прорыва надвинских позиций войскам армии надлежало наступать вдоль западного берега Днепра, овладеть Речицей, вторым ударом на юго-запад во взаимодействии с 61-й армией освободить города Василевичи и Калинковичи.

- Выполняя этот замысел, - указывал Рокоссовский, - наши войска выйдут в Полесье, лишат гомельскую группировку немцев коммуникаций и поставят под угрозу окружения... Поэтому, я передаю вам основные фронтов резервы. Все эти силы предназначены для развития успха после про­рыва надвинских позиций.

Оценивая противника, Рокоссовский пришел к выводу, что прорыв надвинких позиций обеспечивает нашим войскам условия для разгрома обороны врага в полосе Белорусского фронта. Развивая эту мысль, он сказал, обращаясь, в частности, к Белову и Романенко:

- Мы рассчитывали, что прорыв надвинских позиций откроет нам путь непрерывному наступлению. Не получилось. Противник стянул на надвинские позиции пять дивизий. Он оказался более мобильным, чем мы ожидали. Но, он допускает грубую ошибку. Гитлеровцы не приняли систему жесткой обороны, непрерывно наносят контрудары и контратаки, рассчитывая сбросить наши войска с плацдарма. Я считаю, это пока нам выгодно. Как вы, товарищи, думаете?

- Бесспорно, - согласился Белов. - Надо стоять на месте, перемолоть вражеские резервы. Затем удар, прорав и перед 65-й армией может откриться перспектива выхода на оперативный простор.

- Да, перспектива очень заманчивая, - подтвердил Романенко.

- Вот именно! - продолжицл командующий - Если 65-я, а к этому основания есть, и я в это верю, прорвет надвинские позиции, то гомельская группировка немцев окажется под реальной угрозой полного разгрома. Но для этого удара армия должна иметь крупные резервы.


  • Конечно, конечно, - единодушно поддержали Белов и Романенко.

  • Значит, договорились. Мнение единое. Желаю успеха, ни пуха, ни пера!

Командующие армиями убыли. Рокоссовский начал знакомиться с результатами проверки войск 65-й армии, их готовность к выполнению предстоящей боевой задачи".

Значительную помощь войскам Белорусского фронта оказывали партизаны, о чем писал В.Долготович, указав очень важный пример этой помощи (" см.с.89 ВИЖ, №3, 1976 г.):

"У убитого офицера была обнаружена карта оборонительных сооружений вражеских войск в районе севернее Лоева, а также другие важные документы. Самолет У-2 штаба партизанского соединения срочно доставил эти документы генералу армии К.К.Рокоссовскому. Командующий фронтом объявил партизанам благодарность за добытые ценные сведения о противнике".

Приостановка нашего наступления, объявленного Рокоссовские 20 октября, имела огромное значение для будущих действий войск, о чем писал К.Ф.Телегин, отметив:

"Пауза, срок которой был установлен до 10 ноября, давала возможность перегруппировать войска, подтянуть отставшие базы снабжения, насытить передовую всем необходимым для развертывания активных наступательных действий".

Стояла осень, ненастье и почти беспрерывные дожди, болота взбухли, непролазная грязь влажного Белорусского Полесья, сырые ветры пронизывали насквозь солдатские шинели и укрыться негде, распутица, когда дороги стали непролазными, превратившись в сплошное месиво. К тому же обстановка была такова, что временами бойцу было негде укрыться от сырого ветра, а в переувлажненной почве невозможно было открыть землянку или блиндаж.

В период этой паузы, как и всегда, фронт привлек внимание жерналистов. Е.Долматовский, повторив фронтовой путь воинов, прошедших с боями до Днепра, напечатал в газете Белорусского фронта "Красная Армия" серию очерков "По освобожденным городам Украины", а И.Эринбург – статью "Скорей", в которой написал, обращаясь к бойцам фронта

"К вам взывают женщины, нас ждут дома и хаты. Жить хочет замученная Белоруссия. Она шепчет: «Скорей», мы слышим и мы идем!"

О посещении командующего фронтом группой журналистов писал П.И.Трояновский:

"В комнату вошел Рокоссовский. Высокий, статный, красивый.

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница