Университетская филология образованию: регулятивная природа коммуникации



страница8/43
Дата01.05.2016
Размер8.53 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   43

Литература

Андреев Г.И. В помощь написанию диссертаций и авторефератов: основы научной работы и оформление результатов научной деятельности: учебное пособие. М., 2003.

Бахтин М.М. Проблема речевых жанров //Эстетика словесного творчества. М., 1986.

Варгина Е.И. Убеждение адресата в достоверности сообщения в научном тексте // Диалектика текста: в 2 т. Спб, 1999. Т.1. С.60-95.

Ведякова Н.А. Стереотипность и творчество в научном тексте (на материале авторефератов кандидатских диссертаций по языкознанию и педагогике): автореф. дисс….канд. филол. наук. - Челябинск, 2006.

Волков Ю.Г. Диссертация: Подготовка, защита, оформление: практ. пособие. М., 2002.

Волошинов В.Н. Марксизм и философия языка. М.,1993.

Грекова О.К. Обсуждаем, пишем диссертацию и автореферат: учеб. Пособие. М., 2003.

Золотова Г.А., Онипенко Н.К., Сидорова М.Ю. Коммуникативная грамматика русского языка. М., 2004.

Костомаров В.Г. О языке диссертации // Alma Mater. Вестн. высшей школы. 2001. № 6. С. 32–33.

Литовский В.Ф., Месеняшина Л.А., Панова Р.С. Проблемы формирования письменной речи. Челябинск, 2000.

Методические рекомендации соискателям и аспирантам по подготовке и защите докторской и кандидатской диссертаций. Челябинск, 2001.

Михайлюк Т.М. Тактические и стратегические проявления специфики адресованности научного текста // Стереотипность и творчество в тексте : межвуз. сб. науч. тр. Пермь, 1999. С. 180–194.

Москвичев Л.Н. Диссертация как научная квалификационная работа // Социс: Социологические исследования. 2001. № 3. С. 110–116.

Падучева Е.В. Семантические исследования. М.,1996.

Райсберг Б.А. Диссертация и ученая степень: пособие для соискателей. М., 2003.

Славгородская Л.В. О функции адресата в научной прозе // Лингвостилистические особенности научного текста: сб. ст. М., 1981. С.93-103.

Шмелев Д.Н. Функционально-стилистическая дифференциация языковых средств // Грамматические исследования. Функционально-стилистический аспект. М., 1989. С.3-32.

Шмелева Т.В. Модель речевого жанра // Антология речевых жанров. М., 2007. С.81-89.
Можаева Т.Г. (Барнаул)

Mozhaeva T.G. (Barnaul)
Авторская точка зрения в художественном тексте в рамках теории синтеза искусств

The author’s perspective in fiction text in the context of theory of art synthesis
Ключевые слова: синтез искусств, кинематографический эффект, точка зрения, перцептуальный характер повествования, читательское восприятие.

Keywords: art synthesis, cinematographic effect, viewpoint, perceptional character of narration, reader’s perception.


В работе рассматриваются особенности точки зрения автора художественного текста в контексте взаимодействия киноискусства и литературы. В результате в тексте проявляются некоторые особенности авторской точки зрения в кинопроизведении: высокая степень субъективности и самоустранение автора.

The work considers some characteristics of author’s viewpoint in fiction text in the context of cooperation between cinema and literature. As a result, the text demonstrates some features of author's viewpoint of a film: high degree of subjectivity and self-withdrawal of the author.


В настоящее время значительно усиливается влияние кино, самого массового искусства, на литературу. Синтез этих видов искусств обусловлен общими тенденциями современного культурного развития: вытеснением логико-словесного образа аудиовизуальным и так называемым «клиповым» сознанием, воспринимающим действительность посредством разорванных аудиовизуальных образов. Необходимость художественного синтеза обусловлена способностью различных видов искусства отображать определенные явления действительности и использовать для этого характерный набор выразительных средств. Сегодня выразительные средства киноискусства, его изобразительный код в наибольшей степени соответствуют особенностям современного массового сознания. В результате влияния киноискусства на литературу в тексте актуализируются свойства, характерные для кино: высокая степень приближенности к реальности, аудиовизуальный характер образности, монтажность, динамичность точки зрения, фрагментарный и прерывистый характер организации времени и пространства, иллюзия сиюминутности.

В работе рассматриваются особенности авторской точки зрения в современном художественном тексте в контексте взаимодействия современной литературы и киноискусства. Данный подход может быть применим к анализу особенностей точки зрения текстов различных жанров.

Под точкой зрения в художественном тексте в широком смысле понимается степень объективности / субъективности повествования, то есть то, в какой мере повествование является объективным описанием событий и явлений, и в какой – субъективным представлением мыслей и восприятий персонажей [Mushin 1998, с.34].

В киноискусстве выделяют следующие основные характеристики точки зрения: создание эффекта читательского присутствия, высокую степень динамичности, включенность читателя в кинематографическое пространство и время, отсутствие авторских мотивировок сюжета (А. Базен, Л.В. Вайсфельд, С.С. Гинзбург, З. Кракауэр, В.Б. Шкловский, С.М. Эйзенштейн).

Данные особенности со всей полнотой присутствуют в так называемой «кинематографической прозе». Как одна из доминант идиостилевого развития современной прозы, кинематографичность позволяет автору максимально приблизить описываемые события к глазам читателя и руководить его восприятием.

Поскольку точка зрения относится к одному из основных свойств сознания, особенности языковой реализации точки зрения в тексте могут являться действенным средством сближения сознаний рассказчика и читателя. Согласно теории У. Чейфа, художественный текст может отображать два типа сознания повествователя: непосредственное (отражение событий, происходящих здесь и сейчас) и отстраненное (воспоминания, воображаемые события) [там же, с.206 – 211]. Л.О. Чернейко выделяет экстравертный (обращенный к внешнему миру) и интровертный модус сознания (обращенный к внутреннему миру и обнаруживающим себя в размышлениях, оценках, рассуждениях). [Чернейко 2002, с.450 – 451].

Наличие в художественном тексте признаков, сигнализирующих о присутствии первого типа сознания (непосредственное, репрезентируемое, экстравертированное), обеспечивает возможность концентрации читательского сознания на тех явлениях, событиях внешнего мира и действиях, которые представлены в тексте через призму восприятия персонажа. Рассмотрим языковую реализацию признаков непосредственного сознания на материале англоязычной прозы.

1. Преобладание перцептуального характера повествования, а не ментального(воспоминаниями, мыслями, воображаемыми событиями).

2. Пространственно-временные показатели, ориентированные на момент «здесь и сейчас»

Эти свойства проявляется в специфике организации художественного пространства и времени на сенсорной основе.

При создании пространства кинематографического текста автор руководствуется так называемой секторной перспективой [Папина 2002, с.234]. Изображается лишь та часть пространства, в которой находится рассказчик и которая открывается его взору. Автор уделяет большое внимание структурированию поля зрения рассказчика и обозначению его границ. Поскольку роли рассказчика и главных персонажей совпадают, для читателя может быть видимым только то, что открывается взору героя:

(1) The night was so dark I couldn’t see Doctor Magiot’s face, only the tips of his fingers laid out on the arms of the chair… [Greene 2004, с.262].

(2) … he himself so small that you could not see his face but only the top of his cap and his narrow back and if the car went especially fast it was probably the King [Hemingway 2004, C.8].

Итак, мы можем сделать вывод о значительном сближении перцептуального времени и пространства рассказчика и читателя в кинематографическом художественном тексте.

3. Детализация повествования, т.е. концентрация на отдельных частных элементах художественной действительности. Одним из свойств сознания, по У. Чейфу, является его способность концентрироваться на небольшом сегменте окружающей действительности в единицу времени. Такая ограниченная фокусировка сознания позволяет человеку максимально продуктивно и упорядоченно взаимодействовать с окружающим миром. Упоминание мельчайших, тривиальных деталей в тексте создает иллюзию непосредственного восприятия и взаимодействия репрезентируемого сознания с детально описываемой окружающей действительностью [Chafe 1994, с.229]. Так, детали обстановки в произведениях Э. Хемингуэя выписаны с фотографической точностью:

(3) I suggested ... a bottle of that silver-paper-necked, yellow-and-black-labelled German beer with the horseman in armour on it [Hemingway 2005, с.216].

Детализация кинематографической прозы способствует проявлению таких свойств, как документальная точность и наглядность, тем самым создавая эффект присутствия рассказчика на месте описываемых событий.

4. Непрерывный характер повествования. Согласно У. Чейфу, под непрерывностью повествования понимается отсутствие авторских мотивировок сюжета, в результате чего у читателя возникает впечатление спонтанности и непрерывности повествования [Chafe 1994, с.228]. Эта особенность проявляется в первую очередь в начальной части повествования, где читатель внезапно помещается в центр происходящих событий. В качестве примера приведем первые строки произведений Г. Грина «Стамбульский поезд» и «Десятый человек»:

(4) The purser took the last landing card in his hand and watched the passengers cross the grey wet quay, over a wilderness of rails and points, round the corners of abandoned trucks [Greene 2004, с.5].

(5) Most of them told the time very roughly by their meals, which were unpunctual and irregular: they amused themselves with the most childish games all through the day… [Greene 1985, с.33].

5. Отсутствие языковой фиксации адресата. Рассказчики, совпадающие с главными героями произведений, делятся своими знаниями с самими собой, а не с предполагаемым читателем. Эта особенность отражает основные характеристики авторской точки зрения в кинематографической прозе, которые сводятся к объективированности содержания произведений. Под объективированностью понимается самоустранение автора из повествования [Гришунин 1998, с.169 – 170], [Chafe 1994, с.228 – 251]. Особенности точки зрения в кинематографической прозе в сочетании с сенсорным характером повествования дают читателю возможность не просто быть сторонним наблюдателем происходящих событий, а воспринимать и чувствовать вместе с персонажем.

Вышесказанное позволяет сделать вывод о значимости анализа точки зрения как степени субъективности / объективности кинематографического повествования. Совмещая в себе две основные характеристики точки зрения – ярко выраженный сенсорный характер и самоустранение автора – кинематографическое повествование характеризуется естественностью и спонтанностью излагаемых событий, а также документальной точностью и достоверностью, тем самым сближаясь с кинопроизведением. Реализация этих особенностей приводит к максимальному сближению перцептуального пространства и времени повествователя и читателя.
Литература
Гришунин А.Л. Исследовательские аспекты текстологии. М., 1998.

Папина А.Ф. Текст: его единицы и глобальные категории. М., 2002.

Чернейко Л.О. Смысловая структура художественного текста и принципы ее моделирования // Коммуникативно-смысловые параметры грамматики и текста. М., 2002. С.449-460.

Chafe W. Discourse, Consciousness and Time. University of Chicago Press, 1994.

Greene G. Stamboul Train. М., 2004.

Greene G. The Comedians. М., 2004. – 336с.

Greene G. The Tenth Man. – Penguin Books Ltd., 1985.

Hemingway E. Green Hills of Africa // The Old Man and the Sea. Green Hills of Africa. Cпб., 2005.

Hemingway E. A Farewell to Arms. Cпб., 2004.

Mushin I. Viewpoint Shifts in Narrative // Discourse and Cognition. Bridging the Gap. Standford, California, 1998. P.323-326.


Немчинова Н.В. (Лесосибирск)

Nemchinova N.V. (Lesosibirsk)
РЕЧЕВОЙ ЖАНР «ПОЗДРАВЛЕНИЕ» В ДЕЛОВОЙ КОММУНИКАЦИИ

SPEECH GENRE “GREETINGS” IN BUSINESS COMMUNICATION
Ключевые слова: речевой жанр, поздравление, деловое общение, деловая коммуникация.

Keywords: speech genre, greetings, business intercourse, business communication.

Статья посвящена описанию корпоративной поздравительной открытки как одной из составляющих процесса деловой коммуникации. Текст таких открыток отличается от обычных, бытовых поздравлений.

This article is devoted to greetings as “business-to-business” part of culture and as a part of business communication. The content of such kind of cards differs from ordinary ones.


Теория и практика речевого общения испытывает необходимость в информации как о становлении разных речевых жанров (далее РЖ) в истории отечественной культуры, так и об особенностях их функционирования в настоящее время. Жанры соответствуют типичным ситуациям речевого общения, типичным темам, т.е. представляют собой отражение в речи многократно встречающихся в жизни определённых видов социального взаимодействия людей, что находит подтверждение в определении речевого жанра К.Ф. Седовым. Он полагает, что «речевой жанр – вербальное оформление типичной ситуации социального взаимодействия людей» [Седов 1998, с.11].

РЖ классифицируют как стандартные и свободные, творческие жанры устного речевого общения. По мнению М.М. Бахтина, «поздравление» относится к стандартным РЖ [Бахтин 1986, с.291]. По содержанию РЖ «поздравление» многопланов, неэлементарен. Он может быть и оценочным, и этикетным, основанным не только на рациональном, но и на эмоциональном компонентах. Также одним из параметров данного РЖ можно считать выражение психологического состояния, т.е. выражение искренности/неискренности Адресанта.

Сам процесс поздравления, с использованием подготовленного текста, предполагает сложную систему взаимоотношений между адресантом и адресатом. Адресант – создатель монологического текста поздравления, отражающий в нем определенные личностные и общественные ценности. В этом случае адресатом будет тот, кто из множества предложенных текстов с учетом собственных требований выберет конкретный текст. Но при этом он сам выступает адресантом, так как текст предназначен для другого лица – адресата, интересы которого в первую очередь и должны быть соблюдены при выборе текста поздравления.

Открытки – это важный элемент культуры поздравления, укрепляющий межличностные отношения, оригинальный рекламоноситель, отличающийся высокой эффективностью, и, наконец, важная часть фирменного стиля и корпоративной культуры компании. Тема корпоративных поздравлений достаточно актуальна в современной бизнес-культуре. В любом случае традиции поздравлений характеризуют сложившийся имидж организации, а также являются частью её корпоративной культуры.

Деловое общение как составляющая часть корпоративной культуры – это особый вид общения, который реализуется в совместной профессионально-предметной деятельности людей и содержание которого определяется социально значимым предметом общения, взаимным психологическим влиянием субъектов общения и формально-ролевым принципом их взаимодействия. Общение будет считаться деловым в том случае, если хотя бы для одного из субъектов общения оно будет связано с реализацией его профессиональной деятельности [Титова 2006, с.61].

Особенность делового общения состоит в том, что оно возникает на основе определенного вида деятельности, связанного с производством какого-либо продукта или делового эффекта. При этом стороны делового общения выступают в официальных статусах, которые определяют необходимые нормы и стандарты (в том числе и этические) поведения людей. Как и всякий вид общения, деловое общение имеет исторический характер, оно проявляется на разных уровнях социальной системы и в различных формах. Отличительной чертой является то, что оно не имеет самодовлеющего значения, не является самоцелью, а служит средством для достижения каких-либо других целей. Г.В. Бороздина определяет деловое общение как «манипулятивное», то есть такое, при котором «к партнёру относятся как к средству достижения внешних для него целей» [Бороздина 2000, с.48].

Коммуникация – это процесс кругового взаимодействия, который включает в себя отправителя информации, получателя её и само сообщение. В процессе коммуникации между людьми как отправитель, так и получатель может быть представлен одним человеком или группой людей. Сообщение передаёт смысл не только самим своим содержанием, но и с помощью того средства или символа, который использовался для его передачи. Помимо того, что отправитель информации целенаправленно посылает некое сообщение (как на вербальном, так и на невербальном уровне), дополнительная информация поступает через неосознанное (ненамеренное и неумышленное) поведение отправителя. Таким образом, коммуникация на любом уровне представляет многоплановый комплекс [там же, с.174].

Поздравление в деловой коммуникации представляет собой многомерный социально-психологический феномен, который включает в себя механизмы познания и понимания субъектов общения.

Основная часть поздравительной открытки включает в себя собственно поздравление, наименования события. Это своего рода реакция на произошедшее в реальной жизни. Наиболее употребляемая формула поздравления образована от глагола поздравлять. Само поздравление настолько очевидно, что очень часто глагол поздравлять опускается и формулой поздравления становится существительное в творительном падеже: С праздником!; С Новым годом!; С днём рождения! В лингвистике такие предложения называются эллиптическими. Эллиптическими являются «самостоятельно употребляемые предложения особого типа, спецификой структуры которых является отсутствие глагольного сказуемого, причем сказуемого, не упомянутого в контексте» [Валгина 2006, с.378]. Такая конструкция тяготеет к разговорности, поэтому в корпоративных поздравительных открытках не употребляется, поздравления строятся по формуле: Поздравляю вас с… + сущ. в тв. п.

Для разработки основной части поздравления обычно используются два варианта – повествование о жизни и деятельности поздравляемого, предполагающее перечисление только значимых для него событий и снабжённое положительными оценочными суждениями и доказательное рассуждение о положительных качествах, делах и поступках поздравляемого с непременным подтверждением оценочных суждений фактами и примерами из жизни поздравляемого [Анисимова, Гимпельсон 2002, с.285].

Текст поздравления является отражением мира пишущего, что реализуется при помощи языковых средств. Авторами используются чаще всего эмоивные средства как воздействующие на адресата. Использующиеся автором средства языка реализуются на разных уровнях: лексическом, морфологическом, синтаксическом, что создает особую стилистическую структуру поздравительного текста. С филологической точки зрения поздравление представляет собой особую сферу практической деятельности, продуктом которой являются словесные произведения – тексты поздравлений. Эти тексты в своей совокупности характеризуются: «1) определёнными признаками содержания и внешнего оформления, позволяющими отличить их от других текстов; 2) определёнными функциональными признаками; 3) определённым местом, которое они занимают в общей совокупности текстов, созданных и создаваемых на некотором языке» [Речевое воздействие… 1990, с.96].

Стилистическая структура текста – определённым образом организованная совокупность стилистически окрашенных и стилистически нейтральных единиц. Она представляет собой замкнутое целое, элементы которого образуют систему отношений, в значительной степени обусловливающую стилистический эффект использования языковых единиц [Riffaterre 1973; Гиро 1980].

С точки зрения оценочной окраски все слова языка можно разделить на актуально и потенциально оценочные. Категорию оценки применительно к лексике текста поздравления можно определить как часть лексического значения, способную выражать оценку обозначаемого словом предмета или понятия. Сущность оценочности в слове заключается в выражении отношения говорящего к тому, о чём сообщается в речи. Именно в выражении отношения говорящего/пишущего к предмету высказывания, а опосредованно – и к языковым знакам, обозначающим этот предмет, выявляется социально-прагматическая роль оценочности. Любая оценка – отношение субъекта к тому, что оценивается. Формирование такого отношения имеет социальную основу. Употребление слов не может не испытывать на себе влияния социальных групп, классов, вкладывающих различные оценки, различное содержание нередко в одни и те же слова [Язык и стиль… 1980, с.8].

Таким образом, поздравление в деловой коммуникации имеет свои отличительные особенности, выявляющиеся как в организации, так и в восприятии текста.
Литература




Анисимова Т.В., Гимпельсон Е.Г. Современная деловая риторика. М., Воронеж, 2002.

Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества (2-е изд.). М, 1986.

Бороздина Г.В. Психология делового общения. М., 2000.

Валгина Н.С., и др. Современный русский язык. М., 2006.



    Гиро П. Основные проблемы и направления в современной стилистике // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1980. Вып. 9; Лингвостилистика.

Иванов В.В. Новый год и Рождество в открытках. Спб, 2000.

Седов К.Ф. Анатомия жанров бытового общения // Вопросы стилистики. Саратов, 1998. Вып. 27.

Титова Л.Г. Деловое общение: Учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальностям экономики и управления. М., 2006.

Язык и стиль средств массовой информации и пропаганды. М., 1980. Riffaterre M. Structurale Stilistik. Műnchen, 1973.



Панченко Н.В. (Барнаул)

Panchenko N.V. (Barnaul)
ТЕКСТОВАЯ ИЗОТОПИЯ КАК ФАКТОР УПРАВЛЕНИЯ ХУДОЖЕСТВЕННЫМ ДИСКУРСОМ

TEXT ISOTOPIA AS A FACTOR OF FICTION DISCOURSE MANAGEMENT
Ключевые слова: изотопия, дискурс, управление, художественный текст

Keywords: isotopia, discourse, management, fiction


Целостность текста создается через организацию изотопий в пределах композиционного построения текста. Изотопия представляет собой отношения семантического тождества между элементами текста по какому-либо признаку, приводящие к возникновению композиционных эквивалентностей.

Text integrity is being made through isotope organization within compositional text beeilding. Isotopia is the relations of semantic identity between text elements on the basis of some quality. It leads to compositional equivalency.


Одной из основных характеристик современного художественного текста является его принципиальная несводимость к одному смыслу, воплощенному в одной и только одной структуре. В силу смысловой множественности и неопределенности, казалось бы, художественный дискурс утрачивает свою способность управлять художественной коммуникацией, и эта функция целиком передается адресату, от интерпретационных возможностей и способностей которого зависит рассмотрение текста как целостного объекта.

«В аспекте феномена управления, акт речевой коммуникации (в том числе и художественный дискурс – Н.П.) представляет собой самоуправляемую систему, так как, поддерживая свою качественную определенность, эта система осуществляет целенаправленное (программное) функционирование и самодвижение» [Сидоров 2008, с.107]. Регулирование процесса дискурсивного развертывания текста производится за счет предъявления адресату особых текстовых знаков и знаковых последовательностей (актуализаторов композиционного построения), способных к выполнению функции актуализации и обладающих особым свойством: «По сути дела, речевой знак есть графический или акустический объект, воплощающий некоторое содержание, обладающее ценностью для речевой коммуникации как самоорганизующейся системы» [Сидоров 2008, с.109]. Это свойство может быть определено как свойство формировать изотопию дискурса. При этом принципиальным является положение о формировании равновероятных и равнозначных изотопий, а не об одной основной изотопии: «… обладать более чем одним смыслом означает иметь более чем одну изотопию, а точнее: более чем одну родовую изотопию. <…> В общем никакой родовой изотопии нельзя a priori приписывать исключительную роль относительно других» [Растье 2001, с.187].

Выбор между категориями целостности текста и изотопии текста обусловлен невозможностью осуществить глобальное семантическое единство текста, в противовес этому вполне реально обнаружить указанное семантическое единство в каждой отдельной дискурсивной актуализации текста [Панченко 2009].

Управление текстовой деятельностью говорящего / слушающего осуществляется посредством рассредоточения по тексту актуализаторов композиционного построения, содержащих изотопоконструирующие семы, не просто повторяющиеся на всем пространстве текста, но и способные осуществить трансформацию других элементов текста в направлении изотопного признака.

Выбор того или иного изотопного признака как основного в каждом конкретном акте коммуникации определяется, во-первых, выделенностью и / или настойчивой повторяемостью определенной семантики в тексте; во-вторых, необычностью окружения; в-третьих, положением в сильных позициях текста. Равновероятность выбора изотопного признака в качестве основного обусловлена не только семантической активностью этого признака, но и позицией, занимаемой актуализатором композиционного построения, и повторяемостью самого актуализатора в тексте. Управление художественным дискурсом осуществляет изотопный признак, выстраивая композиционный вариант как семантически однородную конструкцию.

Продемонстрируем указанные положения на материале рассказа Т. Толстой «Белые стены».

Полиизотопия данного текста реализуется благодаря наличию в нем нескольких равнозначных изотопных признаков, выбор которых равновероятен: ‘история’, ‘следы’, ‘очищение’, ‘жизнь сначала’, ‘как у всех’. При этом изотопии ‘история’ и ‘жизнь сначала’ актуализированы уже вначале текста и имеют проспективный вектор развертывания, трансформируя все последующие элементы текста в соответствующем направлении. Признак ‘как у всех’ актуализируется в конце текста и ретроспективно организует предшествующие текстовые элементы. Трансформация же текста в направлении изотопных признаков ‘следы’ ‘очищение’ носит разнонаправленный характер, так как данные признаки актуализированы в середине текста и семантически уподобляют не только последующие и предшествующие текстовые элементы.

Дата (и ее повторяемость) актуализирует исторический контекст уже в первом предложении текста («Аптекарь Янсон в 1948 году построил дачу»), тем самым задавая изотопию с предикативным признаком ‘история’. Данный признак сопровождается актантами: 1) конкретность, 2) прецедентность (именная, артефактная, ситуативная), 3) историческая и / или прогностическая функция.

Данная изотопия задана в начале текста, но при этом носит оппозитивный характер, так как актант ‘историческая и / или прогностическая функция’ реализуется в тексте в двух направлениях. С одной стороны, даты задают движение от прошлого (1948) к настоящему (1997) и будущему – евроремонт, чистые, белые стены, как принято сейчас («И в городе, у себя дома каждый сделает то же самое. Белое – это просто и благородно. Ничего лишнего. Белые стены. Белые обои. А лучше – просто малярная кисть или валик, водоэмульсионная краска или штукатурка, – шарах – и чисто. Все так делают. – И я так сделаю. – И я»). С другой стороны, срывание обоев и старых газет со стен, копание в сундуках образует иное направление – собственно исследовательское в области истории – история осмысляется из сегодняшнего дня, постепенно двигаясь в обратном направлении к исходной точке начала истории: «Под валенками лежали, аккуратно убранные в стопочку, темные платья на мелкую, как птичка, женщину: под платьями – уже распадающиеся на кварки серо-желтые кружева <…> на дно сундука, туда, где лежала растертая и просыпанная временем, пыль неопознаваемого, неизвестно чьего, какого-то чего-то»; «Под белыми в зеленую шашечку оказались белые в синюю рябу, под рябой – серовато-весенние с плакучими березовыми сережками, под ними лиловые с выпуклыми белыми розами, под лиловыми – коричнево красные, густо записанные кленовыми листьями, под кленами открылись газеты – освобождены Орел и Белгород, праздничный салют; под салютом – “народ требует казни кровавых зиновьевско-бухаринских собак”; под собаками – траурная очередь к Ильичу. Из-под Ильича пристально и тревожно, будто и не мазали их крахмальным клестером, глянули на нас бравые господа офицеры, перепоясанные, густо усатые, групповой снимок в Галиции. И уже напоследок, из-под этой братской могилы, из-под могил, могил, могил и могил, на самом дне – крем “Усатин” (а как же!) и: “Все высшее общество Америки употребляет только чай Kokio букет ландыша. Склады чаев Дублина. Москва Петровка, 51”, и : “Отчего я так красива и молода? – Ионачивара Масакадо, выдается и высылается бесплатно”, и: “Покупая гильзы, не говорите: “Дайте мне коробку хороших гильз”, а скажите: ДАЙТЕ ГИЛЬЗЫ КАТЫКА, лишь тогда вы можете быть уверены, что получили гильзы, которые не рвутся, не мнутся, тонки и гигиеничны. ДА, ГИЛЬЗЫ ТОЛЬКО КАТЫКА”».

Признак ‘история’ создает собственную изотопию, актуализацией которой являются эксплицитные текстовые элементы: даты, прецедентные имена («хрущевского пошива», «чингисханова орда», «за год до смерти Сталина» и др.); и семы имплицитно, присутствующие в тексте в обозначении артефактов (платьев, вещей, старых газет). Поиск прошлого не привел ни к чему. Но желание поменять стены позволило пройти через все слои истории, произошло возвращение к начальному, первобытному состоянию, к тому, когда еще ничего не было, прошлое же изгнано, содрано, счищено: «Мы сорвали всю бумагу, всю подчистую, мы прошли наждачной шкуркой по босым, оголившимся доскам; азарт очищения охватил все четыре поколения, мы терли и терли»; «Мы выскребли все…»; «Мы протерли доски добела, до проступившего рисунка годовых колец на скобленом дереве». В прогностическом отношении уничтожение прошлого не позволило создать желанное новое будущее: «Эффект, конечно, вышел совсем не дворцовый и, честно говоря, совсем не европейский, – ну, промахнулись, с кем не бывает <…> получился сарай в цветочках».

Сходным образом реализуется в тексте изотопия ‘жизнь сначала’, которая задана уже в названии рассказа («Белые стены» – ср.: «жизнь с чистого листа», «переписать набело» и др.). Основной предикативный признак осложнен атрибутивным (белое, новое) и акциональным актантом (чтобы начать новую жизнь необходимо совершить некоторые действия: подготовить (очистить от прежнего, сорвать старое) и покрасить (заклеить обоями или закатать валиком)).

Изотопии ‘следы’ («пройдет, оставит следы») и ‘очищение’ («азарт очищения охватил все четыре поколения»; «аэрозоли для стирания памяти, кислоты для выведения прошлого»; «Мы выскребли все…»), трансформирующие все элементы текста как проспективном, так и в ретроспективном направлении, носят оппозитивный характер. Желание устранить следы прошлого оборачивается поиском следов Янсона; стремление очистить, отскрести добела превратило дом в «приют убого, слепорожденного чухонца» и не принесло желаемой чистоты, а лишь сделало мир вокруг «отбеленным, отстиранным, продезинфицированным».

Изотопия ‘как у всех’ актуализируется в конце рассказа («Все сейчас так делают. – И я так сделаю. – И я. / И я тоже»); трансформация начала текста в этом направлении семантически уравнивает в отношении данного признака индивидуальность дома Янсона, помещая и жизнь и дом последнего в контекст общей истории.

Все приведенные изотопии равнозначны по отношению к образованию смысла данного текста и не могут быть рассмотрены как иерархически организованные. Отношения между ними носят характер пересечения / непересечения, но не подчинения. Каждая из них управляет дискурсивной актуализацией текста в пределах одного заданного композиционного варианта, а не способствует созданию глобального смыслового единства текста.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   43


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница