Университетская филология образованию: регулятивная природа коммуникации



страница27/43
Дата01.05.2016
Размер8.53 Mb.
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   43

Литература
Авеличева А.К. Метафора и контекст // Вестник МГУ. Сер. 9 Филология. 1974. С. 30-40.

Александрова Т.А. Когнитивная метафора и ее роль в создании политического значения // Эколингвистика: теория, проблемы, методы. Саратов, 2003. С. 225-226.

Аракелян И.Н. Субстантивные композиты метафорического характера в современном немецком языке: Автореферат диссертации.. М., 1977.

Арутюнова Н.Д. Метафора и дискурс // Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. М., 1999. C. 370-385.

Воронова,Н.С.Политическая метафора в немецком и русском языках: Автореферат диссертации. М., 2003.

Косых Г.Д. Коммуникативная модель метафорического высказывания в современном немецком языке: Автореферат диссертации. Барнаул, 2000.

Debatin, Barthard. Die Rationalität der Metapher: Eine sprachphilosophische und kommunikationtheoretische Untersuchung. Berlin, New Zork, 1995.
Сим О.А. (Барнаул)

Sim O.A. (Barnaul)
ПАРАМЕТРЫ ЭВОКАЦИОННОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ РЕКЛАМНОЙ И НАРРАТИВНОЙ КОМПОНЕНТ ЖУРНАЛЬНОГО ДИСКУРСА

THE PARAMETERS OF EVOCATIVE MODELLING FOR ADVERTISING AND NARRATIVE COMPONENTS OF MAGAZINE DISCOURSE.
Ключевые слова: эвокационное моделирование, параметры моделирования, журнальный дискурс

Key words: evocative modelling, modelling parameters, magazine discourse
Статья посвящена выделению параметров эвокационного моделирования журнального дискурса

The article defines the parameters for evocative modelling of magazine discourse


Данная статья посвящена выделению параметров эвокационного моделирования составляющих журнального дискурса в любой сфере бытования. В отношении рекламной компоненты представляется возможным заявить о наличии следующих параметров процесса воспроизведения: а) текст\рисунок; б) фон\цвет; в) размещение элементов, план и ракурс. Что касается нарративной компоненты (НК), в рамках журнального дискурса, существует такие ее параметры как рубрикация и содержание рубрики.

Под параметром текст\рисунок понимается соотношение иконического элемента и текстового наполнения рекламной компоненты (далее РК). Иконический элемент может быть выражен рисунком, графическим изображением (логотип, фирменный или торговый знак), фотографией или изображением любого рода.

Текстовое наполнение воплощается в таких конструктах как заголовок, основной текст, прескриптор (приложение, инструкция по применению, образец бланка, правила, условия, купон и другие, связанные с рекламируемым объектом пояснения) и вспомогательные семантические блоки. Последние сообщают дополнительную информацию практического характера: адрес фирмы/торгового представительства, факс, стоимость товара или услуги и т.д.

Обычно заголовок читается первым и располагается так, чтобы привлекать наибольшее внимание, часто представлен фразой из 1-5 слов, в большинстве рекламных компонент выделен более крупным шрифтом. У.Аренс [Аренс 1995] отмечает 6 функций заголовка: 1) привлечение внимания; 2) содержание интересующей клиента информации; 3) отражение основной коммерческой идеи, создание настроения и образа, предложение совершить покупку, название марки товара; 4) введение потребителя в основной текст; 5) обещание, что предмет рекламы принесет пользу потребителю; 6) отражение интересующей читателя новизны, отличающей рекламируемый объект от аналогов. Экспрессивность в графике достигается, в отличие от лингвистических приемов, обширностью, приемом раскрывающегося пространства и контрастностью изображения. Графика подготавливает, раскрывает восприятие читателя к событию - вербальному сообщению, которое должно быть кратким, конкретно обоснованным и ясным. В целом, основная система значений в рекламном пространстве задается текстом и изображением, которые удобно рассматривать как два различных типа знаков: «визуальный» и «языковой» [Почепцов 2001, с.305]. В визуальном знаке вслед за Р. Бартом будем выделять два уровня сообщения: денотативный (уровень фактического сообщения, воспринимаемого органами чувств) и коннотативный (латеральные смыслы, возникающие в конкретном идеологическом, культурном, эмоционально-ценностном контексте). Визуальный знак, как утверждает У. Эко [Эко 1998, с.37], воспроизводит не сам объект, а некоторые условия его восприятия, которые затем транскрибируются в иконический знак. РК определяется как поликодовый текст в широком смысле слова, содержащего в себе элементы вербальной и невербальной кодовых систем [Анисимова 2003; Лазарева 2000; Минаева 2002; Попова 2002; Степанов 1999; Сорокин, Тарасов 1990]. В структуре РК имеется два кода – языковой и неязыковой (визуальный). В рекламе изображение выступает как знак и несет дополнительную, приписанную рекламистом информацию. Одна из функций РК и состоит в «создании структур значений» [Почепцов 2001, с.303]: товар означает не только себя, но и престиж, принадлежность к определенной социальной группе и т.п.

Под параметром «фон\цвет» подразумевается визуальное оформление РК, несущее в себе некоторое содержание, дополняющее невербальный код и код образности в целом. Современный человек, привыкший к постоянной опоре на визуальное, по словам А.Г. Сонина, нередко страдает словесной слепотой. При этом рекламный текст часто превращается в рисунок, а рисунок выступает в роли текста. Поэтому мы считаем, что цветовой компонент играет далеко не последнюю роль в восприятии РК. По мнению А.Г. Сонина, в исследования прочно вошли такие понятия, как «теплые (стимулирующие)» и «холодные (тормозящие)» цвета [Сонин 2005, с.14]. Признается тесная связь между цветом и эмоциональной сферой индивида. Цвет – один из самых значимых элементов печатной рекламы, способный повлиять на решение о покупке не меньше, чем слоган. Это своеобразное связующее звено в рекламном сообщении, которое вносит коррективы в восприятие информации. Изменение данного параметра в процессе воспроизведения ведет к изменению кода образности РК и, следовательно, модифицирует рекламную составляющую дискурса в целом. Под фоном мы подразумеваем цветовой или бесцветный фрагмент РК, на котором расположены языковые\неязыковые элементы РК. Таким образом, выделение такого параметра эвокационного моделирования рекламного дискурса, как «фон\цвет» основано на том, что его изменение способствует изменению кода образности РК. Данный параметр реализуется как а) изменение только фона (появление\исчезновение\смена оттенка\смена цвета), б) изменение только цвета элементов РК (появление\ исчезновение\ смена оттенка\ смена цвета), в) изменение цвета и фона в рамках одной РК.

Под параметром «размещение элементов, план и ракурс» мы понимаем расположение языковых\неязыковых элементов РК и модификации их расположения при воспроизведении в иноязычную сферу бытования.

«Когда мы имеем дело с изобразительными (пространственными) искусствами, то это делается особенно очевидно: правила отображения многомерного и безграничного пространства действительности в двухмерном и ограниченном пространстве картины становятся ее специфическим языком. Например, законы перспективы как средства отображения трехмерного объекта в двухмерном его образе в живописи становятся одним из основных показателей этой моделирующей системы» [Лотман 1998, с.197]. Следуя логике данного утверждения, отметим, что одним из основных параметров эвокационного моделирования РК является модификация стандартов расположения языковых\неязыковых элементов внутри РК. Традиционно, создатели рекламы придерживаются нескольких принципов размещения указанных элементов: наличие доминирующего элемента, который одновременно является центральной точкой макета; контраст; баланс (формальный, то есть симметричный слева направо и неформальный, ассиметричный, но создающий более динамичный макет); пропорция и простота (У. Аренс, Б.Кортлэнд; У. Уэллс, Д. Бернет, С. Мориарти; В. Музыкант и др.) Доминирующий элемент обычно расположен на переднем плане. Вслед за Ю.М. Лотманом, который рассматривал план фильма и художественного произведения, мы понимаем план как «не просто величину изображения, а отношение его к рамке (величина плана на маленьком кадре пленки и на большом экране одинакова) [Лотман 1998, с.249]. Визуальная организация РК следует определенному образцу: большинство читателей просматривают рекламу сверху вниз и слева направо. Этот процесс назван специалистом по графике Эдмундом Арнольдом диагональю Гуттенберга – это «траектория взгляда, проходящая из левого верхнего угла в правый нижний угол» [У. Уэллс и др. 1999, с.265]. Хорошо структурированная РК придерживается указанных стандартов, хотя в процессе воспроизведения происходит перестановка элементов РК, что влечет за собой изменение доминирующего элемента, контраста, баланса, плана и ракурса. Контраст позволяет важным элементам выделиться, так как люди отмечают противоположное, неожиданное.

Следует отметить, что параметр «размещение элементов, план и ракурс» неразрывно связан с изменениями всех трех видов кода в РК: языковым\неязыковым и кодом образности. По словам Ю.М. Лотмана «Уже на уровне сверхтекстового, чисто идеологического моделирования язык пространственных отношений оказывается одним из основных средств осмысления действительности. Понятия «высокий – низкий», «правый – левый», «близкий – далекий», «открытый – закрытый», «отграниченный – неотграниченный», «дискретный – непрерывный» оказываются материалом для построения культурных моделей с совсем не пространственным содержанием и получают значение: «ценный – неценный», «хороший – плохой», «свой – чужой», «доступный – недоступный», «смертный – бессмертный» и т. п.» [Лотман 1998, с.212]. В рамках нашего исследования пространственные отношения имеют огромное значение как внутри РК, так и в плане ее взаимодействия с НК. Также вследствие изменения данного параметра в процессе воспроизведения, изменения переживают и параметр «текст\рисунок», и «фон\цвет». Таким образом, выделение указанных параметров необходимо для построения эвокационной модели РК как одной из составляющих журнального дискурса.

В нашей работе мы вводим два параметра моделирования НК: рубрикация и содержание рубрик. В определении понятий «рубрика» и «рубрикация» мы следуем традиционному подходу к ним: «Рубриками называют заголовки частей издания, а также сами выделенные заголовками части. Рубрикация — это система заголовков издания, показывающая логическую связь и соподчиненность частей текста» [Мильчин 1999, с.9]. Логичное и четкое оформление системы заголовков помогает понять структуру литературного произведения и облегчает чтение книги или иного издания. «Рубрикация — это система заголовков, в которой заголовки разной значимости занимают разные ступени (от высшей через промежуточные к низшей), а заголовки одной значимости стоят на одной ступени» [Мильчин 1999, с.10]. В нашем исследовании предстоит проанализировать рубрикацию англоязычных журналов и русскоязычного аналога. Наша задача – выяснить, какую НК воспроизводит русскоязычная компонента и изменяются ли рубрики в процессе воспроизведения из одной сферы бытования в другую.

Рубрикация журнала находится в разделе «Содержание» («Contents»), чаще всего именно такой заголовок означает появление рубрикации, но рубрикацию может задавать и название месяца (согласно выпуску журнала) и ее расположенность в начале журнального дискурса. Рубрики представлены как традиционным способом (языковое выражение и номер соответствующей страницы), так и креативно: с помощью неязыковых средств (изображения, выделения цветом, графических средств). Использование неязыковых средств вкупе с языковыми для анонса рубрик присваивает рубрикации функцию рекламной компоненты, так как благодаря им некоторые рубрики располагаются не в порядке нумерации (например анонс стр.100 находится в начале страницы), а таким образом, чтобы вызвать интерес у читателя, в то время как основная ее функция нумеративная: расположить информацию о рубриках постранично, рассказать предварительно о содержании нарратива. Этот факт доказывает, что рубрикация является промежуточным звеном между рекламной и нарративной компонентами.

Что касается содержания рубрик, то в процессе воспроизведения их в русскоязычный дискурс информация, составляющая основу англоязычного дискурса, часто заменяется абсолютно новой, хотя и соответствующей теме рубрики. Это обусловлено, по нашему мнению, двумя факторами – объективным и субъективным. Первый состоит в том, что русскоязычный журнальный дискурс обслуживают русскоязычные журналисты, чьи статьи выходят в журнале, и этот фактор обеспечивает увеличение размера рубрик в русскоязычном дискурсе. Второй фактор подразумевает, что НК, созданная в англоязычной среде, не совсем отвечает запросам русскоязычного читателя, так как ориентирована на определенную страну. К примеру, в рубрике «Special Report» (воспроизведенная в рубрику «История из жизни») рассказывается реальная история девушки, преодолевшей определенные трудности в жизни. Каждый раз это разные истории и разные героини, но в англоязычном дискурсе это девушки из англоязычной страны, с английскими именами, что вполне естественно. Поэтому воспроизведение НК подразумевает замену истории англоязычной на иную по содержанию, но подходящую под тему рубрики. Итак, мы доказали, что параметры «рубрикация» и «содержание рубрики» существенно влияют на восприятие журнального дискурса и структурируют его. Также представляется возможным определить рубрику единицей журнального дискурса, которая подвергается или не подвергается воспроизведению.

Результатом данной статьи можно считать следующие утверждения:

1) выделены следующие параметры эвокационного моделирования составляющих журнального дискурса в любой сфере бытования. Для рекламной компоненты журнального дискурса такими параметрами являются а) текст\рисунок; б) фон\цвет; в) размещение элементов, план и ракурс. Для нарративной компоненты журнального дискурса определены следующие параметры: рубрикация и содержание рубрики.

2) доказано, что русскоязычный журнальный дискурс воспроизводится из англоязычного журнального дискурса (США), с существенными изменениями параметра «содержание рубрик», но практически идентичным воспроизведением по параметру «рубрикация». Что касается воспроизведения рекламной компоненты, то ее преобразование характеризуется модификациями кода образности, а значит, вместе с изменениями нарративной компоненты, ведет к смене восприятия журнального дискурса в целом.


Литература
Аренс У., Кортлэнд Б. Современная реклама М., 1995.

Лотман Ю.М. Структура художественного текста // Лотман Ю.М. Об искусстве. Спб, 1998. С. 14 – 285.

Мильчин А.Э. Чельцова Л.К. Справочник издателя и автора: Редакционно-изд оформление издания. М., 1999.

Почепцов Г.Г. Коммуникативные технологии двадцатого века. М., 1999.

Cонин A.Г. Понимание поликодовых текстов: когнитивный аспект [Электронный ресурс]. M., 2005. Режим доступа: http://psycholing.narod.ru/monograf/sonin-mono-2005.htm.

Уэллс У., Бернет Дж., Мориарти С. Реклама: принципы и практика. СПб, 1999.

Эко У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию. М., 1998.
Сологуб О.П. (Новосибирск)

Sologub O.P. (Novosibirsk)
Официально-деловая коммуникация: сущность, внутреннее устройство, принципы функционирования OFFICIAL-BUSINESS COMMUNICATION: ESSENCE, INNER STRUCTURE, PRINCIPLES OF OPERATION
Ключевые слова: деловой, официальный, официальность, официально-деловой язык, официально-деловая коммуникация

Keywords: business, official, official nature, official-business language, official-business communication

Работа посвящена выявлению сущностных свойств официально-деловой коммуникации, осуществляемому путем ее сопоставления со смежными коммуникативными сферами, а также путем описания основного средства ее реализации – официально-делового языка.

The work is devoted to identification of essential characteristics of official-business communication realized by its comparison with adjacent communicative spheres as well as by description of the main tool of its realization, i.e. official-business style.


Феномен официально-деловой коммуникации в силу ее возрастающей социальной значимости стал привлекать широкое внимание лингвистов, и на этом фоне начинают высказываться идеи о необходимости теоретического осмысления данной коммуникативной сферы, ее системного представления, выявления сущностных свойств, принципов внутреннего устройства и функционирования. Решение поставленных задач предполагает выявление конститутивных признаков официально-деловой коммуникации как путем ее рассмотрения в более широком контексте, в соотношении с другими сферами коммуникации, так и путем выявление ее внутренней структуры.

Наиболее широкой коммуникативной сферой, в структуру которой включена официально-деловая коммуникация, является сфера социальной коммуникации, представляющей собой систему коммуникативной деятельности как коллективов (общественных организаций, неформальных объединений, профессиональных коллективов, политических партий и т. д.), так и отдельных индивидов, в рамках которой «коммуниканты реализуют себя только в ограниченном наборе ролевых характеристик, выступая в качестве представителей определенных групп людей (начальник и подчиненный, клиент, пассажир, прихожанин, ученик и т. д.)» [Карасик 2004: с.243]. Социальная коммуникация есть институциональная коммуникация, она характеризуется высокой степенью конвенциональности, клишированности и статусной обусловленности, определенной нормированностью.

Организующим началом социальной коммуникации является понятие социальной нормы как способа регулирования отношений между людьми и их объединениями в процессе материального производства, в политической или социально-культурной сфере деятельности людей и их объединений [Сырых 2005, с.94]. Нормативное регулирование общественных отношений осуществляется с помощью многообразной совокупности социальных норм, это: 1) мораль, 2) обычаи, традиции, обыкновения, 3) корпоративные нормы, или нормы общественных объединений, 4) религиозные нормы, 5) правовые нормы [Там же, с.96]. Специфика официально-деловой письменной коммуникации как составной части социальной коммуникации детерминирована действием двух типов социальных (корпоративных) норм: 1) традициями, сложившимися в ходе реализации процессов официально-деловой коммуникации (в литературе они определяются как этико-речевые нормы); 2) специальными нормами, являющимися результатом целенаправленной деятельности субъектов коммуникации, каковым являются профессионально подготовленные лица: юристы, документоведы, специалисты сферы управления и т. п.

В результате установления нормативного характера осуществления коммуникативной деятельности складывается устойчивая форма ее реализации – социальный институт, определяемый как «система социальных норм, признаваемых и разделяемых субъектами деятельности, направленная на регулирование деятельности и отношений людей» [Кузнецова 2004, с.10]. Принципы организации и функционирования официально-деловой письменной коммуникации определяет институт документирования, включающий в себя внутренние и внешние институты. Первые выступают в виде требований к форме документа и регулируются специальными (формальными, техническими) нормами, закрепленными в нормативно-методических документах (ГОСТах, инструкциях, методических рекомендациях и т.п.), регламентирующих вид, форму, структуру документа, т. е. все его формальные признаки. Вторые представляют собой совокупность этико-речевых предписаний, оказывающих регулирующее воздействие на поведение людей, они связаны с социальной (содержательной) нормативностью и отражены в пособиях, справочниках по деловому общению, деловому этикету и т. п. [Там же, с.12–13].

Формой проявления социального института являются социальные роли, устойчивое следование которым порождает стабильность определенных видов деятельности. Социальная роль есть модель социального поведения, включающая в себя набор норм и ожиданий, соотносящихся с человеком, обладающим определенным социальным статусом, профессиональной принадлежностью и пр. [Longe 1985, с.310]. В рамках официально-делового общения социальные роли являются в существенно конвенционализированными, ибо речевое поведение достаточно жестко регулируется посредством различных типов норм (это свойство более ослаблено в условиях деловой коммуникации, где общение приобретает более свободный, естественный характер). На основе понятия социальной роли формируется понятие социального статуса, обобщающее множество социальных ролей, в которых отражены социально обусловленные отношения между коммуникантами. Таким образом, официально-деловая коммуникация, включенная в социальную коммуникацию, приобретает основополагающее свойство последней – ее институциональное содержание, что обусловливает конвенционализированный характер ролевого общения, его подверженность действию социальных норм.

На следующей ступени выделяется коммуникативная сфера, более узкая по сфере своего действия, – политическая коммуникация, выступающая как необходимый компонент «взаимодействия субъектов политики <…> между собой и окружающей социальной средой, направленного на завоевание, удержание и использование власти, сохранение, укрепление или изменение существующих властно-управленческих отношений в обществе» [Грачев 2005, с.12]. Будучи включенной в систему социальной коммуникации, она, соответственно, обладает теми же характеристиками, но, кроме того, ей присущи и специфические качества, определяемые ее целью, – осуществление целенаправленной деятельности по завоеванию политического руководства обществом, изменению его состояния в соответствии с избранной линией общественного развития. Социальные процессы в рамках политической коммуникации приобретают в связи с этим более целенаправленный, программный характер, поэтому данная сфера характеризуется большей степенью последовательности в организации процессов коммуникации.

В силу того, что ведущей политической силой в обществе является государство, то центральное положение в системе политической коммуникации занимает государственная коммуникация. Государственная коммуникация, являясь основным «регулирующим и координирующим механизмом во взаимоотношениях государства и общества, обеспечивая стабильность и эффективность функционирования общественного организма в целом» [Громова 2002, с.46], организует коммуникативное взаимодействие власти и общества, направленное на формирование конструктивного диалога с целью обеспечения легитимности существующего порядка и придания стабильности. Государство, занимающее доминирующую позицию в обществе, устанавливает принципы коммуникативной деятельности, способствующие сохранению власти и эффективной реализации управленческих функций, в том числе и в производственной, деловой сфере. На этом основании полагаем, что принципы государственной коммуникации во многом определяют внутреннюю сущность официально-деловой коммуникации и именно в детерминированности официально-деловой коммуникации общими установками государственной коммуникации, ее местом в структуре государственной коммуникации следует искать многие истоки сущностной специфики официально-деловой речи. Данное обстоятельство обусловило необходимость более детального рассмотрения феномена государственной коммуникации (такой анализ содержится в работах [Голев, Сологуб 2007; 2008]) и прежде всего ее основополагающего структурного компонента – языка.

Язык в сфере государственной коммуникации выступает в разных статусах и прежде всего – в статусе государственного языка, выполняющего различные социальные функции, например, функции обеспечения деятельности госучреждений, осуществления межнациональных и международного отношений, правовой деятельности, образования и др. Государственный язык выступает не только средством государственной коммуникации – он является и ее объектом: государство объявляет его официальный статус, регулирует его применение в социальной жизни, в том числе его отношения с другими национальными языками и функциональными разновидностями языка.

Ядерной частью государственного языка, несомненно, является юридический язык как код правовой коммуникации, наиболее масштабно реализующий в пределах государства регулятивную функцию13. Такое его положение обусловлено тем, что юридический язык задает образцы нормативности, требования которой отличаются особой жесткостью и обязательностью. Одно из главных свойств юридического языка – высокая степень легитимности, что проявляется в утверждении его статуса государственным органом, а также в придании легитимности его частным компонентам: структуре, терминологии, ее семантике (разработка текстов закона, соответствующих требованиям юридического языка, вменяется такой специальности, как юридическая техника, разрабатывающей, регламентирующей способы воплощения волеизъявления законодателя на языке, признаваемом государственным).

Другим важным компонентом государственного языка является деловой язык, посредством которого оформляются отношения служебного, рабочего характера, складывающиеся при решении производственных, административно-управленческих, коммерческих проблем, проблем бизнеса и т. д. Деловой язык лишь частично пересекается с государственным языком, в отличие от языка юридического, полностью поглощаемого последним; другая его часть распространяется на негосударственные сферы деятельности (коммерческую, бизнес-коммуникацию и др.). Авторами деловых речевых произведений выступают, как правило, отдельные лица, вступающие в партнерские отношения, при этом для них не является необходимым позиционирование своего официального статуса. Решение деловых проблем предполагает осуществление четких, слаженных, оперативных действий, и это обусловливает тот факт, что речевые произведения должны восприниматься, усваиваться так же четко и оперативно. Данное обстоятельство является основанием для формирования таких сущностных свойств делового языка, как 1) отвлечение от моментов субъективно-личностного характера (хотя при этом и не возбраняется выражение отношения к тем или иным производственным вопросам), 2) лаконизм, 3) ясность, 4) точность, конкретность. Кроме того, деловые отношения предполагают выполнение определенных исполнительских действий, что является основанием для формирования такого качества деловых текстов, как 5) предписующе-долженствующий характер.

В рассматриваемую парадигму вписывается также понятие официального языка, употребляемое в нескольких значениях14. Во-первых, официальный язык означает средство общения, используемое в институциональной коммуникации, в частности, в правовой, официально-деловой, при этом используется целая система вербальных и паравербальных средств выражения официального характера текста15. Во-вторых, официальный язык используется при установлении частных межличностных контактов (ср. выражение говорить официальным тоном); речевое поведение коммуникантов в данном случае характеризуется как подчеркнуто-вежливое, сдержанное, нейтральное. Наиболее часто термин «официальный язык» используется в значении, включающем все формы деловой коммуникации, и в этом смысле в качестве его синонима выступает термин «официально-деловой язык». В более специальном значении рассматриваемый термин используется как синоним термина «государственный язык». Официальный язык, входящий в структуру государственного языка, не покрывает, однако, его полностью, между ними устанавливаются отношения пересечения: как государственный язык может быть неофициальным (например, при осуществлении государством образовательной функции), так и официальный язык может быть негосударственным (например, при установлении официальных отношений в сфере бизнеса, при выражении межличностных отношений).

Деловой язык, служащий средством общения в административно-управленческой, производственной сферах коммуникации, включается в структуру государственного языка; деловой текст при этом приобретает качество официального документа. Формирование качества официальности деловых текстов вызвано стремлением коммуникантов повысить статус речевого произведения, а это в свою очередь связано со стремлением более эффективной реализации регулятивной функции, с повышением ответственности за управленческие и исполнительские действия. Авторами официально-деловых документов выступают не просто лица, вступающие в деловые отношения, а представители официальных инстанций либо сами эти инстанции. В данном случае, как правило, устанавливаются вертикальные отношения субординации, подчинения.

Категория официальности является базовой категорией, которая играет основополагающую роль в формировании сущностной специфики официально-деловой речи16. Такая ее роль объясняется особенностями реализации регулятивной функции в обществе, государстве, в том числе и в сфере деловых отношений. Чтобы эта функция реализовывалась эффективно, необходимо придать социальную значимость коммуникативным процессам преимущественно статусного характера, – это, на наш взгляд, и составляет основное содержание категории официальности. Таким образом, официальность есть одно из организующих начал текста, призванное придать ему значимость как инструменту регулирования общественных, государственных, производственных проблем на уровне различного ранга инстанций и должностных лиц, наделенных особыми полномочиями, и направленное тем самым на выражение статусных отношений, получающих вербальное и паравербальное оформление в рамках установленных институтом документирования правил.

В итоге соотношение между рассмотренными функциональными разновидностями языка мы можем представить следующим образом (см. рис.)17.



1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   43


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница